Linkuri accesibilitate

Франко Фраттини: «У вас есть уникальная возможность создать более светлое будущее»


Специальный представитель действующего председателя ОБСЕ по приднестровскому урегулированию Франко Фраттини

Эксклюзивное интервью спецпредставителя ОБСЕ по приднестровскому урегулированию

Спецпредставитель действующего председателя ОБСЕ по приднестровскому урегулированию Франко Фраттини считает, что международные партнеры могут помочь продвинуть процесс урегулирования, однако, окончательная ответственность – как и основная заслуга – лежит на двух сторонах, на Кишиневе и Тирасполе.

В письменном интервью корреспонденту Свободной Европы Валентине Урсу он прокомментировал опасения ряда экспертов, представителей гражданского общества и молдавских НПО, касающихся так называемых «красных линий» в урегулировании приднестровской проблемы. По мнению Фраттини, конечная цель – выработка согласованной формулы особого статуса для Приднестровья в рамках Республики Молдова, которая не ограничивает и не ущемляет суверенитет или территориальную целостность Молдовы. А поскольку «ни одно государство-участник ОБСЕ не подвергает сомнению конечный результат», то это как раз и является «одной из причин, почему процесс урегулирования является многообещающим».

Дипломат подчеркнул, что он поддерживает постоянный контакт с Миссией ОБСЕ в Кишиневе, в том числе через своего советника Альфредо Конте. Напомним, Конте посетил Молдову в конце февраля для подготовки запланированного на март визита Франко Фраттини. Конте провел ряд встреч в Кишиневе и Тирасполе, а также побывал в Комрате.

Вы недавно сказали, что итальянское председательство в ОБСЕ определило важные приоритетные направления для достижения конкретных результатов. Чего именно вы намерены достичь?

Италия приняла на себя председательство в ОБСЕ в год, который потенциально может быть очень благоприятным для процесса приднестровского урегулирования и, следовательно, для Республики Молдова. Мы будем опираться на работу предыдущих председательств – в частности, наших австрийских предшественников, при котором мы увидели пять прорывных соглашений, подписанных между сторонами в ноябре 2017 года. Эти пять соглашений уже реализованы или находятся в процессе реализации. В протоколе Венской встречи формата «5+2» стороны обязались достичь соглашений по оставшимся трем вопросам из списка приоритетов, так называемого «пакета из восьми пунктов».

Я вижу свою задачу, в тандеме с Миссией и нашими международными партнерами по процессу «5+2», в том, чтобы все восемь соглашений были реализованы в этом году. Я твердо верю в подход «снизу вверх», поскольку это способ укрепления доверия между сторонами. Доверие является ключевым компонентом решения любого конфликта. Спикер парламента Республики Молдова господин Канду недавно сказал, что на этом этапе сторонам необходимо искать практические решения: «Нужно искать точки соприкосновения и выстраивать доверие. Нужно начинать доверять друг другу, а только после этого говорить о женитьбе».

Я полностью поддерживаю этот подход – работа международных партнеров заключается в содействии этому доверию; когда доверие существует, окончательное политическое урегулирование становится возможным. Но позвольте мне подчеркнуть, что решения, ответственность и, конечно, заслуга за достижение пяти ноябрьских соглашений полностью принадлежат сторонам. Республика Молдова, будучи государством, имеет возможность продемонстрировать свою ведущую роль, чтобы обеспечить дальнейшее продвижение в процессе урегулирования.

Говорят, что Кишинев и Тирасполь приступили к осуществлению подписанных в ноябре протоколов, связанных с открытием моста возле села Гура-Быкулуй, апостилированием приднестровских дипломов, функционированием школ с обучением на латинской графике на левом берегу Днестра, а также восстановлением прав фермеров Дубоссарского района. Я недавно ездила в Дубоссары, и местные жители жаловались, что эти договоренности еще не принесли результатов. Когда мы можем ожидать, что эффект будет ощутим?

