Linkuri accesibilitate

Владимир Сокор: «Молдову устраивает роль заложницы и России, и импотентной ОБСЕ»


Министры иностранных дел Молдовы и России Тудор Ульяновски и Сергей Лавров на конференции по безопасности в Мюнхене, 17 февраля 2018 г.

О мюнхенской конференции по безопасности

На международной конференции по безопасности, состоявшейся в конце прошлой недели в Мюнхене, премьер Павел Филип в очередной раз потребовал вывода российских войск из Приднестровья, но при этом подчеркнул, что Республика Молдова выступает за хорошие отношения и сотрудничество с Россией. О конференции и молдавской внешней политике Свободная Европа поговорила с аналитиком Владимиром Сокором.

Свободная Европа: Мы вновь говорим о приднестровском урегулировании, на этот раз в контексте международной конференции по безопасности, которая прошла недавно в Мюнхене с участием, в том числе, главы молдавского правительства Павла Филипа. На круглом столе, посвященном проблемам стран, расположенных между Россией и Западом, премьер повторил требование Молдовы к России о выводе войск и вывоза вооружения из Приднестровья. Этот призыв звучит уже не один год, но, похоже, здесь работает принцип «ничего не вижу, ничего не слышу, ничего никому не скажу»…

Владимир Сокор: Заявление г-на Филипа на мюнхенской конференции не принесет уважения ни со стороны России, ни со стороны западных партнеров. Это отчаянная попытка главы государства заручиться благосклонностью Москвы. Г-н Филип говорит: «Мы хотим сбалансированных дружеских отношений с Москвой. Отношений, в которых наше торговое сотрудничество не было бы политизировано, а диалог основывался на взаимном уважении. Отношений, в которых было бы ощутимо реальное желание помочь в приднестровском урегулировании».

Владимир Сокор
Владимир Сокор

На самом деле суть этого заявления в следующем: «Просим вас и умоляем: откройте российский рынок для молдавских товаров». Что же касается российских оккупационных войск, дислоцированных на территории Республики Молдова, то г-н Филип выразил надежду увидеть «желание помочь в урегулировании приднестровского конфликта и вывести с территории Республики Молдова вооруженные силы и боеприпасы». Я лично расцениваю это заявление как жест отчаяния, свидетельствующий о непрофессионализме внешней политики Кишинева на самом высоком уровне.

Украина недавно решением Верховной рады признала Россию страной-агрессором, а неподконтрольные Киеву территории на юго-востоке – оккупированными. Республика Молдова могла бы воспользоваться этим международным контекстом и последовать примеру Украины. Более того, Украина надеется, добивается, выступает с международными демаршами вместе с США – для введения международной миротворческой миссии на Донбассе, на оккупированной Россией территории.

Республика Молдова могла бы последовать ее примеру. Но она этого не делает, потому что у г-на Плахотнюка есть все основания бояться России, особенно в контексте предстоящих парламентских выборов, на которых пророссийский кандидат Игорь Додон однозначно получит хороший результат. И в значительной степени благодаря партнерству с г-ном Плахотнюком.

Свободная Европа: Вы говорите о том, чего хочет Кишинев. Я тогда спрошу: а что хочет Москва, когда идет речь о приднестровском урегулировании?

Владимир Сокор: Москва хочет и сегодня, и в обозримом будущем сохранения сложившейся ситуации. Москва не заинтересована в урегулировании конфликта между Россией и Республикой Молдова в Приднестровье. Молдова совершает стратегическую ошибку, рассматривая этот конфликт как внутренний, между Кишиневом и Тирасполем. Конечно же, это международный конфликт, межгосударственный, между Россией и Республикой Молдова; конфликт, развязанный Россией с помощью своей группы войск на территории Молдовы.

Вместо того, чтобы признать это, Молдова говорит, что речь идет о внутреннем конфликте между Кишиневом и Тирасполем, используя целиком неверную и контрпродуктивную формулировку «приднестровское урегулирование», которое скрывает факт агрессии со стороны России.

