joi, noiembrie 27, 2014 Ora Locală 21:29

Москва и Берлин – точка замерзания

 

2014 год войдет в историю не только под знаком «Крымнаш», но и как период резкого поворота в отношениях России с ее главным партнером в Европе. И в разгар крымской операции, и во время начавшейся войны в Донбассе, и даже после трагедии с малайзийским «Боингом» Германия старалась сдерживать натиск радикальных антироссийских сил в Европе и США.

Не вышло. Что-то надломилось в федеральной канцелярии. В первые дни после крушения лайнера над Донбассом Берлин продолжал заземлять высокое напряжение, но силы Ангелы Меркель оказались на исходе. С конца июля Германия радикально сменила курс, не только перестав сопротивляться попыткам США продавить санкции против РФ, но и буквально «оседлав» эту тему в Европе, превратившись в главного сторонника жестких мер. Два верных признака – заявление Меркель немецким бизнесменам «Я готова наступить на горло экономике, но санкции будут» и преодоление скепсиса Финляндии и ряда других стран ЕС по поводу целесообразности введения жестких мер и определения механизма их отмены.

И как ни пытается министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер сгладить острые углы, ничего не получается. Его недавний визит в Москву прошел безрезультатно – стороны остались при своем. А на днях фрау канцлер показала, что до восстановления прежних отношений с Россией далеко. 17 ноября в Брюсселе прошло совещание по вопросу украинского кризиса, где Ангела Меркель, как пишет британская газета The Guardian, «произнесла самую жесткую и пессимистичную речь, осуждающую Путина». Издание со ссылкой на главу правительства ФРГ уточнило, что «Кремль стремится распространить свое влияние не только на постсоветские государства (Грузию и Молдову), но и на Сербию и Боснию».

Ту же речь Меркель произнесла на саммите «двадцатки» в Австралии. «Впервые европейский лидер предупредил, что Путин пытается давить на балканские страны, чтобы перетянуть их на свою сторону, усугубляя перетягивание каната между Москвой и Брюсселем», - пишет газета и далее цитирует канцлера: «Украинский кризис – это на самом деле не только региональный вопрос. Он задевает нас всех… Как такое может происходить в центре Европы? Старое мышление о сферах влияния, обход международного права – всё это не должно пройти».

Меркель добавила, что ЕС не уступит российскому давлению, в противном случае Европе придется признаться в своей слабости и спрашивать разрешения у Москвы. «Так было в течение 40 лет, и я совсем не хочу возвращаться к этому», - сказала фрау канцлер, напоминая, видимо, о своей жизни в ГДР. Британская газета далее поясняет, что мрачный тон Меркель объяснялся тем, что она 4 часа проговорила с Путиным с глазу на глаз (благо, переводчик им не требуется). О чем говорили лидеры, осталось загадкой.

Авторитетный американский журнал Time, комментируя выступление канцлера ФРГ в Брюсселе, отмечает, что она сравнила нынешнюю конфронтацию России и Запада с худшими годами в ХХ веке, имея в виду две мировые войны и войну «холодную». Что касается беседы Меркель с Путиным в Брисбене, издание пишет, что оно было внеплановым и длилось не четыре, а шесть часов. Попытки российского лидера добиться хотя бы понимания у собеседницы потерпели неудачу, сообщает нам американский журнал, добавляя, что Путин покинул место встречи «настолько обессиленным, что решил уехать с саммита».

«Похоже, Путин просчитался, - заявил изданию Йорг Форбриг, эксперт по Восточной Европе в Германском фонде Маршалла в Берлине. – Конечно, если мы говорим о Германии». В свою очередь, эксперт по России в Вильсоновском центре в Вашингтоне Мэтью Рожански считает, что западный остракизм в отношении Москвы лишь «перекроет оставшиеся каналы для склонения Путина к диалогу». Политолог добавляет, что, если Путин искал такой канал в ходе разговора с Ангелой Меркель, «он ушел с пустыми руками».

В заключение журнал Time пишет, что после присоединения Крыма к России около половины немцев считали, что Берлин не должен принимать ничью сторону в конфликте, в то время как 35% респондентов были уверены, что правительство должно искать понимания с Москвой. «Сегодня это ядро русофилов, похоже, испарилось, и тем самым Путин теряет единственного западного партнера, который мог бы остановить изоляцию России», - резюмирует издание.

Но при всём этом Ангела Меркель продолжает утверждать, что без участия России невозможно обеспечить безопасность Европы! В контексте всего вышеизложенного было бы логичнее услышать от нее, что Россия как раз подрывает эту безопасность. И, тем не менее… Как сообщает «Немецкая волна», в ходе встречи 20 ноября с премьер-министром Польши Эвой Копач канцлер ФРГ сказала, что санкции против РФ являются не самоцелью, а скорее вынужденной необходимостью, «когда этого невозможно избежать». По словам Меркель, Берлин выступает за продолжение диалога с Москвой, но подчеркивает, что «территориальная целостность Украины продолжает нарушаться».

Между тем, на днях с заявлением выступил председатель Германо-российского форума, член Социал-демократической партии Германии Маттиас Платцек, потребовавший «легализовать» аннексию Крыма Россией. «Проблема аннексии Крыма должна быть, наконец, урегулирована в соответствии с нормами международного права, причем урегулирована так, чтобы конечный результат удовлетворил все стороны, - цитирует его «Лента». – Легализацию можно осуществить различными путями. Например, использование финансовых инструментов, повторное проведение референдума под контролем ОБСЕ и так далее. Но все это предмет для обсуждения Киевом и Москвой».

«В настоящий момент невозможно даже представить, что после всего случившегося Донецк и Луганск снова станут территорией Украины», - продолжил Платцек, бывший ранее председателем Социал-демократической партии Германии. Он даже потребовал, чтобы Запад оставил российского президента в покое: «Уступает тот, кто умнее. Кто придет на место Путина, если российский президент покинет свой пост? Совершенно точно не проевропейский преемник, а, скорее, еще более националистически настроенный политик. Последствия потенциальной политической нестабильности в России – второй по мощи ядерной державы в мире – попросту непредсказуемы. Это может быть крайне опасно!».

Правда, позже пресс-служба Германо-российского форума (но не сам Платцек) заявила, что его слова были «неправильно поняты и неверно интерпретированы». «Господин Платцек никогда не выступал в поддержку признания аннексии Крыма, противоречащей международному законодательству», - говорится в заявлении организации. Уточняется, что глава форума лишь предложил подумать над тем, чтобы «урегулировать крымский вопрос с точки зрения международного права».

При этом «Лента» отмечает, что пресс-служба опровергла слова Платцека лишь частично – в Германии по-прежнему есть политики, которые выступают за мирное урегулирование украинского кризиса исходя из реалий и с учетом позиции России и Владимира Путина. Желающие проверить текст нашумевшего заявления могут сделать это на сайте немецкой газеты Die Zeit.  

А нам остается, пожалуй, лишь согласиться с процитированными западными экспертами в том, что Россия донельзя испортила отношения с Германией. Слово «окончательно» мы употреблять не будем, т.к. в политике нет ничего вечного, но поскольку украинский кризис далек от завершения, он неизбежно будет омрачать «партнерство» Москвы и Берлина. Отношения этих двух стран находятся на низшей отметке со времен «холодной войны», и это еще один печальный промежуточный итог большого кризиса в Восточной Европе. 2014 год еще не раз аукнется нам всем…

TaguriEuropa Libera, Ernest Vardanean, Blog


Холодная война стала ледяной. Часть 2.

 

Так вышло, что в те же дни, когда политики и политологи обсуждали итоги саммита АСЕАН в Пекине и «Большой двадцатки» в Брисбене, появились другие важные информационные поводы. Интервью влиятельнейшему немецкому журналу «Шпигель» дал «патриарх» американской дипломатии Генри Киссинджер, в Праге выступила бывший госсекретарь США Мадлен Олбрайт, а на правительственном часе в Госдуме РФ – министр иностранных дел Сергей Лавров. Эти и другие события, без сомнения, заслуживают нашего внимания, т.к. отражают обстановку на евразийском континенте.

Гуру американской внешней политики Генри Киссинджер был донельзя откровенен в беседе с немецким изданием. В частности, он назвал Крым «особым случаем» и не причиной, а симптомом нынешнего международного кризиса. «Украина долгое время была частью России. Вы не можете принять принцип, по которому любая страна может поменять границы и присвоить себе провинцию другой страны», - заметил бывший госсекретарь США и продолжил: «Но если Запад будет честным с самим собой, он признает и то, что сам совершал ошибки».

