marți, aprilie 21, 2015 Ora Locală 04:25

Blog

Страдания евразийских европейцев. Куда податься Молдове?

Самый интригующий вопрос, заданный респондентам в рамках последнего Барометра общественного мнения в апреле, касался доверия к молдавским политикам – 46% респондентов не доверяют вообще никому. Если быть точнее, самый интересный фрагмент – это доверие жителей Молдовы к зарубежным политикам. Выступая на днях в эфире Jurnal TV как раз по теме этого опроса, я в шутку сказал, что самым большим доверием в Молдове пользуются, наверное, Владимир Путин и Ангела Меркель, причем их показатели в разы выше «родных» политиков.

Но я и подумать не мог, что это окажется правдой! Опрос показал, что самым большим доверием среди жителей Молдовы пользуется президент России. Его совокупный рейтинг («Некоторое доверие» и «Очень много доверия») составил 61%. Следом за ним идет его бывшая подруга по Европейскому Союзу – у канцлера ФРГ почти 44%. На третьем месте президент Румынии Клаус Йоханнис с 36%. Четвертым идет президент США Барак Обама – у него чуть более 32%.

Далее следуют французский президент Франсуа Олланд и британский премьер Дэвид Кэмерон – соответственно, 24% и 20%. У них же самый высокий процент респондентов, которые просто не знают таких политиков: 33% и 39% соответственно. Замыкает «великолепную семерку» президент Украины Петр Порошенко с большим антирейтингом. Положительно о нем отозвались лишь 14%, а отрицательно – более 68%.

Обращу внимание читателей на другой немаловажный факт. Из того 61% людей, которые сказали, что верят Путину «в некоторой степени» и «очень», более 80% - русские и украинцы, почти 90% - другие национальности – это еще можно понять. Но свое «Да» сказали и 55% молдаван/румын (то есть около трети общего числа молдавских/румынских респондентов), и это самый большой парадокс. Получается, что титульная нация, которая, в общем-то, воспринимается как главный мотор европейской интеграции в Молдове, состоит на треть из «путиноидов» и «ватников». Как это объяснить? Полагаю, у властей страны, НПО, СМИ и внешних партнеров есть большая головная боль, она же – глобальная задача: как «перешибить» пророссийские настроения?

А между тем, доверие к Путину – это «цветочки». В сегменте вопросов по внешнеполитической ориентации – тихий ужас для Кишинева и ЕС. На вопрос «Как вы будете голосовать на референдуме за Европейский Союз» 39,5% обещали сказать «Да», а почти 42% - «Нет». Но и это не всё. На вопрос «Получит ли Молдова больше преимуществ или недостатков от вступления в ЕС» 41% сказали «Только преимущества» и «Больше преимуществ», а в противоположном лагере обозначились почти 45%. Не столь существенно, но симптоматично.

Дальше – еще хуже. На вопрос «Проголосуете ли вы за вступление РМ в Таможенный союз» (к слову, авторы опроса малость сплоховали – Таможенный союз перестал существовать с 1 января, на его место пришел Евразийский Экономический союз в составе уже четырех, а не трех стран) почти 58% ответили «Да». «Против» - лишь 26%. Смотрим еще раз: за Евросоюз – менее 40%, за Евразийский ЭС – почти 58%. Как вы понимаете, уважаемые читатели, 18% - слишком серьезная разница, ее нельзя списать на статистическую погрешность.

Впрочем, это отнюдь не новый тренд. Давайте вспомним, что больше года назад Атлантическая комиссия Словакии представила в Кишиневе удручающие для властей результаты опроса: по сравнению с 2009 годом число сторонников европейской интеграции уменьшилось с 55% до 44%, а количество адептов восточного вектора увеличилось с 30 до 40 процентных пунктов. Разрыв между ЕС и ТС сократился с 25% до 4%, то есть до размеров статистической погрешности.

Это в начале 2014 года. А сейчас? Евразийский вектор ушел далеко вперед, и это несмотря на введение безвизового режима с Евросоюзом, большую поддержку Кишинева со стороны Брюсселя и общее падение репутации России на европейском пространстве. При этом 58% респондентов видят на Востоке больше преимуществ, чем недостатков, а противоположного мнения придерживаются 28%. Разрыв в 30% очень серьезен – а в отношении ЕС почти равенство, там 41% и 45% соответственно.