Я тот же человек, который одиннадцать лет назад, будучи вице-президентом Еврокомиссии, открыл в Кишиневе первый Единый центр выдачи виз

Также добавьте в свой список соглашение в сфере телекоммуникаций. Соглашения о школах с обучением на латинской графике, об апостилировании приднестровских дипломов и об открытии моста между селами Гура-Быкулуй и Бычок были реализованы в ускоренном темпе. Миссия ОБСЕ в Молдове ежедневно контактирует со сторонами, наблюдая за выполнением этих соглашений и помогая им по мере необходимости. Я поддерживаю постоянный контакт с Миссией, в том числе через моего советника Альфредо Конте, который недавно посетил Молдову.

Я получаю своевременную и точную информацию обо всех событиях, включая отчеты в режиме реального времени о переговорах в формате «1+1» и встречах рабочих групп. Что касается соглашения о сельхозугодьях в Дубоссарском районе, как вы знаете, оно восстанавливает механизм 2006 года, который дает фермерам из Дубоссарского района доступ и возможность обрабатывать свои участки. Благодаря регулярным контактам Миссии с Бюро по реинтеграции мы знаем, что большинство фермеров, в соответствии с восстановленным механизмом 2006 года, подали заявления приднестровским властям, чтобы получить доступ к своим землям к весенней посевной. В этом суть соглашения, и я ожидаю, что оно будет соблюдено. Миссия будет продолжать поддерживать тесные контакты с обеими сторонами и оказывать им содействие в осуществлении этого решения, подтверждающего право собственности.

Как вы оцениваете заявление гражданского общества о «красных линиях» в приднестровском урегулировании, где говорится, что власти Республики Молдова идут на уступки Тирасполю?

Общественные дебаты по вопросам, представляющим общественный интерес, являются неотъемлемой частью демократического процесса. Я могу только призвать к тому, чтобы как можно больше представителей гражданского общества участвовало в обсуждении, поскольку любое дискурс о будущем страны требует именно этого. Что касается ключевых параметров процесса приднестровского урегулирования, или красных линий, как вы говорите, они включены в мандат Миссии ОБСЕ в Молдове, впервые принятый в 1993 году и ежегодно продлеваемый всеми 57 государствами-участниками ОБСЕ.

Да, у меня хорошие отношения с господином Лавровым, как и с политиками и должностными лицами в Европе и США

В мандате четко сказано, что конечной целью процесса урегулирования является согласование формулы особого статуса Приднестровья в рамках Республики Молдова, не ограничивающей и не ущемляющей суверенитет или территориальную целостность Молдовы. Хочу подчеркнуть: ни одно государство-участник ОБСЕ не подвергает сомнению конечный результат; это одна из причин, почему этот процесс урегулирования является многообещающим. Республика Молдова обладает поддержкой международного сообщества в отношении сформулированных параметров, которые подтверждает и сама Молдова.

Вы допускаете, что быстрое урегулирование может быть неблагоприятным для функциональности Республики Молдова как государства?

Урегулирование – то есть утверждение суверенитета и территориальной целостности Республики Молдова в международно признанных границах с особым статусом для Приднестровья – по определению не может быть неблагоприятным для Республики Молдова.

Независимо от того, будет процесс быстрым или постепенным, результат будет тем же. При этом нынешний поэтапный процесс укрепления взаимного доверия, скорее всего, является оптимальным подходом. Тем «клеем», на котором будет держаться урегулирование, станет доверие, приобретенное в результате договоренностей, которые достигнуты и будут достигнуты сторонами и, что самое важное, реализованы. Стороны увидят, что не только могут жить вместе в одной стране, но и тем самым обеспечивают мир, стабильность и процветание людей на обоих берегах Днестра.

Вы сказали, что урегулирование приднестровского конфликта невозможно без поддержки России. Почему вы считаете, что Москва играет важную роль в урегулировании приднестровского конфликта? Разве роль Украины не столь же важна?

