duminică, februarie 01, 2015 Ora Locală 07:37

Короли и капуста

 

23 января скончался 90-летний король Саудовской Аравии Абдалла. Это событие было ожидаемым – монарх в последние месяцы тяжело болел, полностью отменил все зарубежные поездки и не мог вести заседания правительства. Вместо почившего в бозе Абдаллы на саудовский трон взошел его младший брат Салман. «Юному» принцу всего 79 лет, он, по сообщениям западной прессы, перенес инсульт и будто бы страдает болезнью Альцгеймера. Вице-премьером Саудовской Аравии – фактически вторым человеком в стране – король Салман назначил своего младшего брата, 69-летнего принца Мукрина.

Как неоднократно писали в прошлом году эксперты по Ближнему Востоку, королевский дом вплотную подошел к серьезной проблеме. По закону, установленному первым королем Абдельазизом ас-Саудом, престол переходит не от отца к сыну, а от старшего брата к младшему, и Мукрин – как раз последний отпрыск основателя королевства. То есть после его смерти в полный рост встанет вопрос о том, сын какого именно сына Абдельазиза будет следующим королем.

Покойный Абдалла хотел каким-то хитроумным способом сделать наследником престола своего сына, 60-летнего принца Митаба. Но у него есть серьезное препятствие – его мать не была из знатного рода, поэтому потенциальный наследник именуется полукровкой. Точно такая же проблема у принца Мукрина, поэтому его королевская «карьера» тоже под вопросом. Однако это дело будущего, пусть и не очень отдаленного, так что у саудитов еще есть время подумать над механизмом преемственности, т.к. в обратном случае стране грозит дестабилизация и даже распад.

Плавная консолидация власти в Эр-Рияде очень важна, заявил «Газете» президент Института религии и политики Александр Игнатенко. «Саудовская Аравия вообще достаточно хрупкое образование. В ситуации, когда начнется неразбериха в элитах, она может просто территориально распасться на несколько кусков. К примеру, запросто может отколоться та ее Восточная провинция, где сосредоточены нефтяные богатства и где большинство населения – шииты, которые, естественно, тяготеют к Ирану», - отмечал Игнатенко.

Теперь же обратим внимание на ожидания ближайшего времени, а именно: как поведет себя новый саудовский король в трех принципиальных вопросах. Это отношение к Сирии, борьба с «Исламским государством» и цены на нефть. В первом вопросе особых изменений не предвидится, т.к. политика ваххабитской Саудовской Аравии в отношении алавитского режима Асада в основе своей неизменна – «Башар должен уйти», и желательно вперед ногами.

С джихадистами ИГ также более или менее ясно: не в меру распоясавшиеся террористы вышли из-под плохо скрываемой опеки суннитских режимов Персидского залива и Турции, поведя самостоятельную игру. Теперь они угрожают целостности не только Ирака и Сирии, но и Саудовской Аравии, считая королевский дом погрязшим в роскоши и разврате, что для чистого ислама немыслимо. Так что Эр-Рияд, видимо, будет снижать уровень опеки над ИГ, параллельно активизируя деятельность в рамках арабо-западной антитеррористической коалиции. «Король Салман продолжит курс короля Абдаллы как в сфере модернизации, так и в борьбе с региональными угрозами, исходящими от «Исламского государства», - отметил аналитик Risk Insurance managenment в Дубае Теодор Карасик в интервью «Газете».

Гораздо интереснее, что будет с «черным золотом». Первые сигналы после смены короля показывают, что нынешняя тактика, направленная на удешевление нефти, останется в силе. Вот уже полгода этот важнейший ресурс падает в цене, скатившись со 110 до 40 долларов. В последний раз ОПЕК, где саудиты играют первую скрипку, отказался снижать добычу на сессии 27 ноября. Самое время задуматься, зачем это нужно королевству. В первые месяцы, на фоне санкций Запада против России, многие эксперты уверенно говорили, что это «ремейк» американо-саудовского заговора середины 80х годов, когда США убедили короля Фейсала сбросить цены на нефть за счет роста добычи, а в качестве компенсации предложили ему большие объемы вооружений и технологии. Как мы помним, 30 лет назад это послужило одной из причин развала Советского Союза.

Вот и сегодня конспирологи едва не пустились в пляс – вот он, новый заговор! Но вскоре стало ясно, что целью является отнюдь не Россия – во всяком случае, она не основная. Цены на нефть стали методично падать параллельно переговорам международной шестерки посредников по вопросу снятия санкций против Ирана в обмен на его отказ от ядерной программы. Почуяв опасность усиления заклятого шиитского соперника, саудиты решили на всякий случай «уронить» цены на нефть, дабы в случае отмены санкций радость от экспорта иранского «черного золота» была максимально омрачена. Косвенным подтверждением этого замысла стало официальное заявление Ирана о совместных с Венесуэлой действиях по возвращению к цене в 100 долларов за баррель. Пока что, как мы видим, безуспешно.  