Ну, и в качестве «контрольного выстрела» приведу еще два показателя. На вопрос «Если на референдуме вам все-таки придется сделать выбор между Европейским Союзом и Таможенным (Евразийским) Союзом» ровно 50% выбрали восточный вектор и лишь 32% - европейский. Снова 18% разницы. Еще 4% не пойдут голосовать, а 13% не определились с выбором. И снова обращу внимание читателей на то обстоятельство, что среди молдаван/румын число сторонников ЕС оказалось меньше числа поклонников ЕЭС – 38% и 44% соответственно.

Второй показатель – желание жителей Молдовы уехать из страны. На первом месте, как вы уже догадались, Россия – там мечтают жить почти 24%. На втором месте Германия с 6,5%, на третьем – Италия с почти 4%. И так далее. Интересно, что 35% сказали, что «такой страны не существует» - то ли из патриотизма, то ли от безысходности, как поется в известной песне «…Сорри, мама, нету такой земли!».

Таким образом, каждый четвертый житель РМ желает переехать в Россию. В общем, неудивительно, если помнить, сколько молдаван уже находятся в РФ. Но опять же – почему граждане стремящейся в Европу страны сами туда не стремятся? Все страны ЕС в этом опросе набрали в сумме 18% - меньше, чем Россия. И снова взглянем на национальное измерение вопроса. Молдаване/румыны и тут «портят» европейскую статистику – почти 20% назвали Россию, а Германию – лишь немногим менее 7%.

И это несмотря на то, что число людей, считающих Россию более коррумпированной, чем ЕС, ровно вдвое больше, чем считающих наоборот, - 42% и 21%. И несмотря на то, что 58% опрошенных согласны с наличием у России социально-экономических трудностей, вызванных украинским кризисом. Правда, тех, кто считает, что события в Украине суть следствие военной агрессии России, - только 41%, а не соглашаются с этим более 52%.

В общем, в сталинские годы это назвали бы «разброд и шатание». В случае с отдельно взятым человеком – шизофренией. А в контексте внутриполитической нестабильности в Молдове, украинского кризиса и новой «холодной войны» между Россией и Западом мы назовем это усилением поляризации в молдавском обществе по критерию внешнеполитического выбора. Число сторонников европейского вектора в Молдове неуклонно сокращается, и параллельно усиливается борьба с российским влиянием, в первую очередь в прессе.

Кто кого? Ведь народ Молдовы отнюдь не глуп и делает выводы сам, но он слишком пассивен, чтобы пытаться влиять на курс правящей верхушки. Соответственно, в стране усиливается (точнее будет сказать «не стихает») стремление людей проголосовать ногами, то есть уехать. Это печально, но представляется вполне естественным результатом несогласия с политикой властей. Ведь, как я писал в первой части, 75% респондентов считает, что Молдова идет в неверном направлении…

Читайте также:

Молдова – очередной тест на «европейскость»

«Мы не правые и не левые…»

Молдова и предвыборные разборки. Понятно, что ничего не понятно

Опросом по опросу: Молдова на распутье

Нелюбимая жена в европейском гареме

 

 

TaguriBlog, Ernest Vardanean, Europa Libera


…И стали бедные еще беднее. Новый опрос в Молдове.

Главным общественно-политическим событием уходящей недели в Молдове стало обнародование итогов очередного Барометра общественного мнения, проведенного Центром социологических исследований и маркетинга CBS-AXA по заказу Института публичных политик. Опрос был проведен в период с 28 марта по 7 апреля 2015 года в 85 населенных пунктах страны, за исключением Приднестровья. Всего опрошено 1104 человека старше 18 лет, погрешность составила 2,8%.