Я сказал – и считаю, – что роль России столь же важна, как и роль другого со-посредника Миссии, Украины, и других международных партнеров в процессе «5+2», а именно наблюдателей – США и Европейского Союза. Именно коллективный голос международных партнеров, начиная с Берлинской встречи формата «5+2», помог создать эту новую положительную динамику в процессе урегулирования. Международные партнеры разделяют мнение о том, что наша цель – поддержать Кишинев и Тирасполь в процессе урегулирования для продвижения на основании подхода, ориентированного на результат, и в рамках параметров, которые поддержали все 57 государств-участников ОБСЕ. Это было четко донесено до меня моими международными партнерами по формату «5+2».

Правительство Республика Молдова в процессе урегулирования продемонстрировало настоящее государственное мышление

Мы также твердо уверены, что в этом году возможны новые результаты. Но позвольте мне еще раз подчеркнуть – международные партнеры могут и хотят помочь продвинуть процесс урегулирования; вместе с тем, окончательная ответственность за продвижение, как и основная заслуга, лежит на двух сторонах.

Некоторые наблюдатели говорят о вашей личной симпатии к Владимиру Путину и о том, что вы называете министра иностранных дел России Сергея Лаврова «хорошим другом». По мнению этих экспертов, есть определенный скепсис в отношении ваших намерений действительно разрешить приднестровский конфликт. Что бы вы ответили тем, кто формирует такое общественное мнение?

За время моей политической карьеры я установил контакты с рядом политических лидеров в Европе и по ту сторону Атлантического океана. У меня широкая сеть контактов, и я считаю это преимуществом, которое поможет мне упрочить прогресс процесса урегулирования. Да, у меня хорошие отношения с господином Лавровым, как и с политиками и должностными лицами в Европе и США. В этой связи я хочу подчеркнуть, что считаю себя хорошим другом Молдовы. В те годы, когда я был министром иностранных дел Италии и вице-президентом Европейской комиссии, я возглавлял усилия, направленные на приближение Молдовы к европейской семье, где ей и положено быть.

Я тот же человек, который одиннадцать лет назад, будучи вице-президентом Еврокомиссии, открыл в Кишиневе первый Единый центр выдачи виз, который значительно облегчил процедуры визового оформления. Это открыло путь к безвизовому режиму. Я сделал это как настоящий друг Республики Молдова. Кроме того, я намерен тесно сотрудничать с каждым из международных партнеров формата «5+2». Как я уже упоминал, все мы привержены оказанию помощи сторонам в выполнении обязательств, принятых ими на себя в Венском протоколе «5+2». Это важно для улучшения жизни людей на обоих берегах Днестра и построения доверия, необходимого, чтобы прийти к окончательному урегулированию.

Вы считаете, что вывод российских войск не является приоритетным вопросом, но мнение тех, кто знаком с приднестровской темой, состоит в том, что эти войска являются дестабилизирующим фактором. Почему Россия не выполняет обязательства, которые она взяла на себя на Стамбульском саммите?

Важно уточнить, что имеется в виду, когда мы говорим о «российских войсках». Существует четкая разница между трехсторонними молдавско-российско-приднестровскими миротворческими силами и Оперативной группой российских войск (ОГРВ). Миротворческий контингент, размещенный в Зоне безопасности, действует в рамках соглашения 1992 года о прекращении огня, которое до сих пор в силе. В свою очередь, ОГРВ размещается вне Зоны безопасности и не является частью совместной миротворческой миссии. Декларация Стамбульского саммита, которую вы упомянули, относится к ОГРВ.

