sâmbătă, octombrie 25, 2014 Ora Locală 05:45

Blog

Коротко о глобальном. Обзор экспертных оценок. Часть 3.

 

Американская пресса и комментаторы продолжают критиковать президента Обаму за провалы во внешней политике. Так, издание The Consortium News указывает на три принципиальные ошибки хозяина Белого дома: вооружение сирийских повстанцев, многие из которых «взаимозаменяемы» с джихадистами; ужесточение санкций против Ирана, несмотря на его предложения согласовать предельный уровень обогащения урана невоенного назначения; отчуждение от российского президента Путина, который нужен самой Америке для урегулирования кризисов на Ближнем Востоке. Причем автор указывает на то, что переворот в Украине произошел при поддержке США.

«Баллотируясь в президенты в 2008 году, Барак Обама обещал новую эру сдержанности во внешней политике США, - продолжает эту тему издание The National Interest. – И в некотором смысле он действительно был сдержаннее своего предшественника. Но те, кто ожидали пересмотра вселенских амбиций Америки, разочарованы послужным списком Обамы». Автор публикации поясняет, что Обама так и не сумел избавиться от «революционного настроя» предыдущей администрации, что проявилось в способствовании свержению Каддафи в Ливии, в поддержке противников Асада в Сирии и оказании помощи сторонникам Майдана и организаторам переворота в Украине.

Издание «Русская планета» пишет, что украинский кризис и последовавшее санкционное безумие «еще более отдалили Россию и Европу друг от друга, возможно, на долгие годы». «Уже к концу нулевых годов стало очевидно, что при нынешнем руководстве России ее пути с Западом расходятся. Для России особую актуальность приобрел вопрос – кто, если не Запад, сможет стать для нее партнером по модернизации экономики. Определенную надежду на Западе возлагали на президентство Медведева, но возвращение Путина в 2012 году привело к новому витку напряженности в отношениях. И тогда же стало проявляться сначала подспудное, а затем все более явное переориентирование России на сотрудничество с Китаем», - говорится в публикации.

Мой армянский коллега Арег Галстян, специализирующийся на американской элите и внешней политике США, считает, что Барак Обама изначально был против вмешательства в дела «арабской весны», и в этом вопросе его поддерживал вице-президент Джо Байден и советник по национальной безопасности Томас Донилон. «Но, в конечном счете, неопытная Хиллари Клинтон, будучи до мозга костей правозащитником, заявила, что Каддафи готовит геноцид собственного народа, и в случае невмешательства, весь мир будет тыкать на Америку пальцем, как это было в Камбодже, Руанде и Судане, - отмечает политолог в публикации на сайте «Эха Москвы». – И даже советы опытного и прагматичного Джона Керри, возглавляющего в то время комитет по международным делам Сената, оказались для президента менее весомыми, чем мнение Хиллари Клинтон и Виктории Нуланд».

Еще одной ошибкой Обамы, считает Арег Галстян, является то, что Белый дом не уделял должного внимания работе американских неправительственных отношений в России, отдав их на откуп Госдепу, а Клинтон и Нуланд могли вообще игнорировать Обаму при обсуждении некоторых вопросов. Именно безграмотная работа московского офиса USAID и посольства во главе с Майклом Макфолом, которое превратилось «в некий консультативный центр для внутренней российской оппозиции, привела к запрету деятельности столь крупной и важной организации», уверен эксперт.

Два американских политолога в совместном материале, опубликованном на сайте авторитетного онлайн-издания «Россия в глобальной политике», пишут, что нынешний конфликт «нельзя объяснить фундаментальной несовместимостью России и Запада», к тому же само его возникновение стало неожиданностью для лидеров России и США. Авторы напоминают, что в июне 2013 года Путин и Обама издали совместное заявление о расширении двустороннего взаимодействия, в котором подтверждалась готовность «к углублению двустороннего сотрудничества на основе принципов взаимного уважения, равноправия и реального учета интересов друг друга». «А через 9 месяцев Обама введет беспрецедентные санкции против России за ее действия на Украине», - говорится в публикации.

«Хотя нынешний кризис не был неизбежным, в месяцы и годы, предшествовавшие вторжению в Крым в феврале 2014 года, евроатлантическая институциональная структура все больше становилась источником трений между Россией и Западом. Не то, чтобы расширение западных структур привело к вторжению России, как считает политолог Чикагского университета Джон Миршаймер и некоторые другие аналитики. Однако процесс принятия Россией решений по Украине можно понять только в более широком контексте порядка, установившегося в Европе после окончания холодной войны, и его изъянов. Точно так же, чтобы разобраться с процессом принятия Западом решений по Украине, необходимо учитывать колоссальные достижения этого порядка», - уверены американские политологи.

Между тем, влиятельное издание The Foreign Policy откровенно пишет о том, что «результатом мнимого гамбита Путина стала, по сути, капитуляция НАТО», после чего хозяин Кремля волен делать что угодно в Украине и в любом другом регионе, где, по его мнению, российские интересы подвергаются угрозе. Американский сайт напоминает о том, что еще с 2000 года российская ядерная доктрина предусматривает развертывание полевых ядерных сил для сворачивания конфликта с НАТО, если российские силы будут подвергаться риску поражения в обычной войне. «Это означает, что Кремль уже тогда был готов держать пари, что ни Обама, ни лидеры других ядерных держав не нажмут «ядерную кнопку», если у них будет возможность избежать этого», - добавляет издание.

Кстати о доктринах. Еще в начале сентября о подготовке новой российской доктрины в интервью РИА Новости сообщил заместитель секретаря Совета Безопасности РФ Михаил Попов. По его словам, изменения продиктованы возникновением новых военных опасностей и угроз, которые проявились и в событиях «арабской весны», в вооруженном конфликте в Сирии, а также в ситуации на Украине, которая является «очередным этапом политики экспорта «цветных революций».

Главный редактор журнала «Национальная оборона», член Общественного Совета при Минобороны Игорь Коротченко обращает внимание на то, что в существующей доктрине слишком завуалированные и дипломатичные формулировки. «У нас были иллюзии по поводу партнерства с НАТО и США, поэтому и формулировки, принятые 4 года назад, обтекаемые, - сказал он в интервью изданию «Эксперт». – Сейчас иллюзий не осталось».

Зампред комитета Госдумы по обороне Франц Клинцевич тоже считает, что в новой военной доктрине России должен быть четко обозначен реальный противник, чего в нынешнем документе нет. Поэтому с учетом формирующейся ПРО, «которая уже практически построена против нас, а не против иранских ракет», противник будет обозначен. И этот противник – НАТО. «Мы понимаем, что работают спецслужбы, агрессивные намерения могут случиться с разных сторон, и могут быть использованы страны-провокаторы», - добавляет депутат.

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике Федор Лукьянов полагает, что обозначение противника в доктрине вполне логично. «Очевидно, что отношения между Россией и Западом ментально вернулись к ситуации «холодной войны». И обе стороны рассматривают друг друга в качестве вероятного противника. Из этого вытекают те или иные меры по размещению своих сил и, наверное, стоит ожидать ремилитаризации Европы», - сказал Лукьянов «Эксперту».