Сразу скажу, что итоги исследования ошеломляют «с порога». Первые же показатели не оставляют сомнений в том, что результаты опроса придутся не по нраву правящим кругам Молдовы. Так, 75,4% считают, что страна движется в неверном направлении. В ноябре 2014 года таких было 61%, в апреле 2014 года – 68%. За 5 месяцев число скептиков увеличилось на 15%, что вполне объяснимо. Ведь выборы прошли, романтика закончилась, зато началась вакханалия на валютном рынке, которая сначала обесценила лей на 30-40%, потом вернула его к начальным позициям (если не считать, что доллар на мировом рынке резко подорожал к евро). Это, однако, не помешало импортерам взвинтить цены на продукцию – на отдельные виды продовольственных товаров цены поднялись на 50%, некоторые лекарства подорожали вдвое, а уж о промышленных товарах и говорить нечего.

Как следствие этого, на вопрос «Как вы оцениваете экономическую ситуацию в сравнении с прошлым годом?» в апреле почти 34% ответили «Стало немного хуже» и около 29% - «Стало намного хуже». Еще 26% не увидели изменений, а около 8% заметили небольшое улучшение.

Интересно сравнить новые данные с предыдущими. В апреле 2014 года 45% респондентов не заметили изменений, 17% сказали «Стало немного хуже», а 15% оказались пессимистичнее. Зато сразу 20% ответили «Стало немного лучше», а 1% чувствовали себя еще лучше. В ноябре 2014 года отсутствие изменений зафиксировали 43% опрошенных, 26% увидели небольшое улучшение, а 2% - значительное улучшение. В то же время число ответивших «немного хуже» составило 17%, а «намного» - 10%.

То есть всего лишь пять месяцев назад число умеренных и больших оптимистов сократилось в совокупности с 28% до 8% - более чем втрое. В то же время число их идейных противников выросло в сумме с 27% до 63% - более чем вдвое. И это, повторю, за 5 месяцев!

Еще цифры. В апреле 2014 года на вопрос «Как вы оцениваете текущие доходы вашей семьи?» 34% сказали, что денег им не хватает даже на самое необходимое. 41% признались, что доходы покрывают только самые необходимые расходы. Еще 16% сказали, что денег им хватает для достойной жизни, но они не могут позволить себе дорогих покупок. Другие 7% признались, что порой позволяют себе и дорогие вещи, но при этом вынужденно ограничивают себя в других областях. И лишь 1% ни в чем себе не отказывает.

В ноябре 2014 года 30% ответили, что им не хватает даже на самое необходимое. Еще 45% - хватает только на это. Те же 16% сказали, что денег достаточно, но без дорогих вещей. Еще 6% позволяют себе покупать недешевые вещи, ограничиваясь в другом. Ни в чем себе не отказывают 2%.

В апреле 2015 года резко выросло количество граждан, чьи доходы недостаточны даже для самых необходимых вещей, - почти 42%, при этом количество «середняков» сократилось до 43%. Число тех, кто живет достойно, но не позволяет себе дорогих покупок, уменьшилось до 12%. Также уменьшилось количество людей, позволяющих себе дорогие вещи с самоограничением в других областях, – 2,6%. Наконец, сегмент самых обеспеченных почти исчез – 0,5%.

То есть с ноября по апрель объем доходов сократился в совокупности у 22% опрошенных жителей Молдовы. Даже богатые стали беднее, а уж бедняки сполна почувствовали на себе «прелести» сомнительных игр в банковской и валютной сфере. Между прочим, именно рост цен был назван гражданами самой волнующей проблемой страны.

С другой стороны, логично, что в подобной ситуации доверие людей к власти и ее персоналиям будет хуже некуда. В рейтинге политиков совокупный положительный рейтинг («Определенное доверие» и «Очень много доверия») у бывшего премьера Юрия Лянкэ – ровно 37%. На втором месте мэр Кишинева Дорин Киртоакэ – почти 34%. Третьим идет лидер Партии социалистов Игорь Додон – у него 31%.

На другом полюсе, как обычно, располагается вице-председатель Демократической партии Влад Плахотнюк с фантастическим антирейтингом – более 87% («Не очень доверяю» и «Вообще никакого доверия»). Недалеко от него ушел бывший премьер-министр Влад Филат – у него 84% «негатива». Сразу следом идет президент РМ Николае Тимофти – 83%.