Другой целью саудовского «заговора» стало возникновение угрозы банкротства американских компаний, занимающихся добычей сланцевой нефти. Когда цены упали ниже 50 долларов, из США стали приходить сообщения о консервации сланцевых вышек. За последние несколько месяцев в Штатах было закрыто более 200 объектов. Тем самым версия об американском плане обрушения российской нефтедобычи не выдерживает никакой критики. Нельзя, конечно, исключать, что такой разговор между Вашингтоном и Эр-Риядом имел место, но саудиты перестали доверять США после начала переговоров по Ирану, поэтому неудивительно, что королевство решило параллельно убрать и сланцевых конкурентов с рынка.

Для самой монархии катастрофой не будет и цена в 20 долларов за баррель, потому что себестоимость добычи в Аравии составляет всего 4-5 долларов. Бюджет на 2015 год сверстан с дефицитом почти в 40 млрд. долларов, но резервы королевского Центробанка составляют 240 млрд., как пишет «Газета». Для России это тоже не фатально, говорят в «Роснефти», у которой операционные расходы составляют 3-4 доллара за баррель. Кстати, предотвращение «сланцевой революции» России не менее важно, чем Аравии. Так что конспирологам в этот раз не повезло…

TaguriEuropa Libera, Ernest Vardanean, Blog


Похищение Европы, или Два с половиной Владимира. Часть 2

 

Едва альянс заявил о своем существовании, как лидер либералов Михай Гимпу выступил с гневной критикой в его адрес. В прессе и социальных сетях был распространен текст протестного заявления председателя ЛП. Коротко процитирую эти тезисы:

1. ЛДПМ и ДПМ не хотели коалиции с ЛП, предпочитая ПКРМ

2. пренебрежение мнением европейцев, высказанным в аэропорту

3. предательство интересов граждан, голосовавших за проевропейские партии

4. отказ от приглашения европейского прокурора и от подлинной реформы юстиции

5. компрометация имиджа РМ в глазах европейцев и американцев

6. ЛДПМ и ДПМ реализуют проект Путина «взять Молдову без единого выстрела» и т.д.

Между тем, жесткая и недвусмысленная реакция была и у европейцев в лице всё того же Грэма Уотсона, председателя Альянса либералов и демократов в Европейском парламенте. «Из Молдовы пришла очень плохая новость. Премьер-министр Юрий Лянкэ и Либеральная партия вытеснены на обочину интересами крупного бизнеса. Таким образом, выбор сделан в пользу соглашения с коммунистами», - сказал политик.

Гражданское общество в Молдове тоже довольно живо отреагировало на заключение коалиционного соглашения. Уже вечером 23 января в социальных сетях стали быстро распространяться комментарии недовольных людей и призывы к протестам против «предательства». Любопытно, что каждый политический фланг по-своему трактует это слово. Для левых сил предателями являются коммунисты, которые фактически спасают правоцентристскую коалицию своим «ситуационным» альянсом. И в этом плане сегодняшняя ПКРМ «функционально» идентична депутатам группы Додона, которые 16 марта 2012 года голосованием за кандидатуру Тимофти спасли тогдашний альянс от досрочных выборов.

Для правых сил предатели – сами демократы и либеральные демократы, которые, вступая в неформальную коалицию с коммунистами, отказываются от европейских предложений и тем самым обеспечивают себе надежные тылы в виде «своего» прокурора. Альянс ДПМ+ЛДПМ+ПКРМ, лоббированный, по моим сведениям, посольством США, взял верх над европейским проектом правоцентристской коалиции. Американский вариант «сильнее» тем, что у этой группы партий в совокупности 63 мандата, то есть вопрос избрания президента решается.

23-24 января стали стихийно возникать протестные инициативы под двумя лозунгами: #Je suis Moldova и «Нет чудовищной коалиции, нет лжи и предательству!». Под этими лозунгами несколько десятков человек провели акцию протеста на площади Великого национального собрания в воскресенье 25 января. Что интересно, у здания правительства собрались люди разных убеждений: и левые, и правые со своих позиций критиковали сформированную коалицию. Левых, однако, получилось меньше, потому что многие выражали сомнение в целесообразности протеста как такового (сказывается полное разочарование в несостоявшейся «бархатной революции»), не были уверены в том, не является ли митинг провокацией, или же не желали находиться рядом со сторонниками прорумынских идей. В итоге правых оказалось больше, и они выдвинули несколько требований, которые ближе им по духу:

1. Исключение ПКРМ из формата власти

2. Формирование правоцентристской коалиции по европейскому плану

3. Назначение на должность генпрокурора и председателя Высшей судебной палаты РМ представителя страны Европейского союза

4. Взаимное подключение энергосистем Молдовы и Румынии

5. Расследование коррупционных дел и привлечение виновных к ответственности.

Само собой, это только «начало начала» очередной эпопеи с формированием коалиции. Не далее как 27 января президент Тимофти созывает лидеров ЛДПМ, ПКРМ, ДПМ и ЛП на совещание. Любой результат беседы, равно как и его отсутствие, будет иметь объяснение и последствие. Молдавские партии поднаторели в закулисных торгах – и в этой же степени граждане устали от беззастенчивого превращения коалиционных переговоров в аукцион. В очередной раз жители РМ стали безучастными наблюдателями циничного дележа портфелей, где интересы самих жителей, как мы видим по разношерстным протестам, игнорируются уже на обоих флангах. В очередной раз Молдова стала полем соперничества двух Владов – Филата и Плахотнюка, но теперь к ним почти официально присоединяется Владимир Воронин – в качестве недостающего звена для формирования альянса «двух с половиной партий». Не самое лучшее амплуа для бывшего президента.

