duminică, aprilie 26, 2015 Ora Locală 22:24

Война в Йемене: удар по Ирану или ловушка для саудитов? Часть 2

 

В экспертном сообществе сложился определенный консенсус по поводу истинных предпосылок военной операции арабских стран против шиитских повстанцев Йемена. Политологи не сомневаются, что настоящей мишенью Саудовской Аравии и ее союзников является Иран.

«Для Саудовской Аравии, - пишет «Новое восточное обозрение» со ссылкой на специалиста по международной безопасности, в прошлом сотрудника ФБР Мардина Рердона, - то, что происходит у ее южной границы, имеет огромное значение как фактор национальной безопасности – особенно сейчас, когда перспективы Йемена настолько неопределенны. Они не могут допустить, чтобы ситуация там оставалась нестабильной, потому что это дает Ирану возможность укрепить свои позиции на полуострове, а «Аль-Каиде» открывает свободный путь для продвижения на север».

По мнению автора, для Эр-Рияда неприемлемо возвращение бывшего президента Йемена Али Салеха, т.к. его теперь поддерживают хуситы, что предопределяет поворот этой страны к неформальной шиитской коалиции на Ближнем Востоке. «…Война в Йемене – это один из намечающихся фронтов общей войны, которую, видимо, будет вести Саудовская Аравия в ближайшие годы. Деваться ей некуда – победившие хуситы вне всякого сомнения обратят свой взор на ее южные провинции, которые в Йемене считают своими. И это вполне серьезный расклад событий, так как в Джизане, Наджране и Асире – трех юго-западных провинциях Королевства, которые и составляют историческую область Асир, отторгнутую в 30-х годах прошлого столетия у Йемена, живут такие же йеменцы, шииты-зейдиты, а в провинции Наджран – еще и исмаилиты», - отмечает издание.

Строго говоря, именно вероятность усиления шиитского фактора обусловила редкое единство арабских суннитских режимов. Участие таких стран, как Кувейт, Эмираты или Бахрейн, объясняется просто: они находятся под плотным контролем Саудовского королевского дома. Вовлечение Египта тоже можно понять: Каир с трудом приходит в себя после трехлетнего хаоса «арабской весны», и для полной легитимации в глазах партнеров ему нужно участие в крупной международной акции во имя некоей общеарабской идеи. С другой стороны, египтянам некуда деваться, ибо восстановление экономики и политического веса страны в значительной степени зависит от финансовой поддержки монархий Залива, которые, в свою очередь, остро нуждаются в мощной египетской армии. Однако участие такой далекой и во многом индифферентной страны, как Марокко, вызывает удивление. Видимо, опасность усиления Ирана пугает даже тех, кто во многих смыслах ближе к Европе, чем к арабскому миру. 

В этом контексте логичным выглядит саммит Лиги арабских государств в египетском курортном городе Шарм-аш-Шейхе 28 марта. Помимо демонстрации единства политической позиции по ситуации в Йемене, арабы выдали сенсацию: с подачи Египта была озвучена идея создания «арабского НАТО». Речь идет о намерении создать в течение четырех месяцев Объединенных межарабских вооруженных сил быстрого реагирования в составе 40 тыс. бойцов. Не вызывает сомнений, что эта идея возникла на фоне йеменского кризиса, который, однако, был лишь формальным поводом. Аравия и Египет с тревогой наблюдают за переговорами по Ирану, и теперь у них есть возможность создать военный кулак на случай (таких случаев будет еще много!) новых военных кризисов между суннитами и шиитами.

«Политический подтекст этого решения очевиден – демонстрация силы и единства арабских стран перед лицом иранской угрозы. Поскольку эти ВС создаются явно не только для нормализации ситуации в Йемене, но и для действий по всему арабскому Ближнему Востоку», - пишет «Новое военное обозрение», приложение к «Независимой газете». Единственной крупной неудачей арабской коалиции можно считать отказ Пакистана от прямого военного участия в операции: как пишет пресса, президент Наваз Шариф пообещал саудовским единоверцам поддержку, но армия жестко сказала «Нет», потому что «своих проблем достаточно».

Между тем, военные действия в Йемене создали внутренние проблемы в Саудовской Аравии, где местные племена (собственно, вся саудовская элита – сумма племен, сосуществующих на основе устоявшегося компромисса) недовольны падением цен на нефть и нестабильностью на границе. «Дело в том, что по существующей там системе, власти КСА дают шейхам племен и вождям влиятельных кланов нефть по цене 24 доллара за баррель. А те потом продают ее на мировой рынок по рыночной цене. Если летом она превышала 100 долларов, то сейчас не превышает 58. Кроме того, война требует дополнительных расходов госказны, что тоже привело к сокращению выплат дотаций племенам», - поясняет «Новое восточное обозрение».

«По имеющейся информации, шейхи уже выдвинули резкие претензии королю Сальману, пригрозив неповиновением. Более того, стала поступать информация о том, что если дела у династии Аль Сауд будут и далее ухудшаться, а король будет втягивать страну в военные авантюры, то племена могут поднять восстание и потребовать федерализации саудовского государства. И тогда оно будет состоять из нескольких достаточно самостоятельных образований, как это было в начале 20-го века», - пишет далее издание.

Словно понимая опасность внутреннего раскола в Саудовской Аравии, командование коалиции вечером 21 апреля объявило об окончании военной операции «Буря решимости» в Йемене и о начале другой – «Возрождение надежды». «Операция «Возрождение надежды» призвана возобновить политический процесс в Йемене, - цитирует «Лента» посла Саудовской Аравии в США Аделя аль-Джубейра. – Однако мы будем использовать силу, чтобы не позволить хуситам захватить Йемен военным путем».

С другой стороны, сами шииты Йемена вскоре после этого сообщения опровергли утверждения о переговорах с коалицией. «Нет никаких соглашений с этими вероломными агрессорами. Мы не будем проводить с ними никаких переговоров», - передает РИА Новости со ссылкой на главу комиссии по информации хуситов Ахмада Хамеда. Он полагает, что прекращение операции «Буря решимости» было связано с «желанием США окончить войну, так как она не достигла политических целей, ради которых была начата», уточняет Лента.

С йеменским деятелем фактически согласен автор публикации на сайте «Фонда стратегической культуры». «То, что война в Йемене имеет опосредованный характер вооруженной борьбы между Саудовской Аравией и Ираном за расширение сфер влияния (proxy war), уже не вызывает сомнений. Признает это и Вашингтон. Президент Обама говорит, что не поддерживает перерастание воздушной операции в наземную фазу с интервенцией войск арабской коалиции, и о своём желании найти политическое решение. Речь идет не столько о противоборствующих сторонах в самом Йемене, сколько о компромиссе между Саудовской Аравией и Ираном», - уверен автор.

