Linkuri accesibilitate

Отдельную «песнь» надо посвятить советской партийной и чиновничьей верхушке, которую по привычке именовали номенклатурой. Этому вопросу посвятил свой фундаментальный труд советский философ и историк Михаил Восленский. Лейтмотив его труда прост и понятен советским людям; его можно было бы выразить ленинской формулой «страшно далеки они от народа» (из статьи «Памяти Герцена, 1912 г.).

Вот лишь один абзац из книги Восленского: «Средний статистический советский рабочий и служащий получает 257 рублей в месяц. Зарплата завсектором ЦК 700 рублей в месяц. Один из 12 месяцев в году он проводит в отпуске (отпуск в ЦК – 30 дней + дни, затраченные на проезд к месту отдыха и обратно, отпуск для рядового трудящегося – 12-18 рабочих дней в год). Уходя в отпуск, завсектором получает не только двенадцатую, но одновременно и тринадцатую зарплату – дополнительно 700 рублей якобы «на лечение». Однако ни на лечение, ни вообще на отпуск он никаких денег не тратит. Ему дается бесплатная месячная путевка в санаторий ЦК или Совета Министров. Путевка в тот же санаторий предоставляется со значительной скидкой его супруге, а детки отправляются в отличный пионерский лагерь ЦК. Значит, фактически 13-месячная зарплата завсектором раскладывается на 11 месяцев в году. Получается 827 рублей 30 копеек в месяц» (Восленский М.С. Номенклатура – Москва, 1991. – c. 274).

По иронии судьбы, советская власть, антагонист капитализма, в итоге выродилась в ту же капиталистическую элиту, против которой была призвана бороться. Советская партийная, правительственная и хозяйственная номенклатура обзавелась прислугой, охраной и всякими «спец-»: дачами, санаториями, столовыми, путевками, магазинами и т.д. Формальные проводники социального равенства в «государстве рабочих и крестьян» ежедневно это равенство попирали, не забывая клеймить загнивающий Запад. «Страшно далеки они от народа», не правда ли?

Но почему же это стало возможным? Немецкий историк Вилли Дикхут полагает, что отправной точкой «капитализации» Советского Союза стал памятный ХХ съезд КПСС. Он запомнился, прежде всего, разоблачением культа личности Сталина, но историк обращает внимание на другие аспекты. «XX съезд КПСС в феврале 1956 г. был отправной точкой фундаментального изменения социалистического общества Советского Союза. Существовавшая в течение долгого времени прослойка мелкобуржуазных бюрократов в партии, государственном аппарате и хозяйстве захватила под руководством Хрущева политическую власть, чтобы уничтожить диктатуру пролетариата и заменить ее антинародной диктатурой нового класса эксплуататоров», - писал Дикхут в книге «Реставрация капитализма в СССР» (издана в России в 2004 году).

Однако известный российский журналист Вячеслав Костиков, бывший пресс-секретарь Бориса Ельцина, в своем исследовании пишет, что отрыв элиты от народа стал происходить буквально в первые годы существования советской власти. «В середине 20-х годов, когда пресса еще не была полностью монополизирована номенклатурой, центральные газеты в большом количестве помещают горькие письма рядовых коммунистов по поводу выдвиженцев и нового стиля партийной работы. Рабочие пишут о том, что партийные разучиваются сами думать, боятся что-либо «ляпнуть» до указания сверху, что при команде сверху донизу масса партийной жизнью не живет и в силу этого выпирает казенщина, официальный дух с циркулярами... Развиваются наушничество, подхалимство и на этой почве — карьеризм», - пишет автор (Костиков В.В. Блеск и нищета номенклатуры – Москва, «Правда», 1989. – с. 7).

О том же говорится в работе двух историков – Татьяны Коржихиной и Юрия Фигатнера. «Постоянный партийный контроль за выдвижением и назначением практически на все влиятельные посты и должности во всех сферах деятельности позволял обеспечить бесперебойное функционирование механизмов власти. Номенклатурный способ руководства окончательно сложился к концу 1930-х годов, а в дальнейшем лишь модернизировался», - пишут они (Коржихина Т.П., Фигатнер Ю. Ю. Советская номенклатура: становление, механизмы действия // Вопросы истории, 1993, № 7 – с. 29). Им вторит доктор исторических наук Владимир Шестаков: «Построив господство на прежних принципах, хотя и в новом обличье, большевистская правящая верхушка заложила основы своего перерождения» (Безбородов А., Елисеева Н, Шестаков В. Перестройка и крах СССР. 1985-1993 – Санкт-Петербург, «Норма», 2010 – с. 8).

Однако вернемся в 70е годы, которые мы условились считать рубежными перед началом конца СССР. Кандидат исторических наук Андрей Фурсов пишет о перестройке, но в предыстории рассматривает проблему номенклатуры. «При Хрущёве и Брежневе номенклатура боролась за обеспечение гарантий своего существования. В ходе борьбы кое-что перепадало не только ее прилипалам (торгаши, «интеллектуха»), а и населению – от квартир в «хрущобах» и участков в шесть соток до низкой квартплаты, возможности работать, не напрягаясь», - пишет историк (Фурсов А.И. Мифы перестройки и мифы о перестройке – Социологические исследования – Москва, 2006, № 1 – с. 32.)

Продолжение следует…

Часть 1

Часть 2

XS
SM
MD
LG