Часть 1

 

* Точка зрения автора не обязательно совпадает с мнением редакции Свободной Европы.

 

TaguriEuropa Libera, Ernest Vardanean, Blog


Похищение Европы, или Два с половиной Владимира. Часть 1

 

23 января в Молдове наконец-то появилась видимость наличия власти. Спустя «всего лишь» 54 дня после парламентских выборов правоцентристские партии объявили о создании альянса, названного почему-то «Альянсом за европейскую Молдову». Он, вопреки ожиданиям, содержит минимально возможное количество партий – всего две. После очень долгих переговоров, проходивших в формате ЛДПМ+ДПМ+ЛП, а иногда еще и в формате ЛДПМ+ДПМ+ПКРМ, выяснилось, что либеральные демократы и демократы не готовы делиться властью с либералами.

Но начнем мы с другого. За несколько дней до судьбоносного события лидер молдавских либералов Михай Гимпу по завершении очередного безрезультатного раунда переговоров с «партнерами» по несостоявшейся коалиции разоткровенничался с прессой. Он, в частности, рассказал, что европейцы давят на переговорщиков с требованием не просто заключить трехстороннее соглашение без ПКРМ, но и назначить на должность генерального прокурора представителя одной из стран Европейского союза. Это заявление Гимпу всколыхнуло общественное мнение, но многие тогда подумали, что лидер ЛП в свойственной ему манере шантажирует коллег и откровенно блефует.

Отношение к словам Гимпу изменилось после довольно неординарного события: 20 января в Кишинев прибыли высокопоставленные представители Европейского парламента: председатель Альянса либералов и демократов за Европу Грэм Уотсон, председатель комиссии по внешней политике Эльмар Брок и вице-председатель группы «Прогрессивный альянс социалистов и демократов» Кнут Флекенштайн. В общем, ничего необычного: они всегда прилетают в аэропорт. Но обычно гости потом едут в Криковские подвалы, а потом начинают переговоры (иногда наоборот), однако в данном случае беседа проходила прямо в аэропорту: туда приехали Влад Филат, Мариан Лупу и Михай Гимпу. После встречи европейцы улетели обратно в Брюссель, даже не заехав в Криково.

Судя по всему, визит был настолько остро необходимым и срочным, что господин Уотсон достаточно откровенно заявил журналистам, что ожидает от ЛДПМ, ДПМ и ЛП безотлагательного подписания коалиционного соглашения. Дальше – больше: европейцы обнародовали собственное заявление с соответствующим призывом. В нем говорится, что представители трех коалиций Европейского парламента поддерживают альянс трех названных молдавских партий и предлагают следующее:

- Три партии формируют Комиссию, которая в течение трех месяцев внесет предложение о решении вопроса [избрания] президента

- Либеральные демократы назначают премьер-министра, Демократическая партия – спикера парламента, а либералы получают те же министерства, что у них были на момент ухода из правительства (т.е. весной 2013 года)

- Пост генерального прокурора отойдет неполитической фигуре, назначаемой в ходе консультаций с Европейской комиссией, которая направит в Брюссель сигнал о том, что молдавское правительство готово начать столь необходимый процесс реформ. Это может привести к созданию миссии ЕС в области юстиции.

Между тем, блиц-визит европейцев отметился не только публичным заявлением, но и кратким интервью Грэма Уотсона, в котором он расставил все акценты, не оставив никаких сомнений в том, что Михай Гимпу вовсе не блефовал. В беседе с Europa Liberă председатель европейского Альянса либералов и демократов раскритиковал председателя ДПМ Мариана Лупу за призыв к либеральным демократам о создании правящего альянса без либералов.

«Это приведет к формированию правительства меньшинства, или же, если будет парламентское большинство, оно образуется вместе с партией господина Воронина или с партией господина Додона. Не думаю, что это хороший путь для Республики Молдова, - отметил Грэм Уотсон. – Думаю, что демократические партии должны суметь договориться о формуле управления».

В свою очередь, бывший советник и.о. президента Молдовы, румынский политолог Дан Дунгачу заявил, что у европейской делегации, прибывшей в Кишинев, первой задачей было недопущение вхождения коммунистов в правящую коалицию, а второй задачей – борьба с коррупцией. «Если образуется коалиция с коммунистами, для Румынии последуют крайне тяжелые годы во внешней политике, т.к. Партия коммунистов – глубоко идентитарная партия, в том смысле что ее политический проект накладывается на политический проект, направленный против Румынии», - добавил эксперт. Он также заметил, что среди трех правоцентристских партий только у Либеральной партии позиция полностью совпадает со словами европейских эмиссаров. Либеральных демократов и демократов Дан Дунгачу упрекнул в «кокетстве», имея в виду их заигрывания с коммунистами, а также в безответственном отношении к проблеме коррупции.