Однако жесткая отповедь американской администрации прозвучала и напрямую от российских властей. Так, министр иностранных дел РФ Сергей Лавров раскритиковал выступление Барака Обамы в ООН и, в частности, тезис Вашингтона о том, что Россия – вторая по важности мировая угроза, после вируса Эбола, но перед джихадистами «Исламского государства».

«Вашингтон открыто продекларировал свое право использовать военную силу – в одностороннем порядке и где угодно – для отстаивания собственных интересов. Военное вмешательство стало нормой, даже вопреки тому, что все силовые операции, предпринимавшиеся в последние годы Соединенными Штатами, заканчивались плачевно», - отметил российский министр.

В связи с этим сайт PolitRussia констатирует, что старый миропорядок уходит в прошлое. «Долго ли европейские и американские политики смогут цепляться за остатки старого мира, в тщетных попытках удержать его, вернуть «все как было!», покажет время. Но уже сейчас можно сказать, что если мюнхенская речь Путина стала отправной точкой к гибели этого «старого мира», то речь Лаврова можно считать крепким гвоздём в крышке гроба «Демократии по-американски», - говорится в тексте.

Однако, как мы с вами понимаем, уважаемые читатели, в геополитике ничто не проходит бесследно. Тут как в законе сохранения энергии: она не появляется ниоткуда и никуда не исчезает. Вот и в международной политике: если Россию «ушли» из «Большой восьмерки», вполне логично, что она пристанет к другому берегу. И это отнюдь не только БРИКС. Например, блогер FritzMorgen пишет, что «нет никакой причины называть «большой семёркой» собрание запутавшихся в долгах стран, которые не являются самыми крупными ни по экономике, ни по населению, ни даже по темпам роста».

«Экономическое лидерство сейчас стремительно перетекает в Китай и Россию, и когда этот процесс завершится, Запад столкнётся с необходимостью начать жить «по средствам», без постоянного притока ресурсов из остального мира. Лёгким этот переход не будет: особенно если учесть, что экономика США без долларовых инъекций нежизнеспособна в принципе, а другие крупные страны Запада вынуждены импортировать нефть и газ», - уверен автор.

Что интересно, это частное мнение подтверждается объективными данными. В середине октября британская газета The Financial Times опубликовала материал о том, что новая «Большая семерка» развивающихся стран по объему ВВП (точнее, по паритету покупательной способности) уже обошла старую «семерку». Это Бразилия, Индия, Индонезия, Китай, Мексика, Россия и Турция.

Ссылаясь на доклад Международного валютного фонда, газета пишет о том, что суммарный объем ВВП (ППС) «новой семерки» составляет 37,8 трлн. Долларов США, а «старой семерки» - 34,5 трлн. долларов США. По мнению исследователей Financial Times, несмотря на малую точность расчетов ВВП по ППС, эти данные указывают на резкие перемены в балансе сил на мировой арене: «Теперь в первой двадцатке рейтинга половину позиций занимают страны с развивающейся экономикой». (Цитата по газете «Ведомости»).

Таким образом, переформатирование мирового порядка становится реальностью. Уже не имеет значения, как и чьей победой завершатся украинский кризис или гражданская война в Сирии. Ибо эскалация напряженности между двумя супердержавами пошла по некоей внутренней логике, вне зависимости от контекста того или иного конфликта. Не будь Украины, было бы что-то другое. И хотя некоторые эксперты правы в том, что Россию и США поссорили во многом искусственно, нельзя не признать, что стремление Москвы вернуть утраченные позиции наталкивается на сопротивление Вашингтона и (или) ряда европейских правительств, как-то: Великобритания, Польша, Швеция, страны Балтии и т.д. Формирование подлинно многополярного мира идет полным ходом, и хотя до обретения им мало-мальски осязаемого вида еще далеко, можно смело утверждать, что запущенный процесс будет трудно остановить и тем более повернуть вспять…

Часть 1

Часть 2

Читайте также:

«Мы наш, мы новый мир построим!» Часть 1 Часть 2 Часть 3

Россия и США – обреченные быть вместе? Часть 1 Часть 2

TaguriErnest Vardanean, Blog, Europa Libera


Коротко о глобальном. Обзор экспертных оценок. Часть 2.

 

Ввиду того, что в 2014 году отмечалось столетие начала Первой Мировой войны, нынешнее обострение на Ближнем Востоке и трагические события в Украине стали неизбежно восприниматься как начало или предтеча новой мировой войны. Однако аналогии возникают не только с всемирной катастрофой 1914 года, но и с другими, более ранними войнами.

Так, кандидат исторических наук, публицист Андрей Фурсов в интервью «Свободной прессе» вспомнил о Тридцатилетней войне 1618-1648 годов, после которой был заключен Вестфальский мир – одна из важнейших вех в развитии международных отношений. «То, что мы сейчас видим в мире, очень похоже как раз на Тридцатилетнюю войну. Мы имеем серию локальных конфликтов, которые создаются умышленно. Это Ливия, Сирия, Украина», - полагает историк и предсказывает обострение на Кавказе и в Центральной Азии. «Если говорить о главном уроке войн XX века для России, то главный урок заключается в том, что нас не оставят в покое до тех пор, пока мы контролируем свою территорию с ее ресурсами и остаемся сами собой. Вот такой урок мы должны для себя вынести», - добавил Фурсов.

В свою очередь, доктор исторических наук, профессор Юозас Ермалавичюс уверен, что сегодняшнее мировое противостояние близко к мирному разрешению. «Противостояние идет на глобальном уровне. Раньше такого масштаба конфликта не могло быть, как и глобального масштаба современного кризиса. Он охватил все сферы жизни общества, вплоть до личности. Какими были мировые войны, сейчас такой войны не будет. Но человечество балансирует на грани гибели», - сказал эксперт в интервью «СП». Он считает, что нынешнее глобальное противостояние началось с событий в Польше в 1980 году, но «человечество за три с лишним десятилетия устало от этого постоянного конфликта».

«Положение вещей, в котором гибли миллионы людей, оканчивает свой исторический путь. Ситуация заставляет народы позаботиться о своей судьбе. И никто больше, как это было до сих пор, не будет молиться на тупую и наглую финансовую олигархию», - заявил Ермалавичюс.

Американское издание The National Interest, в этом году посвятившее бесчисленное множество публикаций проблеме международной безопасности, в очередном материале тоже сравнивает современный мир с Тридцатилетней войной. Вместе с тем, автор текста отмечает, что сегодня нации-государства больше не воюют между собой, а вооруженные конфликты (не войны) происходят между людьми и среди людей. С другой стороны, издание считает, что с 1945 года в мире главенствовала американская система ценностей, но сейчас всё меняется.

Российский сайт авторских текстов PolitRussia сравнивает сегодняшний кризис с Крымской войной 1853-1856 годов. Тогда, после окончания войны, в Российской империи был экономический провал на фоне устаревшей и разбалансированной системы управления и производства; устаревшие вооруженные силы, не имеющие возможности отвечать на вызовы современности, и мощное политическое и экономическое давление со стороны западных держав. Зато после этого новый император Александр II постепенно выдавил пробританские силы и заменил их патриотами и профессионалами, провел экономические реформы и модернизировал армию, вывел Россию из международной изоляции и начал экспансию на Дальний Восток и Среднюю Азию.