Слово «компромисс», между тем, звучит не только на Аравийском полуострове, но и на берегу Ист-Ривер. Совет Безопасности ООН 14 апреля принял резолюцию №2216 по ситуации в Йемене. Проект, внесенный делегациями Иордании, США, Великобритании и Франции, предусматривает, помимо прочего, запрет на поставку оружия шиитским повстанцам Йемена. Что интересно, Российская Федерация не наложила вето на документ, который объективно невыгоден Ирану, зато устраивает Саудовскую Аравию. «Наша позиция обусловлена тем, что предложенный текст следовало сфокусировать на задачах, которые ставит йеменский кризис, - немедленном прекращении боевых действий и возобновлении переговоров в рамках инклюзивного политического процесса при энергичном сопровождении ООН», - говорится в комментарии Департамента информации и печати МИД РФ.

В российском экспертном сообществе раскритиковали это решение. В конце концов, даже на Смоленской площади признали, что в проект резолюции не были внесены поправки Москвы, и тогда непонятно, пишет автор статьи в «Новом восточном обозрении», почему полпред РФ в ООН Виталий Чуркин не наложил вето. «А как же насчет осуждения бомбардировок арабской коалиции территории Йемена без согласия СБ ООН? Значит, Россия признала их законность? Это сильно напоминает голосование в СБ в 2011 году предложенных Западом резолюций по Ливии, когда РФ воздержалась и тем самым их «пропустила», а потом выразила удивление тем, что под их прикрытием коалиция НАТО-ССАГПЗ стала бомбить территорию Ливии, а затем и вовсе свергла законный режим в Триполи, - говорится в публикации. – Может, это размен на согласие США поставить Ирану С-300? Но от такого размена Москва явно ничего не приобретет».

Действительно, решение от 14 апреля сильно напоминает «сдачу» Ливии 4 года назад. Напомню, что от «приобщения» к западным планам Россия тогда не только ничего не выиграла, но и жестоко проиграла – чего стóят только потерянные многомиллиардные контракты по нефти и вооружениям! В Йемене нет нефти, но отказ Москвы от права вето вызывает вопросы. То ли это действительно размен с американцами, то ли нежелание идти на еще одну конфронтацию с Западом на фоне продолжающегося украинского кризиса. С другой стороны, своим решением Россия явно не вызвала восторга у Ирана.

Впрочем, йеменский кризис – это в первую очередь очередной элемент большого клинча между суннитами и шиитами, саудитами и персами, американскими неоконсерваторами и рационалистами. Кто попадет в ловушку, а кто выйдет сухим из воды, покажут ближайшие месяцы… 

Часть 1

Читайте также:

Новый Ближний Восток: очередной раскол Йемена

 

TaguriBlog, Ernest Vardanean, Europa Libera


Война в Йемене: удар по Ирану или ловушка для саудитов? Часть 1

Уже месяц продолжается широкомасштабная военная операция аравийско-западной коалиции против шиитских повстанцев в Йемене. 26 марта Саудовская Аравия и ее сателлиты начали операцию против племени хуситов, которые вошли в Сану и изгнали оттуда просаудовского президента Хади. В боях участвуют около 180 боевых самолетов; Саудовская Аравия сконцентрировала на границе с Йеменом 150 тыс. военнослужащих. Саудитам помогают Катар, Эмираты, Кувейт, Иордания, Египет, Марокко и Судан. Кроме того, США оказывают разведывательную поддержку и блокируют побережье Йемена, чтобы предотвратить поставки по морю из Ирана, поскольку хуситы считаются проиранской силой.

Как пишет «Голос Армении», одним из важнейших факторов, обусловивших военные успехи шиитов, стала именно военная поддержка Ирана. С другой стороны, на стороне хуситов выступает их бывший враг, экс-президент Салех, свергнутый в 2012 году в результате «арабской войны» и теперь помогающий своим вчерашним недругам в войне с недругами сегодняшними.

Между тем, как пишет портал Iran.ru, Тегеран оказался в сложном положении. С одной стороны, он не может молчать, когда коалиция наносит удары по его ставленникам в Йемене. С другой стороны, персы не могут идти на открытую конфронтацию с Западом, когда международные посредники вместе с иранскими дипломатами готовят итоговое соглашение по ядерной программе Исламской Республики. «Судя по всему, Тегеран склоняется ко второму варианту, поскольку любому непредвзятому наблюдателю сегодня ясно – единственное, чего «арабское НАТО» добьется «Решительным штормом», будет затяжное кровопролитие в Йемене. Шедшая к завершению очередная гражданская война в стране сейчас вспыхнет с новой силой. Пресловутое «противостояние суннитов и шиитов», о котором так любят говорить масс-медиа, именно сейчас, после неприкрытой интервенции, станет реальностью», - отмечает издание.

Кстати, нельзя исключать, что Саудовская Аравия, ревниво смотрящая на переговоры в Швейцарии, решила именно сейчас начать военную операцию, чтобы поставить Иран перед нелегким выбором. Что, однако, не мешает двум региональным тяжеловесам пути нахождения компромисса – пока безуспешно. В этом контексте будет уместно привести мнение эксперта Института Ближнего Востока Григория Косача, который считает, что военную операцию инициировали как раз Соединенные Штаты, чтобы сделать Иран сговорчивее при заключении соглашения по ядерной программе.

Французский политолог Тьерри Мейсан пишет, что восстание шиитов в Йемене подстегнули США и Великобритания, не симпатизируя ни одной из противоборствующих сторон. «Они позволили Саудовской Аравии утверждать, что эта революция была госпереворотом, и попытаться вновь аннексировать эту страну. Военная операция была организована Лондоном из территории пиратского государства Сомали под предлогом защиты Адена. Одновременно под предлогом йеменского кризиса Лига арабских государств заявила об арабской составляющей нового регионального НАТО – создании совместных арабских вооружённых Сил», - раскрывает детали эксперт.