Плохие показатели Плахотнюка и Филата отразились на их партиях. На вопрос о том, за какую партию проголосовал бы респондент, если выборы состоятся в ближайшее воскресенье, за либеральных демократов выразили готовность проголосовать 7,1%. Между тем, на выборах 30 ноября 2014 года за «зеленых» проголосовали чуть более 20%, а в 2010 году – почти 30%. Падение, как видим, очень болезненное.

Демократическая партия выглядит еще хуже. В апрельском опросе за нее выразили готовность проголосовать 5,7%, в то время как на последних выборах число сторонников составило 15,8% (по крайней мере, так утверждают официальные данные). В 2010 году у ДПМ было 12,7%.

«Свободное падение» продолжается у когда-то всемогущей Партии коммунистов – жалкие 11,3% опрошенных. Это еще меньше, чем смехотворные 17,5% на выборах 2014 года. А в 2010 году у ПКРМ было почти 40%...

У оппозиционной Партии социалистов результаты впечатляют: 16% рейтинга доверия. Напомню, что на выборах 2014 года ПСРМ получила более 20% голосов и первое место по числу мандатов, что, однако, не помешало соперникам Игоря Додона оставить партию в оппозиции.

Достаточно весомый рейтинг зафиксирован у двух новорожденных партий: Народной Европейской партии Юрия Лянкэ и «Нашей партии» Ренато Усатого. У них, соответственно, 6,2% и 6,5%. Либералы Михая Гимпу из-за неучастия в правительственной коалиции укрепили позиции – видимо, перетянув на свою сторону разочаровавшихся сторонников ЛДПМ. У ЛП, согласно опросу, 11%, что превышает результаты выборов 2014 года (9,7%) и 2010 года (10%).

Словом, политическое поле Молдовы раскололось не только по принципу «эти за Европу, а те за Таежный союз», но еще и по принципу «Кто настоящий европеец». В этом смысле мы имеем, условно говоря, «настоящих» левых в лице Партии социалистов и «Нашей партии», «не правых и не левых» в лице ЛДПМ, ДПМ и псевдооппозиционной ПКРМ и «настоящих» европейцев в лице НЕП и ЛП. Вот так социально-экономические проблемы граждан Молдовы плавно и незаметно перетекают в проблемы внешнеполитического выбора. И там ситуация еще хуже для властей, гораздо хуже.

Продолжение следует…

TaguriBlog, Ernest Vardanean, Europa Libera


Unchiul Petru Ciocârlan: cum a murit?

 

Bun prieten cu tatăl meu, unchiul Petre era cu vreo câţiva ani mai mic. Dar amândoi au flăcăit în aceeaşi vreme, amândoi au făcut cursuri de condus maşini, numai că unchiul lucra pe camion, iar tata pe tractor. Mai târziu tata s-a făcut contabil. Iar unchiul tot şofer a rămas şi, cum a început războiul, a fost mobilizat şi... Mi-aduc aminte că, la câteva săptămâni, când frontul venind dinspre Prut, se apropia de satul nostru, unitatea lui, în retragere, a poposit pe câteva ore în marginea satului, şi superiorii i-au permis să vină să-şi vadă casa şi familia şi să-şi ia rămas bun de la ai săi...

S-a dus frontul spre răsărit, la noi s-a instalat administraţia română, noi, copiii, am mers la şcoală, iar mamele noastre umblau pe la ghicitori să afle ce-i cu bărbaţii lor: sunt vii? Vor veni acasă? Pentru că mulţi cădeau prizonieri, iar cum erau din zona administrată de autorităţile române, germanii îi eliberau din lagăre şi se întorceau pe la casele şi gospodăriile lor...

Cum unchiul Petrea era vânător şi avea o armă din cele scumpe, la plecare i-a dat de grijă mătuşei Titiana s-o ascundă bine şi s-o păstreze până se întoarce el. Da vezi că era timp de război şi autorităţile au dat ordin: cine are arme, să le predea, altfel e jale... Mătuşa n-a dus puşca. A pârât-o careva, au chemat-o la primărie şi... dă-i bătaie! Dar unde o ascunsese, arma? La noi, în podul baştei de la beci...

A scos-o şi a dus-o.