«Присоединение Крыма не было шагом к глобальному господству. Это не Гитлер, который двинул в Чехословакию», - сказал собеседник «Шпигеля». Он сказал, что Путин потратил миллиарды долларов на Олимпиаду, чтобы показать Россию прогрессивным государством, связанным с Западом культурой и желающим стать его частью. «Поэтому не было никакого смысла в том, чтобы спустя неделю после закрытия Олимпиады Путин решил забрать Крым и начать войну против Украины. Так что надо задаться вопросом – почему же это произошло?» - вопрошает дипломат.

Он упрекнул Европу и Америку в непонимании влияния целого ряда проблем, начиная от переговоров с Украиной по Ассоциации и заканчивая демонстрациями в Киеве, на Москву. Всё это, полагает Киссинджер, надо было обсуждать с Россией. Он заметил, что не считает российский ответ подобающим, но снова указал, что Украина имеет особое значение для России, и не понимать этого было ошибкой.

Бывший госсекретарь США, который в администрации Никсона и Форда приложил немало усилий для разрядки международной напряженности в годы «холодной войны», сегодня говорит о том, что ее возобновление было бы трагедией. Возвращаясь к украинскому кризису, Киссинджер констатирует, что на Западе никто не соглашается с присоединением Крыма, но никто и не предлагает конкретных мер для его возвращения (в Украину). «Никто не хочет воевать за Восточную Украину, это медицинский факт, - продолжает собеседник немецкого журнала. – Так что можно ограничиться словами о том, что мы не принимаем этого (присоединения Крыма) и не будем считать Крым российской территорией по международному праву…».

Далее Киссинджер сказал, что Путин «прикрывает стратегическую слабость тактической силой», и призвал помнить, что Россия – важная часть международной системы. По словам дипломата, необходимость диалога с Россией в таких вопросах, как Иран и Сирия, должна быть выше «тактической эскалации в отдельном случае». «С одной стороны, необходимо, чтобы Украина осталась независимым государством и чтобы у нее было право на экономические и торговые ассоциации по ее выбору, - резюмировал бывший госсекретарь. – Но я не считаю чем-то естественным, что каждое государство должно стать союзником в системе НАТО. Мы с вами знаем, что НАТО никогда не проголосует единодушно за вступление Украины».

Обратимся к мнению бывшего госсекретаря США в администрации Билла Клинтона – Мадлен Олбрайт. Выступая в Праге по случаю 25-й годовщины «бархатной революции» в Чехословакии, она обвинила Европейский Союз в «безликости и неэффективности» в кризисной ситуации в Украине. Госпожа Олбрайт, как и ее коллега Генри Киссинджер, оценила тактические способности Путина, но назвала его плохим стратегом. «Своими действиями он объединил Европу, вместо того, чтобы ее расколоть», - приводит «Голос Америки» слова бывшего госсекретаря.

По ее мнению, Путин, «конечно, не станет вторгаться в Европу с большой армией», но зато будет ее «подгрызать», чтобы «внести хаос и дезориентацию». С Мадлен Олбрайт согласился бывший министр иностранных дел Карел фон Шварценберг: «Путин достаточно умен, чтобы не развязывать большую войну, не втягивать в нее много людей. В этом сейчас искусство российской внешней политики».

Между тем, госпожа Олбрайт подвергла «предыдущую» администрацию США (то есть Джорджа Буша-младшего) критике за то, что продвижение демократии стало ассоциироваться с милитаризмом. «Действия предыдущей администрации привели к тому, что демократия получила плохую репутацию, в частности, из-за того, что произошло в Ираке», - отмечает Олбрайт.

Теперь предоставим слово министру иностранных дел России Сергею Лаврову, который в ходе правительственного часа в Госдуме сделал ряд интересных заявлений. Для начала он сказал, что Киев пытается исключить Донецк и Луганск из числа сторонников переговорного процесса, чтобы затем убедить Запад добиться согласиться России на «превращение» в сторону конфликта. Эти попытки обречены на провал, сказал министр. В то же время он назвал «женевский формат» (Россия, Украина, ЕС и США) «пройденным этапом», т.к. он был полезен лишь на этапе, когда Донбасс еще не участвовал в переговорах.

«Сейчас идет и, надеюсь, вот-вот завершится процесс окончательного согласования линии разъединения, что позволит незамедлительно начать отвод тяжелых вооружений на согласованные дистанции с обеих сторон и после этого развернуть между ЛНР и ДНР с одной стороны и киевскими силовиками с другой стороны наблюдателей ОБСЕ. Это позволит установить действительно устойчивый режим прекращения огня», - цитирует Лаврова агентство РИА Новости.

Он по традиции раскритиковал позицию США, назвав ее «потребительской». «…Там, где вы мне нужны, вы мне дальше, пожалуйста, помогайте, а там, где я хочу вас наказать, вы меня слушайтесь», - сказал министр. И назвал такое поведение несолидным «для крупной, мощной, великой державы». Но еще более постыдной Лавров назвал практику давления США на все (!) страны с требованием поддержать санкции против Москвы.

«Я совсем недавно в Пекине встречался с Джоном Керри, я ему прямо об этом сказал: эмиссары Соединенных Штатов ездят по всему миру, нет ни одного правительства, куда бы они не пришли и не потребовали с разной степенью напористости поддержать санкции против Российской Федерации. В подавляющем большинстве случаев эти трюки не проходят, но сам факт, что великая держава занимается подобным делом, бегая по всему миру и заставляя следовать всех своему курсу, - мне было бы стыдно этим заниматься», - сказал российский министр.

Обращает на себя внимание еще одно его заявление, практически сенсационное. По его словам, американский госсекретарь Джон Керри посоветовал Москве не обращать внимания (!) на заявления Барака Обамы, который поставил Россию в один ряд с такими глобальными угрозами, как вирус Эболы и «Исламское государство».  

«Я обращал внимание на вот эти перечисления угроз, которые президент Обама позволил себе, еще начиная с его выступления на Генеральной ассамблее ООН… Не так давно, общаясь с Джоном Керри, я спросил его, что это значит. Он сказал: «Не обращай внимания». Если это настолько серьезно, то, конечно, это печально», - цитирует Лаврова РИА Новости. Этот «слив» можно было бы отнести к категории «дипломаты шутят», но после публикации данной новости Госдеп США выступил с заявлением о том, что слова Джона Керри были искажены, однако МИД России парировал, сказав, что «всё так и было».

Этот сеанс дипломатического троллинга был бы неполным без еще одного заявления, которое Лавров сделал буквально сегодня, 22 ноября, на заседании Совета по внешней и оборонной политике. Министр иностранных дел, решив отбросить политес, заявил, что Запад в украинском кризисе «хотел взять Россию на понт». «Задолго до украинского кризиса висело в воздухе ощущение, что наши отношения с Западом приближаются к моменту истины, - сказал Лавров. – Откладывать до бесконечности проблемы на потом не получается».

«Либо мы идем к партнерству, либо путь «бить вершки». Увы, наши партнеры вольно или невольно выбрали второй путь, - цитирует министра ТАСС. – Наши партнеры на Украине пошли ва-банк, наступили на собственные демократические принципы, поддержали экстремистов. Как говорят хулиганы, хотели «взять нас на понт», заставить нас проглотить унижения».

Напоследок приведу два материала из западной прессы. На неделе в Москве иностранные послы вручали Путину верительные грамоты, и среди гостей был новый посол США Джон Теффт. «Мы готовы к практическому сотрудничеству с нашими американскими партнерами во всех возможных областях, основываясь на принципе уважения интересов друг друга, равенства и невмешательства во внутренние дела, - пишет газета The New York Times, ссылаясь на слова российского президента в адрес американского посла. – Мы исходим из того, что Россия и Соединенные Штаты несут особую ответственность за поддержание международной безопасности и стабильности и в борьбе против глобальных угроз и вызовов».

Интересно, что эту публикацию американская газета озаглавила так: «Принимая посла США, Путин смягчил тон». Но об этом же событии британское издание The Guardian написало несколько в другом ключе, дав в заголовке: «Путин оказал послу холодный прием после заявления о том, что США хотят «подчинить» Россию». Как говорится, почувствуйте разницу.

И самое последнее: на уходящей неделе бывший президент СССР Михаил Горбачев в ходе презентации своей новой книги сказал несколько слов о Путине, которому, между прочим, посвятил целую главу и которого в последнее время часто защищает перед западной аудиторией. «Он начал заболевать той же болезнью, что когда-то и я, - самоуверенностью. Считает себя заместителем Бога, я уж не знаю, правда, по каким делам», - цитирует Горбачева «Газета».

Пожалуй, именно со слов экс-президента СССР я начну собственный комментарий. Действительно, беспрецедентная политика Путина за последний год не только сделала его человеком 2014 года по версии журналов «Форбс» и «Тайм», но и показала громадную пропасть между его мировоззрением и позициями западных лидеров. Во-первых, в европейских столицах и Вашингтоне до сих пор не могут поверить, что Москва посмела присоединить к себе Крым (хотя западные издания порой проговариваются по поводу «Россия делает то же, что до сих пор делали мы»).