В целом, г-н Плахотнюк потерял контроль над отношениями с Россией. Это видно как из заявлений г-на Филипа в Мюнхене, так и из заявлений – там же – министра иностранных дел и европейской интеграции Тудора Ульяновски после встречи с его российским визави Сергеем Лавровым. Молдова хочет исправить отношения с Россией. Эти заявления содержат даже определенные моменты заискивания со стороны г-на Филипа и г-на Ульяновски.

Только в Молдове конфликт международного плана не признан межгосударственным, а считается локальным

«Необходимо улучшение политического диалога в целях поиска взаимовыгодных решений для развития сотрудничества», – сказал Ульяновски. Молдова просит Россию; Молдова говорит о стратегическом партнерстве с Россией. Разумеется, все это фикция, но Кишинев цепляется за нее, боится отказаться от фикции стратегического партнерства с Россией. В то время как Украина открыто признает Россию агрессором и оккупантом, а Молдова цепляется за фикцию стратегического партнерства с Россией и просит «улучшать отношения».

Свободная Европа: Г-н Сокор, но вы согласны с тем, что молдавско-российское сотрудничества – тема достаточно сложная?

Владимир Сокор: Никто и не спорит, вопрос очень непростой, прежде всего потому, что Республике Молдова не удалось провести внутренние реформы и обеспечить свою экономическую независимость от России. Молдова по-прежнему экономически зависима от России и отчаянно пытается добиться открытия российского рынка для молдавских товаров, которые на международном рынке не отличаются высокой конкурентоспособностью.

Г-н Плахотнюк надеялся, что Игорь Додон откроет российский рынок и предоставит ему, Плахотнюку, политический рычаг для примирения с Кремлем. Этим объясняется тот факт, что г-н Плахотнюк привел г-на Додона в кресло главы государства в ноябре 2016 года. Этим объясняется и политическое партнерство между ними по изменению формулы выборов, чтобы обеспечить двухпартийную систему в стране и разделение власти между демократами и социалистами. Именно на это рассчитывал г-н Плахотнюк – на примирение с Россией, и приднестровское урегулирование – это другой путь, с помощью которого он пытается добиться своих целей.

Если бы Кишинев был серьезно настроен в отношении Приднестровья, он не стал бы в ноябре-декабре прошлого года подписывать в Бендерах и Вене известные протокольные решения, в соответствии с которыми Республика Молдова предоставляет Тирасполю элементы суверенитета. Это еще одно подтверждение намерений г-на Плахотнюка «помириться» с Москвой ценою так называемого приднестровского урегулирования, что на самом деле можно рассматривать как медленную суверенизацию Тирасполя.

Свободная Европа: Кстати, ряд общественных организаций Молдовы подписали петицию, в которой выразили обеспокоенность по поводу симптомов процесса приднестровского урегулирования и призвали власть не переходить за так называемые «красные линии», не идти на уступки в ущерб национальным интересам.

Владимир Сокор: «Красной линией» на этом этапе и является постепенная суверенизация Тирасполя с помощью политики так называемых малых шагов.

Кишинев продолжает твердить о стратегическом партнерстве с Россией и не признает ее оккупантом и агрессором

Допуск приднестровских автомобилей к международному движению, восстановление телефонной связи, признание дипломов, выданных так называемым «приднестровским государственным университетом» – при том, что этот «госуниверситет» является частью, представителем так называемого русского мира и ведет в Приднестровье пропаганду за присоединение региона к политическому и культурному концепту «русский мир»...

Свободная Европа: Но эти шаги, о которых вы говорите, направленные на сближение двух берегов Днестра, приветствуют и Соединенные Штаты, и Евросоюз, и ОБСЕ.

Владимир Сокор: Речь не идет о сближении двух берегов. Речь об односторонних уступках со стороны Кишинева, которые постепенно, мелкими шагами, ведут к суверенизации Приднестровья.

Свободная Европа: Почему тогда участники формата «5+2» приветствуют шаги, а вы критикуете?

Владимир Сокор: Не я один критикую. Лично вы, Валентина, говорили, что и ядро прозападного сегмента молдавского общества критикует политику малых шагов. Молдавской дипломатии не удалось убедить западных коллег подходить к российско-молдавскому конфликту самым серьезным образом, в соответствии с интересами Республики Молдова. Западная дипломатия по-прежнему считает этот конфликт локальным.

