Linkuri accesibilitate

История последних лет существования Советского Союза неразрывно связана с двумя словами: перестройка и Горбачев. Анализ действий первого и последнего президента СССР рано или поздно приводит нас к вечному спору о роли личности в истории. Мы, наверное, так и не придем к пониманию того, благодаря кому или чему Союз пришел к своему печальному финалу: Горбачев ли запустил механизм, вышедший потом из-под контроля, или это был закономерный неумолимый ход Истории. Так или иначе, трудно не заметить, что 85-летний Горбачев до сих пор вызывает жгучую ненависть едва ли не 90% населения бывшего Союза.

Я воздержусь от пересказа «общечеловеческой» части биографии последнего советского генсека. Меня в данном случае интересует только одна деталь: он родом из Ставропольского края. Это ключевой момент, и уважаемые читатели скоро поймут почему. Восхождение Михаила Горбачева на самую вершину советского Олимпа началось в 1978 году. Выходец из одного из ведущих сельскохозяйственных регионов СССР был обречен на курирование аграрной сферы, где, в общем-то, преуспел. И когда в 1978 году из жизни ушел тогдашний секретарь ЦК КПСС по сельскому хозяйству, член Политбюро Федор Кулаков, наиболее подходящей кандидатурой оказался первый секретарь Ставропольского крайкома КПСС Михаил Сергеевич Горбачев. Нужно также понимать, что благодатный край был не только советской житницей, но и средоточием курортов, на которых любила отдыхать партийная и хозяйственная элита. Соответственно, хозяин Ставрополья регулярно принимал первых лиц из Москвы, и это не могло не сказаться благотворно на его карьере.

Первый шаг на пути к переезду из Ставрополя в Москву был сделан в августе 1968 года, когда Горбачев стал вторым секретарем крайкома КПСС. Его начальник Леонид Ефремов, как пишут историки, не особо жаловал своего подчиненного, которого ему фактически навязали из Москвы. По иронии судьбы, тот самый Кулаков, который до Ефремова возглавлял Ставропольский край, рассматривал Горбачева как одного из наиболее перспективных партийных работников. «Федор Давыдович [Кулаков], передавая дела преемнику, назвал в числе перспективных партийных работников заведующего отделом партийных органов крайкома М. С. Горбачева. Но Л. Н. Ефремову он не понравился, хотя из Москвы при каждой заметной вакансии шли настоятельные рекомендации о выдвижении М. С. Горбачева», - говорится в статье (Гаврилюк А.В. «Л. Н. Ефремов: Политический портрет первого секретаря Курского обкома КПСС». Из: Ученые записки: электронный научный журнал Курского государственного университета, 2011, №3(19), Т.2, с. 24 http://scientific-notes.ru/pdf/021-030.pdf)

Кто же тот настойчивый человек из Москвы? Уж не Юрий ли Андропов, тоже уроженец Ставрополья?

«Андропов давно заприметил Горбачёва и всячески его поддерживал и продвигал… Горбачёв рассматривался на должность главы Управления КГБ по Ставропольскому краю, но председатель КГБ Семичастный решительно высказался против его кандидатуры. А в 1969 году, когда Андропов был уже Председателем КГБ СССР, рассматривался вопрос о назначении Горбачёва на должность заместителя Председателя КГБ СССР. И хотя инициатива эта исходила от самого Андропова, кандидатуру Горбачёва всё-таки отвели. Тем не менее, Андропов добился его перевода в Москву», - рассказывает историк Игорь Фроянов (Отступать некуда, позади страна. Из: «Литературная газета», №18 (6320), 4 мая 2011 г. http://old.lgz.ru/article/16026/).

А в сентябре 1978 года в Минеральных Водах произошла историческая «встреча четырех генсеков». Ехавший из Москвы в Баку на поезде Леонид Брежнев в сопровождении Константина Черненко был встречен на перроне Михаилом Горбачевым и находившимся там же на отдыхе Юрием Андроповым. Была ли эта встреча случайной или нет, не столь существенно, но после смерти Кулакова генсек ЦК КПСС Брежнев стал перебирать разные варианты и в итоге остановился на Горбачеве. И произошло это уже в ноябре 1978 года.

«Правда, есть и возражения, хотя большинство говорят, что он [Горбачев] стоящий партийный руководитель. Вернусь в Москву – всё взвесим», - сказал Брежнев главному кремлевскому врачу Евгению Чазову. Сразу после тот отправился на соседнюю дачу, где находился Черненко, и рассказал о возможности назначения Горбачева. «Из этого разговора я понял, что Черненко не знает о том, что выдвижения Горбачева добивается Андропов. Кстати, о наших дружеских отношениях с Горбачевым Черненко не знал и позднее, когда стал генеральным секретарем», - пишет далее Чазов. По возвращении в Москву он рассказал Андропову о беседах с Брежневым и Черненко. И главный чекист «не скрывал своего удовлетворения тем, что Брежнев думает выдвинуть на пост секретаря ЦК М. Горбачева» (Чазов Е.И. Рок – Москва, 2001 http://www.e-reading.club/chapter.php/1023237/3/Chazov_-_Rok.html).