Тем не менее, воззвания европейцев и требования молдавских либералов не повлияли на решение ЛДПМ и ДПМ – 23 января они подписали соглашение о создании «Альянса за европейскую Молдову». 13-страничный документ более всего интересен, как и в предыдущих случаях, в части разделения парламентских комиссий и министерств между двумя партиями. Так, должность спикера дается демократам (Андриан Канду), один вице-спикер – от ЛДПМ (Лилиана Палихович). Глава правительства остается «вотчиной» либеральных демократов, также как МИДЕИ. Демократы получают посты вице-премьеров по экономическому блоку и реинтеграции.

«Кокетство», о котором говорил Дан Дунгачу, видимо, в том, что в Соглашении никак не прописано участие коммунистов. А ведь благодаря именно их голосам альянс стал реальностью – либералы и социалисты остались за бортом. В качестве «отступных» ПКРМ получила пост второго вице-спикера (им стал Владимир Витюк). «Европейский праздник» пока ограничился этим. Реакцию молдавского общества и наблюдателей за рубежом мы рассмотрим во второй части публикации.

Продолжение следует…

TaguriEuropa Libera, Ernest Vardanean, Blog


Возвращение геополитики. Часть 3

В экспертном сообществе бытует мнение о том, что Запад «опоздал» с Крымом не просто потому, что не ожидал от России такой быстроты и жесткости, но и потому, что совершенно сбросил со счетов «старое мышление» - а именно, приверженность держав старой доброй территориальной политике – стало быть, геополитике.

Как отмечают по этому поводу «Аргументы и факты», в Европе «геополитический менталитет» остался в прошлом, а в США думали, что и так будут владеть миром. Но ведь мир не ограничивается только США и Европой, а России сам Запад неоднократно показывал, что не видит ее рядом, в сонме великих. Потому Москва и вернулась к старой геополитической модели, которая где-нибудь в Азии вовсе и не старая. «Мир вернулся на круги своя. Это, может, не очень хорошо, но это так. Одна из старых западных либеральных концепций гласит, что всё идет к лучшему, прогресс неумолим и человечество будет только совершенствоваться. Увы, это не так. И сейчас мы переживаем время возвращения геополитики, которую уже успели похоронить и заклеймить как устаревшую и даже реакционную», - пишет «АиФ».

Вот и эксперты Всемирного экономического форума назвали именно геополитические риски крупнейшей угрозой человечеству. «По мнению специалистов, в минувшие годы геополитика не была столь сильным дестабилизирующим фактором. Однако через четверть века после падения Берлинской стены подобные риски вновь в центре мировой повестки. Одной из главных причин изменения ситуации эксперты ВЭФ считают присоединение Крыма к России», - пишет «Коммерсант» со ссылкой на доклад.  

Вместе с тем, почетный председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике Сергей Караганов полагает, что специалисты ВЭФ «опоздали на несколько лет». «Я думаю, что эксперты ВЭФа, к сожалению, просто идут за газетными заголовками. Совершенно очевидно было, что уже и в прошлом году геополитические риски зашкаливают, впрочем, и в позапрошлом тоже. Просто в прошлом году была выбрана эта тема, в нынешнем году выбирается другая тема. Кардинально ситуация не изменилась. Уже несколько лет, особенно после событий «арабской весны», значительная часть мира вступила в период быстрых смен режима и, может быть, даже развала государств», - сказал политолог в интервью «Коммерсант FM».

«Геополитическая нестабильность возросла, но она возрастала с момента войны в Югославии, когда шаг за шагом демонтировалась система международного права. Сейчас, на мой взгляд, она фактически уже не существует. Естественно, подобного рода напряжение усиливается в условиях кризиса. Я думаю, что, конечно, события в Украине, да и не только в Украине, но и на так называемом расширенном Ближнем Востоке, создают очень высокий уровень турбулентности. Я думаю, что это показатель слома одной модели и перехода к новой, контуры которой мы пока различаем очень смутно», - заявил, в свою очередь, директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко.

«Россия впервые, пожалуй, за эти 25 лет нарушила тот порядок, который существовал в мире, аннексировав Крым и устроив забардачивание ситуации на юго-востоке Украине. Система принятия политических решений для Запада остается пока непонятной. У нас нет системы сдержек и противовесов, как это существует в Соединенных Штатах и других странах. Решение принимает один человек, и что у него в голове, одному богу известно. Поэтому, на мой взгляд, эти опасения и высказаны в докладе», - полагает генеральный директор Совета по национальной стратегии Валерий Хомяков.

Примерно в этом же духе выражаются эксперты Европейского совета по международным делам. В ноябре 2014 года они обнародовали обширный доклад на тему международной политики. Приведу несколько наиболее ярких цитат из документа, который был опубликован на русском языке на сайте издания «Россия в глобальной политике»:

После 1989 года, укрывшись в своей постмодернистской экосистеме, Европа потеряла интерес к тому, как Россия видит мир, и к ее планам. Ей не удалось осознать накал морального негодования Москвы по поводу возглавляемого Западом европейского порядка, потому что они предпочитали воспринимать отношения России и Европейского союза как победу обеих сторон. Они не могли взять в толк, что тот порядок, который они считали лучшим из возможных, многим россиянам казался лицемерным и нестабильным. Аннексия Крыма показала, что Запад неправильно истолковывал поведение России по целому ряду вопросов.

Во-первых, европейцы ошибочно приняли неспособность России блокировать создание нового порядка после холодной войны за согласие с ним. Слабость посчитали сменой убеждений.

