Linkuri accesibilitate

В завершении недели Валентина Урсу беседует с Джордже Кодряну и Вадимом Брынзаном из США и Светланой Сувейкэ из Германии.

В ходе президентских выборов в Молдове возникло множество споров в связи с организацией процесса голосования. Почти 140 тысяч граждан пришли к избирательным участкам за пределами страны — в Италии, Румынии, России и Франции, других странах. Сотни граждан Молдовы долгие часы выстаивали в очередях, но так и не смогли проголосовать за своего кандидата. Что должно произойти после выборов президента — размышления и ожидания граждан Молдовы, живущих за пределами родины.

Валентина Урсу

Валентина Урсу

Джордже Кодряну уехал в Соединенные Штаты в 2000 году, выиграв «Зеленую карту». Работал механиком в гражданской авиации США. В 2005 году основал коммерческое предприятие MAG International, которое занимается экспортом машин. Получил лицензию на импорт вина, запустил несколько сайтов, например, один из них посвящен эмиграции в США — moldemi.com. Он тоже голосовал на прошедших выборах и считает, что сплочение диаспоры должно продолжиться.

Джордже Кодряну: Мы, представители диаспоры, проживающие в разных городах, стали очевидцами нашей мощи и способности к сплочению. Мой друг Игорь Гуцу провел за рулем девять часов, проехав 900 км, чтобы добраться до моего дома, а от меня еще два часа, то есть еще 200 км, чтобы попасть на избирательный участок. Другие мои друзья — Ион Сторчак и Виталие Мереуцэ приехали из Алабамы, преодолев 600 км. Множество примеров говорит о том, что происходящее в Молдове не нормально. Это наша земля, наша родина, там могилы наших предков. Когда я выйду на пенсию, я вернусь в Молдову и буду жить там, где родился, вырос, где мне все знакомо. Но с Додоном и его сторонниками у власти у меня не будет никаких шансов это сделать.

Свободная Европа: К чему может прийти расколотое общество, если люди не перестанут ненавидеть друг друга, враждовать, мешать друг другу? Как Молдове начать двигаться вперед?

Джордже Кодряну: Нужен лидер, который объединил бы всё общество. Додон ни в коем случае не может быть лидером, так как он коррумпирован. Мы знаем историю с Гречаной и ее мужем, который набрал кредитов на 85 миллионов леев для винзавода в Кожушне, и создал мафию по купле-продаже мяса. В лице Майи Санду мы, диаспора, нашли своего лидера, способного объединить всё население, и избавить страну от коррупции и разрухи.

Свободная Европа: Голосование на этих выборах носило геополитический характер?

Джордже Кодряну: Большинство было за честного лидера, а часть голосов действительно была геополитического характера. Я приехал в Соединенные Штаты в 45 лет. Дома я застал немного социализма. Большинство поддержало Майю Санду как лидера, который очистит страну и принесет благополучие всем гражданам.

Свободная Европа: Молдова должна ясно представлять себе, как выстраивать отношения с Западом и Россией. Как построить хорошие отношения с Российской Федерацией?

Джордже Кодряну: Я почти не вижу возможности построения хороших отношений с Российской Федерацией. Во-первых, из-за нынешней политики Кремля, направленной на захват территорий, хотя у России и так много неиспользуемой земли. Во-вторых, мы не можем сделать это с точки зрения географии, так как нас разделяет Украина, находящаяся в военном противостоянии с Россией. Сегодня мы не можем говорить об экспорте наших товаров на российский рынок. Кремль уже столько раз навязывал нам запрет на поставки вина, а потом и фруктов. Говорить о тесных экономических отношениях с Россией мы не можем. Это невозможно.

Свободная Европа: Как и полумиллиона молдаван, работающих на Западе, примерно столько же наших сограждан трудятся в России… Что делать им, молдавским мигрантам в России, которые ждут хороших отношений между Кишиневом и Москвой?

Джордже Кодряну: Люди, работающие в Российской Федерации, трудятся на стройках, торгуют на рынках, берутся за плохо оплачиваемую работу. Хочу, чтобы меня правильно поняли, я не хочу никого обидеть, но некоторые не хотят изучать иностранные языки. Я выучил английский, многие знают французский, итальянский. То есть, люди достигли некоего уровня… «Знаю русский, поеду работать в Россию». Но это не означает, что они достигнут благополучия, так как некоторые получают меньше половины от того, что было когда-то, ведь рубль в два раза подешевел по отношению к евро. Они работают просто из необходимости, от отчаяния, чтобы прокормить семью. И в Европе, в Греции сейчас тяжело из-за кризиса. В Соединенных Штатах Америки люди довольно прочно стоят на ногах. Множество молдаван работают дальнобойщиками, зарабатывая до 10 тысяч долларов в месяц. Понятно, что приходится много тратить, но, тем не менее, многие могут только мечтать о том, чтобы заработать 5 тысяч долларов в месяц.