А в начале 2000х годов в России был такой же экономический провал на фоне устаревшей и разбалансированной системы управления и производства, устаревшая армия и мощное давление со стороны Запада. Зато после этого Путин постепенно выдавил прозападные силы и олигархов, собрав вокруг себя патриотично настроенных профессионалов, а далее повел Россию по такому же пути, модернизировав армию, вернув стране статус мировой державы и поведя ее по пути на Восток.

Издание из США The Consortium News критикует Барака Обаму за то, что он не признает роль Соединенных Штатов в организации государственных переворотов. Иран-1953, Гватемала-1954, Чили-1973, Гаити (дважды), Венесуэла (неудачно, 2002), Гондурас-2009, Египет-2013 и теперь Украина-2014, перечисляет автор. Говоря о выступлении американского президента на Генеральной Ассамблее ООН в сентябре, аналитическое издание сетует, что Обама предложил упрощенческую, пропагандистскую версию произошедшего в Украине, а именно: «Во всём виновата Россия, и все, кто на стороне США, - хорошие парни, на правильной стороне истории». 

Consortium News отмечает, что нынешние киевские власти «не только отправляют нацистов атаковать людей на востоке Украины, но и сажают в тюрьму граждан, раздающих листовки». «Признание хоть части этой мрачной правды, а не простое зачитывание скучных пропагандистских штампов, придало бы выступлению президента Обамы в ООН больше доверительности», - пишет издание.

С критикой в адрес американского лидера выступил и авторитетный журнал Forbes. Анализируя одно из выступлений Обамы минувшим летом, автор публикации заметил, что хозяин Белого дома умудрился в трех коротких предложениях сделать три грубые фактологические ошибки.

Во-первых, президент США сказал, будто мигранты не рвутся в Москву в поисках широких возможностей. «Вы хоть раз были в Москве, видели, сколько там мигрантов из Центральной Азии?» - вопрошает автор. Во-вторых, Обама сказал, будто продолжительность жизни у российских мужчин составляет около 60 лет. «Около 60» - это слишком приблизительная цифра, т.к. реальная – 65 с небольшим лет», - не без ехидства пишет издание. В-третьих, президент США рассказал о якобы «сокращающемся населении» России. «Российское население не сокращается, а увеличивается – в 2009-2013 годах», - констатирует журнал.

Снова обратимся к изданию The Consortium News, которое пишет о том, что неоконсерваторам удалось достичь одной из основных целей, «оторвав» Обаму от Путина и сделав маловероятным сотрудничество двух лидеров по Сирии, Ирану и другим проблемным регионам. «Иными словами, неоконы всё еще надеются, что эти проблемы будут урегулированы не через компромиссы, а скорее через провоцирование нового военного столкновения», - пишет сайт. «Основным уроком этих трагедий должно быть то, что настоящими злодеями являются люди, делающие ставку на хаос и войну, а не на прогресс и мир, - уверен автор. – А в случае с Ближним Востоком и Украиной крупнейшими поджигателями этой ненужной войны являются американские неоконы».

Еще один материал The National Interest. «К сожалению, мало оснований думать, что Государственный департамент заинтересован в достижении политического решения (украинского кризиса); он хочет поражения России, как того желают «ястребы» в политическом классе США», - пишет издание. Оно отмечает, что у Европы нет единого руководства, и она скорее стремится следовать в фарватере США, чем независимой политике под скромным германским лидерством. «Шок от трагедии в небе (над Донбассом) заморозил те участки политического головного мозга, которые отвечают за отдаленные последствия и возможные компромиссы; в такие моменты мы чаще всего думаем, что нужен «хребет», а не гибкий ум», - добавляет автор.

Сайт InfoWars выражается еще категоричнее. «Правительствам стран мира, особенно вассалам Вашингтона в Европе, Канаде, Австралии и Японии, надо сказать, что они ответственны за прекращение потворства американской агрессии или за принятие их ответственности за Третью Мировую войну», - пишет издание. Оно приводит «Доктрину Вулфовица», которая заключается в том, что главной целью США является предотвращение появления нового соперника, будь на постсоветском пространстве или где бы то ни было еще. «Враждебной силой считается любая страна, не являющаяся вассалом Вашингтона», - добавляет издание, поясняя суть доктрины. «Разрушение мира – это то, к чему побуждают идиотские (так в тексте – Э.В.) правительства ЕС и «пресституирующие» западные СМИ, потакая лжи и агрессии Вашингтона», - безапелляционно пишет сайт.

Российское аналитическое издание «Внешняя политика», в свою очередь, отмечает, что украинский кризис поставил точку в отношениях между Россией и США, которые развивались на протяжении 25 лет. «Та стремительность, с которой они были разрушены, и отсутствие в обоих государствах влиятельных сил, которые бы прикладывали усилия для их восстановления, свидетельствуют о завышенных ожиданиях и недопонимании, которые наполняли эти отношения в последние годы, - говорится в материале. – Это также говорит о глубоко засевшем в сознании российской элиты антиамериканизме и сопоставимой по степени русофобии со стороны США».

«В сложившейся ситуации новой «перезагрузки» в отношениях быть не может. Попытки восстановить их на основе той логики, которая имела место ранее, ни к чему не приведут. Та логика более не действительна. Однако эти отношения должны быть пересмотрены с учетом реальности, существующей в обеих странах сегодня, в том числе и имеющихся расхождений в понимании современной мировой ситуации и своего места на международной арене», - добавляет автор.

Продолжение следует…

Часть 1

 

 

TaguriBlog, Ernest Vardanean, Europa Libera


Коротко о глобальном. Обзор экспертных оценок. Часть 1.

 

По уже устоявшейся традиции, отдельный мини-цикл материалов я посвящаю глобальным проблемам современности, вернее, их главному нерву – российско-американским отношениям. Поскольку основные вопросы международной повестки (Украина, Иран, арабский мир, Восточная Азия) и так освещаются мною в соответствующих публикациях, анализ сложных отношений между Москвой и Вашингтоном рискует каждый раз возвращаться к этим же пунктам. Однако я преследую несколько другую цель: писать не о том, что делают две державы, а зачем и почему они это делают. А в новом цикле основное внимание будет уделено оценкам экспертов других стран.

Еще в июле американское издание AlterNet опубликовало обширный материал, описывающий 10 причин хаоса в современном мире. Приведу эти пункты в сокращенном виде:

1) Современный мир сформировался благодаря политике колониальных держав, которые поделили мир между собой, прочертив границы государств без учета существовавших этнических, религиозных и культурных реалий, поэтому не нужно рассматривать многие сегодняшние государства в качестве эквивалентов государств со своей собственной историей национальной идентичности.

2) После окончания колониальной эпохи стало очевидно, что для сохранения искусственных границ и предотвращения их дезинтеграции необходимы диктаторы, способные заполнить вакуум, оставленный после ухода колониальных держав. Главный урок в том, что в отсутствие по-настоящему коллективного и объединяющего процесса, в отсутствие сильного гражданского общества, решающую роль всегда будут играть местные идентичности. Поэтому пройдет достаточно много времени, прежде чем многие новые государства станут настоящими государствами, в которых нет внутренних конфликтов.

3) Со времен Второй мировой войны вмешательство колониальных и великих держав в процесс консолидации новых государств стало отличным примером антропогенных катастроф. Суть в том, что все лидеры, получившие свои должности с помощью поддержки извне, правили недолго и принесли с собой нестабильность.