Во-вторых, «прогрессивное человечество» не понимает, что санкции против России «кусаются» (определение Виктории Нуланд), но на самом деле не фатальны, чтобы Москва из-за этого отступила. Русские в прошлом веке пережили чудовищную Гражданскую войну, голод, немецкую оккупацию, сталинские репрессии, хрущевскую «оттепель», брежневский застой, горбачевскую перестройку, развал СССР и дикие 90е. Стоит ли им переживать из-за пропажи моцареллы и удорожания евро? Русские иррациональны по сути, и политика у России такая же!

К чему я всё это пишу? К тому, что политика санкций, больно бьющая, например, по Ирану, в случае с Россией не работает. Дело «просто» в том, что Москва почувствовала себя загнанной в угол. Да, Россия спала 20 лет, «проспала» Украину, Молдову, Грузию, едва не упустила Армению, но буквально в последний момент очнулась и поняла, что «нас ограбили». Когда в феврале в Киеве разворачивались известные кровавые события, а Путин молчал, потому что был связан по рукам и ногам Олимпиадой, мы с коллегами по экспертному и гражданскому обществу спрашивали друг друга: «Ну, чем же ответит Путин?». «Ответ» получился таким, что все ахнули.

В данном случае Киссинджер и Олбрайт правы: Путин неважный стратег, но хороший тактик. Действительно, стратегию в постсоветском пространстве надо было прорабатывать «уже вчера», а сейчас нет времени думать на отдаленное будущее. Впрочем, после Крыма Россия не просто поймала кураж, но и жестко обозначила красную линию для Запада, и линия эта пролегает как минимум по востоку Украины.

Ангела Меркель, хорошо знающая Путина и сказавшая про него летом «Он будто живет в другой реальности», на днях предупредила, что Россия намерена распространить влияние на Молдову, Грузию и Балканы (более подробно об этом – в новом материале). Казалось бы: куда эти русские лезут, когда рубль обесценился более чем на 40% и это еще не предел? А потому и лезут, что рубль обесценился! Терять-то нечего, думает Путин, с которым согласны почти 90% населения (судя по опросам). И глава «Стратфор» Джордж Фридман, выступление которого я слушал в Кишиневе 1 октября, сказал, что у России нет другого выхода, кроме как давать жесткий отпор.

Словом, уважаемые читатели, «драйв» только начинается. Холодная война в новом обличье уже идет, как бы кто ни пытался ее отогнать своим оптимизмом. К счастью, горячая война нам не грозит, но ледяное дыхание новой конфронтации России с Западом еще не раз обожжет нас, жителей Восточной Европы.

Часть 1

TaguriEuropa Libera, Ernest Vardanean, Blog


Холодная война стала ледяной. Часть 1.

 

Вторая половина ноября выдалась на редкость богатой событиями планетарного масштаба. Сначала в Пекине прошел саммит Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества, а сразу после этого в австралийском городе Брисбене прошла встреча глав государств «Большой двадцатки».

Начну с самого острого момента: 15-16 ноября внимание всего мира было приковано не просто к форуму G20, но и к той обструкции, которая была устроена там Путину. Виной тому вовсе не премьер-министр Австралии Тони Эбботт, который пару недель назад обещал взять российского президента «за грудки» и жестко спросить с него за «Боинг». Вернее, Эбботт всё же взялся за грудь, но не за путинскую, а за свою, демонстрируя перед телекамерами восхищение и гостеприимство. «Тони», как называл его Путин, был сама любезность.

Однако скандал случился и до, и после этого. Когда самолет Путина приземлился в Брисбене, у трапа его встречал какой-то второразрядный правительственный чиновник, а когда гость шел по красной дорожке, стоявшие неподалеку западные лидеры демонстративно отвернулись. Дальше – больше: когда Путин решил поприветствовать премьера Канады Стивена Харпера, тот громко, в присутствии прессы, сказал: «Пожалуй, я пожму Вам руку, но мне нечего сказать, кроме как «Убирайтесь из Украины»».

Но приключения не закончились. Когда по итогам первого дня лидеры двадцатки выстроились для «семейного фото», на глазах у сотен журналистов один из представителей принимающей стороны вежливо отвел Путина от центра, где тот хотел по привычке занять место рядом с председателем КНР Си Цзиньпином, в самый край, рядом с президентом ЮАР. Тот белозубо улыбался, а Путин лишь смущенно пожимал плечами и выдавливал из себя улыбку.

Как пишет по этому поводу «Коммерсант», Путин всё понял. «Намек был понят. Продолжение, видимо, следует. А потому что такое не забывается. Удар-то был в десятку. А вернее, в «двадцатку»», - не без иронии пишет репортер «Ъ» Андрей Колесников. Вполне логично поэтому, что хозяин Кремля решил покинуть саммит раньше остальных. Когда наутро 16 ноября лидеры «двадцатки» собирались на рабочий завтрак, Путина среди них не обнаружилось. Перед отлетом на Родину он сам объяснил журналистам, что «в понедельник ему на работу» (тут мне хотелось добавить «а не то начальник заругает»), что из Брисбена во Владивосток лететь не меньше 9 часов и еще столько же – до Москвы.

Словом, пикировка удалась, дорогие читатели. Как справедливо пишет упомянутый Колесников, этот «троллинг» каждая из сторон может записать в свой актив. Западные политики могут предъявить своим обществам униженного Путина, которого вроде бы удалось изолировать благодаря давлению за украинский кризис. В свою очередь, Москва дала понять Западу, что не намерена усиливать конфронтацию (это наверняка выразилось бы в паре-тройке новых «шпилек» во второй день саммита), но в то же время не дает США и ЕС лишней возможности устроить России публичную выволочку. С этим утверждением можно согласиться или не согласиться, но совершенно ясно то, что встреча в Брисбене стала новым этапом «холодной войны 2.0».

Между тем, киевский политолог Ростислав Ищенко в статье со зловещим названием «Проект Украина завершен» пишет, что Путин в Австралии надеялся достичь договоренности: Украина сохраняется как единое (кон-)федеративное государство, Запад и Россия гарантируют ее полный и всеобъемлющий нейтралитет, права русского населения защищаются за счет изменения Конституции, в том числе через введение официального двуязычия. Что касается Крыма, его планировалось «выключить» из Украины путем переучреждения украинского государства уже без полуострова.

«Понятно, что это была бы лишь мягкая форма перевода Украины в российскую сферу влияния, но США и ЕС могли бы сохранить лицо, акцентируя внимание на том, что им удалось «спасти» украинское государство от десуверенизации, а также на «подтверждении» нейтрального статуса Украины», - пишет Ищенко. Он добавил, что, раз Путин уехал из Брисбена раньше времени, значит, договориться не удалось. «Значит, в ближайшие дни, в крайнем случае, недели, начнется полномасштабная война на всей территории этого исчезающего государства», - уверен политолог.

Замечу, что еще до поездки в Австралию Путин дал интервью немецкому телеканалу ARD, сказав, среди прочего, о том, что ему не нравятся разговоры об «особых возможностях» России в украинском кризисе. «Мы много раз слышали, что в России ключ от решения сирийской проблемы, у нас особые возможности в решении какой-то другой проблемы, третьей проблемы или украинской проблемы, - пояснил президент РФ. – У меня всегда возникает подозрение, что на нас хотят переложить ответственность и хотят, чтобы мы за что-то дополнительно заплатили. Мы этого не хотим».

Тем временем, российское экспертное сообщество по-разному реагирует на брисбенский саммит и досрочный отъезд Путина. Так, председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов в авторском материале на сайте «Коммерсанта» написал, что Москва должна грамотно пользоваться форматом «двадцатки» как самого представительного мирового форума. «В интересах России подчеркивать именно этот диверсифицированный характер «двадцатки», всячески укреплять ее роль как наиболее перспективного международного форума. В «восьмерке» Москва всегда была одна против всех. Здесь же она может лавировать, создавать коалиции с половиной участников – представителями не-Запада. Европе и США, напротив, выгодно создавать впечатление, что они руководят форумом и определяют его повестку дня», - подчеркнул Лукьянов.

По его словам, Путин сосредоточился исключительно на украинской теме, однако те страны, на которые Россия могла бы опереться, думают не об Украине, а о глобальной экономической устойчивости. «Если бы Москва активнее вела себя в этой сфере, то могла бы претендовать на особую роль в группе незападных стран, которые в перспективе будут выдвигаться на более важные позиции. Но мы продолжаем препираться с Западом. И это досадно, потому что имеет все меньше смысла», - говорится в материале на сайте «Ъ».

Тот же Лукьянов в интервью «Бизнес ФМ» сказал, что Путину не нужно было покидать саммит раньше времени, т.к. «это, во-первых, воспринимается как то, что давление Запада на него подействовало, и он не хочет это все терпеть. Иными словами, немножко подсломался».