Молдова – единственная страна бывшего СССР, жертва российской агрессии; только в Молдове конфликт международного плана не признан межгосударственным, а по-прежнему считается локальным.

Что касается конфликта между Россией и Грузией в Абхазии и Южной Осетии, конфликта между Россией и Украиной в Крыму и Донбассе, конфликта между Арменией, которую поддерживает России, и Азербайджаном – все эти конфликты официально признаны международными, межгосударственными.

Только Республика Молдова оказалась – по собственной вине! – в ситуации, когда конфликт признан локальным. В результате Россия уходит от ответственности, и ее, как оккупанта, не привлекают к ответственности ни Кишинев, ни международная дипломатия. И международная дипломатия этого не сделает до тех пор, пока молчит Кишинев.

Свободная Европа: С трибуны Генассамблеи ООН президент Литвы Даля Грибаускайте заявила, что оккупированные территории в Украине, Грузии и Молдове – это преступления, в отношении которых нельзя закрывать глаза. Кому она это адресует?

Владимир Сокор: Вы совершенно правы. Но говорит-то не Кишинев. Говорит Литва вместо Молдовы!

Свободная Европа: А если бы заговорил Кишинев, ситуация изменится?

Владимир Сокор: Кишинев должен был заговорить таким тоном еще, как минимум, лет двадцать назад. Но он этого не сделал – не делает этого и сегодня.

Молдова становится разменной монетой на международном уровне, объектом купли-продажи

Кишинев продолжает твердить о стратегическом партнерстве с Россией и не признает ее оккупантом и агрессором. И молдавской власти будет все труднее и труднее выработать правильную позицию, соответствующую национальным интересам. Потому что в ноябре грядут выборы, и Партия социалистов Игоря Додона получит хороший результат благодаря поддержке партии Плахотнюка.

Есть два направления, с помощью которых г-н Плахотнюк пытается помириться с Москвой: односторонние уступки в пользу Приднестровья, с постепенной суверенизацией региона, и политическое и стратегическое партнерство с г-ном Додоном на внутреннем уровне, с разделением власти между ними и попытками маргинализации проевропейских партий – вплоть до вытеснения их с политической сцены.

Свободная Европа: В Молдове ждут визита представителя ОБСЕ по приднестровскому урегулированию Франко Фраттини. Известно, что в Вене на ежегодном совещании ОБСЕ приветствовала подписанные между Кишиневом и Тирасполем договоренности и назвала их значительным прогрессом. Франко Фраттини хочет придать новый импульс диалогу между Кишиневом и Тирасполем?

Владимир Сокор: Г-н Фраттини, по своим собственным оценкам, друг Кремля и России, друг Путина, друг Лаврова, а также друг итальянского друга Путина и Лаврова – Берлускони. ОБСЕ нельзя доверять! ОБСЕ полностью себя дискредитировала своим поведением в конфликте в Грузии, прежде всего, а также и в Украине, где Россия играет с нею как кошка с мышью – благодаря своему праву вето в организации.

Республика Молдова – последняя страна в Европе или бывшем Советском Союзе, где ОБСЕ еще играет чисто формальную роль в урегулировании конфликта. У ОБСЕ нет ни сил, ни возможностей, ни необходимого статуса для того, чтобы хоть немного помочь Молдове в отношении России. А саму Молдову устраивает роль заложницы и России, и импотентной ОБСЕ.

Свободная Европа: И у Молдовы нет друзей, которые могли бы ей помочь урегулировать приднестровский вопрос?

Паспортизация местного населения Россией лишена юридической силы

Владимир Сокор: Она могла бы их иметь, но не сделала для этого всего, что могла. А тех, кого она сумела заслужить, умудрилась уже потерять. Кишинев потерял друзей в расплату за свою трусость, малодушие, готовность расшаркиваться перед Москвой, за свое нежелание, неспособность защитить национальные интересы. Кроме того, Кишинев лишился и т.н. демократического аргумента перед Тирасполем и Москвой. Еще несколько лет назад, когда у Молдовы была репутация демократического государства со свободными и честными выборами, с чередующейся властью, за ней был и демократический аргумент. Нельзя было требовать от демократической Молдовы, какой она была в то время, идти на односторонние уступки перед Москвой и Тирасполем.

