Linkuri accesibilitate

Степан Поповский: "Приднестровцы не могут защитить себя в нормальном суде"


Виталий Портников: "Болезнь существования самопровозглашенных республик в этом. Это государства, существующие вне зоны права. И поэтому население может рассчитывать только на благосклонность правителя. Он может относиться к населению хорошо, а может и плохо, примерно как барин к своим крепостным. Вот так все приднестровцы сегодня крепостные Игоря Смирнова и Шерифа".


Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Диалоги. 15 минут на Радио Свободная Европа. Главные темы выпуска:

Кто несет ответственность за нарушение прав человека в Приднестровье?

Степан Поповский: „Фундаментальные права есть у человека – это право на судебную защиту. Вот именно здесь я считаю, что отсутствует надлежащая судебная защита у граждан Приднестровья, соответственно, мы не можем говорить о соблюдении других прав. Они не могут защитить себя в нормальном суде”, говорит адвокат из Тирасполя Степан Поповский, который участвует в нашей сегодняшней передаче вместе с политическим обозревателем Радио Свобода Виталием Портниковым:

Виталий Портников: „Болезнь самопровозглашенных республик в том, что они существуют вне зоны права. И поэтому население может рассчитывать только на благосклонность правителя. Он может относиться к населению хорошо, а может и плохо, примерно как барин к своим крепостным”.

Начнем, как обычно, нашу передачу с обзора новостей за минувшую неделю, который представит моя коллега Юлия Михайлова.
---------------------------------------------------------------------------------------
Обострение ситуации с правами человека в Приднестровье стало темой публичных слушаний в Вашингтоне 13 апреля, в которых участвовали эксперты и официальные лица Соединенных Штатов Америки и Республики Молдова. Организатором мероприятия выступила организация Fundaţia Moldova с резиденцией в Вашингтоне и две влиятельные американские организации - The National Endowment for Democracy и The Open Society Foundations. Среди молдавских участников был и председатель организации Promo-Lex Ион Маноле.

Ион Маноле: „Послание, с которым я выступил, не новое, это то, на чем мы давно уже настаиваем. Я имею в виду создание механизма или инструмента защиты прав человека, который позволил бы предоставить определенные гарантии гражданам и жителям этого региона Республики Молдова”.

Ион Маноле полагает, что для улучшения ситуации с правами человека в Приднестровье необходимо, в частности, подключение международных организаций и предоставление региону гуманитарной и финансовой помощи в зависимости от того, как тираспольская администрация соблюдает демократические нормы.

Президент Литовской Республики Даля Грибаускайте заявила, что от того, удастся ли разрешить затяжные конфликты, зависит будущее всей ОБСЕ – организации, возглавляемой в этом году Литвой. Выступая в Вене на заседании Постоянного комитета ОБСЕ, Грибаускайте подчеркнула, что шансы на урегулирование приднестровского конфликта есть. Она сообщила о своем предстоящем визите в мае на Южный Кавказ с целью поддержать усилия по укреплению мер доверия между сторонами, причастными к конфликтам в регионе: армяно-азербайджанскому в Нагорном Карабахе, а также между Грузией и Абхазией и Южной Осетией.

Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе предупредила об угрозе открытия аэропорта в анклаве Нагорный Карабах прежде чем Армения и Азербайджан договорятся по этому вопросу. Президент Армении Серж Саркисян заявил, что хочет стать первым пассажиром рейса, запланированного на этот год.

В Кишиневе завершился очередной раунд переговоров по соглашению об ассоциировании между Молдовой и Европейским союзом. Европейский переговорщик Мирослав Лайчак и молдавский вице-министр иностранных дел Наталья Герман положительно оценили скорость, с которой идут переговоры, и отметили, что согласовано 21 из 24 глав соглашения. Документ охватывает три составляющих: политическое соглашение, соглашение о свободной торговле и либерализованном визовом режиме; последние два являются и темой отдельных переговоров.