Однако сильно рискуют и саудиты. Как пишет блогер и востоковед Анатолий Несмиян (Эль-Мюрид), король Салман в случае поражения или «ничьей» в этой войне может подорвать позиции своего сына, Мохаммеда бин Салмана, который является министром обороны и непосредственно занимается йеменским вопросом. «В случае победы Мохаммед бин Салман, безусловно, будет вынужден делить ее с Национальной гвардией и МВД, которые тоже задействованы, но естественно, на вспомогательных ролях», - отмечает автор. Поясню, что Национальной гвардией и МВД руководят принцы из других племен, и в аппаратном смысле эта ситуация «крайне выгодна для конкурентов сына короля».

Руководитель Исламского комитета России, политолог Гейдар Джемаль в интервью изданию «Накануне», в свою очередь, заметил, что, если шииты полностью возьмут Йемен под контроль или если саудиты проиграют хуситам, туда вторгнется «Исламское государство», которое упразднит саудовскую династию. А сайт «Эксперт» пишет, что Йемен – лакомый кусочек ввиду своего важного географического положения. «Именно через Баб-эль-Мандебский пролив экспортируется большая часть всей ближневосточной нефти. Президент Йемена Мансур Хади по этому поводу как-то заметил, что «если Иран возьмет под свой контроль Баб-эль-Мандебский пролив, то ему уже не надо будет иметь атомную бомбу». А это, согласитесь, сильно повышает ставки в конфликте», - подчеркивает «Эксперт». В Иране, между тем, тоже хорошо знают географию: персы направили в Аденский залив два военных корабля для установления военного присутствия у берегов Йемена. По словам контр-адмирала Хабиболлы Сайяри, иранские корабли будут патрулировать Аденский залив, прибрежные воды Южного Йемена и Красное море, сообщает РБК…  

Продолжение следует

 

TaguriBlog, Ernest Vardanean, Europa Libera


К 100-летию Геноцида армян. Часть 6. Окончание

Наступил 2015 год, и стало ясно, что никаких принципиальных изменений в турецкой политике не произойдет. Уже 15 января официальная Анкара удивила мир решением о проведении именно 24 апреля 2015 года празднования 100-летия победы турецкой и германской армии над Антантой в битве на полуострове Галлиполи (по-другому – «битва при Чанаккале» или «Дарданелльское сражение»). Всё бы ничего, но в прежние годы этот день праздновался турками 25 апреля, причем довольно скромно. К тому же днем начала битвы считается 18 марта, так что 24 апреля – искусственная дата, задуманная турками как прямой противовес мероприятиям к 100-летию Геноцида армян.

На праздник Галлиполи турки пригласили более 100 глав государств, но на данный момент известно, что из первых лиц отозвались президенты Азербайджана, Албании, Судана, Туркмении, Косово, Черногории, Македонии, Словении. Россию будет представлять спикер Госдумы Сергей Нарышкин, а Соединенные Штаты – лишь посол в Анкаре. Характерно, что Германия не направляет в Турцию никаких высокопоставленных представителей.

Однако главная скандальная особенность юбилея Галлиполи в том, что президент Реджеп Тайип Эрдоган пригласил… президента Армении Сержа Саргсяна. И этого после того, как сам Саргсян пригласил Эрдогана в Ереван еще в августе 2014 года, когда в Анкаре проходила инаугурация новоизбранного президента Турции – министр иностранных дел Армении Эдвард Налбандян вручил приглашение Эрдогану в присутствии иностранных гостей и прессы.

Турки думали-думали 5 месяцев и придумали: нужно «перепригласить» приглашающего! Надо сказать, что армянская сторона ответила туркам на редкость быстро и бескомпромиссно. Даже по меркам крайне острых армяно-турецких отношений (которых, по правде говоря, попросту нет) это было очень жестко.

«По-вашему, битвы при Галлиполи служат не только для Турции, но и для всего мира уникальным примером сформированных в войне дружественных отношений, а поле брани – памятником мира и дружбы, напоминающим горькое наследие войны. Отставив значение битвы при Галлиполи или спорную роль Турции в ходе Первой и Второй Мировых войн, необходимо помнить, что мир и дружба должны в первую очередь основываться на смелости взглянуть в лицо собственному прошлому, исторической справедливости, а также на общечеловеческой памяти, не на выборочном, а на всецелом признании», - говорится в ответном письме армянского президента.

«К сожалению, Турция продолжает свою традиционную политику отрицания, «совершенствуя» из года в год набор инструментов по искажению истории. Впервые в этом году годовщина битвы при Галлиполи отмечается 24 апреля, притом что она началась 18 марта 1915 года и продолжалась до конца января 1916 года, а операция по высадке союзников – сухопутные сражения при Галлиполи – начались 25 апреля. Какую цель это преследует, если не примитивное намерение отвлечь внимание международного сообщества от мероприятий в связи с 100-й годовщиной Геноцида армян?» - пишет Саргсян Эрдогану.

«Посему посоветовал бы в Ваших призывах к международному сообществу не забывать также призыв признать Геноцид армян, почтив память 1,5 млн. невинных жертв. Долгом каждого является передача будущим поколениям истинной истории, без искажений и тем самым предотвращение повтора преступлений, чтобы подготовить почву для сближения и дальнейшего сотрудничества наций, особенно соседних народов», – написал президент Армении. Он напомнил турецкому лидеру об августовском приглашении в Ереван и в заключение добавил: «У нас не принято ходить в гости к приглашаемому в условиях отсутствия ответа на собственное приглашение».

В середине февраля официальный Ереван дал еще один жесткий ответ Анкаре. Президент Саргсян отозвал из парламента Протоколы, подписанные в Цюрихе в октябре 2009 года и направленные на нормализацию отношений двух стран, в том числе установление дипломатических отношений. Однако вскоре после подписания Турция поставила предварительное условие ратификации: «урегулировать» нагорно-карабахский конфликт так, как это выгодно Азербайджану. Поскольку в Протоколах не было никакого упоминания Карабахе, в Армении посчитали предусловие неприемлемым. 22 апреля 2010 года Саргсян попросил у парламента приостановить процесс ратификации. И вот, спустя 5 лет, Протоколы были окончательно отозваны…

Идею празднования Галлиполи 24 апреля, между тем, раскритиковали даже турецкие эксперты и журналисты. «Наш президент вместе с диктатором-президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым отправятся в Дарданеллы», – написал турецкий публицист Баскын Оран. Он назвал неприемлемым высмеивание чужого горя и призвал предпринять шаги для смягчения боли. По словам Орана, «Эрдогану точно было мало направленного в 2014 году послания с соболезнованиями, содержащими неприемлемые формулировки: теперь к этому позору прибавляется новый постыдный шаг, еще более усугубляющий сложившуюся негативную ситуацию».