Демократия на внутреннем уровне давала Молдове право рассчитывать на помощь Запада. А сейчас это право утеряно на фоне взрыва коррупции, произошедшего частично после 2009 года, а особенно после 2013-2014 гг.

Запад потерял в ее лице примерного ученика, интересы которого можно и нужно было защищать перед Россией и Тирасполем. В этой ситуации Молдова становится разменной монетой на международном уровне, объектом купли-продажи – в худшем случае. А в лучшем становится плохим, ленивым ребенком, от которого отвернулись его опекуны.

Свободная Европа: Россия утверждает, что в Приднестровье проживают 180 тыс. ее граждан – из 300-350 тыс. всего населения региона, по данным официального Кишинева. И ежегодно тысячи жителей региона получают российское гражданство. Недавно председатель парламента Андриан Канду обвинил Россию в том, что она выдает жителям Приднестровья паспорта, в которых местом рождения указана не Республика Молдова, а «приднестровская молдавская республика». Как вы расцениваете эту ситуацию?

Владимир Сокор: Паспортизация местного населения Россией лишена юридической силы и может иметь какие-то последствия разве что в чисто символическом или даже политическом плане, так как Россия может претендовать на защиту этого населения и его прав. Но в юридическом смысле паспортизация не имеет никаких последствий – если ее не признает Республика Молдова.

Кишиневу надо бы вовсю протестовать, заявлять на весь мир, что Республика Молдова не намерена признавать эту паспортизацию. Если же Кишинев этого не делает, если своим молчанием – которое, как известно, есть знак согласия, – то он дает России возможность в перспективе претендовать на особое право – по защите граждан, проживающих в Республике Молдова с российским паспортом. Знакомый сценарий? Точно такую же модель мы все видели несколько лет назад на грузинской территории, в Абхазии и Южной Осетии.

Прямые контакты с Красносельским и Гушаном, которыми хвастал Плахотнюк, ведут к односторонним уступкам

Разница между этими двумя ситуациями состоит в том, что у Республики Молдова нет общей границы с Российской Федерации. Украина по сути является для Молдовы щитом, на случай физического вторжения со стороны России. Такой сценарий невозможен, но, тем не менее, молчание Кишинева просто преступно.

Свободная Европа: Официальный Кишинев отозвал своего посла в Москве Андрея Негуцэ для консультаций, и тот уже довольно долго находится здесь. Как вы оцениваете отзыв главы дипмиссии?

Владимир Сокор: Г-н Плахотнюк упустил ситуацию, потерял контроль над отношениями с Россией. Вспомним слова румынского аналитика Дана Дунгачиу. Он удачно сравнил г-на Плахотнюка с фокусником, который пытается одновременно жонглировать несколькими шарами: отношениями с Россией, отношениями с Западом, Европейским союзом и США, а также отношениями с Румынией. Но он уронил шар отношений с Россией. До лета прошлого года тот весело кружился в воздухе, а Плахотнюка и Додона связывало политическое партнерство – они делили власть в соответствии с новым законодательством о выборах. Но Плахотнюк совершил ряд неловких, импульсивных движений – и потерял контроль над отношениями с Россией.

Послом в Москве Андрея Негуцэ назначило правительство, контролируемое Плахотнюком, в результате договоренности с г-ном Додоном. Плахотнюк и Додон разделили между собой несколько должностей послов, и г-ну Негуцэ досталось посольство в Москве. Его отзыв свидетельствует о том, что отношения с Москвой вышли из-под контроля г-на Плахотнюка, который допустил ряд промахов, и это свело на нет его попытки помириться с Москвой.

Сейчас на конференции в Мюнхене мы все услышали заявления г-на Филипа, и г-на Ульяновски – они отчаянно пытаются исправить ситуацию, спасти отношения с Россией, испорченные импульсивными выходками Плахотнюка. И второй показатель, который свидетельствует о желании исправить отношения с Россией, – это прямые переговоры с Тирасполем. Прямые контакты с Красносельским и Гушаном, которыми хвастал сам г-н Плахотнюк, ведут к односторонним уступкам Приднестровью.

Opinia dvs.

Arată comentarii

Pe aceeași temă

XS
SM
MD
LG