4) Сегодня религиозные войны и исламистский экстремизм становятся все более серьезной и пугающей угрозой. Существует четкая взаимосвязь между отсутствием развития и рабочих мест и беспорядками на религиозной почве. При рассмотрении религиозных войн необходимо в первую очередь искать тех, кто за ними стоит. Религии становятся воинствующими только тогда, когда кто-то пытается использовать их в своих целях.

5) Попытки создать региональные и международные альянсы, призванные обеспечивать стабильность, всегда сводились на нет национальными интересами. Пока все рассуждали о Крыме, Украине и Путине, европейские компании продолжали вести дела с Россией, несмотря на разговоры об эмбарго. Сейчас идет становление многополярного мира, но насколько стабильным он будет, пока остается неясным.

6) В мире, который становится все более разобщенным в результате возрождения национальных интересов, сама идея совместного управления теряет привлекательность и силу. Два двигателя глобализации – торговля и финансы – не являются неотъемлемыми составляющими ООН, которая сконцентрировалась на вопросах развития, мира, прав человека, защиты окружающей среды, образования и так далее. Вывод: ООН теряет свою значимость.

7) Ценности и идеи, считавшиеся универсальными (сотрудничество, взаимная помощь, международная социальная справедливость и мир) также теряют свою значимость. На встрече лидеров Большой семерки в июне не были подняты проблемы изменения климата и переговоров о ядерном разоружении – а ведь эти две проблемы являются главными угрозами для нашей планеты.

8) После окончания холодной войны демократию стали воспринимать как данность. На самом деле в течение последних 20 лет формула представительной демократии постепенно теряла свой блеск. Прагматизм привел к утрате долгосрочного видения, а политика сейчас всё больше напоминает простое администрирование.

9) Важным элементом глобального хаоса стал подъем «новой экономики», то есть экономики, которая подразумевает постоянную безработицу, отсутствие инвестиций в социальную сферу, снижение налогов для крупных капиталов, маргинализацию профсоюзов и уменьшение роли государства как регулятора и гаранта социальной справедливости.

10) Общий вывод: сегодня информация практически исключает анализ, заставляя сконцентрироваться на событиях. Способность СМИ разобраться в мировом хаосе минимальна, поэтому они повторяют то, что им говорят политические лидеры. Все СМИ, как правило, зависят от трех международных информационных агентств, которые представляют западный мир и его интересы.

Тогда же в июле влиятельное американское издание The National Interest задалось глобальным вопросом: какой должна быть «реальная» политика США по отношению к России? Автор предлагает шесть основных направлений: 

1) Санкции. В краткосрочной перспективе они лишь добавят Путину популярности и подстегнут ультранационалистические силы в России и уж точно не заставят Кремль отказаться от украинской кампании, направленной на сохранение Киева в сфере влияния Москвы. «А если Путин уступит внутреннему давлению и отправит войска через границу (с Украиной), что сделает Запад для защиты Украины, особенно с учетом того, что мы (США) отказались от применения силы? Просто добавит санкций?» - вопрошает автор.

2) Украина. Эта страна разрознена, экономически и политически. «Российская агрессия не создала, а выявила внутренние разногласия между Востоком и Западом, между элитами и остальным обществом, а также между олигархическими кланами, которые терзают Украину с момента обретения независимости», - пишет издание. Даже если сепаратистов удастся победить, продолжает автор, Украине понадобится целое поколение и миллиарды долларов, чтобы выстроить целостное государство и вылечить экономику, но хватит ли Западу терпения и ресурсов для такой задачи?

3) Трансатлантическое сообщество. Американцам нужно приложить немало усилий, чтобы сохранить связи с Европой, а в случае с Германией – восстановить их (с учетом скандала вокруг прослушивания телефонов). «Но наша спешка с санкциями, наше желание руководить Западом лишь увеличивает трещину между Соединенными Штатами и Европой и внутри самой Европы», - констатирует американское издание.

4) Китай. Автор отмечает, что одним из следствий попыток изолировать Россию стали удвоенные усилия Москвы по укреплению связей с Пекином. При этом Россия говорит с Китаем с ослабленных позиций, а это, в свою очередь, усиливает позиции Поднебесной. В итоге складывается парадоксальная ситуация: США ослабляют одного соперника, усиливая другого, гораздо более опасного.

5) Управление глобальной экономикой. Автор предлагает задуматься о долгосрочных последствиях применения санкций против России – о последствиях для глобальной экономики. Издание напоминает о решении БРИКС создать собственный финансовый институт как альтернативу МВФ и Всемирному банку и как инструмент осуществления торговых операций в национальных валютах. 

6) Россия. Называя ее «самым сложным фрагментом стратегической головоломки», автор напоминает о том, что Москва является партнером в урегулировании проблем на Ближнем Востоке, Иране и Афганистане, а не только соперником в Украине. В связи с этим издание указывает на риск чрезмерного ослабления России (в результате санкций) – страны, которая является важным партнером в выстраивании и сохранении глобального баланса сил в интересах США. Поэтому The National Interest предлагает в некоторой степени всё-таки приноровиться к России ради самих же американских целей.

В другом материале это солидное издание отмечает, что сегодня, как и в годы «холодной войны», Восточная Европа стала ареной геополитического противостояния, причем в наши дни Европа одновременно и игрок (как союзник США в НАТО), и арена противостояния. «Хотя новое соперничество происходит в относительно небольшом регионе, на периферии ключевых интересов США и даже Европы, оно имеет влияние в мировом масштабе, - пишет автор. – Смещение России к востоку, усиливающее ее связку с Китаем, получает бóльшую стратегическую глубину».

При этом на Ближнем Востоке Россия и США продолжают иметь определенные общие интересы в вопросах борьбы с терроризмом или предотвращения распространения ядерного оружия. Но с возникновением украинского кризиса Москва стала активнее поддерживать Асада в Сирии, укреплять отношения с Тегераном, сближаться с Египтом и Саудовской Аравией, умудряясь отстаивать свои особые связи с Израилем. «Это новое соперничество в значительной степени проходит на поле экономики и информационных потоков и будет в конечном итоге определяться экономическими факторами и известными подходами», - добавляет издание.

Интересную мысль высказал известный российский политолог, почетный председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике, председатель редакционного совета журнала «Россия в глобальной политике» Сергей Караганов, говоря о настроениях в американском истеблишменте. «Нынешний баланс настроений в элите США напоминает положение конца 1970-х гг. Тогда униженная и раздраженная поражением во Вьетнаме, нефтяным кризисом, ростом антиамериканизма и на этом фоне усилением соперника – СССР – американская элита довольно умело затянула нашу страну с ее геронтологическим руководством в петлю афганской войны. Сейчас стремление сбить спесь с России нацелено не только против России, но и против стоящих рядом с ней и за ней побеждающих в мировой конкуренции не западных и все более очевидно антизападных новых стран – прежде всего, Китая. Так что ставки снова высоки», - написал эксперт на страницах газеты «Ведомости».

С другой стороны, уверен Караганов, американцы опасаются, что «Россия начнет заполнять вакуумы, образующиеся на Ближнем и Среднем Востоке». «Наконец, в этих же кругах, да и в Европе, крайне опасаются реального экономического поворота России к Тихому океану. Он усиливал бы ее позиции в экономическом и политическом торге на Западе. Но главное – укреплял бы позиции не только Китая, но и союзников США – Японии, Южной Кореи, у которых увеличивалось бы поле маневра, уменьшалась бы потребность в американских гарантиях», - считает политолог.

