Linkuri accesibilitate

Виктор Кирилэ: „Кишинев выдержал берлинский раунд”


Виктор Кирилэ

Виктор Кирилэ

Интервью с исполнительным директором Ассоциации по внешней политике.

Недавний берлинский раунд переговоров в формате „5+2” по приднестровскому урегулированию показал насколько шаткой может быть позиция Кишинева в определенных ситуациях. Так или иначе, критические высказывания экспертов и их опасения поднимают ряд вопросов, в том числе о шансах Республики Молдова добиться справедливого разрешения конфликта на своих восточных территориях. Об этом беседа с исполнительным директором Ассоциации по внешней политике Виктором Кирилэ.

Свободная Европа: Г-н Кирилэ, берлинский раунд переговоров в формате 5+2 завершился – как вы уже отмечали в специальном комментарии на эту тему – „компромиссным протоколом”, который не приведет к непоправимому ущербу для Республики Молдова. И еще вы говорили, что „в Берлине Молдова избежала серьезной катастрофы”. Не могли бы вы раскрыть немного скобки и объяснить, что было, по сути, решено в Берлине и в чем состоит катастрофа, о которой вы говорили?

Виктор Кирилэ: Россия, как известно, выдвинула несколько предложений для возобновления переговоров. Тот самый нон-пейпер, обнародованный в марте и открыто предложенный всем посредникам, наблюдателям, включая стороны конфликта – Тирасполь и Кишинев. Эти предложения Кишинев, естественно, отклонил. Одно из предложений касалось выработки механизма гарантий выполнения договоренностей, достигнутых в формате 5+2. Другое, крайне уязвимое предложение для Кишинева, связано с введением моратория на открытие новых уголовных или административных дел в отношении представителей тираспольской администрации, а со стороны Тирасполя – в отношении молдавских чиновников. Конечно, такая постановка вопроса невозможна, с моей точки зрения, а также представителей официального Кишинева, потому что это противозаконно и, естественно, Кишинев не может с такой легкостью пойти на это. Эти предложения Кишиневом не были приняты.

Но давление с целью возобновления переговоров в формате 5+2 было достаточно сильным, потому что, естественно, Германия хочет показать, что в качестве председателя ОБСЕ она что-то делает, может обеспечить какой-то прогресс, хотя бы по приднестровскому вопросу. В Нагорном Карабахе ситуация ухудшилась, в Луганске и Донецке ничего обнадеживающего не происходит, напротив, военные операции усиливаются, поэтому, разумеется, какие-то перемены в Приднестровье жизненно необходимы для того, чтобы к концу года Германия могла отрапортовать о каких-то достижениях.

В Берлин Российская Федерация прибыла с теми же предложениями; более того, по всем признакам, она подготовила протокол, который не был предоставлен представителям Республики Молдова, в частности, до сведения переговорщиков он не был доведен. Представители Молдовы ознакомились с этим протоколом фактически в день переговоров. И в этом протоколе фигурировал ряд формулировок, которые шли вразрез с национальными интересами Республики Молдова, формулировок, которые ущемляли наш суверенитет и усугубляли уязвимость позиций Республики Молдова в случае переговоров по политическому статусу приднестровского региона. Конечно, г-н Бэлан не мог принять такой протокол.

Начались довольно интенсивные переговоры, что не понравилось модераторам и даже наблюдателям. Но одно из этих предложений, которое Российская Федерация продвигала особенно активно, касалось разработки механизма гарантий – российская сторона даже предложила Кишиневу и Тирасполю подписать соглашение в этом плане. Слава Богу, этого не произошло. Потому что, если бы стороны подписали это соглашение, разразилась бы та самая катастрофа, о которой я говорил вчера в комментарии. С этой точки зрения, думаю, Кишинев выдержал берлинский раунд.

Свободная Европа: Г-н Кирилэ, вы говорили, что Кишинев в лице молдавского вице-премьера по реинтеграции Георге Бэлана стал объектом растущего прессинга, что поддержка со стороны Украины слаба, что США и ЕС не противятся неблагоприятным для Молдовы сценариям. Почему так происходит, по вашему мнению, и почему молдавская дипломатия представляется вам неэффективной с этой точки зрения?

Виктор Кирилэ: Давлению подвергается не только г-н Бэлан, но и официальный Кишинев, и правительство, и премьер-министр, и другие политики. Например, Миссия ОБСЕ, естественно, недовольна тем, что ничего не происходит, нет явных качественных подвижек в приднестровском вопросе. Кишинев, по их мнению, не заинтересован в таких переменах, в серьезных переговорах. С определенной точки зрения они правы.

Но тактика, которой придерживается сейчас ОБСЕ, мне лично представляется неправильной и опасной. Неправильной, так как они считают, что Кишинев заинтересован больше других и должен проявлять открытость и идти на односторонние уступки в пределах политического статуса, который он уже готов предоставить. Такой подход был бы целесообразным и разумным, если бы Тирасполь показывал элементарную готовность идти навстречу в вопросах реинтеграции, поиска компромисса. К сожалению, Тирасполь никаких шагов в этом направлении не делает, он не хочет достигать политического урегулирования, которое привело бы Приднестровье в состав Республики Молдова. Более того, он делает все возможное для того, чтобы этого не произошло.