Каждый второй представитель малого бизнеса в Приднестровье недоволен тем, как развивался его бизнес в прошлом году. Об этом свидетельствует последнее социологическое исследование, проведенное тираспольским Независимым центром аналитических исследований «Новый век». В рамках исследования методом анонимного анкетирования были опрошены 200 предпринимателей из 21 населенного пункта Приднестровья. Подавляющее большинство предпринимателей указали на такие проблемы, как чрезмерная бюрократизация, затрудненный доступ к рынкам сбыта, проблемы в продвижении услуг. 76% деловых людей Приднестровья столкнулись с трудностями в получении кредита и столько же жалуются на высокие налоги. А 59% предпринимателей заявили, что их постоянно терроризируют многочисленные инспекции контролирующих органов. Как передает агентство Новый регион, еще одна проблема, на которую указали участники опроса, – взаимное недоверие власти и бизнеса. Для решения этой проблемы предприниматели предложили усовершенствовать законодательную базу, продолжить борьбу с коррупцией.
----------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Дело журналиста Эрнеста Варданяна и другого молодого человека из Приднестровья Ильи Казака, осужденных в Тирасполе к долгим годам тюремного заключения за шпионаж в пользу Республики Молдова, вновь оказалось в центре внимания на публичных дебатах на прошлой неделе в Вашингтоне. В ходе дискуссий в столице Соединенных Штатов Америки, в которых участвовали правозащитники обоих берегов Днестра, эксперты и американские официальные лица, отмечалось, что ситуация с правами человека на левом берегу Днестра обострилась. Тему продолжает гость нашей сегодняшней передачи, адвокат из Тирасполя Степан Поповский, которого мы спросили вначале, какие права нарушаются наиболее часто в Приднестровье?

Степан Поповский


Степан Поповский
Степан Поповский
: Фундаментальные права есть у человека – это право на судебную защиту. Вот именно здесь я считаю, что отсутствует надлежащая судебная защита у граждан Приднестровья, соответственно, мы не можем говорить о соблюдении других прав. Они не могут защитить себя в нормальном суде. У вас, наверное, возникнет вопрос: а что такое нормальный суд?

Свободная Европа: ...и почему они не могут себя защищать?

Степан Поповский: Ну, первое: почему не могут защитить? Все мы люди. И судьи тоже. Соответственно, зависимость существует какая-то судебной власти от других структур. И в условиях, когда судьи назначаются судебным сообществом, а не выдвигаются, т.е. население не участвует в выборе, формировании этой третьей власти и в дальнейшем судьи назначаются президентом – разумеется, этот суд не самостоятелен. Это фундаментальная проблема суда. Но я бы сказал так, что более серьезная проблема кроется не в том, как судебная власть работает в Приднестровье, а, наверное, в ответственности стран за состояние судебной защиты здесь, в Приднестровье. Имеется в виду стран каких? Обязательно Молдова, потому что это территория международно-признанная, и Россия с Украиной. Почему? Потому что они в 97-м году 8 мая подписали Меморандум об основах нормализации отношений между Республикой Молдова и Приднестровьем, где они выступили гарантом соблюдения прав человека – это в преамбуле написано, придавая первостепенное значение правам и свободам человека. Внизу они подписали: страны-гаранты. Эти страны должны были создать этот институт гарантии судебной защиты, это первооснова всего.

Свободная Европа: как может защитить права жителей Приднестровья и вообще функционировать такой механизм юридической гарантии и чем могла бы способствовать Молдова?

Степан Поповский: Более активно работать в институциональном плане, т.е. создания каких-то механизмов соблюдения прав человека здесь. Не просто отречься и сказать: эта территория нам неподвластна, неподконтрольна, а найти механизмы. Вот посмотрите. Есть Объединенная контрольная комиссия – ОКК, задача которой недопущение вооруженного конфликта. Молдова участвует в этом? Участвует. Так почему же не создать аналогичную объединенную юридическую комиссию по недопущению, по предотвращению нарушения прав человека? Между этими же, допустим, странами-участниками. Или включить туда и другие страны. Ту же Украину включить. Мы с такой инициативой выходили. И это обязанность государств. Для них статья 13 Европейской конвенции гласит, что они обязаны создать эффективные средства правовой защиты на территории, находящейся под их юрисдикцией. Эта территория находится под юрисдикцией сегодня России, Украины по причине того, что они выступили гарантами. Все, они взяли на себя ответственность за соблюдение прав человека, значит, это их юрисдикция здесь. Они должны создать механизм. Мы предложили этот механизм в свое время бывшему, так сказать, правительству Молдовы для того, чтобы предотвратить нарушения, для того, чтобы люди – у которых нарушены права и которые не достигли здесь, не нашли решения вопроса в Верховном суде Приднестровской республики – могли обратиться в эту комиссию и доказать, что да, действительно, даже на высшем уровне ущемляются права человека здесь. Тогда мы бы получили и статистику, и контроль, и возможность влиять. Сегодня права человека стали заложниками политически устремлений, да? Это недопустимо было, надо разъединить гражданские права от политических. Политические находятся в области политической борьбы, в области политических каких-то договоренностей. Гражданские права, - т.е. это каждый день совершаемые сделки, нотариальное оформление там покупки и так далее – они должны оставаться под контролем государств, которые несут ответственность за соблюдение прав человека здесь.