Режиссер и писатель Умит Кванч назвал решение турецких властей неприемлемым. «Можно иметь разные позиции в вопросе геноцида, называть эти события иным образом. Но принимать на вооружение дерзкую позицию отрицания, пытаться превратить день, символизирующий ужасную трагедию, в день празднеств, – это уже одно из самых опасных проявлений малодушия, которое, помимо выявления вашей собственной сути, ничего иного не даст», – отметил Кванч.

Как написал колумнист газеты Milliyet Аслы Айдынташбаш, «как нельзя позвонить в дом умершего и говорить, что сегодня вечером мы организуем вечеринку, приходите, так и нельзя направлять президенту Армении письмо с приглашением принять участие в мероприятиях, посвященных столетию Галлиполийского сражения». «Это может быть только плохой шуткой. Но Турция именно так и поступила», – пишет автор, добавляя: «Как бы мы ни называли явление, неопровержимым остается тот факт, что армяне в составе Османской империи в течение многих веков подвергались координированному физическому и культурному уничтожению».

«Произошедшее в 1915 году с проживающими в Османской империи армянами… стало результатом решения, принятого находящейся тогда у власти партией «Единение и прогресс» и направленного на полное или частичное истребление армян. Это решение было реализовано почти во всей Анатолии», – подчеркнул, в свою очередь, турецкий историк Умит Курт, добавив, что считает решение о Галлиполи «позорным».

Отмечать 100-летие битвы при Галлиполи 24 апреля вместо 18 марта – «очень большая ошибка», заявил профессор турецкого университета «Билкент», доктор Эсра Чухудар, считая, что Анкара совершает стратегические ошибки. «Такое впечатление, что проходит конкурс трагедий, что еще больше обостряет существующую напряженность с Арменией. Турция не смогла встать лицом к лицу со случившейся исторической трагедией. Но я надеюсь, что мы начнем, вынуждены будем начать. Турция должна пройти через это», - полагает Эсра Чухудар.

Словом, прошло 100 лет, а отношение Турции осталось неизменным, обновились лишь методы. Анкаре удалось немного отвлечь внимание мирового сообщества от мероприятий к 100-летию Геноцида армян, но не в такой степени, что эта тема перестала находиться в топах информационной повестки дня. За последние 2 недели мировая пресса буквально разорвалась от обилия материалов, посвященных трагедии армянского народа. Активность знаменитостей, будь то Шарль Азнавур, System of a Down, Ким Кардашьян или Джордж Клуни, привела к беспрецедентному росту внимания к Геноциду.

Еще одним болезненным ударом по турецким планам стала специальная месса в Ватикане 12 апреля в память жертв Геноцида армян. Сам Папа Римский Франциск вместе с Католикосом Всех Армян Гарегином Вторым и президентом Армении Сержем Саргсяном воздали дань уважения невинным жертвам, и это разозлило Турцию настолько, что турецкий посол был отозван из Ватикана. Буквально на днях Геноцид был признан парламентом Австрии, 24 апреля планируется соответствующая резолюция Бундестага. Ранее такую резолюцию принял Европейский парламент.

Волна сочувствия к армянскому народу поднялась до небывалой высоты, но турецкая власть упорно стоит на своем. Это означает, что 24 апреля 2015 года ничего не закончится. Армянский народ и сопереживающие ему страны и народы продолжат борьбу за восстановление справедливости. Покой нам только снится. И туркам тоже…

Часть 1

Часть 2

Часть 3

Часть 4

Часть 5

Читайте также:

99 лет игры на крови

Крокодильи слезы лицемеров

Столетие надежд: Возвращение к главной теме армянской истории. Часть 1.

Столетие надежд: Возвращение к главной теме армянской истории. Часть 2.

 

TaguriBlog, Ernest Vardanean, Europa Libera


Страдания евразийских европейцев. Куда податься Молдове?

Самый интригующий вопрос, заданный респондентам в рамках последнего Барометра общественного мнения в апреле, касался доверия к молдавским политикам – 46% респондентов не доверяют вообще никому. Если быть точнее, самый интересный фрагмент – это доверие жителей Молдовы к зарубежным политикам. Выступая на днях в эфире Jurnal TV как раз по теме этого опроса, я в шутку сказал, что самым большим доверием в Молдове пользуются, наверное, Владимир Путин и Ангела Меркель, причем их показатели в разы выше «родных» политиков.

Но я и подумать не мог, что это окажется правдой! Опрос показал, что самым большим доверием среди жителей Молдовы пользуется президент России. Его совокупный рейтинг («Некоторое доверие» и «Очень много доверия») составил 61%. Следом за ним идет его бывшая подруга по Европейскому Союзу – у канцлера ФРГ почти 44%. На третьем месте президент Румынии Клаус Йоханнис с 36%. Четвертым идет президент США Барак Обама – у него чуть более 32%.

Далее следуют французский президент Франсуа Олланд и британский премьер Дэвид Кэмерон – соответственно, 24% и 20%. У них же самый высокий процент респондентов, которые просто не знают таких политиков: 33% и 39% соответственно. Замыкает «великолепную семерку» президент Украины Петр Порошенко с большим антирейтингом. Положительно о нем отозвались лишь 14%, а отрицательно – более 68%.

Обращу внимание читателей на другой немаловажный факт. Из того 61% людей, которые сказали, что верят Путину «в некоторой степени» и «очень», более 80% - русские и украинцы, почти 90% - другие национальности – это еще можно понять. Но свое «Да» сказали и 55% молдаван/румын (то есть около трети общего числа молдавских/румынских респондентов), и это самый большой парадокс. Получается, что титульная нация, которая, в общем-то, воспринимается как главный мотор европейской интеграции в Молдове, состоит на треть из «путиноидов» и «ватников». Как это объяснить? Полагаю, у властей страны, НПО, СМИ и внешних партнеров есть большая головная боль, она же – глобальная задача: как «перешибить» пророссийские настроения?

А между тем, доверие к Путину – это «цветочки». В сегменте вопросов по внешнеполитической ориентации – тихий ужас для Кишинева и ЕС. На вопрос «Как вы будете голосовать на референдуме за Европейский Союз» 39,5% обещали сказать «Да», а почти 42% - «Нет». Но и это не всё. На вопрос «Получит ли Молдова больше преимуществ или недостатков от вступления в ЕС» 41% сказали «Только преимущества» и «Больше преимуществ», а в противоположном лагере обозначились почти 45%. Не столь существенно, но симптоматично.

