Linkuri accesibilitate

Аннели Уте-Габани: «Украина могла бы опрокинуть расчеты г-на Фраттини»


Тирасполь

Президент Республики Молдова и правительство занимают разные позиции в вопросе о принципах урегулирования и о статусе приднестровского региона. В чем именно состоят отличия – официально не сообщается. Как заявил глава государства в интервью Свободной Европе, любое политическое решение должно исходить от официального Кишинева, но оно должно устроить как Россию, так и Запад. Которым, как считает Игорь Додон, «необходимо продемонстрировать историю успеха в этом регионе». Корреспондент Свободной Европы Валентина Урсу попросила немецкого политолога Аннели Уте-Габани оценить усилия, предпринятые в последнее время по разрешению приднестровского конфликта.

Свободная Европа: Мы говорим о контексте приднестровского урегулирования. В последнее время все чаще стали звучать голоса, что этот конфликт разрешим. Среди них и новый спецпредставитель ОБСЕ по приднестровскому урегулированию, бывший министр иностранных дел Италии и бывший вице-председатель Еврокомиссии, известный политик Франко Фраттини. При назначении на эту должность он заявил российским СМИ, что надеется на позитивный вклад Российской Федерации в решение приднестровского конфликта. Насколько этот посыл оптимистичен?

Аннели Уте-Габани: С тех пор, как ОБСЕ занимается приднестровской проблематикой, то есть с 1993 года, каждая страна, к которой переходил по ротации мандат председателя, более или менее громко заявляла о том, что с ее приходом в процессе приднестровского урегулирования наступила золотая эра, и конфликт будет решен.

То, что сегодня говорит г-н Фраттини, сильно напоминает о другом событии – 2010-го года – и эйфории вокруг мезебергского соглашения, когда Ангела Меркель уверенно заявила, что в случае успешного сотрудничества ЕС и России приднестровский вопрос может стать моделью для урегулирования других более или менее затяжных конфликтов по периметру бывшей советской империи. Так что это дежавю.

Свободная Европа: Но г-н Фраттини подчеркивает, что у него хорошие и проверенные временем отношения с представителями Российской Федерации, которая, по его словам, может сыграть фундаментальную роль в приднестровском урегулировании. Он ничего не сказал о возможной роли Украины, которая, по всем показателям, сейчас больше всех заинтересована в том, чтобы решение приднестровского конфликта было найдено…

Аннели Уте-Габани: Да, разумеется, потому что остальным участникам формата «5+2» г-н Фраттини отводит второстепенную роль. Если взять Россию, то в переговорном процессе она присутствует дважды – и в контексте ОБСЕ, как член организации, и как участник формата «5+2». Но Украина, разумеется, могла бы стать тем государством, которое в состоянии опрокинуть все расчеты Фраттини.

В 2003 году, когда появился меморандум Козака, Молдова спаслась буквально в последний момент

Потому что Украина не признает оккупацию де-факто своих восточных территорий, не говоря уже о Крыме, и в этом контексте для Украины, как, впрочем, и для многих наблюдателей, восточные территории Украины, Донецк и Луганск, – это второе Приднестровье в процессе становления.

Свободная Европа: Когда г-н Фраттини говорит о значении вклада российской стороны в приднестровское урегулирование и напоминает, что Сергей Лавров – его друг, не подразумевает ли это, что у него хорошие отношения и с Владимиром Путиным и что, возможно, что-то замышляется?

Аннели Уте-Габани: Такой подход несовместим с принципами дипломатии, когда та или иная организация, которая по своему статусу должна быть беспристрастной, оказывает предпочтение одной из сторон, одному из участников процесса. Но, думаю, вы хотите знать мое мнение о том, не собирается ли Запад в лице г-на Фраттини сотрудничать с Россией в ущерб национальным интересам Республики Молдова? Я правильно поняла ваш вопрос?

Свободная Европа: Именно к этому мне хотелось бы прийти, особенно если учесть, что президент Игорь Додон в студии Свободной Европы говорил о необходимости истории успеха между Западом и Российской Федерацией в этом регионе. По мнению Додона, это становится все более реальным.

Аннели Уте-Габани: Да, я говорила – его слова буквально повторяют то, что пытались сделать тогда Меркель и Медведев, который в то время был президентом России: создать некую модель урегулирования и для других существующих конфликтов.

Разумеется, г-н Додон в этом интервью, довольно интересном, кстати, показал, что он мыслит в тех же категориях относительно Запада и России. То есть, налицо достаточно четкая поляризация, которую и была призвана преодолеть такая многонациональная организация, как ОБСЕ. Г-н Додон опять возвращается к этой идее, которая, если честно, на уровне формата «5+2» и так всегда присутствовала.