Во-вторых, европейцы полагали, что интеграция России в мировую экономику обеспечит консервативную внешнюю политику. (…) Российская элита больше, чем европейская, склонна думать о своей роли в истории и сочетает меркантильность с мессианством. Путинский ревизионизм оказался более глубоким, чем полагали европейцы. Крах Советского Союза был для Путина провалом советского руководства, а не исторической необходимостью.

В-третьих, европейцы не смогли оценить психологическое воздействие «цветных революций» и глобального финансового кризиса на Россию. (…) Кремль убежден, что все «цветные революции» на постсоветском пространстве, включая протесты в России, готовились, спонсировались и направлялись Вашингтоном. Наибольшую обеспокоенность Путина вызывает угроза политической идентичности России, а не ее территориальной целостности. Неудивительно, что присутствие ЕС на постсоветском пространстве сейчас рассматривается Москвой наравне с угрозой расширения НАТО.

В-четвертых, Европа сделала неправильные выводы о соотношении сил. Аналитические выкладки, посвященные сопоставлению Запада и России, были полны графиков, демонстрирующих преимущества в экономике, технологическом развитии и даже в военных расходах. Это правда, что Запад сильнее России, однако европейцы проигнорировали замечание Дэвида Брукса о «восстании слабых». (…)

Парадокс российского изоляционизма в том, что чем эффективнее будут санкции, тем сильнее они подорвут долгосрочные цели ЕС. (…) Кризис европейского порядка во многих отношениях является кризисом политического воображения. Европейцам трудно представить, что страна может не мечтать о присоединении к Европейскому союзу или о преимуществах, которые дает его регулятивная база. 

Эти мнения наводят на избитую мысль о том, что всё новое – это хорошо забытое старое. Даже Европа, преодолевшая, казалось, догматы геополитического мышления, вынуждена признать, что ее ценностный базис размывается под тяжестью собственных социально-экономических и культурных проблем (миграция, исламизация, провал мультикультурализма, хронические кризисы в «малых» странах ЕС).

Громкий проект «Восточное партнерство» хромает на обе ноги. Как-то я в Тбилиси разговорился с одним европейским чиновником, курирующим постсоветские страны, и задал ему откровенный вопрос: «Факт подписания Соглашения об Ассоциации лишь тремя из шести стран ВП – это успех или провал?». «Конечно, провал», - подумав, ответил мой собеседник.

Нравится это кому или нет, кризис европейского политического мышления объясняется тем, что не всем нравится «экспансия ценностей». А во вторую очередь приходится признать, что примат ценностей трансформировался в приоритет интересов. Например, в Молдове мы видим яркий пример того, как европейская бюрократия поддерживает коррумпированную власть и закрывает глаза на ее шалости лишь затем, чтобы в РМ не усилилось влияние России. Проще говоря, ценности принесены в жертву интересам. А где интересы, там и геополитика.

Главный вывод из нынешней ситуации в Евразии основывается отнюдь не только на аннексии Крыма Россией, но и на том, что западные страны слишком быстро ушли вперед, к постмодернистскому восприятию мира, который чужд России, Азии, исламскому миру и другим. США и Европа удивляются тому, что не все, оказывается, считают западные ценности самоцелью и главным «компасом». Похоже, в западных столицах придется вновь пересмотреть парадигмы международного развития и вернуться к «старомодным» геополитическим лекалам. Когда Россия зубами держится за Крым, Китай создает искусственные острова на спорных территориях, а джихадисты провозглашают средневековый халифат, одним постмодернизмом сыт не будешь…

Часть 1

Часть 2

TaguriEuropa Libera, Ernest Vardanean, Blog


Возвращение геополитики. Часть 2

 

В минувшем году Соединенные Штаты подтвердили свой титул главного оппонента России в украинском противостоянии. В отличие от других западных стран, США пошли на очень серьезные институциональные шаги. Так, 12 декабря Сенат единогласно принял законопроект «В поддержку Украины», представленный в июле в комитете по международным делам республиканцами Бобом Коркером и Марком Керком, а также демократом Робертом Менендесом.

Законопроект S.2828 предполагает финансовую и военно-техническую помощь Украине и введение новых санкций против России. Как пишет мой армянский коллега Арег Галстян в материале на сайте «Внешняя политика», еще в ходе слушаний Коркер заявил: «Гораздо проще обеспечить сдерживание угрозы и защиту союзников НАТО от России, нежели их освобождение из-под власти агрессора. Именно сейчас, когда США необходимо подтвердить свою приверженность трансатлантической безопасности и альянсу НАТО, законопроект о предотвращении российской агрессии поможет улучшить безопасность НАТО».

Законопроект предусматривает шаги по диверсификации энергоресурсов с целью снижения зависимости Украины и других стран Европы от российского газа. Большое внимание уделяется тому, что называется «российской военной угрозой». Президент наделяется полномочиями для предоставления прямой военной помощи Грузии, Украины и Молдовы, включая противотанковое, зенитное и стрелковое оружие. Предполагается, что США могут поставить Украине вооружения на 350 млн. долларов в течение 2015 года.