Свободная Европа: какую силу может иметь эта комиссия?

Степан Поповский: Вы знаете, для простоты я бы сравнил эту Объединенную юридическую комиссию с неким мини-европейским судом здесь, на территории. Т.е. есть две страны, которые гарантировали нам соблюдение прав человека. Значит, они гарантируют исполнение решений Объединенной юридической комиссии. Т.е. если мы сегодня прошли суд первой инстанции в каком-то городе Приднестровья, потом обжаловали решение в Верховном суде Приднестровья, однако считаем, что все равно наши права не восстановлены, мы обращаемся в Комиссию и она рассматривает с точки зрения соблюдения норм Европейской конвенции. Она принимает решение, у нее есть базовый документ, ведь нельзя применять законы Молдовы здесь, нельзя применять и приднестровские законы, их можно рассматривать в свете какого-то законодательства, а единственным общим законодательством на данной территории является Европейская конвенция.

Свободная Европа: И в этом случае что может побудить Тирасполь подчиняться решениям такой комиссии?

Степан Поповский: Первое – нужна воля политиков. Потому что вот Объединенная контрольная комиссия была создана, согласились, почему не создать эту? Кто мешает? Почему какая-то сторона будет противиться? Неужели она изначально предполагает нарушения, которые надо скрывать? Если речь идет о том, что права человека здесь соблюдаются, так чего бояться? Нет, это уже, знаете, область политических решений. Я говорю только о юридической стороне вопроса. Что права человека стали заложниками вот этой политической борьбы. Вы поймите правильно: из-за отсутствия надлежащей защиты гражданских прав, из-за неправильного строительства экономики, я бы так сказал, половина населения выехала. И причем выехала трудоспособная часть. По неофициальным данным у нас меньше чем четыреста тысяч, а было семьсот пятьдесят на момент развала Союза на этой узкой полоске. Из них 130 тысяч пенсионеры. Добавьте детей, инвалидов – что мы получим? Катастрофа здесь. И такое государство, что не видит этого. Т.е. никто не ставит вопрос - конечно же, он не будет решаться.

Мнение тираспольского адвоката Степана Поповского.

---------------------------------------------------------------------------------

Что определяет ситуацию с правами и основными свободами человека в приднестровском регионе, как, впрочем, в любом другом непризнанном образовании на бывшем советском пространстве? Этот вопрос мы задали другому гостю нашей сегодняшней передачи, политическому обозревателю Радио Свобода Виталию Портникову.

Виталий Портников


Виталий Портников
Виталий Портников: Вы знаете, когда мы в принципе говорим о необходимости решения приднестровского конфликта, как, впрочем, и других конфликтов на постсоветской территории, мы ведь имеем прежде всего то в виду, что существуют территории, которые находятся вне рамок международного права. Мы прекрасно понимаем, что сколько бы в Приднестровье ни говорили о своей государственности, о том, что там действуют судебные структуры, о том, что там действуют институты, которые способны каким-то образом влиять на соблюдение прав человека в этом регионе – на самом деле институт государства в Приднестровье условен потому, что гражданам этой страны просто некуда пожаловаться на собственные власти. Эти власти существуют как бы в безвоздушном пространстве. Гражданин, который соглашается на приднестровскую юрисдикцию, который живет в Тирасполе или в Бендерах или в других населенных пунктах, которые сейчас находятся под юрисдикцией тираспольских властей, он практически полностью зависим от желания этих властей соблюдать права человека или не соблюдать их, в то время как гражданин любой другой страны - Республики Молдова или России, или Германии, или Франции - так или иначе может подавать в суд, может подавать в европейские инстанции, может рассчитывать на поддержку каких-либо международных правозащитных организаций, которые допускаются в эти страны. Понятно, что всюду все по-разному, что в России не так, как в Германии или даже в Молдове. Но тем не менее, тем не менее, сама правовая база, которая позволяет гражданам рассчитывать, что они не беззащитны в отношениях с собственным государством, она присутствует. И мне думается, что тут уже важно говорить не об отдельных эпизодах, а что каждый день существования самопровозглашенного режима в Приднестровье – это день, когда там могут быть нарушены права человека. И вот что нужно объяснять жителям этого региона, и что нужно объяснять посредникам урегулирования этого конфликта – что продолжение такого существования это издевательство над теми людьми, которые имели несчастье родиться в Тирасполе, Бендерах или других населенных пунктах, которые находятся под юрисдикцией тираспольского режима и пока что не покинули этот регион. Потому что понятно, что единственная возможность спасения для гражданина - это выезд со своей родины фактически на территории, которые находятся под юрисдикцией международного права. А это все территории вокруг Приднестровья.