«А во-вторых, что, на мой взгляд, хуже гораздо, это неуважение не к каким-то конкретным лидерам, которые его критикуют, типа Обамы, Кэмерона или канадского премьера Харпера, это неуважение к институту. А «двадцатка» - это не западный институт. Это мировой институт. И те страны, которые там присутствуют помимо «большой восьмерки» - весь БРИКС, Турция, Индонезия, Аргентина, Мексика – они-то причем здесь? Так что мне кажется, это очень странное завершение. Не в стиле и не в духе той политики, которую обычно наш президент проводит», - сказал Лукьянов.

В свою очередь, директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко не видит никакой проблемы в досрочном отъезде Путина, т.к. основное содержание его разговоров с западными лидерами, видимо, было таким: «мы санкции отменим, а вы дайте возможность уничтожить военным путем эти республики» (ДНР и ЛНР)». «Я так понимаю, что Путин к этому не готов. На мой взгляд, сегодня компромиссная формула – Запад не признает включения Крыма в состав России, но не поднимает этот вопрос, просто забывает о нем, сохраняется формальная территориальная целостность Украины при фактической независимости Донбасса», - сказал Минченко «Бизнес ФМ».

Гендиректор Центра политической информации Алексей Мухин считает, что Путин слишком занят, чтобы обращать внимание на протокол. Премьер-министра Австралии Мухин назвал «балаболом» и сказал, что нереализованная угроза Эбботта взять Путина «за грудки» как раз и означает, что «Запад и дальше будет пугать Россию, психологически давить, но реализовывать свои угрозы не планирует». «Всё встало на свои места, все точки над i расставлены. После этого Путину стало скучно, захотелось спать, и так далее. Я не стал бы искать в этом глубокого политического подтекста», - сказал политолог в интервью «Московскому комсомольцу«.

Президент фонда ИНДЕМ Георгий Сатаров заявил «МК»: «…главы государств досрочно прерывают визиты только в случае, если на Родине случилась какая-то беда. Иначе это явный публичный намек на что-то. Думаю, что в данном случае намек был на то, что Путин планирует вести себя на Украине так, как он считает нужным, а не так, как от него ожидали лидеры двадцатки».

Гендиректор Центра политических технологий Игорь Бунин, в свою очередь, сказал, что «Путин вошел в клетку со львами». «Все, кроме представителей стран БРИКС, вели себя крайне враждебно по отношению к Путину, главной его целью было продержаться, выдержать уколы. Как мелкие: его встречали ниже рангом, чем остальных, так и более чувствительные: «Я, так и быть, пожму ему руку», - от канадского премьера», - напомнил политолог. По его словам, Путин в конечном итоге решил, что имеет право уехать.

Британская газета The Telegraph написала: «цель Запада заключается в том, чтобы российский лидер казался «изолированным» на мировой арене и это, в свою очередь, снизило бы его популярность на родине, то вряд ли она будет достигнута». В ответ издание «Газета» в редакционном материале отметило, что подобная западная логика «демонстрирует глубокое непонимание российского образа мыслей: нация, которая пережила Сталинград и почти полвека экономической изоляции после Второй Мировой войны, вряд ли первой «моргнет» в нынешнем противостоянии с Западом».

Вместе с тем, говорится в публикации, Россия рискует потерять «двадцатку» как одну из последних переговорных площадок. «После присоединения Крыма мы показательно заявляли, что нам не нужна «восьмерка». Про «двадцатку», откуда нас не исключают, но где уже, похоже, Россию не держат за равноправного партнера по конструктивному диалогу, мы вряд ли так скажем», - пишет «Газета».

Кроме того, нынешняя проблемная Россия в состоянии отпугнуть не только Запад, но и союзников по БРИКС, например. «Бразилию, Индию, не говоря уже о Китае, волнуют вопросы экономической устойчивости, им крайне обременителен союзник, который противопоставил себя практически всему миру. Активно развивать связи с Россией в ущерб связям с теми же США или ЕС эти государства не будут», - уверен автор.

Продолжение следует…

 

TaguriEuropa Libera, Ernest Vardanean, Blog


Ближний Восток под черным знаменем. Часть 3.

 

Известный российский политолог, главный редактор издания «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов говорит, что регион «пришел в движение», и никто не знает, как себя вести в новой ситуации. «Даже сами американские военные, планирующие воздушные операции против ИГИЛ, понимают, что авиарейды кардинально ничего не изменят, - цитирует эксперта «Коммерсант». – Сухопутная операция исключена – Америка еще никак не выпутается из плодов первой коалиции, Афганистана».

«Рассчитывать на региональных союзников не приходится – никто не готов вступать в прямую войну с «Исламским государством», которое оказалось в центре туго завязанного клубка отношений мусульман и немусульман, суннитов и шиитов, региональных держав, экстремистов и умеренных, светских и религиозных режимов», - полагает Лукьянов. По его мнению, Совбез ООН вряд ли одобрит воздушную операцию против ИГ, но США не особо и стремятся получить одобрение.

Известный американский политолог, экономист и публицист Уильям Энгдаль сообщает нам, что еще в сентябре госсекретарь США Джон Керри и король Саудовской Аравии Абдалла провели встречу на берегу Красного моря, где присутствовал и бывший начальник разведки принц Бандар бин Султан.

«Там было выработано соглашение, предусматривающее поддержку Саудовской Аравией сирийских авиаударов по ИГИЛ при условии поддержки Вашингтоном усилий саудитов по свержению Асада – стойкого союзника России и де-факто Ирана, мешающего планам КСА и ОАЭ установить контроль над растущим рынком природного газа в Евросоюзе и разрушить прибыльную торговлю России с ЕС», - пишет Энгдаль для издания Global Research.

Там же говорится, что многие месяцы американцы и арабы говорили о необходимости сотрудничества против ИГ, но не в вопросе «как» или «где». «Указанный процесс дал саудитам рычаг, позволивший добиться от США нового обязательства об усилении подготовки повстанцев, сражающихся с Асадом, чью кончину саудиты по-прежнему рассматривают в качестве наивысшего приоритета», - добавляет эксперт. По его словам, война в Украине и Сирии – это два фронта одной большой войны против России и Китая. Истинная цель ИГ, действующего при поддержке США и Израиля, в том, чтобы «дать предлог для бомбардировки жизненно важных зернохранилищ и нефтеперерабатывающих заводов Асада, которая разрушит экономику в рамках подготовки к устранению «в стиле Каддафи» союзника России, Китая и Ирана Башара Асада», заключает Энгдаль.

Напоследок вновь обращусь к французскому политологу Тьерри Мейсану. По его словам, США передумали разваливать Сирию, т.к. «умеренная» оппозиция неспособна управлять страной, а рядом Израиль, которому угрожает хаос, что не может устраивать американцев. Вместе с тем, сообщает эксперт, еще в сентябре 2013 года в американской прессе была опубликована карта нового варианта раздела Ближнего Востока. «Апгрейд» состоит в том, что на месте Сирии и Ирака планируется создать 5 государств.

Скорее всего, план заключается в создании алавитского пояса от Дамаска до побережья Средиземного моря, что устраивает Израиль, т.к. Асад, представляющий алавитское меньшинство, являет собой «удобного соперника» ввиду умеренности. С другой стороны, Франция и Турция, крупные амбициозные игроки в регионе, выступают против объединения Иракского Курдистана с сирийскими курдами, а также против единого суннитского государства (по сути, эту «функцию» сейчас выступает ИГ), т.к. это подрывает позиции Парижа и Анкары в пользу США и саудитов.

«Вот почему Париж и Анкара активизировали усилия, чтобы нейтрализовать сирийскую ветвь Рабочей партии Курдистана, выступающую за создание Курдистана в Турции и, следовательно, враждебной американскому проекту псевдо-Курдистана, а затем склонить Вашингтон к изначальному проекту «арабской весны в Сирии» - привести к власти в Дамаске Братьев-мусульман», - пишет Мейсан.

Что интересно, пресса сообщает, что Обама направил секретное письмо президенту Ирана Хасану Рухани, в котором, помимо прочего, предложил своеобразную сделку: персы помогают разгромить ИГ, а США в ответ «восстанавливают легитимное руководство Ирака и Сирии». В письме, как говорит французский политолог, говорится про «более легитимное правительство», что может означать реализацию плана по разделу этих двух стран. Тьерри Мейсан уверен, что Иран отвергнет эту сделку, и США возобновят попытки разгромить армию Башара Асада.