 

Продолжение следует…

TaguriBlog, Ernest Vardanean, Europa Libera


Supremul gangster și cercul său intim

 

Credeam că nu mai am lucruri esențiale de aflat despre Stalin și vremurile sale, îmi închipuiam că citisem cam tot ceea ce putea lumina natura unui despotism fără egal în istorie ca număr de victime și ca violență paroxistică. Fratele geamăn, nazismul, a fost contrapartida sa nu mai puțin diabolică și genocidară, dar a durat numai 12 ani și nu s-a transformat într-o mișcare globală. Cartea lui Simon Sebag Montefiore despre curtea lui Stalin m-a convins că mai avem mult de săpat în această arheologie a terorii, îndeosebi în direcția prosopografică, a interpretării psihologiei celor situați la cârma Imperiului Roșu vreme de decenii. Mi-am amintit, citind această fascinantă incursiune în universul de coșmar al curții staliniste, de volumul istoricului și jurnalistului german Joachim Fest despre stăpânii celui de-Al III-lea Reich. Avem nevoie de o lucrare similară despre stăpânii României comuniste, o analiză deopotrivă a structurilor de putere și a elementelor subiective care au determinat adeseori luarea unor decizii cu efecte cataclismice.

Am citit pe nerăsuflate cartea lui Montefiore atunci când a apărut la editura Knopf, în 2004. Am menționat-o admirativ, în repetate rânduri, în propriile mele scrieri. A apărut acum la Polirom, in traducerea lui Catalin Dracsineanu, și o recomand tuturor celor pe care îi interesează cum a funcționat sistemul, care au fost secretele puterii în Rusia stalinistă, cum și prin cine își exercita tiranul dominația. Este vorba de un tip de oligarhie esențial diferită, la capitolul personalități, de aceea din timpul lui Lenin. N-a mai rămas nimic din fraternitatea originară, din camaraderia care îi lega, dincolo de divergențe uneori acute, pe oameni ca Grigori Zinoviev și Nikolai Buharin, Mihail Tomski și Iuri Piatakov, Lev Troțki și Aleksei Rîkov, Lev Kamenev și Karl Radek. Anturajul lui Stalin este format din indivizi mediocri, personalități autoritare in sensul descris candva de Theodor W. Adorno si Erich Fromm--de o abjectă obediență cu cei de sus, despotici, vindicativi și sanguinari cu cei de jos. Spre a relua caracterologia din Darkness at Noon de Arthur Koestler, alături de 1984 de Orwell cel mai important roman politic al veacului XX, trecuse timpul lui Rubașov, venise acela al lui Gletkin.

Oamenii promovați de Stalin, magnații sistemului, cum îi numește istoricul britanic, unii provenind din eșaloanele doi și trei ale Vechii Gărzi bolșevice (Viaceslav Molotov, Anastas Mikoian, Valerian Kuibîșev, Lazăr Kaganovici, Serghei Kirov, Andrei Jdanov, Kliment Voroșilov), alții, parveniți politici care își datorau ascensiunea în exclusivitate dictatorului (Gheorghi Malenkov, Lev Mehlis, Nikolai Ejov, Nikita Hrușciov, Lavrenti Beria, Nikolai Bulganin, Viktor Abakumov, Aleksandr Poskriobîșev) au renunțat în chip voluntar la orice autonomie a gândirii (dacă o vor fi avut vreodată). Nu au decât un scop: să îndeplinească orbește ordinele lui Stalin, să le anticipeze și să exceleze în a le materializa. Unica lor aspirație: să-i intre-n voie, să-i satisfacă infinita vanitate, să se facă indispensabili. Se denunță între ei, se calomniază, își înfig reciproc jungherele în spate, se batjocoresc (Malenkov este ținta continuă a unor glume grețoase legate de obezitatea sa), totul sub masca devotamentului pentru cauză. Mâna dreaptă a dictatorului, șeful său de cabinet și responsabilul pentru cele mai sensibile misiuni, Aleksandr Poskriobîșev, îl informează pe Stalin despre viața intimă a copiilor săi, dar și despre sifilisul lui Beria. În nimeni nu are Stalin mai multă încredere decât în acest infam zelot. Ceea ce nu exclude prigonirea, arestarea și împușcarea soției sale, Bronislawa (Bronka).

Apar și scelerații fanatici din "democrațiile populare", întotdeauna gata să se înjosească în fața zeului infailibil. Responsabil cu serviciile secrete și cu ideologia în Polonia sovietizată, Jakub Berman, participă la agapele din dacha lui Stalin împreună cu mafioții de la Kremlin. Când Stalin poruncește să înceapă dansul, Berman valsează cu Molotov. Mi-l pot imagina pe Gheorghiu-Dej dansând cu Malenkov ori cu Kaganovici...

Seful NKVD din anii 30, executat in 1938, Genrikh Iagoda, colecționa chiloți de damă si ilustrații pornografice. Urmașul său, după interludiul Ejov (cu ale sale inclinații homosexuale rezolvate in vilele poliției secrete), Lavrenti Beria, era un violator in serie. Asemeni lui Hitler, Stalin știa perfect cine sunt servitorii săi, strângea probe menite a fi utilizate la momentul potrivit. Deboșarea este fără limite, propriul fiu al dictatorului, Vasili, este un desfrânat dipsoman. Morala proletară este pentru proletari, nu pentru nomenclatură.

Niciun fel de reticență, niciun fel de scrupule morale de la acești fanatici ai servilismului total și definitiv. În timpul Marii Terori, asemeni birocraților naziști, ei acționează în direcția dorințelor (exprimate direct ori doar sugerate sibilinic) celui pe care îl adoră nu fără un continuu sentiment de spaimă (un fel de sindrom Stockholm colectiv). În cercul intim domnește suspiciunea: fiecare bănuiește pe fiecare, baronii se lucrează unul pe altul. Din când în când, bossul (khoziain) decide că trebuie să mai cadă câte un cap din anturajul său. Le trimite semnale magnaților că nu există garanții că vor scăpa de pedeapsa justiției revoluționare daca vor mișca, măcar cu o iotă, în front. Vechii prieteni, georgieni ca și el, nu sunt cruțați: Sergo Ordjonikidze se sinucide, Besso Lominadze este arestat și împușcat ca un câine turbat.

Colaboratorii cei mai apropiați ai "farului umanității progresiste" sunt, de fapt, o bandă de gangsteri politici. Este ceea ce avea să recunoască mai târziu vechiul bolșevic de origine armeană, Anastas Mikoian, în memoriile sale. La fel, Hrușciov admitea că sângele victimelor îi ajungea până la coate și mai sus. Dar în anii terorii se întrecuseră întru criminalitate. La mitingul de doliu din martie 1953, doar Molotov (a carui fostă sotie, Polina Jemciujina, de care divorțase la ordinul lui Stalin, se afla in Gulag) avea lacrimi în ochi pentru despotul mort. Toți insă erau in realitate fericiți că monstrul crăpase. Stalin nu-i iertase niciodată Polinei prietenia cu Nadia (Nadejda Allilueva), a doua sa sotie si, probabil, singura persoană pe care a iubit-o cu adevarat vreodată. Sinuciderea Nadiei în noiembrie 1932, percepută ca o imensă trădare personală, a declanșat revărsarea celor mai josnice instincte din psihicul tot mai deranjat al lui Koba. Paranoia tiranului se mula perfect pe logica paranoică a sistemului.