Итак, Михаил Горбачев переехал из Ставрополя в Москву. Как выяснилось, его успехи на малой родине не были «конвертированы» в успехи на посту куратора ЦК по аграрному сектору. Дадим слово Виктору Гришину, всесильному первому секретарю Московского горкома. «Я никогда не слышал из его [Горбачева] уст каких-либо новаторских предложений, несогласия по какому-либо вопросу. Если он и выступал на Политбюро по вопросам с/х, то выступления были, как правило, серенькие, поверхностные, не содержащие каких-либо предложений по кардинальному улучшению работы на том участке, за который он отвечал. Складывалось впечатление, что он ни с кем не хотел портить отношения», - писал коммунист-ортодокс (Гришин В. В. Генсеки СССР. Политические портреты пяти генсеков – Москва, «Алгоритм», 2013).

Как мы, однако, понимаем, в Москве отнюдь не сельское хозяйство было главным вопросом. Брежнев стремительно дряхлел, и борьба за власть в Кремле и на Старой площади развернулась в полную силу. Как ни странно, неофициальный куратор Горбачева, Юрий Андропов, несколько отдалился от своего протеже – видимо, чтобы не давать соперникам, не любившим молодого ставропольца, повода подсиживать шефа КГБ. После череды «удобных смертей» на вершине Олимпа Андропов максимально укрепился за спиной Брежнева, заодно поддерживая Горбачева, который в 1980 году стал еще и членом Политбюро. Когда Брежнев умер и Андропов занял его место, формальным вторым человеком стал Константин Черненко, но Горбачеву было поручено вести заседания Секретариата ЦК КПСС – более чем мощная должность. Кроме того, Горбачева опекал могущественный министр обороны Дмитрий Устинов.

После смерти самого Андропова в феврале 1984 года карьера Горбачева повисла на волоске – новый генсек Черненко его недолюбливал, а такие влиятельные фигуры, как Николай Тихонов (преемник Косыгина на посту председателя Совета министров СССР), Григорий Романов (первый секретарь Ленинградского горкома) и упомянутый Виктор Гришин, стремились «задвинуть» Горбачева подальше. Им это, в общем-то, удалось. «На первом же заседании Политбюро (23 февраля 1984 г.) после избрания Черненко Генсеком, председатель Совета министров СССР Н. Тихонов возразил против предложения о том, чтобы Горбачев вел заседания Секретариата, а в отсутствие Генсека – и заседания Политбюро. Его молчаливо поддержал Черненко, который Горбачева недолюбливал. Спорный вопрос был решен только после вмешательства Устинова, который заставил Черненко подтвердить за Горбачевым право вести Секретариат. Но официально решение об этом Политбюро не принимало, и Константин Устинович не позволил Горбачеву занять кабинет Суслова», - говорится в материале «Горбачев: как он пришёл» (http://www.stoletie.ru/versia/gorbachev_kak_on_prishol_2012-03-11.htm).

Более того, Черненко распорядился расследовать ставропольские дела Горбачева, была даже создана следственная бригада, которую, по некоторым сведениям, лично курировали шефы КГБ и МВД – соответственно, Чебриков и Федорчук. Но стремительное ухудшение здоровья не позволило очередному кремлевскому старцу Черненко довести дело до конца. Как говорилось в анекдоте тех лет, «товарищи, вы будете смеяться, но Черненко тоже умер». Случилось это 10 марта 1985 года.

И тем же вечером (по другим данным, днем 11 марта) состоялось экстренное заседание Политбюро. По свидетельству генерала М. Докучаева, заместителя начальника 9-го Главного управления КГБ (охрана первых лиц), первым выступил Романов, который сослался на завещание Черненко и предложил кандидатуру Гришина. Против этого возразил Андрей Громыко, который заявил, что «хватит нам гробы носить», и настоял на кандидатуре Горбачева. Вероятно, «Мистер Нет» намекал на возраст Гришина, которому было уже за семьдесят. К тому же Громыко был соратником Устинова, а вместе с Андроповым они когда-то составляли могущественный триумвират. Так или иначе, предложение Громыко было поддержано с перевесом всего в один голос. И новым генеральным секретарем ЦК КПСС был избран 54-летний Михаил Сергеевич Горбачев. Дальше мы всё знаем. Или почти всё…

Продолжение следует

Часть 1

Часть 2

Часть 3

Часть 4

Часть 5

Часть 6

Часть 7

* Мнения автора, высказанные в блоге, не обязательно совпадают с позицией редакции Radio Europa Libera

XS
SM
MD
LG