Alta am vrut să povestesc.

Ziceam că nevestele îşi ghiceau dacă li se întorc bărbaţii. Ca să vedeţi cum m-au făcut pe mine ghicitor!

Era o credinţă aşa: un copil neprihănit are darul ghicitului. Cum? Ascultaţi, pentru că eu am fost acel copil. Se făcea aşa: la o lumânare aprinsă îţi afuma unghia degetului mare de la mâna dreaptă, apoi te uitai în flacăra lumânării la unghie şi te întreba: „Ce vezi?” Tu nu vedeai nimic. Iar te întreba: „Uite mai bine: ce vezi?” Îţi încordai privirea, ca să vezi ceva în acea pată de funingine de pe unghie... Şi parcă începeai să desluşeşti ceva... Iar mă întreba mătuşa Titiana, că despre unchiul Petre era vorba: „Amu vezi? Poate vezi un mormânt?” Şi cu adevărat, mi se arăta în oglinda afumată un mormânt ca toate mormintele... La care şi ea, şi mamă-mea oftau: „Îi mort Petrea... Nu mai vine acasă”...

Şi nu a venit.

Că mort era din primele luni de război. Mort la Rostov-pe-Don. S-a aflat hăt, după mulţi ani, şi localitatea unde a fost înmormântat. S-a dus mătuşa Titiuana cu fiica Maria, verişoara mea, ca să omenească mormântul...

Dar cum a murit unchiul Petre? Că pentru toţi exista o singură formulă: luptând cu agresorul fascist. Ba se mai adăuga şi fraza fariseică: căzut cu moarte de erou...

Adevărul l-am aflat peste ani, pe când eram deja student şi, o dată venit acasă să-mi iau ceva merinde, tata m-a condus până la şosea. Era dis-de-dimineaţă. Pe întuneric. Aşteptam o maşină de ocazie, că autobuze de rută nu existau pe atuncea...

S-a întâmplat să fie acolo, la şosea, un sătean de-al nostru, care şi el aştepta un transport. S-a luat de vorbă cu tată-meu, aducându-şi aminte întâmplări din trecut. Şi iată ce a povestit acel om atunci:

„Eram într-o coloană cu Petrea Ciocârlan, cumnat-to... El pe maşină, eu-pe maşină... Numai că pe aproape de Rostov maşina lui a ars... A rămas fără maşină... Îl trimite nacealnicul după producţie în alt sat. Pentru soldaţi... Cere el maşina mea... I-o dau, dar mă duc şi eu cu dânsul... Se duce el acolo, încarcă, pornim înapoi, spre coloana noastră... El la ruli (volan), eu alături, de-a dreapta lui... Când ajungem în dreptul unui lan de popuşoi, de-a acolo iese câţiva cu avtomaturile şi: prrr! Drept în cabină. Mort pe loc Petrea!

Eu am apucat să sar şi să mă dau într-un hândichi. Aceia şi-au făcut treaba şi... s-au mistuit în popuşoaie... Eu am ieşit din hândichi, m-am suit în cabină şi am adus maşina înapoi la coloană...”

Acuma credţi că acesta-i sfârşitul istoriei?

Iată ce ne-a dezvăluit acel mălăieştean în întunericul dinspre ziuă: „Se spunea că aşa au fost împuşcaţi mai mulţi soldaţi de-ai noştri... Se zicea că aceia de-i împuşcau erau spioni nemţi care se strecurau peste linia frontului... Şi chiar erau îmbrăcaţi în uniforme nemţeşti, că eu am văzut cu ochii mei! Dar nu erau nemţi, măi! Ruşi erau, din cei care se chemau SMERŞ, NKVEDIŞTI, dar îmbrăcaţi în forme nemţeşti...”

Iată ce mi-a fost dat a auzi la acel ceas al dimineţii despre cum a murit, mai exact, a fost ucis unchiul Petre Ciocârlan. Iar motivul care să fi fost? Era fecior de chiabur: tatăl lui deportat. N-avea de ce să se ducă cu ruşii spre răsărit. Au considerat superiorii lui că trebuie lichidat, altfel, ca mulţi alţii, se va da prizonier ca să se întoarcă acasă...