Я также напомню, что в сентябре прошлого года, выступая в Нью-Йорке на Генеральной Ассамблее ООН, молдавский премьер-министр Филип подчеркнул, что требование о выводе иностранных войск относится к ОГРВ, а не к российскому контингенту Объединенных миротворческих сил. В этой связи вам, возможно, известно, что в Декларации Стамбульского саммита 1999 года мандат Миссии ОБСЕ в Молдове был расширен для обеспечения координации финансовой и технической помощи в целях прозрачного вывоза и уничтожения боеприпасов и вооружений со склада в Колбасне. Часть была уничтожена или вывезена при помощи ОБСЕ до 2004 года, когда процесс был приостановлен. Позвольте мне подтвердить позицию, о которой Миссия ОБСЕ в Молдове регулярно напоминает участникам на местах: ОБСЕ по-прежнему готова сыграть содействующую роль, когда этот процесс возобновится.

Меня вдохновляет конструктивный диалог и профессиональное участие рабочих групп во главе с политическими представителями

Говоря о вопросах безопасности, я считаю важным отметить, что процесс приднестровского урегулирования связан с созданием безопасной и стабильной среды, в которой права человека могут быть свободно реализованы. Таким образом, миротворческий контингент должен не только обеспечивать безопасность, чем он занимается, но и обеспечивать свободу передвижения в Зоне безопасности. Поэтому уверен, что этот вопрос будет решен в 2018 году, поскольку он является одной из трех оставшихся проблем «пакета из восьми пунктов».

Почему так много внимания уделяется приднестровскому вопросу – и почему не говорится о конфликтах в Украине и Грузии? Может ли приднестровское урегулирование стать прецедентом для других государств региона, имеющих замороженные конфликты на своей территории?

Я как раз думаю, что именно приднестровский вопрос не получает того внимания, которое заслуживает. При этом правительство Республика Молдова в процессе урегулирования продемонстрировало настоящее государственное мышление, содействуя реалистичному прагматическому подходу, который фокусируется на решении конкретных вопросов, влияющих на повседневную жизнь людей на обоих берегах Днестра.

Кроме того, консолидированный, великодушный и практический подход к процессу урегулирования со стороны президента и премьер-министра, направленный на содействие реинтеграции страны, несмотря на их политические разногласия и статус конкурентов на выборах, заслуживает похвалы, равно как и ответное конструктивное участие нынешнего приднестровского лидера.

Я считаю, что ориентированный на результат подход на местах, а также единогласное одобрение такого подхода 57 государствами-участниками, дают надежду на то, что существует иной путь для тех, кто находится в других так называемых замороженных конфликтах, где мы видим ужасные человеческие жертвы.

Как вы представляете на практике реинтегрированную Молдову? Будет ли одна армия? Одна таможня? Одна полиция? Одна валюта?

Я думаю, что журналисты, освещающие конфликты, должны играть ключевую роль в укреплении мира

Такие вопросы должны быть частью процесса, но договариваться об этом должны стороны. Я бы добавил, однако, что не существует одной общей модели. Действительно, существует множество подходов даже среди стран Европейского союза. Результатом будет то, что лучше всего подходит для Кишинева и Тирасполя в контексте суверенитета и территориальной целостности Республики Молдова, при уверенности Приднестровья в том, что полномочия, которыми оно будет обладать в рамках своего особого статуса внутри Молдовы, будут гарантировать права человека, политические, экономические и социальные права его населения.

На какой статус мог бы рассчитывать Приднестровский регион?

И снова, это вопрос, который должны решить стороны. Статус будет основываться на параметрах согласованного конечного решения, которое было одобрено всеми 57 государствами-участниками ОБСЕ, включая Республику Молдова, и ежегодно подтверждается заявлениями Совета министров. Основной принцип заключается в том, что этот статус не будет препятствовать суверенитету и территориальной целостности Республики Молдова.

Внутри некоторых европейских стран существуют регионы, обладающие особым статусом. Например, в Италии есть провинция Альто-Адидже. Но я подчеркиваю, что это всего лишь пример, и решать это могут только стороны. В это обсуждение должны включиться соответствующие власти, чтобы обеспечить соблюдение прав и необходимых полномочий в формуле окончательного результата в основе процесса урегулирования.