Свободная Европа: Как вы полагает, в какой степени Российская Федерации, как страна-гарант, ответственна за ситуацию с правами человека в приднестровском регионе?

Виталий Портников: Что касается ответственности России, то мы прекрасно понимаем, что пока Россия финансовыми вливаниями, закрыванием глаз на огромные долги тираспольских властей по энергоносителям, существованием особых экономических взглядов между российскими и тираспольскими олигархическими кланами помогает существованию вот этого режима в безвоздушном режиме, то моральная и политическая ответственность, безусловно, лежит на российском политическом руководстве. Как по поводу Приднестровья, так и по поводу других непризнанных автономий, находящихся вне рамок международного права. И я очень надеюсь, что когда рано или поздно российские граждане смогут предъявить юридические претензии к своему нынешнему руководству, то эти претензии, в том числе и в судебном порядке, будут адресованы и по поводу происходящего в этих регионах. Я не сомневаюсь, что без этого покаяния России в самой этой стране никогда не удастся простроить цивилизованное, эффективное, уважающее своих граждан государство. Потому что страна - спонсор вот такого неуважения к праву рано или поздно сама скатывается в правовой беспредел, который мы не раз наблюдали на территории самой Российской Федерации.

Свободная Европа: Но при желании Россия могла бы вмешаться, когда идет речь о защите прав человека, не говоря уже о разрешении конфликта?

Виталий Портников
: Я думаю, что опять-таки не надо преувеличивать российской роли в решении этого конфликта, потому что мы тоже, иногда нам кажется, что все происходит по мановению руки Кремля – это не так. Потому что понятно, что за эти 20 лет Приднестровье само по себе переформатировалось во вполне самостоятельный режим, который может маневрировать между различными группировками в Москве, между интересами различных кланов и просто одного российского желания недостаточно. Но если бы был проявлен реальный поиск к решению приднестровской проблемы в рамках международного права, если бы это было не просто декларировано на уровне российского руководства, а мы бы увидели конкретные шаги, в частности, связанные с ликвидацией военных баз на территории приднестровского региона – я думаю, что многое можно было бы решить проще.

Свободная Европа: Есть определенные мнения, согласно которым Страсбургский суд – Европейский суд по правам человека – мог бы помочь улучшению ситуации с правами человека в Приднестровье…


Виталий Портников: Естественно, не может, ведь Приднестровье не является членом международных организаций. Оно не может входить в ОБСЕ, оно не может подчиняться решениям Европейского суда, потому что его государственность условная, никакого другого значения эта государственность не имеет. А мы прекрасно понимаем, что реальное государство – это где государственность составляется снизу доверху, это государство, которое замыкается на международных институциях, которое связано с международными обязательствами, которые на себя берет государство. Потому что это государство не только перед другими странами, но и перед собственным населением. Не случайно в международном праве зафиксирован примат международного права перед национальным законодательством. Какой тут может быть примат в Приднестровье, когда международное законодательство для него не может существовать? Я еще раз говорю: болезнь существования самопровозглашенных республик в этом. Это государства, существующие вне зоны права. И поэтому население может рассчитывать только на благосклонность правителя. Он может относиться к населению хорошо, а может и плохо, примерно как барин к своим крепостным. Вот так все приднестровцы сегодня крепостные Игоря Смирнова и Шерифа. Страсбургский суд может влиять только на юрисдикцию судов Республики Молдова, а суды Республики Молдова не влияют на юрисдикцию Приднестровья. Какой смысл рассматривать их дела?

Александр Фрумусаки: мнение политичесакого обозревателя Радио Свобода Виталия Портникова.

Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается с вами до следующей встречи. Вы слушали Радио Свободная Европа.
XS
SM
MD
LG