18 aprilie 2015-04-18

P.S. Acum că cinstim memoria celor plecaţi dintre noi, mi-am amintit acest caz tragic din copilăria mea şi am decis să-l consemnez pe scurt .

TaguriBlog, Vladimir Beșleagă, Radio Europa Liberă


Greenpeace / Pax aeternum

 

În ziua

în care

şi cimitirele

vor deveni

vegetariene,

nu noi, ci

morţii

noştri

iubiţi

ne vor

scoate

de Paştele

Blajinilor

la iarbă

verde.

TaguriBlog, Paștele Blajinilor, Emilian Galaicu-Păun, Radio Europa Liberă


Hillary Clinton - candidatura declinului (II)

 

Hillary Clinton a plasat un mesaj cheie încă din primul ei anunț de campanie. Nimic suprinzător, pentru că mesajul e de mult timp o temă, de fapt, unica temă de campanie a stîngii americane și europene. Voi lupta pentru cei deposedați și voi lupta împotriva celor ce au tot pentru că i-au deposedat pe ceilalți promite Hilarry Clinton. Mai clar spus, Hillary Clinton va defila în viitorii doi ani de campanie agățată de ideologie. De noua ideologie care ține loc de politică pentru stînga.

Noul tipar împarte fără încetare lumea în bogați și săraci. Săracii sînt toți cei ce nu au mulți bani. Bogații sînt toți cei ce au mulți bani. Bogații trebuie, după o formulă de rară stupiditate, să „contribuie corect”, adică să plătească taxe atît cît decide stînga. Obsesia ideologică a stîngii nu e, de fapt, nouă. Ea reciclează în termeni umanitari vechea teorie marxist-leninistă a luptei de clase, încercînd să creeze o societate (și un electorat) al obidiților, o lume de victime după modelul proletariatului marxist. Evident, rațiunea nu are ce căuta în asemenea teorii și, dealtfel, aici e atuul acestui tip de propagandă care e sentimental invincibilă, greu de contracarat și ușor de folosit pentru a șanataja moral orice obiecție.

Cum să te opui cuiva care vrea binele săracilor? Și cum să iei partea celor ce crapă de bine? Da, săracii și nedreptățiții - cei adevărați, nu cei închipuiți de ideologia stîngii - sînt cea mai serioasă problemă a politicii care conduce economia. Dar tocmai din acest motiv, tema trebuie tratată cu seriozitate și nu trebuie lăsată pe mîna demagogilor stîngiști. Căci demagogii stîngii umblă cu picioarele în suferința și resentimentele nevoiașilor pentru a provoca furii și voturi în baza unui mecanism primitiv în care lumea e strîmbă și va fi mai dreaptă doar dacă un guvern de stînga ia banii dintr-o parte și îi multă în alta.

Demagogia stîngii le interzice celor pe care îi vizează să înțeleagă că fără marele succes al oamenilor de afaceri n-ar exista locuri de muncă și că fără banii lor încasările la buget ar fi mult mai mici. Hillary Clinton nu le va spune celor celor ce îi dau voturi că pedepsirea fiscală a celor ce produc va descuraja inițiativa, va defăima libertatea și va îngrășa un stat care va transforma săracii „oprimați” în turmă dresată. Linia derizorie pe care Hillary Clinton a plecat deja nu e eroare izolată. Întreg sistemul politic occidental e marcat de apariția clișeelor, a tabuurilor, și a ideologiei colectiviste. Nici stînga, nici dreapta nu mai fac politică de convingeri și viziune. Și stînga și dreapta au îmbrățișat, în feluri diferite, politica ofertelor de supermarket: ieftinim, reducem, răsplătim fidelitatea, vindem două la preț de unu. Dezbaterea între candidații stîngii și ai dreptei la alegerile de peste trei săptămîni din Marea Britanie se putea duce la poarta supermarket-ului.