Законопроект от имени Сената дает президенту США полномочия по введению санкций против российских компаний, таких как «Газпром» и «Рособоронэкспорт». Президент должен в течение 45 дней начать практическое воплощение первых шагов против них. Предполагаются как системные санкции, так и индивидуальные меры к отдельным высокопоставленным лицам, работающими в каждой из корпораций.

Между тем, заместитель директора ИМЭМО РАН Федор Войтоловский и глава агентства «Внешняя политика» Андрей Сушенцов в беседе с «Лентой» сказали, что внутриполитическая ситуация в Штатах отвлекает власти от украинского направления, заставляя их фокусироваться на других вопросах. «Да и на внешнеполитическом треке существуют проблемы, волнующие американцев гораздо больше конфликта на Украине. Это дает возможность, при наличии взаимной заинтересованности со стороны Москвы и Вашингтона, начать постепенное движение в сторону нормализации отношений», - отмечается в разговоре.

По словам экспертов, и Госдепартамент, и Совет национальной безопасности обладают собственными «мозговыми центрами», производящими огромное количество аналитических материалов. Именно они используются руководством страны при принятии решений. Всего же в Вашингтоне есть несколько человек, ответственных за выработку политики в отношении России. Особую роль играет госсекретарь Джон Керри, у которого сложились хорошие личные отношения с главой МИД РФ Сергеем Лавровым.

Американисты также приводят слова своих заокеанских коллег о том, что русистика в США находится в плохом состоянии, т.к. после окончания холодной войны интерес к направлению уменьшился, финансирование сократилось. Однако усиление Москвы в последние годы возобновило интерес к изучению страны. Развитие русистики поможет американским лидерам лучше понимать мотивы поведения российских коллег, считают московские эксперты.

В свою очередь, авторитетное американское издание Foreign Affairs пишет, что внешняя политика Путина может быть реваншистской, но ресурсы России для «жесткой» и «мягкой» политики ограничены. «Россия более не может апеллировать к кому-либо, кроме этнических русских, а в результате геополитические проблемы, которые она может вызвать, останутся на европейской периферии, не задевая континентального ядра», - пишет журнал.

«В случае с Россией ухудшению ситуации способствовали и внешние, и внутренние факторы. Путин решил консолидировать политическую и экономическую власть и принять внешнеполитическую линию, которая всё более характеризует Россию как оппонента международного порядка, определенного и ведомого Соединенными Штатами», - добавляет издание.

Зато американский генерал Бен Ходжес не склонен недооценивать силу России. Как сообщает агентство Reuters, командующий войсками США в Европе считает, что Москва стремится достичь такого уровня мощи, который позволит ей угрожать одновременно нескольким соседям, причем в том же масштабе, который сегодня представлен в Украине. Генерал уверен, что сейчас Россия на это не пойдет, т.к. руки у нее связаны Украиной, но через 4-5 лет ситуация изменится.

«Определенно, в течение следующих четырех – пяти лет у них появится возможность вести операции в Восточной Украине, давить на Балтию и Грузию и делать еще много чего, не прибегая к необходимости полной мобилизации», - сказал Ходжес. Он добавил, что Балтия и Грузия сегодня в безопасности, но, вероятно, ненадолго, т.к. через пару лет они могут стать мишенью, и к этому нужно быть готовыми. Напомню, что в ноябре Ангела Меркель предупредила западных партнеров о том, что вслед за Украиной Россия может взяться за Грузию, Молдову и Бакланы.

Окончание следует…

Часть 1

TaguriEuropa Libera, Ernest Vardanean, Blog


Возвращение геополитики. Часть 1

 

В 2015 год перешли все международные проблемы, беспокоившие нас в году ушедшем. Ни одна из кризисных ситуаций, будь то «замороженные конфликты» на постсоветском пространстве, война в Донбассе или борьба с «Исламским государством», не пришла к своему завершению. Напротив, в Донецкой области продолжаются убийства мирных жителей, а на карабахском фронте, едва начался год, уже насчитывается с полдюжины диверсий азербайджанской стороны, повлекших человеческие жертвы.

Территория Евразии рискует превратиться в одну большую кровоточащую рану – ведь и в Европе неспокойно после теракта в Париже, и на Ближнем Востоке хватает проблем, помимо джихадистов, и в Афганистане, как всегда, стреляют, и в китайском Синьцзяне тревожно, и в самом Китае готовятся к противостоянию за спорные морские территории. Но центральным пунктом международной повестки дня, конечно, остается противостояние России и США, дополняемое Европейским Союзом, который не хочет выпадать из атлантической колеи, но в борьбе с Москвой не может похвастаться единством мнений.

Во второй половине 2014 года стало окончательно ясно, что Германия то ли добровольно, то ли по принуждению сложила с себя «полномочия» самого близкого партнера России в ЕС. По какой причине это произошло, мы рассмотрим дальше, а теперь я обращу внимание читателей на то, что свято место пусто не бывает, и брошенный флаг «лучшего друга» России решила подхватить Франция. Отношения Москвы и Парижа всегда, даже в советские времена, отличались особостью ввиду культурной тяги друг к другу, а также в связи с желанием Франции уравновесить влияние англо-американского тандема (особенно при Шарле де Голле).