Montefiore discută totalitarismul și îi dă dreptate, în chip fundamental, lui Robert Conquest în critica făcută de marele kremlinolog școlii revizioniste. Dar subliniază și faptul că revizioniștii, în primul rând Sheila Fitzpatrick și J. Arch Getty, nu greșeau când vorbeau despre competiția centrelor locale în a depăși chiar și monstruoasele exigențe de la centru privind epurările. Ordinele veneau de la Stalin și mamelucii săi. Executarea lor era atributul organelor de partid și NKVD din variile republici, regiuni, raioane. Acolo acționau troicile ucigașe. Acolo se depășea planul...

Ce era de fapt în mintea lui Stalin? Simplu spus, bolșevismul său era unul exacerbat. Nu insă si unul neaparăt irațional daca gandești ca un bolșevic: teza ascuțirii luptei de clasă pe masura inaintării spre socialism era consecința logicii exclusiviste a leninismului. Ceea ce la Lenin era proto-totalitarism, la Stalin se radicalizează și devine totalitarism dezlănțuit. Categoria centrală în această cosmologie paranoică este aceea a "dușmanilor poporului". Imaginea dominantă este a "fortăreței asediate" și a primejdiei "calului troian". Cartea lui Simon Sebag Montefiore este cronica răscolitoare a unor timpuri infernale, un document istoric bazat pe mărturii de primă mână, pe memorii și documente de arhivă, dar este și o narațiune copleșitoare despre utopie, hybris, delir și teroare. Scrisă cu un talent literar de excepție, cartea intră în rândul lucrărilor clasice despre tirania stalinistă, alături de cele ale unor Robert Conquest, Robert Service, Boris Souvarine, Robert C. Tucker, Dmitri Volkogonov și Adam Ulam.

TaguriBlog, Vladimir Tismaneanu, Europa Libera


Dan Dungaciu: Politică și Geopolitică

 

„Avem o campanie cu războiul la uşă. NATO va fi temă electorală”. Acesta este titlul amplului interviu acordat de Dan Dungaciu reporterului revistei „Timpul” (vineri, 17 octombrie 2014).

Întrebări incitante, răspunsuri, ca totdeauna, sincere, fără ocolişuri, mergând direct la esenţă.

O analiză-prezentare a raportului de forţe politice în campania electorală de la sfârşit de noiembrie, obiectivă, reală, în deplină cunoştinţă de cauză: domnia sa este un profund cunoscător al stării de lucruri din Republica Moldova.

Alături de constatări şi judecăţi echilibrate şi argumentate, însă, apar şi unele (destule) care trezesc semne de întrebare, dacă nu chiar... nedumerire.

S-o luăm de la... coadă: „Parteneriatul Estic... declară intervievatul, a fost de la început neviabil ca mecanism de integrare europeană”. „De ce? se întreabă dânsul. Pentru că nu avea nicio dimensiune de securitate”. Adică, lipsea protecţia NATO.

Şi aici am ajuns la ceea ce s-ar numi sursa ÎNTREBĂRILOR ŞI NEDUMERIRILOR. De altfel, scoasă şi în titlul interviului: NATO-ul!

Cum poţi pune astfel problema atunci când o ţară are statut (nu: stat... cum apare în textul din Timpul!) de neutralitate, aşa cum este Republica Moldova? Or, Dan Dungaciu are perfectă dreptate când afirmă, că, dacă vrei să intri în UE, mai întâi să devii membră  NATO!

Dar dacă nu ai protecţia NATO, atunci...? Atunci zadarnice eforturile. Vezi bine, poţi să semnezi documente de asociere oricâte doreşti, tot de-a surda!... 

Ca să nu o lungim, vom trece peste alte semne de întrebare-nedumeriri şi vom insista asupra unui singur aspect, asupra căruia îşi concentrează  domnul Dungaciu atenţia.  

Rusia. Care este rolul Rusiei în toată această aşa-zisă ecuaţie politică, dar, mai ales, GEOPOLITICĂ?

„Acţiunile Rusiei în regiune vor depinde clar de evoluţiile din Ucraina”... „Moscova va face ceea ce a făcut după Revoluţia Oranj”... „O Rusie care are conştiinţa că pe termen lung nu va rezista, este o RUSIE PERICULOASĂ pe termen scurt, care nu mai RESPECTĂ NICIO REGULĂ”.

Acum apare întrebarea: dacă Rusia nu respectă nicio REGULĂ (adică nu se conformează dreptului şi convenţiilor internaţionale), atunci ce pronosticuri pot fi făcute în legătură cu campania electorală în plină desfăşurare, dar şi despre evoluţia lucrurilor în RM după alegeri?

Aş fi vrut să-l aud pe dl Dungaciu spunându-mi nu cum va fi şi ce va fi la şi după alegeri, ci CUM POATE FI PUSĂ ZĂBALA ÎN BOTUL RUSIEI, ca să nu deturneze voinţa liber exprimată a electoratului din republică. Factorul rusesc în viziunea şi interpretarea domniei sale este nu doar unul dominant, ci şi decisiv. Chiar dacă... dacă pasajul în care face sinistra profeţie începe tot cu un DACĂ:

  „DACĂ AIE NU VA OBŢINE 50%, CHIŞINĂUL VA CĂDEA DE PE HARTA EUROPEI POLITICE, DEZAMĂGIREA PUBLICĂ VA FI ENORMĂ, IAR CEEA CE RUSIA A REUŞIT PRIN RĂZBOI ÎN UCRAINA VA REUŞI PRIN ALEGERI LA CHIŞINĂU”.

De ce: „prin război în Ucraina”, dacă şi acolo au avut loc... ALEGERI? Şi în Crimeea, Şi în cele două republici-fantome...

De ce: „prin alegeri la Chişinău”, dacă avem aceste două enclave separatiste: Transnistria şi Autonomia Găgăuză, care şi ele sunt fructul unui război?

Marea mea nedumerire la lectura răspunsurilor date de dl Dungaciu este, repet: Europa, NATO-ul, Statele Unite ale Americii, comunitatea internaţională sunt în stare să stăvilească poftele nemăsurat de agresive ale lui Putin cu toată camarila lui abjectă? Sau vor sta şi în continuare şi vor contempla extinderea barbariei asiatice mai întâi în sud-estul Europei, apoi şi... mai departe?

    19 octombrie 2014

P. S. Vreau să  amintesc eventualilor cititori ai acestui text un adevăr care ne priveşte direct, ca un teritoriu mic ce suntem, dar din punct de vedere geopolitic de mare importanţă, formulat cu sute de ani în urmă de Miron Costin: „Moldova fiind o ţară mică, nice un lucru de samă nu au făcut decât numai cu amestecul vecinilor”. Vom fi noi în stare să ne realizăm în deplină libertate voinţa în istorie, dacă nu vom fi sprijiniţi-ajutaţi de puternicii vecinI? Or, dacă se confirmă negrele previziuni ale domnului Dungaciu, înfrângerea va fi nu atât a noastră, cât a lumii libere şi democratice.

A Uniunii Europene.