Дальше – еще хуже. На вопрос «Проголосуете ли вы за вступление РМ в Таможенный союз» (к слову, авторы опроса малость сплоховали – Таможенный союз перестал существовать с 1 января, на его место пришел Евразийский Экономический союз в составе уже четырех, а не трех стран) почти 58% ответили «Да». «Против» - лишь 26%. Смотрим еще раз: за Евросоюз – менее 40%, за Евразийский ЭС – почти 58%. Как вы понимаете, уважаемые читатели, 18% - слишком серьезная разница, ее нельзя списать на статистическую погрешность.

Впрочем, это отнюдь не новый тренд. Давайте вспомним, что больше года назад Атлантическая комиссия Словакии представила в Кишиневе удручающие для властей результаты опроса: по сравнению с 2009 годом число сторонников европейской интеграции уменьшилось с 55% до 44%, а количество адептов восточного вектора увеличилось с 30 до 40 процентных пунктов. Разрыв между ЕС и ТС сократился с 25% до 4%, то есть до размеров статистической погрешности.

Это в начале 2014 года. А сейчас? Евразийский вектор ушел далеко вперед, и это несмотря на введение безвизового режима с Евросоюзом, большую поддержку Кишинева со стороны Брюсселя и общее падение репутации России на европейском пространстве. При этом 58% респондентов видят на Востоке больше преимуществ, чем недостатков, а противоположного мнения придерживаются 28%. Разрыв в 30% очень серьезен – а в отношении ЕС почти равенство, там 41% и 45% соответственно.

Ну, и в качестве «контрольного выстрела» приведу еще два показателя. На вопрос «Если на референдуме вам все-таки придется сделать выбор между Европейским Союзом и Таможенным (Евразийским) Союзом» ровно 50% выбрали восточный вектор и лишь 32% - европейский. Снова 18% разницы. Еще 4% не пойдут голосовать, а 13% не определились с выбором. И снова обращу внимание читателей на то обстоятельство, что среди молдаван/румын число сторонников ЕС оказалось меньше числа поклонников ЕЭС – 38% и 44% соответственно.

Второй показатель – желание жителей Молдовы уехать из страны. На первом месте, как вы уже догадались, Россия – там мечтают жить почти 24%. На втором месте Германия с 6,5%, на третьем – Италия с почти 4%. И так далее. Интересно, что 35% сказали, что «такой страны не существует» - то ли из патриотизма, то ли от безысходности, как поется в известной песне «…Сорри, мама, нету такой земли!».

Таким образом, каждый четвертый житель РМ желает переехать в Россию. В общем, неудивительно, если помнить, сколько молдаван уже находятся в РФ. Но опять же – почему граждане стремящейся в Европу страны сами туда не стремятся? Все страны ЕС в этом опросе набрали в сумме 18% - меньше, чем Россия. И снова взглянем на национальное измерение вопроса. Молдаване/румыны и тут «портят» европейскую статистику – почти 20% назвали Россию, а Германию – лишь немногим менее 7%.

И это несмотря на то, что число людей, считающих Россию более коррумпированной, чем ЕС, ровно вдвое больше, чем считающих наоборот, - 42% и 21%. И несмотря на то, что 58% опрошенных согласны с наличием у России социально-экономических трудностей, вызванных украинским кризисом. Правда, тех, кто считает, что события в Украине суть следствие военной агрессии России, - только 41%, а не соглашаются с этим более 52%.

В общем, в сталинские годы это назвали бы «разброд и шатание». В случае с отдельно взятым человеком – шизофренией. А в контексте внутриполитической нестабильности в Молдове, украинского кризиса и новой «холодной войны» между Россией и Западом мы назовем это усилением поляризации в молдавском обществе по критерию внешнеполитического выбора. Число сторонников европейского вектора в Молдове неуклонно сокращается, и параллельно усиливается борьба с российским влиянием, в первую очередь в прессе.

Кто кого? Ведь народ Молдовы отнюдь не глуп и делает выводы сам, но он слишком пассивен, чтобы пытаться влиять на курс правящей верхушки. Соответственно, в стране усиливается (точнее будет сказать «не стихает») стремление людей проголосовать ногами, то есть уехать. Это печально, но представляется вполне естественным результатом несогласия с политикой властей. Ведь, как я писал в первой части, 75% респондентов считает, что Молдова идет в неверном направлении…

Читайте также:

Молдова – очередной тест на «европейскость»

«Мы не правые и не левые…»

Молдова и предвыборные разборки. Понятно, что ничего не понятно

Опросом по опросу: Молдова на распутье

Нелюбимая жена в европейском гареме

 

 

TaguriBlog, Ernest Vardanean, Europa Libera


…И стали бедные еще беднее. Новый опрос в Молдове.

Главным общественно-политическим событием уходящей недели в Молдове стало обнародование итогов очередного Барометра общественного мнения, проведенного Центром социологических исследований и маркетинга CBS-AXA по заказу Института публичных политик. Опрос был проведен в период с 28 марта по 7 апреля 2015 года в 85 населенных пунктах страны, за исключением Приднестровья. Всего опрошено 1104 человека старше 18 лет, погрешность составила 2,8%.

Сразу скажу, что итоги исследования ошеломляют «с порога». Первые же показатели не оставляют сомнений в том, что результаты опроса придутся не по нраву правящим кругам Молдовы. Так, 75,4% считают, что страна движется в неверном направлении. В ноябре 2014 года таких было 61%, в апреле 2014 года – 68%. За 5 месяцев число скептиков увеличилось на 15%, что вполне объяснимо. Ведь выборы прошли, романтика закончилась, зато началась вакханалия на валютном рынке, которая сначала обесценила лей на 30-40%, потом вернула его к начальным позициям (если не считать, что доллар на мировом рынке резко подорожал к евро). Это, однако, не помешало импортерам взвинтить цены на продукцию – на отдельные виды продовольственных товаров цены поднялись на 50%, некоторые лекарства подорожали вдвое, а уж о промышленных товарах и говорить нечего.

Как следствие этого, на вопрос «Как вы оцениваете экономическую ситуацию в сравнении с прошлым годом?» в апреле почти 34% ответили «Стало немного хуже» и около 29% - «Стало намного хуже». Еще 26% не увидели изменений, а около 8% заметили небольшое улучшение.