Hillary Clinton ar putea fi aleasă Președinte al Statelor Unite și nu e imposibil ca victoria să se repete aducîndu-i un al doilea mandat. Asta ar însemna rotunjirea unei etape de 16 ani în care Barak Obama și, apoi, Hillary Clinton ar putea aduce Statele Unite într-o poziție nouă și riscantă. Palmaresul administrației Obama, cu Hillary Clinton Secretar de Stat, adică șef al politicii externe, între 2009 și 2013, e șocant. Statele Unite au pierdut enorm în autoritate. Administrația Obama a încheiat penibil negocierile cu Iranul și, în consecință, Iranul are toate șansele de a deveni o putere nucleară. Administrația Obama a pierdut orice coerență în politica din Orientul Mijlociu și, în consecință, Orientul Mijlociu e o colecție de războaie civile și religioase imprevizibile. În fața unei Rusii agresive, administrația Obama joacă la limita formalismului și, în consecință, statele est-europene se simt tot mai amenințate. Încă patru sau opt ani de cedări și confuzie sub administrația Hillary Clinton ar face declinul de astăzi, probabil, ireversibil. 

TaguriBlog, Traian Ungureanu, candidatura Hillay Clinton, Radio Europa Liberă


Notații lirice...

 

...C  O  P  I  L  ,    M   I     S   E     P  Ă   R  U ,

                                C  Ă       V  I  A  Ţ  A - I       P  A  R  A   D  I  S

B  Ă  T   R     N,      A   M    Π N  Ţ  E  L  E   S ,

                                 C  Ă     N  U  -  I       D  E   C    T   I  N  F  E  R  N .

E   F  E  M  E  R  I   D  Ă  - E  U,

                                   T  U,   T  I  M  P   U  L  E        E  T  E  R  N,

D  E     A  S  T  Ă   Z  I,    V  E  Z  I,  M  Ă      M   U  T     

                                   S   Ă     L  O  C  U I  E  S  C       Π  N     V  I  S  .

........................................................................................................................................................

...T   U  ,  V  I  S  U  L  E ,  M   --  A  U  Z  I  ?

                 D  E  S   C  H  I  D  E         P  O  A  R  T  A        L  A  R  G.

 V  I  N         E  U,     C  E  L      A  M  Ă  G  I  T

                D  E  -  O        S  P  L  E  N  D    I  D  Ă      P  O  V  E  S  T  E.

Π N     U  R  M  A     M  E  A, M  U  L  Ţ  I  M  E ,

                D  U  R  E  R  I  L  E       S  E      S   P  A  R  G ,

Ş  I     M  U  N  Ţ  I  - Ş  I      P  U  N      N   Ă  F  R  A  M  E 

                D  E     N    E  G  U  R  Ă          P  E      C  R  E  S  T  E ...

..................................................................................................................................................................

S  Ă    F  U  G  I     D  E     V   I  A  Ţ  A      A  S  T  A – T  R  E  B  U  I     

                 S  Ă     F   U    G  I      D   E       T  I  N  E ,

C  Ă  C  I    V  I  S  E  L   E,  C  U      T  O  A  T   E, 

              D  I  N     S  U  F  L  E  T  U -Ţ  I         R  Ă  S  A  R.

N  I  C  I       E  L  E     N  U   --S       L  A   F  E  L :

              V  I  S     A   L  B         S  A  U      V   I  S     C  O  Ş  M  A  R!

Ş  I      C  I  N  E -Ţ  I    D   Ă       A  L  T     S  U  F  L  E  T  ?

               D    A  ,      A  L  T      S  U  F  L  E  T  ,

                                                                           C    I  N   E  ?

              20 –23  septembrie   2003, Mălăieşti

TaguriBlog, Vladimir Beșleagă, Radio Europa Liberă


К 100-летию Геноцида армян. Часть 5

 

Целое столетие отделяет нас от тех страшных дней, когда армянский народ на глазах у всего человечества методично и целенаправленно уничтожался на родной земле. Полтора миллиона погибших и сотни тысяч беженцев; опустошенное, осиротевшее Армянское нагорье; сотни разрушенных церквей и тысячи разоренных домов…

Но еще страшнее, что целое столетие армянский народ добивается справедливости в неравной схватке – и не только с Турцией, но и с геополитическими интересами и страхами отдельных государств, для которых выгода от отношений с Анкарой важнее общечеловеческих ценностей и наказания за преступления, по которым нет срока давности.