A SUA.

A comunităţii internaţionale...

                            V.B.

 

            A    D    D    E    N   D   A

O inexactitate-confuzie enunţată de dl Dan Dungaciu este următoarea: „Fără semnalul lui Vladimir Voronin din 2005 după care „avem voie să fim cu UE, nu mai depăşea 50% în sondaje opţiunea europeană niciodată”.  De unde ar rezulta că orientarea  proeuropeană s-a făcut graţie PCRM. Eroare, regretabilă eroare... Acest partid, care e doar cu numele komunist, dar este unul al intereselor personale, la acel an 2005, vrând să câştige şi un al doilea mandat, a acceptat (în mod formal) condiţia ce i-a fost pusă de PPCD-ul care domina o bună parte de electorat şi a enunţat acest vector de orientare externă. Dar nu a fost sincer, cum nu este nici acum când, chipurile, nu se pronunţă contra asocierii la UE. O face doar pentru a accede la guvernare...

TaguriBlog, Vladimir Beșleagă, Radio Europa Liberă


Anul Matcovschi. Matcovschi – 75 ani

 

 Luni, 20 octombrie, Dumitru Matcovschi ar fi împlinit 75 de ani. Din păcate, nu a ajuns să facă nici 74 împliniţi, stingându-se pe 26 iunie ’13, pe-un pat de spital. În semn de pios omagiu, Guvernul Republicii Moldova a declarat 2014 – Anul Dumitru Matcovschi, acum pe punct de a se încheia pe o notă majoră, printr-un Festival de Poezie ce-i poartă numele şi care se întâmplă la baştina poetului, în Vadul-Raşcov, în zilele de sâmbătă şi duminică premergătoare zilei Sale de naştere. Şi tot în aceste zile a avut loc lansarea antologiei Bucuraţi-vă şi a romanelor Toamna porumbeilor albi şi Piesă pentru un teatru provincial, scoase la Cartier cu sprijinul Ministerului Culturii – nici nu lansare, ci o seară comemorativă, la care tocmai generaţia '60 & starurile lui ’89 (N. Dabija, I. Hadârcă, V. Matei etc., etc.) au strălucit prin absenţă, nu şi mult huliţii modernişti & postmodernişti (poeţii Arcadie Suceveanu, Nicolae Popa, Maria Şleahtiţchi, Nicolae Spătaru; compozitorul Ghenadie Ciobanu). Posteritatea a păşit aşadar cu dreptul, totul este să continue şi după încheierea anului D. Matcovschi, dar asta depinde deja doar de cei care vor pune mâna pe carte, vor merge la spectacole, îi vor asculta cântecele.

x

Nu pot să nu remarc că săptămâna care începe cu ziua de naştere a poetului se încheie, pe 26 octombrie, cu ziua de naştere a unui alt mare scriitor, Aureliu Busuioc (1928-2012) – drept care public această fotografie de-acum patru ani ce-i surprinde împreună la Librăria din Centru.        

* * * * * * *

Dacă-i adevărat că omul sfinţeşte locul – şi este! –, despre Marii Bărbaţi se poate spune că îşi marchează epoca. Vorba poetului: „Acolo. Dar unde? Acolo./ În ploaie. În vânt. În stihie./ În freamăt. În larmăt. În geamăt./ În grea veşnicie.”

Hotărât lucru, timpul şi spaţiul par să-şi fi dat mâna în cazul poetului Dumitru Matcovschi, făcând să vină pe lume „la Nistru, la mărgioară”, într-o perioadă când Basarabia avea cea mai mare nevoie de oameni de caracter. Reprezentant de marcă al „generaţiei luptei cu inerţia”, cea care va pune, în 1965, problema revenirii la alfabetul latin al limbii noastre, la Congresul III al Uniunii Scriitorilor din Moldova, dar şi artizan al schimbării la faţă a literelor moldoveneşti, în calitatea sa de redactor-şef adjunct al săptămânalului Cultura (1966-1970), în 1969 publică volumul Descântece în alb şi negru, retras imediat din librării şi dat la cuţit, devenind astfel „cap de serie” (numai bun să i se ia capul!) al tinerilor autori cenzuraţi (vor urma: Petru Cărare, Mihail Ion Ciubotaru şi Ion Vatamanu). „Punerea la index” nu-l îngenunchează, din contră – una după alta, apar piesele sale de rezistenţă: Cântec de leagăn pentru bunici (1974), Preşedintele (1976), Tata (1979), Pomul vieţii (1979), Abecedarul (1986), iar în 1987 poemul Basarabia, pus pe note de compozitorul Mihai Dolgan şi devenit, peste noapte, un adevărat imn al mişcării de Renaştere naţională. În primăvara lui 1988, abia ales redactor-şef al revistei Nistru, nu ezită să publice, în premieră la noi, Doina lui Eminescu, nuvela În voia valurilor, de Constantin Stere, dar şi incendiarul eseu al lui Valentin Mândâcanu, Veşmântul fiinţei noastre, pregătind astfel istoricul an 1989. Şi tocmai cel care ar fi trebuit să prezideze, pe bună dreptate, Marea Adunare Naţională din 27 august ’89, nu o va putea face, fiind strivit de un autocar, în data de 17 mai 1989. De-acum încolo, începe Legenda Dumitru Matcovschi, poetul înviind literalmente din morţi după o comă de 6 luni de zile, şi chiar revenind în forţă în prim-planul vieţii literare, pe post de ctitor al revistei Basarabia (1990) – vasul amiral al presei noastre culturale din primul deceniu de independenţă.

În toţi aceşti ani, Dumitru Matcovschi a continuat să scrie, cu o îndârjire aş zice profetică, în ciuda tuturor vicisitudinilor, ridiculizând „vremurile sărace” şi dând dovadă de o longevitate artistică ieşită din comun. Între timp, baştina sa – satul Vadul-Raşcov – a ajuns loc de pelerinaj, iar acum, că Marele Bărbat al acestui neam îşi doarme aici somnul de veci, veghindu-ne de sus, se cheamă că mai avem o „strajă la hotare”, la Nistru, la mărgioară…

TaguriBlog, Emiliana Galaicu-Păun, Dumitru Matcovschi 75, Radio Europa Liberă


Думы об Украине. Часть 2. Кто разгонит тучи?

 

ОБСЕ пока отказывается от предложения Берлина использовать для мониторинга ситуации в Украине немецкие беспилотники, которыми, согласно планам бундесвера, должны управлять военные, сообщает Deutsche Welle со ссылкой на представителя организации. Агентство РИА Новости напоминает, что Германия предложила миссии ОБСЕ направить в ее распоряжение два беспилотника и солдат бундесвера. «Мы рады любому предложению помощи от стран-членов нашей организации. (…) Однако участие военнослужащих противоречит мандату нашей миссии на Украине», - заявили в штаб-квартире ОБСЕ в Вене.

Однако проблема, как мы понимаем, гораздо шире банального технического вопроса о беспилотниках. Характерно, что стороны и посредники конфликта далеки от похвал в адрес минских соглашений от 5 и 19 сентября, но никто не отрицает их важности. «В минских договоренностях, процесс реализации которых уже пошел, есть подтверждение начала общенационального диалога, который, рассчитываем, будет начат на следующих этапах по претворению в жизнь минских документов», - сказал, в частности, министр иностранных дел России Сергей Лавров в интервью телеканалу НТВ.