В связи с этим, сообщает РИА Новости, министр иностранных дел Сирии Валид Муаллем заявил, что Россия поставит Дамаску зенитные ракетные комплексы С-300. «Мы получим их (комплексы) и другое качественное оружие в разумные сроки», - заявил Муаллем ливанской газете «Аль-Ахбар». По его словам, просьба о поставках С-300 связана с опасениями Дамаска относительно планов Обамы. «Мы осознаем, что Обама ввиду внутренних причин хочет избежать войны с Сирией и ограничивается воздушными ударами по группировке «Исламское государство». Мы не знаем, как себя поведет Обама под усиливающимся давлением, поэтому нам необходимо подготовиться, - сказал министр. – Мы попросили у них (РФ)… поставить нам качественное вооружение».

Параллельно, продолжает рассказ Тьерри Мейсан, глава МИД Франции Лоран Фабиус сразу в трех газетах (в США, Франции и Саудовской Аравии) опубликовал статьи с призывом «спасти Алеппо» от режима Башара Асада. Там также содержится призыв к союзникам атаковать ИГ и одновременно свергнуть сирийского президента.

В другой публикации французский эксперт кратко описывает цели и интересы важнейших игроков, работающих против сирийско-иранского тандема:

- США пытаются контролировать углеводороды

- Израиль шаг за шагом продолжает территориальную экспансию

- Франция и Турция лелеют мечту о восстановлении своих империй

- Саудовская Аравия и Катар могут существовать, только прислуживая США против светских режимов.

Из этого политолог делает выводы:

- США могут вести войну лишь ради контроля над мировым рынком нефти. Следовательно, они могут вступить в войну с Китаем, а не с Россией

- Франции и Турции не удастся осуществить колонизаторские замыслы

- Аравия и Катар не вернут себе миллиарды, потраченные на свержение Асада, им придётся оплатить часть восстановительных работ. Сауды должны помнить, что США могут расчленить Королевство

- Израиль будет провоцировать разделение Ирака на три части и получит Иракский Курдистан

- Ирак де-факто разделён на три государства, одно из которых, Халифат, не будет признано

- Сирия вернётся к мирной жизни, начнётся длительный период восстановления. Вопрос трубопроводов через Сирию зависит от Ирана и России

- Ливан останется под угрозой ИГ, джихадисты останутся средством замораживания политической жизни страны

- Россия и Китай должны ударить по ИГ, т.к. джихадисты в противном случае ударят по ним.

В завершение Тьерри Мейсан делает мрачный общий вывод: «Исламским государством» сегодня управляет саудовский принц Абдул Рахман (финансы) и халиф Ибрагим (боевые операции), но основными военачальниками являются грузинские офицеры, являющиеся одновременно членами спецслужб, и реже – уйгуры из Китая.

«Грузинский министр обороны признал, хотя впоследствии и отрёкся от своих слов, что на территории Грузии размещаются лагеря по обучению джихадистов. Хотя Москва и Пекин колеблются, они всё равно встретятся с ИГИЛ на Кавказе, в Ферганской долине и провинции Синьцзян», - резюмирует французский политолог.

Я хотел ко всему написанному добавить собственный вывод, но посчитал его излишним. Для меня, как и для других экспертов, становится очевидным, что программой-максимум для «Исламского государства» является атака против Ирана (фактически уже осуществляется), России (на Кавказе и в Центральной Азии) и Китая (в Синьцзяне, населенном уйгурами). Больше сказать нечего – нам остается подождать и посмотреть, станет ли реальностью этот зловещий прогноз…

Часть 1

Часть 2

 

 

 

 

TaguriEuropa Libera, Ernest Vardanean, Blog


Ближний Восток под черным знаменем. Часть 2

 

Сайт политической аналитики и журналистских расследований The Consortium News регулярно пишет о событиях на Ближнем Востоке, не забывая помянуть недобрым словом «любимых» неоконсерваторов. В начале октября издание Роберта Пэрри опубликовало три статьи подряд на тему ИГ.

1 октября сайт написал, что, хотя Обама может считаться реалистом, готовым к компромиссным решениям, на деле ему не хватает политической смелости или геополитической дальновидности для принятия решений. «Любое предложение о сотрудничестве с Россией и Ираном или о смирении с продолжением правления Асада вызовет бурю негодования в Конгрессе и ведущих американских СМИ», - пишет издание. Оно критикует президента за фантазии по поводу того, что правильным решением может быть дальнейшая поддержка «умеренной» оппозиции Сирии, которой якобы удастся разгромить и джихадистов, и Национальную армию Асада.

2 октября The Consortium News отмечает, что реальная стратегия борьбы с ИГ обязательно должна включать Россию, Иран и правительство Асада, причем на ведущих ролях, «поскольку это всё неотъемлемые игроки в любой попытке сдерживания и отбрасывания» ИГ. «Тем не менее, высокопоставленные представители администрации Обамы исключили совместную работу с Ираном или правительством Асада, а российский министр иностранных дел Сергей Лавров жалуется на то, что диалог администрации США с Москвой по «Исламскому государству» - если это вообще можно назвать «диалогом» - носит скорее формальный, чем существенный характер», - пишет сайт.

3 октября издание критикует неоконсерваторов, отмечая, что они еще не закончили сирийские «дела», которые сами же и начали. «Теперь они заняты переформатированием своего месседжа, обвиняя Обаму в том, что он слишком долго тянул с вооружением сирийских повстанцев, и настаивая на переключении с бомбардировок целей ИГ в Сирии на уничтожение ВВС Сирии и создание бесполетной зоны, чтобы мятежники могли пойти на Дамаск», - пишет главный редактор Роберт Пэрри. По его словам, если бы летом 2013 года Обама поддался давлению интервенционистов и атаковал Сирию, сегодня Дамаск был бы под контролем «Аль-Каиды» или «Исламского государства».

Мой армянский коллега Арег Галстян посвятил два материала рассматриваемой теме. В первом тексте, опубликованном в сентябре на сайте «Россия в глобальной политике», он говорит о соперничестве между ИГ и «Аль-Каидой», которая считается лидером глобального исламистского движения. «Официально» движение «Аль-Каида» находится под властью муллы Омара, которому дал клятву верности сам Усама Бен Ладен. После терактов 11 сентября 2001 года группировка раскололась на два направления: собственно «Аль-Каиду» с несколькими «филиалами» (например, «Фронт Джебхат ан-Нусра» в Сирии) и автономные региональные подразделения.

«До 2014 года «Исламское государство Ирака и Леванта» также считалось ветвью «Аль-Каиды», но Завахири лишил ее статуса за неподчинение приказам. После июньского захвата значительной территории в Ираке ИГИЛ переименовалось в «Исламское государство» и провозгласило себя «Халифатом», заявляя о власти над мусульманами всего мира и требуя от джихадистких группировок клятвы верности ее лидеру – Абу Бакру аль-Багдади», - отмечает армянский политолог. Когда джихадисты начали творить зверства с христианами и умеренными мусульманами, лидер «Аль-Каиды» Айман аз-Завахири открестился от ИГ. С другой стороны, аль-Багдади не смог заручиться поддержкой Саудовской Аравии, т.к., во-первых, объявление «Халифата» бросало серьезный вызов влиянию саудитов, контролирующих Мекку и Медину, а во-вторых, за ИГ стоит Катар, с которым у Аравии очень сильно испортились отношения.

Во втором материале, опубликованном в октябре, автор говорит о наличии в администрации США трех групп, которые так или иначе влияют на принятие решений, в том числе по вопросу реагирования на вылазку ИГ. «Первый (лагерь), представленный администрацией и большинством членов Демократической партии, выступает за формирование коалиции, участники которой окажут официальному Багдаду финансовую и военно-техническую помощь при непосредственной поддержке с воздуха без развертывания наземной операции, - пишет Галстян. – Вторая группа – военное лобби и спецслужбы, которых поддерживает большинство республиканцев, призывает Обаму к более активным действиям. Третья состоит из членов «чайной партии», призывающих не вмешиваться в дела других государств и сосредоточиться на внутренних проблемах в самой Америке».

Что интересно, Обама изначально окружил себя сторонниками осторожной внешней политики (директор ЦРУ Леон Панетта, министр обороны Роберт Гейтс), но мало слушал советы спецслужб и Пентагона. «Чаще всего он прислушивался к Джо (вице-президент Байден), который последние 40 лет заблуждался практически по всем крупным вопросам внешней политики и национальной безопасности», - цитирует политолог Роберта Гейтса, написавшего об этом в своих мемуарах.

Теперь рассмотрим несколько публикаций российского «Нового восточного обозрения». В сентябрьском материале говорится о том, что Россия еще с 2011 года предупреждала о потенциале терроризма, возникшем после «арабской весны», когда цель смены режимов была поставлена выше общей задачи, связанной с предотвращением распространения террористической угрозы. «И, как хорошо известно, ИГИЛ является наследием политики на Ближнем Востоке, осуществляемой США в течение многих лет, а также еще одним доказательством того, что Запад не должен пытаться проводить различие между «плохими» и «хорошими» террористами, выступающими против правления Асада в Сирии – или в других местах», - отмечается в тексте.