Однако в ушедшем году Париж, как и Берлин, не отступил от атлантической солидарности и по-своему наказал Россию, отказавшись поставлять вертолетоносцы «Мистраль», невзирая на угрозу выплаты солидной неустойки. Франция как-то вяло, но все же поддержала европейские санкции против России. Но к концу года что-то начало меняться. То ли санкции не подействовали, то ли, наоборот, начали бить французскую экономику слишком больно, но Франсуа Олланд заявил о возможности пересмотра политики в отношении Москвы.

Я убежден, что в этом заявлении кроется не забота о России и даже не беспокойство за экономику ЕС, а желание громко заявить об особой роли Франции – в Европе в целом и на российском направлении в частности. Вероятно, Париж хочет оттеснить Берлин и стать «главным сомневающимся» - до июля именно Германия была основным сдерживающим фактором антироссийских настроений в Европе. В каком-то смысле Елисейский дворец начал играть на поле лидера Национального фронта Марин Ле Пен – она постоянно упрекает президента в слабости, требуя выйти из-под чрезмерной американской опеки и прекратить антироссийскую политику. Так это или нет, узнаем в обозримом будущем, а пока напомню о том, что в декабре Франсуа Олланд на обратном пути из Казахстана сделал 2-часовую остановку в Москве и поговорил с Путиным.

Чуть ранее президент Казахстана Нурсултан Назарбаев по итогам беседы с французским гостем не обошел вниманием тему российско-западного противостояния и дал понять, что поддерживает Москву. «Это самая большая по территории и самая богатая страна. Из-за санкций она, конечно, доходы потеряет, но газ, нефть и все остальное в России остается», - подчеркнул казахский президент, намекая на бесперспективность продолжения санкций. «Мы считаем, что есть возможности находить компромиссы. Я со своей стороны готов для этого приложить усилия Казахстана, и президент Франции в этом поддерживает наши усилия», - добавил Назарбаев.

«Украинский кризис обозначил довольно тонкую интригу в политике Европейского союза, который создавался, как известно, при активном участии Франции и Германии. Непоследовательность официального Брюсселя отмечает не только российский МИД, но и ряд деятелей самого ЕС. И речь вовсе не о внутреннем недовольстве политикой ЕС, периодически выплескивающемся на страницы ведущих СМИ Европы. Дело в отсутствии единства по украинской проблематике, о чем в середине ноября с огромным неудовольствием не преминул заявить глава МИД Польши», - пишет по этому поводу «Лента».

Между тем, и в Германии есть силы, недовольные противостоянием с Москвой. Как сообщает «Газета» со ссылкой на авторитетный немецкий еженедельник Der Spiegel, в конце ноября 2014 года некоторые высокопоставленные представители партии «Альтернатива для Германии» гостили в российском посольстве, расположенном в огромном особняке на Фридрихштрассе, в паре сотен метров от Бранденбургских ворот. Уточняется, что немцы обсуждали санкции против РФ, а также пути разрешения украинского кризиса. Других подробностей нет…

Вообще Германия, пожалуй, самый интересный участник большой игры с точки зрения, во-первых, резкой перемены настроений, а во-вторых, истинной мотивации такой перемены. Создается стойкое ощущение, что именно для Берлина украинский кризис стал подарком судьбы, как бы это цинично ни звучало. Фраза Меркель, сказанная после крушения малайзийского «Боинга» и начала нового этапа санкций, - «Я наступлю на горло бизнесу, но заставлю ввести санкции» говорит о многом. Немцы решили, что боязнь ссоры с Россией из-за политики в ущерб экономике – это несолидно для сильнейшей европейской державы.

«Берлин занял непривычную для Москвы позицию, став чуть ли не главным ее оппонентом. И дело не в американском шантаже, как многие у нас продолжают думать. Меняется сама Германия, которая возвращается на ведущие позиции в Европе, именно политические. Отчасти это вызвано европейским кризисом, который угрожает будущему ЕС, а Германия, как главный бенефициар интеграции, не может допустить провала проекта», - пишет известный российский политолог, главный редактор издания «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов на сайте «Газеты».

«Сейчас Берлин готов брать на себя ответственность, а где ответственность, там и необходимость принимать болезненные решения. (…) Дальнейшие действия по санации и обновлению ЕС, скорее всего, неизбежны, и Германия столкнется с растущим сопротивлением. Поэтому нужна опора и поддержка германского проекта построения новой Европы. А чтобы ей заручиться, приходится отказываться от привилегий прошлого, когда Германия была просто сама за себя. Например, особых, а потому весьма выгодных отношений с Россией», - поясняет эксперт. По его словам, украинская тема стала единственной, по которой США и Германия сохраняют единство позиций, что, в свою очередь, позволяет немцам поддерживать атлантическое единство. И в завершение Лукьянов говорит, что Германия пытается оторваться и от США, и от России, чтобы стать лидером «европейской Европы», а не евроатлантической или евразийской.

Продолжение следует…

TaguriEuropa Libera, Ernest Vardanean, Blog


Дальний Восток становится ближе? Часть 2

 

Обратим внимание на военную составляющую сегодняшней геополитики региона. Как пишет сайт авторских материалов PolitRussia, бывший госсекретарь США Генри Киссинджер на прошедшей в феврале прошлого года конференции по безопасности в Мюнхене сказал, что сегодняшняя Азия, как и Европа в XIX веке, балансирует на грани военного конфликта.