И тогда возникает вопрос: почему Кишинев должен идти на односторонние уступки? Ведь, в итоге, он ставит под угрозу собственные позиции, собственные интересы в случае, если будет обсуждаться возможный статус. Более того, в случае принятия механизма гарантий, которого добивается Российская Федерация, узаконит сложившуюся в Приднестровье ситуацию, иными словами, узаконит статус, который де-факто имеет приднестровский регион – узаконит постепенно, шаг за шагом. В наших ли это интересах? Не думаю.

По моему мнению, а также с точки зрения многих представителей официального Кишинева, как и экспертов гражданского общества, важно, чтобы все экономические, социальные вопросы обсуждались в связке с политическими проблемами, с проблемами безопасности.

Свободная Европа: Когда вы утверждали, России удалось превратить формат 5+2 в инструмент давления на Кишинев, вы имели в виду, что остальные партнеры в некотором роде находят обоснованной позицию Москвы в приднестровском вопросе? Что в этом смысле существует некая солидарность, не совсем понятная Кишиневу?

Виктор Кирилэ: Речь идет об определенном стечении обстоятельств и интересов, которое помогает России использовать этот формат в качестве инструмента давления на Кишинев. Это не значит, что все остальные слушают и выполняют все, что скажет Российская Федерация, что Россия, дескать, придумала план. Нет. Существует определенные обстоятельства, которые благоприятствуют этому, и этим контекстом, как я уже говорил, является желание ОБСЕ показать прогресс, желание применить новую тактику.

Свободная Европа: Но когда вы говорили об осечках молдавской дипломатии, что имели в виду?

Виктор Кирилэ: Наша дипломатия должна создавать благоприятные условия для того, чтобы наш представитель участвовал, располагал за столом переговоров таким соотношением сил, которое соответствовало бы нашей повестки дня, нашим интересам. К сожалению, наша дипломатия с этой задачей не справилась, наша дипломатия знала об этих обстоятельствах, знала, что у нашего переговорщика в Берлине будут проблемы, так как перед модераторами и наблюдателями стояла одна цель: возобновить формат любой ценой. И даже если наш интерес совпадал с их интересом, способы достижения цели не совпадали.

Свободная Европа: Когда мы говорим о промахах – в этом случае – молдавской дипломатии, имеется в виду общая неэффективность дипломатии или речь о чем-то другом?

Виктор Кирилэ: Что представляется мне особо серьезной проблемой в данном случае – это отсутствие эффективной согласованности между Бюро по реинтеграции и министерством иностранных дел. В этом деле нужна предельно четкая согласованность. Более того, в последнее время, по моим наблюдениям, между этими ведомствами даже заметно определенное соперничество. Министерство иностранных дел пытается взять на себя более заметную роль в этом процессе, что не всегда нравится Бюро по реинтеграции. Вот отсюда и сбои в работе, несогласованность во взаимодействии, и в результате имеем то, что имеем.

Свободная Европа: Формат 5+2, по крайней мере, в том виде, в каком он существует сегодня – он все еще приемлем для Республики Молдова?

Виктор Кирилэ: Думаю, формат 5+2 приемлем, но только в том случае, если мы попытаемся заручиться в нем необходимой поддержкой. Например, Украина удивила своим слабым присутствием за столом переговоров.

Свободная Европа: И как это объяснить, учитывая, что приднестровский конфликт в значительной степени „клонирован” в восточной Украине?

Виктор Кирилэ: Ответ должно дать, в первую очередь, наше руководство. Думаю, проблемы, которые в последнее время есть у нас в экономической сфере, приближают нас к экономической войне с Украиной. Были и другие менее приятные моменты, в том числе по приднестровской проблематике, несогласованные между Кишиневом и Киевом; и все это, естественно, не проходит без следа. Есть и другие сюрпризы, но не время на них останавливаться.

Свободная Европа: Говоря „экономическая сфера”, вы имели в виду введенные Кишиневом ограничения на импорт?

Виктор Кирилэ: Да, и по этой причине со стороны Киева заметно некоторое недовольство. Прекрасно известно, и уже официально заявлено, что Киев может ответить на эти меры. Есть и другие моменты, непосредственно связанные с переговорным процессом. Но прежде всего мы должны решить эти проблемы дома, наладить координирование, консультации, диалог на более высоком уровне с Киевом, особенно когда готовимся к встречам в формате 5+2, и объяснить, где какая западня уготовлена, потому что не всегда представители Киева хорошо понимают, что происходит или что пытаются провести в Республике Молдова. С моей же точки зрения, пытаются создать прецеденты, которые с легкостью можно будет применить в Луганске и Донецке.

XS
SM
MD
LG