В другой публикации дается ссылка на некие источники, близкие к президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану и турецким спецслужбам. От них был получена информация о том, что США, проводя операцию против ИГИЛ, преследуют единственную цель – сбросить режим Башара Асада и напугать Иран возможным исламистским суннитским вторжением, чтобы Тегеран послушно «лег» под Вашингтон. «Есть также опасения того, что на почве борьбы с ИГ курды Ирака, Сирии, Турции и Ирана могут объединиться в единый фронт и затем создать собственное национальное государство с населением свыше 30 млн. человек», - пишет автор, называя это «кардинальным изменением расклада сил на Ближнем и Среднем Востоке».

Еще в одном тексте дается ссылка на публикацию шейха Мухаммеда Бен Рашида Аль-Мактума, правителя Дубаи, вице-президента ОАЭ. Его главная мысль заключается в невозможности «погасить пламя фанатизма только военной силой». Поэтому, полагает шейх, «надо целенаправленно сосредоточить общие усилия на том, чтобы развенчать, разъяснить несостоятельность идеологии исламских экстремистов, лишить их этого «оружия поражения умов» простых доверчивых людей, которых исламисты затягивают в свои ряды». По мнению автора, в дополнение к военным средствам необходимы еще три компонента: выиграть битву идей, повысить эффективность государственного управления и серьезно заняться вопросами социального развития.

В ноябрьской публикации рассказывается о том, что недавно группа вооруженных террористов-суннитов, в основном подданных Саудовской Аравии, напали в Восточной провинции, где живут преимущественно шииты, на населенный пункт Далва, убив 7 мирных жителей. В результате полицейской операции было арестовано около 20 боевиков подпольной группировки, состоящей в основном из тех, кто ранее воевал в рядах ИГИЛ в Сирии и Ираке, в том числе командир вооруженного крыла, который недавно прибыл из зоны боевых действий в Сирии. «Обслуживая энергетические интересы и глобальные амбиции США, саудовцы ударили по интересам собственной безопасности», - констатирует автор.

Интересные новости поступают из Египта. 6 ноября министр иностранных дел этой страны Самех Шукри заявил в интервью РИА Новости, что соглашение о свободной торговле с Таможенным союзом может быть подписано в 2015 году. «Новые власти Египта не могли не отреагировать на настроения «улицы», - пишет по этому поводу «Новое восточное обозрение». – Сближение с Россией давало возможность хоть немного ослабить слишком тесные связи с США…, сделать внешнюю политику страны более сбалансированной».

Портал Иран.ру указывает на то, что в американской администрации понимают сложность достижения поставленных на Ближнем Востоке без сотрудничества с Россией. «Без участия Сирии и Ирана крайне трудно будет решить вопрос с ИГ в Ираке.  А Россия – это своего рода «ключ» к Ирану и Сирии, как и ко всем остальным игрокам, которые жизненно необходимы для решения проблемы ИГ. Тем самым США, несмотря на антироссийскую линию по Украине, хотят негласно заручиться поддержкой России в отношении ИГ, - полагает издание. – В любом случае Вашингтон явно запутался между Украиной и Ближним Востоком, между борьбой за глобальные энергетические рынки и противодействием международному терроризму».

Этот же портал сообщил о том, что недавно в Йемене произошел государственный переворот. К власти там пришли шиитские группировки, что нанесло серьезный удар по интересам Саудовской Аравии. Эр-Рияд обвинил Иран в финансовой и военной поддержке повстанцев. По мнению саудитов, «Тегеран стремится создать шиитский плацдарм на юге Аравийского полуострова, тогда как Саудовская Аравия всегда рассматривала именно себя как гаранта стабильности в Йемене и защитника суннитского большинства». В ответ Иран заявил, что оказывал группировке хусистов только моральную поддержку.

Сайт приводит расхожее мнение западных и арабских политологов о том, что в Тегеране хотят создать шиитскую дугу от Ирана до Ливана через Ирак и Сирию, включая туда Бахрейн, Йемен и в будущем Восточную провинцию Саудовской Аравии. «А военная операция США, Великобритании, Франции, Саудовской Аравии, ОАЭ, Катара и Иордании лишь усилили опасения Тегерана относительно того, что ИГ – это всего лишь суннитский инструмент Вашингтона и Эр-Рияда против шиитов и конкретно Ирана», - говорится в тексте.

Как сообщало в октябре агентство «РИА Новости» со ссылкой на советника казначейства США по вопросам борьбы с терроризмом и финансовой разведки Дэвида Коэна, Вашингтон разработал официальную стратегию борьбы с финансированием группировки «Исламское государство». План состоит из трех элементов: замораживание финансовых поступлений, ограничение доступа к международной финансовой системе и введение новых санкций на верховное командование ИГ и финансовых посредников.

Власти США, по словам Коэна, тесно сотрудничают с турецкими и иракскими властями, чтобы отследить и уничтожить маршруты контрабанды нефти и наказать тех, кто в этом участвует. При этом генсек Компартии Ирака Хамид Маджид Муса ранее заявил, что ИГ получает более 5 млн. долларов в день от продажи нефти. А эксперт Института военного анализа Ближнего Востока и стран Персидского залива Теодор Карасик сказал агентству, что ИГ отправляет нефть посредникам в Турцию и на Кипр для ее дальнейшего экспорта в страны Восточной Европы, в частности, в Украину.

Окончание следует…

Часть 1

 

TaguriEuropa Libera, Ernest Vardanean, Blog


Ближний Восток под черным знаменем. Часть 1

 

Вторая половина 2014 года прошла под знаком триумфа радикальных джихадистов из организации «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ), которая затем переименовалась в «Исламское государство» (ИГ). За считанные недели террористы установили контроль над третью территории Ирака, присоединив эти земли к своим завоеваниям на востоке и северо-востоке Сирии. В результате на карте Ближнего Востока появилось монолитное квазигосударство с жесточайшим оккупационным режимом, основанным на религиозном фанатизме крайней степени.

Опасность существования ИГ в том, что эта сила вышла из-под контроля своих внешних кураторов (а такие, безусловно, есть) и за короткое время стала самодостаточной. В ходе молниеносного июньского рейда по северо-западу Ирака радикальные исламисты захватили банки с сотнями миллионов долларов, целые военные базы с горами вооружений и техники, приняли в свои ряды отставных военных-суннитов из бывшей армии Саддама Хусейна.

Теперь ИГ – это уже не разрозненные полубандитские формирования. Вернее, бандитами и головорезами они не перестали быть, но отныне это организованная армия с собственной боевой техникой, десятками тысяч бойцов, управляемых кадровыми офицерами, и огромной денежной «подушкой». Не будем также забывать, что они захватили крупные месторождения нефти в Сирии и Ираке, благодаря чему имеют ежедневный (!) доход в 1 млн. долларов США. Те силы, которые стояли за ИГИЛ/ИГ, крепко просчитались: вместо послушной игрушки они получили неконтролируемую черную дыру, которая, как злокачественная опухоль, дает метастазы.

А сейчас начнем обзор экспертных мнений, что поможет нам понять всю сложность создавшейся ситуации. В частности, немецкий востоковед Михаэль Лаубш в интервью Deutsche Welle отметил, что на джихадистов ИГ внимательно смотрят талибы и другие экстремистские группировки. «Модель ИГ предполагает трансграничную экспансию «халифата», причем на те территории, где есть востребованные на мировом рынке природные ресурсы», - отмечает эксперт. Он уверен, что мнение о том, будто ИГ ограничится только Сирией и Ираком, глубоко ошибочно. Как ошибочно и то, что боевики якобы не оказывают никакого влияния на Центральную Азию и Кавказ. «Это влияние уже ощутимо, особенно в Узбекистане и отчасти в Таджикистане. ИГ демонстрирует умение вести самую широкую пропаганду современными средствами, через социальные сети», - утверждает Лаубш.

С ним согласен российский эксперт Андрей Серенко, который не исключает, что на почве «Талибана» и Исламского движения Узбекистана следует ждать появления группировок, которые попытаются повторить этот «проект» в Центральной Азии. Наиболее вероятными направлениями для их атаки Серенко считает Туркмению и Узбекистан.

Большая часть боевиков из СНГ, воюющих в рядах сирийской оппозиции, будь то выходцы из Центральной Азии или с Кавказа, входит в формирования ИГ и постоянно общается с «братьями» в Пакистане и Афганистане, говорит в интервью DW координатор Объединенной евразийской экспертной сети Jeen Наталья Харитонова. «ИГ заявляет, что ее формирования готовы прийти на Кавказ. И наиболее просматриваемый путь туда – с северо-запада Афганистана через Центральную Азию к Каспию. Под угрозой оказываются не только Азербайджан, но и другие обладатели углеводородов – Туркмения, Узбекистан, Казахстан», - отметила Харитонова.