Из того, что я вижу в отчетах Миссии, меня вдохновляет конструктивный диалог и профессиональное участие рабочих групп во главе с политическими представителями. В своих телефонных разговорах с ними я приветствовал их решительную приверженность поиску путей продвижения вперед, чувство ответственности за улучшение жизни людей и признание критической важности укрепления доверия. Эта эволюционирующая, позитивная динамика, я считаю, отражает приверженность нынешнего руководства обеих сторон достижению настоящего прогресса в этом процессе, и не только в этом году.

Как вы объясняете тот факт, что приднестровское урегулирование не является одним из приоритетов для граждан Республики Молдова?

Я частично коснулся этого, отвечая на ваш вопрос о гражданском обществе. Кстати, все большая вовлеченность гражданского общества в этот вопрос, все более частое освещение процесса урегулирования в прессе по сравнению с предыдущими годами, и даже это интервью – все это служит для меня показателем того, что приднестровское урегулирование, то есть реинтеграция страны, поднимается выше в списке приоритетов граждан Молдовы. Я связываю это с недавними соглашениями, которые были подписаны, реализованы и теперь приносят ощутимые выгоды населению на обоих берегах. Чем больше преимуществ люди видят, тем выше будет общественный интерес, и тем на больший прогресс в процессе урегулирования будут рассчитывать люди.

У вас есть добрая воля международного сообщества и существует международный консенсус в отношении конечного результата

Все это хорошо; это укрепляет доверие и облегчает ведение переговоров. Это создает среди населения на обоих берегах уверенность в том, что урегулирование возможно. Я хорошо понимаю, что такое процесс выборов – у нас в Италии они только что прошли, но важно, чтобы Молдова не потеряла этот импульс. Нельзя позволить, чтобы политика или выборы стали препятствием; прогресс нуждается в государственном подходе, и именно такой подход строит страну и вершит историю. Как я уже сказал, существует растущий интерес и ожидания, связанные с процессом урегулирования, которые Кишинев и Тирасполь создали своей хорошей работой. Я сделаю все возможное, чтобы обеспечить полное решение всех вопросов из так называемого «пакета из восьми пунктов» в этом году.

Какова роль средств массовой информации в сближении двух берегов Днестра?

Прежде всего, средства массовой информации должны придерживаться высокого уровня профессионализма и передавать точную, основанную на фактах и сбалансированную информацию. Я думаю, что журналисты, освещающие конфликты, должны играть ключевую роль в укреплении мира.

Во-вторых, я думаю, что важно создавать возможности для сотрудничества между журналистами обоих берегов – то, над чем работает Миссия ОБСЕ в Молдове. Работая вместе, журналисты могут способствовать лучшему пониманию проблем, с которыми сталкиваются люди в повседневной жизни на обоих берегах Днестра, и разъяснять, как именно соглашения, подписанные между Кишиневом и Тирасполем, а затем осуществленные, могут улучшить их жизнь.

Какое основное послание вы хотели бы донести до граждан Республики Молдова?

Мое послание адресовано и людям, и руководству. У вас есть добрая воля международного сообщества; существует международный консенсус в отношении конечного результата; в процессе урегулирования есть принципиально новая конструктивная динамика, которая уже принесла ощутимые плоды. Все это должно придать людям, отвечающим за принятие решений в Кишиневе, а также в Тирасполе, уверенность в своей способности достичь окончательного урегулирования. У вас есть уникальная возможность создать более светлое будущее для себя, а также дать другим людям, пострадавшим от затяжных конфликтов, надежду на то, что они могут быть разрешены.

Но вместе с возможностью приходит и ответственность. Я настоятельно призываю вас не упустить возможность продолжить укреплять доверие через соглашения и их осуществление, тем самым приближая тот день, когда будет возможно окончательное урегулирование. Я с нетерпением жду возможности узнать больше лично в ходе моего визита в конце марта, а также понять, как именно я могу помочь в достижении этой цели.

Официальный перевод Миссии ОБСЕ в Кишиневе

Pe aceeași temă

XS
SM
MD
LG