Свободная Европа: Вы допускаете, что Молдову могут «прижать к стене» с двух сторон – и Запада, и Востока?

Аннели Уте-Габани: Такой прецедент уже есть. В 2003 году, когда появился нашумевший меморандум Козака, Молдова спаслась буквально в последний момент, и России не удалось решить эту проблему исключительно в своих интересах. И здесь я бы уточнила один момент: этот конфликт имеет действительно больше значение, так как речь идет не только об интересах России, и даже не только об интересах Молдовы с Приднестровьем. Речь идет о региональных интересах, с участием, например, Украины, в некотором роде и Румынии. Иными словами, этот конфликт важен и для Европы, потому что он тлеет на границе Евросоюза и НАТО – и бывшей советской империи.

Руководство Украины могло бы стать хорошим посредником, потому что Украина прекрасно знает всю подноготную конфликта

На личном опыте я не раз убеждалась в том, что очевидные факты порой оцениваются противоречиво, что проблемы видятся по-разному… Например, каждый раз мы возвращается к федерализму, который многие западные государства рассматривают как святая святых, в том числе не только Германия, но и Австрия, и другие.

Поэтому я и говорю – Молдове надо быть предельно внимательной: и аналитикам, и гражданскому обществу, и прессе, и особенно – парламентариям и тем, кто принимает решения, – всем необходимо проявить бдительность и не допустить пересмотра Конституции Республики Молдова, пресечь любые попытки навязать определенные сценарии, противоречащие ее интересам.

Свободная Европа: А Украина? Сепаратизм нанес ей страшный удар – какой вы видите ее роль, ее вклад в урегулирование приднестровской проблемы?

Аннели Уте-Габани: Роль Украины на данный момент благоприятная, в отличие от других периодов; и она могла бы объединить свои усилия с Западом, тем более сейчас. Руководство Украины могло бы стать хорошим посредником, особенно на дипломатическом уровне, и разъяснять Западу, о чем идет речь. Потому что Украина прекрасно знает всю подноготную этого конфликта.

Свободная Европа: Вы разделяете оптимизм тех, кто предрекает скорую развязку приднестровского конфликта?

Аннели Уте-Габани: Отнюдь, отнюдь! Интересы России и Приднестровья в этом смысле совпадают, и все мы видим, как эффективно они взаимодействуют в этом направлении. Приднестровье и Россия не согласятся на решение, которое противоречит интересам России в регионе. Сложившийся на данный момент статус-кво работает на признание «независимости» Приднестровья и на дальнейшее отдаление, отчуждение населения двух берегов Днестра. Пусть вариант «а-ля Козак» и не рассматривается, но ситуация – в пользу России и Приднестровья.

Россия готова использовать не самую чистоплотную пропаганду и дезинформацию

Свободная Европа: Но Россия, учитывая конфликт с Украиной, а также возможное получение Владимиром Путиным очередного мандата главы государства, могла бы поступиться своими интересами в этом регионе и сосредоточиться на других проблемах? Ведь ей тоже нужна история успеха.

Аннели Уте-Габани: Во-первых, Россия инвестирует все меньше финансовых средств в Приднестровье…

Свободная Европа: И говорят, что у России никогда не было претензий по поводу того, что экономические агенты левобережья Днестра наращивают экспорт на европейский рынок?

Аннели Уте-Габани: А с чего бы ей быть против, раз это позволяет как-то скрыть угрозу обострения нищеты в условиях снижения поддержки со стороны самой России? Иными словами, логика России примерно следующая: «Если они [Приднестровье] могут решать часть своих проблем и другими способами, – что ж, тем лучше».

Свободная Европа: И последний вопрос: Путин не захочет укрепить свой авторитет за счет того, что позволит решить приднестровский вопрос?

Аннели Уте-Габани: Лично я не вижу такого желания со стороны Путина. Думаю, Путин – и Запад вполне это осознает – гораздо более заинтересован в другом: как бы повлиять на выборы в странах Евросоюза, повлиять на правительства, на гражданское общество этих стран, чтобы вызвать симпатию к себе.

Для этого Россия готова использовать, в том числе, и не самую чистоплотную пропаганду, и дезинформацию – публика давно уже раскусила ее методы, еще два года назад их официально признали коллеги из Брюсселя. Поэтому ясно одно: Россия будет выстраивать свой позитивный имидж другими методами, и думаю, ради этого она не станет торопиться с решением приднестровской проблемы.

Pe aceeași temă

XS
SM
MD
LG