Интересно сравнить новые данные с предыдущими. В апреле 2014 года 45% респондентов не заметили изменений, 17% сказали «Стало немного хуже», а 15% оказались пессимистичнее. Зато сразу 20% ответили «Стало немного лучше», а 1% чувствовали себя еще лучше. В ноябре 2014 года отсутствие изменений зафиксировали 43% опрошенных, 26% увидели небольшое улучшение, а 2% - значительное улучшение. В то же время число ответивших «немного хуже» составило 17%, а «намного» - 10%.

То есть всего лишь пять месяцев назад число умеренных и больших оптимистов сократилось в совокупности с 28% до 8% - более чем втрое. В то же время число их идейных противников выросло в сумме с 27% до 63% - более чем вдвое. И это, повторю, за 5 месяцев!

Еще цифры. В апреле 2014 года на вопрос «Как вы оцениваете текущие доходы вашей семьи?» 34% сказали, что денег им не хватает даже на самое необходимое. 41% признались, что доходы покрывают только самые необходимые расходы. Еще 16% сказали, что денег им хватает для достойной жизни, но они не могут позволить себе дорогих покупок. Другие 7% признались, что порой позволяют себе и дорогие вещи, но при этом вынужденно ограничивают себя в других областях. И лишь 1% ни в чем себе не отказывает.

В ноябре 2014 года 30% ответили, что им не хватает даже на самое необходимое. Еще 45% - хватает только на это. Те же 16% сказали, что денег достаточно, но без дорогих вещей. Еще 6% позволяют себе покупать недешевые вещи, ограничиваясь в другом. Ни в чем себе не отказывают 2%.

В апреле 2015 года резко выросло количество граждан, чьи доходы недостаточны даже для самых необходимых вещей, - почти 42%, при этом количество «середняков» сократилось до 43%. Число тех, кто живет достойно, но не позволяет себе дорогих покупок, уменьшилось до 12%. Также уменьшилось количество людей, позволяющих себе дорогие вещи с самоограничением в других областях, – 2,6%. Наконец, сегмент самых обеспеченных почти исчез – 0,5%.

То есть с ноября по апрель объем доходов сократился в совокупности у 22% опрошенных жителей Молдовы. Даже богатые стали беднее, а уж бедняки сполна почувствовали на себе «прелести» сомнительных игр в банковской и валютной сфере. Между прочим, именно рост цен был назван гражданами самой волнующей проблемой страны.

С другой стороны, логично, что в подобной ситуации доверие людей к власти и ее персоналиям будет хуже некуда. В рейтинге политиков совокупный положительный рейтинг («Определенное доверие» и «Очень много доверия») у бывшего премьера Юрия Лянкэ – ровно 37%. На втором месте мэр Кишинева Дорин Киртоакэ – почти 34%. Третьим идет лидер Партии социалистов Игорь Додон – у него 31%.

На другом полюсе, как обычно, располагается вице-председатель Демократической партии Влад Плахотнюк с фантастическим антирейтингом – более 87% («Не очень доверяю» и «Вообще никакого доверия»). Недалеко от него ушел бывший премьер-министр Влад Филат – у него 84% «негатива». Сразу следом идет президент РМ Николае Тимофти – 83%.

Плохие показатели Плахотнюка и Филата отразились на их партиях. На вопрос о том, за какую партию проголосовал бы респондент, если выборы состоятся в ближайшее воскресенье, за либеральных демократов выразили готовность проголосовать 7,1%. Между тем, на выборах 30 ноября 2014 года за «зеленых» проголосовали чуть более 20%, а в 2010 году – почти 30%. Падение, как видим, очень болезненное.

Демократическая партия выглядит еще хуже. В апрельском опросе за нее выразили готовность проголосовать 5,7%, в то время как на последних выборах число сторонников составило 15,8% (по крайней мере, так утверждают официальные данные). В 2010 году у ДПМ было 12,7%.

«Свободное падение» продолжается у когда-то всемогущей Партии коммунистов – жалкие 11,3% опрошенных. Это еще меньше, чем смехотворные 17,5% на выборах 2014 года. А в 2010 году у ПКРМ было почти 40%...

У оппозиционной Партии социалистов результаты впечатляют: 16% рейтинга доверия. Напомню, что на выборах 2014 года ПСРМ получила более 20% голосов и первое место по числу мандатов, что, однако, не помешало соперникам Игоря Додона оставить партию в оппозиции.

Достаточно весомый рейтинг зафиксирован у двух новорожденных партий: Народной Европейской партии Юрия Лянкэ и «Нашей партии» Ренато Усатого. У них, соответственно, 6,2% и 6,5%. Либералы Михая Гимпу из-за неучастия в правительственной коалиции укрепили позиции – видимо, перетянув на свою сторону разочаровавшихся сторонников ЛДПМ. У ЛП, согласно опросу, 11%, что превышает результаты выборов 2014 года (9,7%) и 2010 года (10%).

Словом, политическое поле Молдовы раскололось не только по принципу «эти за Европу, а те за Таежный союз», но еще и по принципу «Кто настоящий европеец». В этом смысле мы имеем, условно говоря, «настоящих» левых в лице Партии социалистов и «Нашей партии», «не правых и не левых» в лице ЛДПМ, ДПМ и псевдооппозиционной ПКРМ и «настоящих» европейцев в лице НЕП и ЛП. Вот так социально-экономические проблемы граждан Молдовы плавно и незаметно перетекают в проблемы внешнеполитического выбора. И там ситуация еще хуже для властей, гораздо хуже.

Продолжение следует…

TaguriBlog, Ernest Vardanean, Europa Libera


К 100-летию Геноцида армян. Часть 5

 

Целое столетие отделяет нас от тех страшных дней, когда армянский народ на глазах у всего человечества методично и целенаправленно уничтожался на родной земле. Полтора миллиона погибших и сотни тысяч беженцев; опустошенное, осиротевшее Армянское нагорье; сотни разрушенных церквей и тысячи разоренных домов…

Но еще страшнее, что целое столетие армянский народ добивается справедливости в неравной схватке – и не только с Турцией, но и с геополитическими интересами и страхами отдельных государств, для которых выгода от отношений с Анкарой важнее общечеловеческих ценностей и наказания за преступления, по которым нет срока давности.

Исключительное географическое положение Турции стало ее спасением в ХХ веке (впрочем, почему только в двадцатом?). После разгрома войск Антанты на деньги большевиков Ататюрк повел страну по европейскому пути развития, оставив своих благодетелей с носом и повернувшись лицом ко вчерашним врагам. В 1945 году Сталин поставил вопрос о возвращении Советскому Союзу Карсской области, отторгнутой турками в 1918-1920 годах и подаренной им Лениным в 1921 году, а также об установлении контроля над Черноморскими проливами. Обеспокоенные советской экспансией (вновь, как и 100, и 200 лет назад, западные страны не могли смириться с мыслью о появлении русских на Босфоре!), США и Британия оказали Турции всяческую поддержку, а Трумэн даже пригрозил ядерным ударом по СССР. В 1952 году Турцию приняли в НАТО, и после смерти Сталина тема возвращения Карсской области была закрыта.