А высокопоставленный американский военный обвинил Китай в подготовке «блицкрига» против Японии с целью захвата спорных островов Сенкаку в Восточно-Китайском море. По мнению генерала, широкомасштабные учения, проведенные КНР в 2013 году, на самом деле являются «генеральной репетицией войны, развязанной с целью одолеть силы самообороны Японии и захватить спорные территории». Издание напоминает, что Китай объявил о создании «особой» зоны ПВО над морем, требуя от пролетающих бортов давать Пекину полную информацию о цели полета и характере провозимого груза.

Япония, Южная Корея, США и Тайвань отвергли это требование, а Токио утвердил новую стратегию национальной безопасности, которая предполагает серьезный рост расходов на оборону. Кроме того, летом 2014 года Япония утвердила изменение в Конституции в части перехода от оборонительной к более воинственной политике. В Токио полагают, что Основной закон от 1947 года более не отвечает вызовам современности. В противовес этому Китай начал увеличивать свой военный бюджет – хрестоматийный пример «дилеммы безопасности» в международных отношениях. Не будем при этом забывать, что Китай обладает несметным мобилизационным резервом – в случае опасности Поднебесная может поставить под ружье 750 млн. человек, в том числе женщин. Такой армии и оружия не понадобится, она просто затопчет противника.

Но есть и более серьезные вещи. Еще летом 2013 года проправительственная китайская газета Weweipo написала о том, что в течение следующих 50 лет Пекин будет вовлечен в «шесть неизбежных войн»:

1. 2020-2025 – за воссоединение с Тайванем

3. 2025-2030 – за спорные острова в Южно-Китайском море

3. 2035-2040 – за «Южный Тибет» - спорный с Индией участок в Гималаях

4. 2040-2045 – за спорные с Японией острова в Восточно-Китайском море

5. 2045-2050 – за «внешнюю» Монголию, то есть независимую Монгольскую Республику

6. 2055-2060 – за «возвращение земель, захваченных Россией», то есть Приморский и Хабаровский край, Амурскую область и Еврейский автономный округ.

Получится ли это у Китая, мы не можем предсказать. Но поскольку Пекин прагматичен, осторожен и последователен, а значит, выверяет каждый свой шаг, вполне возможно, что он когда-нибудь подойдет к порогу военной и экономической мощи, позволяющей ему перейти к реализации планов. Проще говоря, он будет медленно, но верно идти к своей цели, и это нужно понимать. То есть Тайваню (читай – США), Японии, Индии, России и ряду стран Юго-Восточной Азии надо начинать готовиться к возможной китайской экспансии.

Это, разумеется, прекрасно видят в Вашингтоне, где разными путями пытаются пресечь действия Пекина. Американцы работают над усилением военного присутствия на Филиппинах, во Вьетнаме (с которым воевали 40 лет назад!), Сингапуре и Австралии. Но есть планы и более высокого уровня. Так, влиятельное американское издание The National Interest опубликовало материал о необходимости создания «треугольника безопасности» с участием США, Японии и Индии. Автор обращает внимание на воинственную риторику вернувшегося во власть премьер-министра Японии Синдзо Абэ и на планы Индии по расширению экономического сотрудничества и укреплению безопасности совместно с США.

Пусть никого не смущает, что Индия вместе с Китаем состоит в неформальном объединении БРИКС. Во-первых, как всякая крупная держава (а Индия – государство с миллиардным населением и ядерным оружием), она ведет разновекторную политику для соблюдения своих интересов и сохранения регионального баланса сил. Во-вторых, Индия не забыла о наличии тех самых спорных участков в Гималаях, а вышеприведенную публикацию из китайской газеты наверняка уже прочитала. В-третьих, у Индии есть куда более беспокойный сосед – Пакистан, тоже обладающий ядерным оружием и при этом являющийся важным партнером Китая, что уже означает дисбаланс сил в Южной Азии. В-четвертых, БРИКС не предусматривает военного сотрудничества, так что в вопросах безопасности у Индии нет альтернатив, кроме США, Японии и России. Кстати, Москве стоило бы активнее заняться южным направлением, если она не хочет потерять индийский рынок сбыта для своих вооружений.

Словом, азиатские страны – это настолько внушительная растущая сила, что на их фоне Европа выглядит мелко и несерьезно. В огромном регионе мы имеем пять ядерных держав (Китай, Россию, Индию, Пакистан и фактически США), одно de facto ядерное (Северную Корею), экономических гигантов (Японию, Южную Корею, Тайвань, Сингапур, Индонезию), стремительно растущие «малые» страны (Таиланд, Малайзию, Вьетнам, Филиппины) плюс двух «заместителей» США (тот же Тайвань и Австралию). Баланс сил в этой части света пока поддерживается за счет взаимного страха, но и благоразумия сторон, а также ввиду осторожной политики России и США. Проблема проблем – никто не хочет ссориться с Китаем, но все понимают, что его надо сдерживать. 2015 год обещает, увы, быть не менее сложным, чем год 2014-й, а это значит, что украинский и ближневосточный кризис дадут немало поводов обратить взоры на Дальний Восток, который уже не кажется таким далеким…

Часть 1

 

TaguriEuropa Libera, Ernest Vardanean, Blog

În exclusivitate