Исключительное географическое положение Турции стало ее спасением в ХХ веке (впрочем, почему только в двадцатом?). После разгрома войск Антанты на деньги большевиков Ататюрк повел страну по европейскому пути развития, оставив своих благодетелей с носом и повернувшись лицом ко вчерашним врагам. В 1945 году Сталин поставил вопрос о возвращении Советскому Союзу Карсской области, отторгнутой турками в 1918-1920 годах и подаренной им Лениным в 1921 году, а также об установлении контроля над Черноморскими проливами. Обеспокоенные советской экспансией (вновь, как и 100, и 200 лет назад, западные страны не могли смириться с мыслью о появлении русских на Босфоре!), США и Британия оказали Турции всяческую поддержку, а Трумэн даже пригрозил ядерным ударом по СССР. В 1952 году Турцию приняли в НАТО, и после смерти Сталина тема возвращения Карсской области была закрыта.

После этого Москва не поднимала территориальный вопрос и уж тем более не давала ходу армянским требованиям о признании Геноцида. Лишь в 1965 году, вопреки официальной советской политике замалчивания, в Ереване прошел многотысячный митинг в ознаменование 50-летия начала Геноцида. В 1967 году в столице Армянской ССР был открыт построенный фактически втайне от советских властей Мемориал на холме «Цицернакаберд».

Но это в Советском Союзе, а зарубежные армяне вовсю наращивали мускулы в начинавшейся борьбе. Собственно говоря, армянская диаспора в подавляющем большинстве состоит из прямых потомков спасшихся от Геноцида. Так что турки сослужили самим себе плохую службу: уничтожив Западную Армению, они породили много маленьких и немаленьких Армений, которые теперь единым фронтом борются за справедливость. И первый громкий залп дали именно армяне Диаспоры: в 1965 году парламент Уругвая, где сформировалась небольшая, но очень влиятельная община, признал Геноцид армян.

Если подходить к вопросу признания строго с исторической точки зрения, то первый шаг был сделан намного раньше – в мае 1915 года правительствами Великобритании, Франции и Российской империи. Но тогда шла война, Антанта воевала с турками, и акт осуждения потонул в грохоте пушек, а младотурки продолжили свои злодеяния. 18 декабря 1918 года Верховный Суд США осудил уничтожение армянского народа. Как пишет мой коллега Арег Галстян, 6 августа 1919 года Конгресс США принял закон «О ближневосточной помощи», где дипломатическим представительствам и христианским миссиям предписывалось оказывать поддержку армянам.

Но что еще важнее, США признали независимость образованной в 1918 году Армянской Республики, а в 1920 году президент Вудро Вильсон принял Арбитражное решение о создании Армении на ее исторических землях, то есть о возрождении Западной Армении. И, кстати, США не подписали Лозаннский договор 1923 года, определивший границы современной Турецкой Республики. С другой стороны, еще в 1951 году Палата представителей приняла «Акт о Геноциде», в котором делалась ссылка на уничтожение армян турками, евреев и поляков немцами. Акт был подписан президентом Трумэном и направлен в Международный суд ООН.

И всё же первым государством, признавшим Геноцид армян на законодательном уровне, традиционно считается Уругвай. Это была практически единственная страна, признавшая и осудившая злодеяние в эпоху Советской Армении. В 1982 году аналогичное решение принял Кипр. В 1987 году Геноцид был признан особой резолюцией Европейского парламента. В 90е годы, с обретением Арменией независимости, процесс получил значительный импульс: Россия и Франция, Греция и Бельгия, Аргентина и Ливан. В настоящее время Геноцид признан более 20 странами мира; в США на законодательном уровне или в виде заявлений губернатора – 45 штатами.

Разумеется, это никак не влияет на турецкую политику отрицания. Спустя 100 лет армянский народ и другие народы, с сочувствием относящиеся к нашей боли, продолжают биться о бетонную стену под названием «Турция отказывается признавать Геноцид»…

Окончание следует

Часть 1

Часть 2

Часть 3

Часть 4

TaguriBlog, Ernest Vardanean, Europa Libera

În exclusivitate