«То, что происходит сейчас в отношениях между нашими президентами (России и Украины), подтверждает, что мы все равно найдем выход из нынешнего кризиса и поможем украинским братьям договориться о том, как им обустраивать свою страну, - цитирует российского министра агентство РИА Новости. – Мы не можем потерять Украину, потому что это не группа лиц, совершивших переворот и захвативших власть, (…) а самый близкий, братский народ, с которым мы имеем общие исторические, культурные, мировоззренческие и цивилизационные корни».

Более того, считает Лавров, кризиса в Украине можно было избежать, если бы в свое время был согласован предложенный Россией договор о европейской безопасности. «В свое время, много лет назад, мы предложили согласовать и принять договор о европейской безопасности, который бы кодифицировал провозглашенный на политическом уровне принцип неделимости безопасности, когда ни одно государство не имеет право обеспечивать свою безопасность за счет ущемления безопасности других. Этот договор был отвергнут. Получается, что страны НАТО, которые отказались его даже обсуждать, являют собой коллективного «Мистера нет», - заявил министр в интервью НТВ. – Убежден, если бы договор о евробезопасности был в свое время согласован и стало бы формироваться единое экономическое и гуманитарное пространство от Лиссабона до Владивостока, не возникло бы тех проблем, которые сейчас привели к глубочайшему кризису государственности на Украине».

Путин выразился более категорично. Еще в сентябре он прямо обвинил страны Запада в провоцировании украинского кризиса. «Кризис на Украине, который был спровоцирован и создан нашими западными партнерами, используется для реанимации этого военного блока (НАТО). Всё это, безусловно, будет нами учтено при принятии решений по поводу обеспечения безопасности нашей страны. Мы должны будем сделать всё для того, чтобы эта безопасность была абсолютно надежно гарантирована», - цитирует российского президента издание «Эксперт».

Между тем, российский блогер, пишущий под ником Friend, обращает внимание на то, что минская встреча «контактной группы» (Украина, ДНР/ЛНР, Россия, ОБСЕ) состоялась 5 сентября, одновременно с саммитом НАТО в Уэльсе, где как раз обсуждался вопрос о консолидации мер давления Запада на Россию. «Минский протокол стал гирькой на весах, которую Россия положила на раскачивающиеся в Уэльсе весы вопроса о переходе на качественно новый этап холодной войны Запада против нашей страны», - отмечает блогер, добавляя, что, благодаря минской встрече, НАТО не приняло окончательных решений ни по вопросам поддержки Киева, ни по давлению на Россию. Правда, с последней мыслью автора трудно согласиться, потому что спустя всего неделю после Минска ЕС принял новый пакет санкций против РФ.

Понятно, что «минско-миланский процесс» всё же лучше, чем война и гибель мирных жителей. Но есть ряд существенных НО. Во-первых, после подписания двух сентябрьских протоколов трагедии не прекратились – практически каждый день в Донбассе гибнут люди. Во-вторых, ни одна сторон не выполняет взятых обязательств. Например, украинская армия так и не ушла из донецкого аэропорта (вернее, из того, что от него осталось), и ополчению пришлось выбивать ее оттуда силой. В свою очередь, само ополчение не спешит оставлять ряд населенных пунктов в буферной зоне, поскольку там у бойцов остаются семьи, за жизнь которых они опасаются.

В-третьих, минское перемирие – это именно перемирие, а не окончательный мир. Каждая из воюющих сторон более или менее явно готовится к реваншу, т.к., с одной стороны, Украина не хочет «приднестровизации» Донбасса, опасаясь попросту потерять свою территорию. Сам Донбасс недоволен тем, что контролирует «жалкий огрызок» (встречал я и такие выражения) Новороссии, и жаждет взять под контроль территорию не только Донецкой и Луганской области, но и других регионов, вплоть до Одессы. Россия при этом не хочет упускать Новороссию (в любом виде), но пытается сделать это не столь явно, чтобы не давать повода для очередного пакета санкций (впрочем, иногда я ловлю себя на мысли, что украинский кризис стал уже фоном, а не причиной, и санкции отныне живут своей жизнью). Наконец, Европа не может потерять лицо, закрывая глаза на политику России (и это мы пока не говорим о Крыме!), но не желает быть бóльшими украинцами, чем сами украинцы, особенно сейчас, когда наступление холодов заставляет европейцев быть немножко эгоистами…

Одним словом, украинский кризис вышел за рамки внутреннего цивилизационного разлома, став региональным геополитическим прожектом, где крупные игроки, уцепившись за крымско-донбасскую тему, принялись форсировать свою политику, не особо считаясь с чаяниями самой Украины (кто бы что ни говорил). Однако это вовсе не означает, что официальный Киев должен кивать исключительно на внешние силы, игнорируя внутренний диалог.

«Государства, непосредственно не вовлеченные в конфликт, пристально наблюдают за развитием событий. Для них главный урок украинского конфликта в том, что современная международная система безопасности не способна урегулировать застарелый внутренний и международный вооруженный конфликт. Ввиду масштабных последствий украинского кризиса Украина и Россия, невзирая на их общую многовековую историю, утратили возможность возобновить диалог. Противники такого диалога попытают дискредитировать саму идею переговоров. Однако именно взаимосвязь между историей и политикой, и в частности – между исторической памятью и политическими мотивами участников конфликта – вызывает особое беспокойство в связи с нынешним замораживанием диалога», ­- написал директор Института Кеннана при Центре Вудро Вильсона Мэтью Рожански на сайте российского аналитического издания «Внешняя политика».

«На сегодняшний момент для украинцев гораздо важнее начать диалог по внутреннему примирению – прежде чем начинать его с Россией. Попытка скрыть внутриукраинские противоречия под объединяющим лозунгом европейской интеграции может привести к трагической близорукости, присущей советской власти по итогам предыдущей войны», ­- уверен американский политолог.

Трудно с ним не согласиться, уважаемые читатели. Евромайдан начался именно с того, что предыдущие украинские власти приостановили процесс европейской интеграции, что не понравилось одной части общества этой страны. Теперь эта же часть общества, добившись инкорпорации во власть своих, скажем упрощенно, единомышленников, с удивлением обнаруживает, что в стране есть и другая часть общества, которая не желает европейской интеграции и, более того, готова на крайние меры в случае игнорирования ее мнения.

В самом деле, мы получаем практически зеркальную ситуацию: сторонники евроинтеграции пошли на жесткие шаги, свергнув президента и правительство (и сейчас добивают остатки «неверных» в Верховной Раде), а теперь противостоят другой части общества, которая готова на еще более радикальные меры. Впрочем, эти воззвания были к месту где-нибудь в апреле, когда принимались Женевские соглашения, но теперь, когда число жертв в Донбассе превышает несколько тысяч (по самым скромным подсчетам), вряд ли обе части общества выразят готовность к диалогу. По большому счету, мы можем рассчитывать только на диалог ради диалога. Лишь бы не было войны…

 

Часть 1

 

Читайте также:

Украина между небом и землей. Часть 1. Часть 2.

Пакт Путина – Меркель

Украина: пейзаж после битвы. Часть 1. Часть 2. Часть 3. Часть 4.

 

TaguriBlog, Ernest Vardanean, Europa Libera

În exclusivitate