После этого Москва не поднимала территориальный вопрос и уж тем более не давала ходу армянским требованиям о признании Геноцида. Лишь в 1965 году, вопреки официальной советской политике замалчивания, в Ереване прошел многотысячный митинг в ознаменование 50-летия начала Геноцида. В 1967 году в столице Армянской ССР был открыт построенный фактически втайне от советских властей Мемориал на холме «Цицернакаберд».

Но это в Советском Союзе, а зарубежные армяне вовсю наращивали мускулы в начинавшейся борьбе. Собственно говоря, армянская диаспора в подавляющем большинстве состоит из прямых потомков спасшихся от Геноцида. Так что турки сослужили самим себе плохую службу: уничтожив Западную Армению, они породили много маленьких и немаленьких Армений, которые теперь единым фронтом борются за справедливость. И первый громкий залп дали именно армяне Диаспоры: в 1965 году парламент Уругвая, где сформировалась небольшая, но очень влиятельная община, признал Геноцид армян.

Если подходить к вопросу признания строго с исторической точки зрения, то первый шаг был сделан намного раньше – в мае 1915 года правительствами Великобритании, Франции и Российской империи. Но тогда шла война, Антанта воевала с турками, и акт осуждения потонул в грохоте пушек, а младотурки продолжили свои злодеяния. 18 декабря 1918 года Верховный Суд США осудил уничтожение армянского народа. Как пишет мой коллега Арег Галстян, 6 августа 1919 года Конгресс США принял закон «О ближневосточной помощи», где дипломатическим представительствам и христианским миссиям предписывалось оказывать поддержку армянам.

Но что еще важнее, США признали независимость образованной в 1918 году Армянской Республики, а в 1920 году президент Вудро Вильсон принял Арбитражное решение о создании Армении на ее исторических землях, то есть о возрождении Западной Армении. И, кстати, США не подписали Лозаннский договор 1923 года, определивший границы современной Турецкой Республики. С другой стороны, еще в 1951 году Палата представителей приняла «Акт о Геноциде», в котором делалась ссылка на уничтожение армян турками, евреев и поляков немцами. Акт был подписан президентом Трумэном и направлен в Международный суд ООН.

И всё же первым государством, признавшим Геноцид армян на законодательном уровне, традиционно считается Уругвай. Это была практически единственная страна, признавшая и осудившая злодеяние в эпоху Советской Армении. В 1982 году аналогичное решение принял Кипр. В 1987 году Геноцид был признан особой резолюцией Европейского парламента. В 90е годы, с обретением Арменией независимости, процесс получил значительный импульс: Россия и Франция, Греция и Бельгия, Аргентина и Ливан. В настоящее время Геноцид признан более 20 странами мира; в США на законодательном уровне или в виде заявлений губернатора – 45 штатами.

Разумеется, это никак не влияет на турецкую политику отрицания. Спустя 100 лет армянский народ и другие народы, с сочувствием относящиеся к нашей боли, продолжают биться о бетонную стену под названием «Турция отказывается признавать Геноцид»…

Окончание следует

Часть 1

Часть 2

Часть 3

Часть 4

TaguriBlog, Ernest Vardanean, Europa Libera


Иран и мир. Часть 3

Самой большой интригой лозаннских соглашений будет не столько перспектива их реализации, сколько соперничество между крупнейшими игроками за «право первой брачной ночи» с Ираном после его ожидаемого выхода из режима экономических санкций. Чтобы попытаться ответить на этот непростой вопрос, надо рассмотреть цели и задачи международных посредников.

«Новое восточное обозрение», в частности, отмечает, что в случае полноценного вовлечения Тегерана в дела Ближнего Востока региональная конфигурация претерпит самые серьезные изменения со времен Первой Мировой войны. «Это означает если не фактический слом, то глубокое размывание доныне существовавших границ между государствами региона, начерченных Великобританией и Францией», - говорится в материале. Автор указывает, что у таких стран, как Ирак, Сирия и Йемен, нет шансов на сохранение в их привычном виде, а арабский мир в целом будет расколот.

«Большинству арабских государств ясно, что заключение американо-иранской сделки по иранской ядерной программе и по другим вопросам регионального устройства (а сейчас уже очевидно, что Вашингтон с Тегераном активно договариваются о разделе сфер влияния) превратит Иран в нового регионального гегемона», - пишет издание. Оно отмечает, что укрепление позиций Ирана и Иракского Курдистана ударит по интересам Турции. «Заигрывание Вашингтона с Тегераном, в том числе за счёт взаимодействия с шиитским ополчением, воюющим с ИГИЛ, в значительной степени уменьшает шансы Анкары на сохранение ближневосточных тылов», - говорится по этому поводу.  

«Ведь Соединенным Штатам… сейчас необходимо перегруппировать свои силы для усиления нажима на Китай и Россию, бросивших вызов американской гегемонии и активно работающих над созданием многополярной системы международных отношений взамен провалившийся формулы однополярного мира. А ради этого США надо драматически снизить свою вовлеченность в ближневосточные дела, при этом не дать России и Китаю занять их место, использовав в этих целях альянс с Тегераном», - резюмирует автор.

Мой армянский коллега Арег Галстян отмечает, что иранский вопрос является первоочередной задачей для американских законодателей. «Во-первых, Обама во время последнего послания к Конгрессу отметил, что администрация будет рассматривать любые действия, способные предотвратить разработку Ираном ядерного оружия, добавив: «Новые санкции не входят в категорию этих действий». Во-вторых, именно иранский вопрос усугубил раскол в отношениях Западного крыла и Капитолия. В-третьих, иранский вопрос приобретает больше внутренний, нежели внешний характер», - пишет политолог на сайте «Внешняя политика».

Американист указывает на парадоксальную ситуацию: республиканское большинство в Сенате и Палате представителей поддерживает введение новых санкций против Ирана, но считает эту страну важной в борьбе с «Исламским государством». «В поддержку развития диалога с Ираном выступают и многие высокопоставленные политики прошлого, такие как Збигнев Бжезинский, Генри Киссинджер, Брент Скроуфорт и Мадлен Олбрайт», - сообщает Галстян.

