Linkuri accesibilitate

Почти половина рыбных торговых рядов центрального рынка Тирасполя весь январь пустовала. Предприниматели отказывались работать в условиях повышенных таможенных ставок на ввозимую свежую рыбу, поскольку нововведения сделали этот мелкий бизнес нерентабельным.

С 1 февраля некоторые продавцы снова стали торговать свежей рыбой, правда, уже по новым ценам, которые оказались многим покупателям не по карману. Рассказывает одна из реализаторов:

«Сейчас продаем рыбу дешевле, чем если бы оставили те пошлины. Но для людей все равно дорого. Знаете, в каждом законе есть свои уловки. Так вот там, в указе о снижении пошлины есть такая запятая, которая позволяет трактовать по-разному. Нам не сказали конкретно. По телевизору передали, что было 10%, а снизили на 5%. А на самом деле там «от 5%», и получается, что снизили совсем копейки. Карась у нас живой, крупный, вот только из воды, красавец – 20 рублей. А люди все равно приходят и говорят: «дорого».

Покупатели чаще смотрят на прилавки, сравнивают цены и уходят. Прежнего изобилия доступной по цене рыбы на рынке Тирасполя не наблюдается. Своими мыслями на этот счет делится продавец с 30-летним стажем:

«Как стояли, так и стоим. У людей денег нет. Один или два человека в час, зовешь их, пожалуйста, купите, берите рыбу. Люди исчезли. Куда? – Непонятно! Пенсионерам добавку двухсотрублевую сняли, новый год, праздники все прошли, у людей денег совсем нет».

Ее коллеги также высказали свою точку зрения:

«Да они отреагировали, пошлины снизили, рыба появилась, но рыба и подорожала на 5-10 рублей. Мы отвоевали всего лишь чуть-чуть. Вот мы уже торгуем неделю, люди приходят, смотрят, спрашивают: «Почему рыба такая дорогая?» Особенно карасик – он дорогой, 25-30 рублей. Люди интересуются, почему мы не снизили цену. Никто не понимает, что, все-таки, цена выросла из-за того, что пошлина осталась».

«Ну тоже цены не очень маленькие. Люди ходят, смотрят, торговли мало, слабая торговля. По рынку вообще мало людей ходит, куда они исчезли – непонятно. Будем думать, что делать дальше».

«Плохо. Как стояли, так и стоим. Те идут еще, у кого есть занычка».

«Нет работы вообще. Покупателей нет. Одни только пожилые люди, у которых нет денег – и все».

«Снизили пошлины незначительно, очень незначительно, буквально копейки. У нас так: продали – привезли, нет такого, чтобы рыба сутками лежала. Мы ж не работали целый месяц, вот, вышли первого числа. Я торгую, но у меня сахарный диабет. Я рыбу должна кушать. Я взяла три рыбы, я заплатила 30 рублей. И простой карасик, это не то, что какая-то там благородная рыба. Не настолько снизили они эти пошлины, насколько обещали».

А вот, что думают о новой цене на рыбу покупатели:

«Конечно ощущаем новые цены. Меньше будем покупать, но все равно надо покупать, голодным же не будешь сидеть. Когда-то был карась, карп по 12 рублей, двенадцать пятьдесят. А сейчас уже не купишь».

«Наш выбор в пользу настоящей, живой рыбки. Но ее нет. Вот там карась есть, никакой. 30 рублей – представляете, какие эти цены! Очень дорого».

«Цена доступная, я думаю, и для пенсионера. И рыбка неплохая, и кефаль, и карась – то, что обычно берем».

«Карась был 12 рублей, а сейчас сколько уже стоит. Идиоты!»

«Дорого, конечно. С пенсии сняли надбавки, и мне кажется, это дорого».

XS
SM
MD
LG