Российская «Независимая газета» в сентябрьском номере ссылается на газету The New York Times, которая пишет о том, что президенту Обаме придется найти способ нанести удары по ИГ в Сирии так, чтобы это «не сыграло на руку президенту Башару Асаду». С другой стороны, Белому дому предстоит убедить в правильности своей позиции таких союзников, как Турция и Саудовская Аравия. «Анкара опасается защищаемых Вашингтоном курдов, которых рассматривает как террористов, угрожающих территориальной целостности страны. А Эр-Рияд полагает, что борьба с суннитскими экстремистами из ИГ породит недовольство собственных суннитских радикалов», - отмечает «НГ».

Между тем, крупный американский специалист по Ближнему и Среднему Востоку, бывший посол США в Афганистане, Ираке и ООН Залмай Халилзад в своей статье на страницах издания The National Interest выразил мнение о необходимости скорейшего сближения с умеренными суннитскими лидерами. Это необходимо, считает дипломат, «не только для достижения столь необходимого политического урегулирования, но и для включения умеренных суннитских сил в борьбу против ИГ, а также для отрыва баасистов (партия сторонников Хусейна и Асада) и племен от ИГ». «Кроме того, если разделение полномочий между суннитами и шиитами окажется невозможным, распад Ирака станет неизбежным, - продолжает бывший полпред США в ООН. – В таком случае критически важными станут отношения США с суннитскими лидерами, что сделает возможным уничтожение ИГ в их логове на западе Ирака».

Руководитель Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Василий Кузнецов в интервью «Ленте» назвал ИГ достаточно мощным образованием, сталкиваться с которым мировому сообществу раньше не приходилось. «Даже если удастся успешно выдавить его из Ирака, боевики отступят в Сирию и вновь на повестке дня возникает сирийская проблема. Кроме Асада, там нет другой силы, которая способна противостоять этой организации», - считает востоковед.

«Теоретически возможно создание некоего суннитского государства на этой территории, но в том виде, в котором халифат существует сейчас, это нежизнеспособное образование. Сегодня в условиях военной мобилизации они получают деньги от продажи имущества убитых ими людей, от контрабанды нефти, от продажи артефактов, но серьезный экономический базис на этом построить невозможно», - добавил политолог.

По словам американского эксперта по противопартизанским операциям Дэвида Килкалена, опасность ИГ в том, что «они сочетают в себе боевые возможности «Аль-Каиды» с административными возможностями «Хезболлы», у них есть повестка государственного строительства и понимание важности эффективного управления».

«Абу Бакр аль-Багдади (лидер ИГ) призвал научных работников, проповедников, судей, врачей, инженеров и людей с военным и административным опытом примкнуть к исламистам, чтобы помочь им в нелегком управленческом деле. И многие откликаются: специалисты, в частности, приезжают из Северной Африки, Китая и Европы. Так, за телекоммуникационные системы в Ракке отвечает кандидат наук из Туниса, который добровольно присоединился к боевикам», - рассказал эксперт.

Профессор Российского государственного гуманитарного университета Григорий Косач полагает, что борьба с ИГ – это борьба не только с квазиполитическим образованием, но и с самой радикальной формой ислама. «При помощи разрушения «Исламского государства» военным путем невозможно искоренить исламский фундаментализм. Это задача не американцев или Запада, это задача самих мусульман», - сказал Косач «Ленте».

По его словам, американцы готовы помочь курдским формированиям «пешмерга» и сирийской «умеренной» позиции, чтобы бить по ИГ в Сирии. «Сейчас формируется широкая коалиция для борьбы с этим халифатом. Речь не идет только о странах Запада, США или даже о блоке НАТО, речь идет о формировании коалиции, которая включила бы наибольшее число ближневосточных государств, в том числе Иран. Если эти планы увенчаются успехом, то с «Исламским государством» будет покончено», - уверен эксперт.

Часто цитируемый мною французский политолог Тьерри Мейсан как раз по поводу НАТО высказывается более чем жестко, обвиняя Альянс в ведении двойной игры. «Благодаря такому двуличию, НАТО сможет и дальше продолжать забрасывать орды джихадистов в Сирию под видом борьбы с ними. Однако после того как НАТО посеет хаос во всём арабском мире, включая и Саудовскую Аравию, она повернёт «Исламское Государство» против двух развивающихся держав – России и Китая. Вот почему обе эти державы должны уже сейчас вмешаться и уничтожить в зародыше частную армию, которую НАТО в арабском мире создаёт и тренирует. В противном случае, Москва и Пекин вынуждены будут вскоре столкнуться с нею на своих собственных территориях», - уверен он.

Не менее критически отзывается президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский, обвиняя американцев в том, что они открыли «ящик Пандоры». Востоковед припомнил Вашингтону и финансирование афганских моджахедов против советских войск, и свержение Саддама, после чего Ирак превратился в полигон для исламистов, и свержение Каддафи с аналогичными последствиями для Ливии. «Обрушение американцами очередной арабской страны всякий раз вызывало всплеск исламизма. Вообще политика США поражает своей непоследовательностью. Даже одноходовые комбинации совершенно не продумываются, не работает экспертиза, - сказал Сатановский в интервью «Аргументам и фактам». – Никакой стратегии «управляемого хаоса» на самом деле у Америки нет – хаос получается абсолютно неуправляемый!». В дополнение он предупреждает об опасности прихода джихадистов в Россию.

В свою очередь, директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семён Багдасаров видит опасность в том, что в регионе впервые создано квазигосударство со всеми атрибутами власти. «Их никто не контролирует и никто пока не может остановить. Хотя противостоящие им силы в Ираке и Сирии примерно в 8-9 раз многочисленнее! Это говорит о высокоэффективной военной организации ИГ. Костяк его армии составили бывшие офицеры Хусейна, входящие в так называемую военную шуру ИГ во главе с Хаджи аль Бакри – бывшим полковником иракской армии, - рассказал Багдасаров «АиФ». – Многие из них, кстати, учились ещё в советских военных академиях. В том, что эти военные профессионалы оказались в рядах такого ужасающего монстра, как ИГ, во многом виноваты США и иракское правительство, которое в своё время изгнало этих офицеров из армии и спецслужб».

«Велика вероятность, что скоро на Голанских высотах с армией ИГ столкнется Израиль. Кроме того, они заявили о готовность ударить по американским базам в Кувейте. Все основания опасаться ИГ есть у Иордании и Саудовской Аравии. Неслучайно последняя сосредоточила на иракской границе 30-тысячный корпус, возводит оборонительные сооружения и просит Египет и Пакистан прислать солдат, так как сами саудовцы воюют плохо», - добавил эксперт и подчеркнул опасность ИГ для России.

Специалист по международной безопасности британского Азиатско-Тихоокеанского фонда Саджан Гоэль считает, что проблема не будет решена одними ударами по позициям джихадистов, т.к. на контролируемых территориях они фактически действуют как «альтернативное правительство».

По мнению профессора Катарского университета Махджуба Зуэйри, Вашингтон не заинтересован в своем вовлечении в конфликт, но у него нет другого выхода, кроме вмешательства. «Среди основных сил на Ближнем Востоке распространено мнение, что ничего не может быть сделано без США. При возникающей опасности региональные государства, как страусы, склонны прятать голову в песок и ждать помощи извне. Такой подход существует с периода иранской Исламской революции 1979 года», - цитирует катарского профессора издание «Внешняя политика».

Известный российский политолог, доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ Сергей Маркедонов уверен, что США и Россия должны наладить взаимодействие в деле борьбы с террористическими группировками. При этом эксперт признает, что украинский кризис заметно испортил отношения двух держав, из-за чего горячие точки планеты остались «бесхозными». Но препятствием является и разное видение проблемы из Москвы и Вашингтона. «То, что Россия видит как непосредственную угрозу вблизи своих границ, имеющую последствия для внутренней безопасности, то для США – небольшая часть крупного геополитического пазла, - пишет Маркедонов на страницах издания «Профиль». – Между тем, взаимосвязь северокавказских проблем с положением дел на Ближнем Востоке и в «ближнем зарубежье» отмечали не только споуксмены российских спецслужб, но западные журналисты и эксперты».

Продолжение следует…

TaguriEuropa Libera, Ernest Vardanean, Blog


Когда рухнула Стена. К 25-летию начала конца биполярного мира.

 

В ночь с 9 на 10 ноября 1989 года пал главный символ «холодной войны», живое воплощение «железного занавеса» и разделенной Европы. Тысячи жителей Берлина принялись разбирать Стену, разделявшую Европу и целый мир на две Системы. В январе 1990 года начался полномасштабный демонтаж Стены, а в октябре того же года произошло объединение Германии. Хотя правильнее будет сказать, что ФРГ попросту поглотила ГДР, т.к. единая страна тоже называется ФРГ; административное деление и валютная система, Конституция и внешняя политика – всё суть повестка именно Западной Германии.