Этот же автор на новом аналитическом сайте American Studies приводит мнения заокеанских экспертов о том, что «Вашингтон и Тегеран объективно созрели для диалога и переговоров». «С одной стороны, неолиберальная элита во главе с Обамой, в отличие от предшественников, изначально делала ставку на дипломатию в контексте решения иранского вопроса. С другой – важно рассмотреть фактор влияния проиранского лобби на принятие политических решений в администрации Белого дома», - пишет политолог, подробно расписывая структуру и особенности этого лобби.

В частности, он говорит о достижениях Американо-иранского совета. «В конечном итоге, подписание Женевских соглашений с Ираном в 2013 году и успешное завершение мартовских переговоров в Лозанне стало победой администрации Обамы и Американо-Иранского Совета и первым крупным провалом произраильского лобби», - поясняет Арег Галстян. По его словам, самая влиятельная еврейская организация США – Американо-израильский комитет по общественным делам – в контексте жесткого сопротивления Израиля сделке с Ираном пытается отыграть упущенные позиции через Конгресс, где в обеих палатах лидируют республиканцы, традиционно более чувствительные к потребностям еврейского государства.

«Сделать это будет крайне сложно, ввиду того, что иранский вопрос целиком и полностью находится в орбите Белого дома. В этой ситуации, максимум, что может сделать израильское лобби – продвинуть законопроект (Майкла) Кирка – (Роберта) Менендеса на уровне Конгресса. Конечно, подобный шаг может вызвать раздражение в Тегеране. Но даже это раздражение будет компенсировано правом вето, которое президент Обама наложит на любой законопроект, направленный на срыв переговорного процесса», - заключает Галстян.

Российский политолог Андрей Сушенцов пишет о наличии общего интереса России и США в иранском урегулировании – и это несмотря на сложнейший украинский кризис. «В иранском вопросе Москву и Вашингтон связывает общий интерес – сохранение режима нераспространения ядерного оружия. Россия даже больше США не хочет появления у своих границ нового ядерного государства. Но она не собирается при этом бомбить Иран или позволить США делать это, - пишет доцент МГИМО на сайте «Внешняя политика». – Нынешняя сделка по Ирану стала результатом длительных переговоров, которые с разной результативностью шли более 10 лет».

Аналогичного мнения придерживается американский политолог Майкл Барберо, генерал-лейтенант армии США в отставке. В специальном материале на сайте украинского издания «Корреспондент» он пишет о том, что «за последние десятилетия впервые складывается уникальная ситуация, когда Америка и Иран преследуют похожие цели». «Тут Иран стал нашим (американским) негласным союзником. Он также не хочет, чтобы джихадисты захватили территорию его соседа Ирака, населенную шиитами, и начали проводить там религиозные чистки. В этих условиях Саудовская Аравия, которая много лет была нашим преданным союзником, начала терять своё влияние в Америке. Дело в том, что слишком многие в Вашингтоне считают, что именно Эр-Рияд финансировал и создал ИГИЛ», - подчеркивает Барберо.

Он указывает на наличие строго прагматичного интереса США: суметь договориться с Ираном до того, как он самостоятельно начнет громить джихадистов и брать под единоличный контроль территории на Ближнем Востоке. «Иран сохранил стабильность в ходе арабской весны и стал для многих привлекательным примером. Теперь же, если он лишится санкций, иностранные инвесторы явно захотят вложить туда огромные капиталы», - пишет американский генерал. По его словам, однако, разногласия между Вашингтоном и Тегераном никуда не делись, особенно в вопросе безопасности Израиля, и вряд ли предстоящее всеобъемлющее соглашение устранит их навсегда.

Обратимся к нашему старому знакомому – французскому политологу Тьерри Мейсану. Он уверен, что США и Иран вели тайные переговоры с марта 2011 года. «Для Соединённых Штатов, которые рассчитывают передислоцировать свои войска с Ближнего Востока на Дальний Восток, предоставление такой возможности [снятия санкций] должно сопровождаться чёткими гарантиями того, что Тегеран не воспользуется ею для расширения своего влияния, - сообщает эксперт. – План Белого Дома состоял в том, чтобы, учитывая популярность Ирана в Ливане, Сирии, Ираке и Бахрейне, позволить Тегерану воспользоваться своим влиянием на эти страны в обмен на отказ от экспансии своей Революции». Мейсан полагает, что американцы передумали делить влияние на Ближнем Востоке с Россией, намереваясь привлечь в качестве «смотрящих» Иран и Саудовскую Аравию.

Далее эксперт дает прогноз по нескольким важным направлениям:

- Израиль попытается сорвать итоговое соглашение по иранской ядерной программе

- Йемен останется «горячей точкой», несмотря на подписание соглашения 

- Создание «арабского НАТО» является американским планом, но проблемы возникнут, вероятнее всего, с привлечением Египта, Омана и Пакистана (хотя он не является арабской страной)

- Россия будет усиливать военное присутствие в Восточном Средиземноморье (Сирия и Кипр)

И напоследок – интригующая новость. Президент России Владимир Путин 13 апреля подписал указ о внесении изменений в указ своего предшественника Дмитрия Медведева от 22 сентября 2010 года о применении санкций в отношении Ирана. Речь о том, что Москва снимает запрет на экспорт зенитно-ракетных комплексов С-300 в Исламскую Республику. «Реализация российско-иранского контракта от 2007 года на поставку комплексов С-300 была приостановлена в сентябре 2010 года в связи с введением ООН санкций в отношении Ирана. Позже Тегеран оспорил это решение через суд. Иранская сторона неоднократно выражала надежду на поставку Россией именно систем С-300», - напоминает ТАСС.

То есть Россия еще до официального снятия международных санкций решает отменить собственный запрет на поставку ЗРК Ирану. Это можно считать фальстартом, а можно – игрой на опережение. Вероятно, Путин уверен в том, что до 30 июня всеобъемлющее соглашение всё-таки будет подписано, а после этого подковерная борьба великих держав за благосклонность Тегерана выйдет на поверхность. По сути, начинается (уже началась) «холодная война» крупных игроков за иранский пирог. А на войне, как известно, все средства хороши, ведь на кону – гигантские контракты в нефтегазовой сфере, энергетике, транспорте, технологиях, ядерной области и т.д. «Большая игра» в Иране переходит на качественно новый этап…

Часть 1

Часть 2

 

 

TaguriBlog, Ernest Vardanean, Europa Libera

În exclusivitate