…Горбачевская перестройка привела к ослаблению партийного контроля над общественной жизнью СССР. Стали появляться частные кооперативы, общественные движения и партии; политика гласности открыла шлюзы для критики КПСС и советского правительства, стали выходить запрещенные ранее книги, сниматься кинофильмы о временах тоталитаризма. Советское общество почувствовало дыхание свободы. Одновременно стали усугубляться социально-экономические проблемы: дефицит товаров, плохой урожай зерновых, падение цен на нефть и снижение валютных поступлений, падение производительности труда. Всё это начинало расшатывать монолит советской системы.

Ветер перемен дошел до Восточной Европы, и к лету 1989 года стало ясно, что социалистический блок дышит на ладан. В мае того года Венгрия открыла границу с Австрией, в июне в Польше прошли парламентские выборы, где победила оппозиционная «Солидарность» во главе с Лехом Валенсой. Летом тысячи граждан Германской Демократической Республики, испытывавшей большие экономические трудности, устремились в посольства ФРГ в Праге и Будапеште, а также через Чехословакию в Венгрию, чтобы оттуда перейти австрийскую границу и далее оказаться в вожделенной Западной Германии.

Советский Союз не чинил никаких препятствий демократическим переменам в странах социалистического лагеря. Так, 25 октября в ходе визита в Хельсинки Михаил Горбачев заявил, что у СССР «нет ни морального, ни политического права» вмешиваться в события в Восточной Европе (подробности в книге Горбачев. Крах советской империи. Перевод с англ. яз. / Р. Брейтвейт, Дж. Мэтлок, С. Тэлботт. – Москва, 2012. – с. 34).

Осенью ГДР оказалась не только перед лицом гуманитарного кризиса (массовый отток граждан на фоне загибающейся экономики), но и внешней изоляции. В октябре 1989 года, когда ГДР праздновала 40-летие со дня основания, закончилась эпоха Эриха Хонеккера, который желал повторить «опыт» площади Тяньаньмэнь против демонстрантов, но его не поддержали и вынудили уйти в отставку. Его преемнику Эгону Кренцу Москва дала понять, что не потерпит репрессивных мер в отношении людей, желающих перейти в Западный Берлин и ФРГ.

9 ноября 1989 года Кренц по возвращении из Советского Союза провел совещание, на котором было решено ослабить (но не отменить) правила, ограничивавшие передвижение граждан на Запад. Однако член правительства ГДР Гюнтер Шабовски на пресс-конференции тем же вечером объявил, что граждане отныне «свободны в передвижении в любом направлении» (подробности в книге John Lewis Gaddis “The Cold War”, 2005, pp. 245-246).

Жители Восточного Берлина поняли эти слова так, будто стена отныне не препятствие. Десятки тысяч людей стали стекаться к Бранденбургским воротам и другим районам Берлина в надежде пройти через ненавистную Стену. Пограничники, не получавшие никакого приказа о свободном пропуске граждан, поначалу попытались оттеснить людей и даже применили водометы, но огромная толпа заставила их отступить и поднять шлагбаумы. Берлинцы стали взбираться на Стену, переходить через КПП, обниматься и поздравлять друг друга. До объединения Германии оставалось чуть менее года, но уже тогда стало ясно, что ГДР потерпела крах.

Прошло всего два с половиной года после памятной речи президента США Рональда Рейгана у Бранденбургских ворот 12 июня 1987 года: «Генеральный секретарь Горбачев, если Вы ищете мир, если Вы ищете процветание для Советского Союза и Восточной Европы, если Вы ищете либерализацию: приезжайте сюда! Господин Горбачев, откройте эти ворота! Господин Горбачев, разрушьте эту стену!»

Горбачев разрушил эту стену, но, как показала история, цепная реакция прошла по всему социалистическому блоку. В начале декабря 1989 года по предложению американской стороны состоялась встреча президентов СССР и США на острове Мальта. Выбор был неслучайным, т.к. Орден был членом Движения неприсоединения, а Горбачев планировал в те же дни посетить расположенную рядом Италию. Саммит Горбачев – Буш прошел 2-3 декабря, и на второй день советский лидер сказал американскому визави: «Мы больше не считаем вас своим врагом. Многое изменилось. Мы хотим вашего присутствия в Европе. Вы должны остаться в Европе. (…) Так что не думайте, будто мы добиваемся вашего ухода» (Книга «Горбачев…», с. 43).

После этого Буш и Горбачев в беседе с глазу на глаз (не считая глаз переводчиков) обсудили трудный прибалтийский вопрос. Американский президент предупредил, что «перестройка закончится», если союзный Центр применит силу против балтийских республик. Заодно Буш напомнил, что США так и не признали аннексию Эстонии, Латвии и Литвы Советским Союзом в соответствии с секретным протоколом к Пакту Молотова – Риббентропа. Горбачев заверил собеседника, что не применит никаких репрессивных мер против прибалтов. И хотя трагические события всё же имели место в январе 1991 года в Вильнюсе и Риге, СССР не смог или не захотел удерживать Балтию. Спустя два года после Мальты Александр Бессмертных, став преемником Эдуарда Шеварднадзе на посту министра иностранных дел СССР, сказал: «Если бы не Мальта, Советскому Союзу никогда бы не удалось так плавно выпустить из-под контроля Восточную Европу и Прибалтику». (Книга «Горбачев…», с. 44).

Между тем, ветеран советской и российской разведки Рэм Красильников в книге «Новые крестоносцы: ЦРУ и перестройка» назвал итоги саммита на Мальте «позорной капитуляцией». «Горбачев и его министр иностранных дел Шеварднадзе (…) смирились с разрушением Варшавского Договора, упуская одну позицию за другой и выдавая восточноевропейских союзников Советского Союза. (…) Даже такой умудренный опытом вашингтонский политик, как государственный секретарь Джеймс Бейкер, несказанно изумился тому, как Горбачев, подпираемый с тыла Эдуардом Шеварднадзе, уступал там американцам», - написал генерал-майор КГБ в своей последней книге, опубликованной в 2003 году («Новые крестоносцы…», с. 358-359).

Хотел того Горбачев или нет, но летом-осенью 1989 года он полностью упустил контроль над Восточной Европой, позволил ФРГ поглотить ГДР, сдал всех сателлитов в социалистическом блоке, а затем начал отпускать вожжи внутри СССР. Чем это закончилось, мы все знаем. Возможно, сегодня первый и последний президент СССР понял, что западные «партнеры» обманули его ожидания, расширив границы НАТО далеко на Восток, а главное – так и не приняв Россию в полноценную европейскую семью (хотя бы в качестве равного партнера).

Иначе как объяснить участившиеся критические заявления Горбачева в адрес Запада? Поддержав присоединение Крыма к России и в целом внешнюю политику Путина в 2014 году, на юбилейных торжествах по случаю падения Берлинской стены 83-летний экс-советский лидер заявил, что мир на грани новой «холодной войны». Он призвал вернуться к идее Совета Безопасности для Европы, который предлагалось создать в рамках Парижской хартии для новой Европы в ноябре 1990 года. Кроме того, Горбачев открыто говорил, что Запад перестал считаться с Россией и ее интересами. 

Быть может, проблема в том, что Россия сегодня возвращается в советское «измерение»? Известный российский политолог, главред журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов пишет для издания «Газета», что «после двух с лишним десятилетий идейного дрейфа в неопределенном направлении Россия вновь причалила к советскому берегу». «Новая российская государственность начиналась в 1991 году как анти-СССР, сейчас она воспринимает себя как естественное его продолжение», - полагает эксперт. По его мнению, Россия использует опыт Китая, и пока неясно, достигнет ли она успеха в этом деле. «Но разделительную линию с Европой, которая ждала от России следования своей модели, это, без сомнения, укрепит», - резюмирует Лукьянов.

Удивительное дело: через 25 лет после падения Берлинской стены Европа стоит перед угрозой возникновения новой разделительной линии. Она теперь пролегает далеко на Востоке, где-то в районе Донбасса. Но риторика сегодняшних событий по духу напоминает годы «холодной войны», с той лишь разницей, что тогда раздражителем для Запада служил коммунизм, а сейчас – русский национализм и попытки «собирания русских земель» хозяином Кремля.

Интересно и то, что главным критиком Запада (если не считать самого Владимира Путина) оказался Михаил Горбачев, который разрушил «эту стену», а теперь пожинает плоды своих собственных уступок США. Кто знает, быть может, последний советский лидер на склоне лет хочет успеть загладить вину перед теми, кто считает его главным виновником развала СССР?..

În exclusivitate