Свободная Европа: Вместе с Российской Федерацией Молдове предстоит урегулировать и приднестровский конфликт, поскольку Россия является частью переговорного процесса.

Джордже Кодряну: Россия идет по пути шантажа. Ведь что происходит в Приднестровье? Это мафиозный конгломерат, который используют для провоза оружия, наркотиков, контрабанды различных товаров.

Свободная Европа: Сейчас с этим трудности, так как украинцы не допускают.

Джордже Кодряну: Однако это не означает, что те, кто были в это вовлечены, оттуда уехали. Они остались там же. Приднестровье — это узел, судьбу которого должны решить в первую очередь Украина и Молдова. У кремлевского руководства нет причин снова устанавливать железный занавес. Запад не собирается их захватывать. Нам понятно, что они, как великая держава, собираются проводить политику своего влияния, но у них нет сил, и скоро их поставят на место. Говорю вам, с приходом Трампа начнутся серьезные дискуссии.

Свободная Европа: Сначала говорили, что с приходом Трампа в Белый дом, отношения России и США наладятся.

Джордже Кодряну: Трамп будет общаться с Путиным с позиции силы. Ему будут представлены условия по Сирии, Украине и, как мне кажется, Молдове. Ведь, что происходит? Если сейчас к власти придет Додон и устроит в Молдове российский анклав, то следующим слабым звеном станет Болгария, где был избран пророссийский президент. Россия всегда стремилась получить выход к Босфору и т.д. Молдова и Румыния для них как кость в горле. Так что они очень стараются, но мне кажется, безуспешно.

Свободная Европа: Способны ли граждане Молдова взять судьбу в свои руки, и решить, что они хотят делать на этой земле?

Джордже Кодряну: Безусловно. Они должны сказать открыто: «Люди добрые, мы получаем помощь. Наши дети и родственники работают в основном на Западе. Да, присылают деньги и из России, но люди в первую очередь хотят есть и жить в тепле. Сначала условия жизни, а потом идеология». В то время как весь поток помощи идет с Запада, из Румынии, от Международного валютного фонда, который, как я понял, выделил Молдове 178 миллионов долларов, Россия не дает и не даст ничего, потому что у нее нет денег. Она сама в упадке. Поэтому люди должны понять, что Майю Санду, у которой есть связи с МВФ, знают на Западе. Зачем нам снова наступать на те же грабли с Россией, к которой у нас нет выхода? Евразийский союз — это утопия, так как у нас в Джурджулештах нет судов, чтобы провозить товары в обход Украины. Украина в любой момент может закрыть границу на востоке. У Трампа много рычагов, которые он может использовать в дискуссии с Путиным. Но нам нужно дождаться 20 января, когда он займет свой пост.

Свободная Европа: Многие задаются вопросом, почему диаспора не реализует в Молдове проекты, чтобы показать обществу, что она не только голос, но и большая сила?

Учитывая политическую ситуацию в стране, сложно говорить о том, что кто-то вернется и станет что-то делать в Молдове, пока не будет наведен порядок в прокуратуре, полиции, ликвидированы коррупционные схемы.

Джордже Кодряну: Многие хотели бы вернуться. Я бы это сделал, так как у меня в селе заброшенный дом и земля. В Молдове и здесь я занимался бизнесом. Я могу привезти с собой технологии и т.д. Но, учитывая политическую ситуацию в стране, когда по уровню коррупции мы занимаем второе место в мире после Украины, сложно говорить о том, что кто-то вернется и станет что-то делать в Молдове, пока не будет наведен порядок в прокуратуре, полиции, ликвидированы коррупционные схемы. Это не нормально, там нельзя сделать ни единого шага. Если бы была избрана Майя Санду, то у нас еще была бы какая-то надежда. Человек возвращается обратно, когда видит некую базу, опору в высшем руководстве страны. С 2000 года руководство страны разворовывало банки, украло миллиард в этой коррумпированной системе. Они должны уйти.

*

Светлана Сувейкэ многие годы проработала преподавателем в Государственном университете Молдовы. Сегодня она — сотрудник Института восточно-европейских исследований в Германии. Будучи историком, она говорит, что от новоизбранного президента ждет профессионализма, прозрачности и примирения, так как в молдавском обществе слишком мощный раскол.

Светлана Сувейкэ: Происходящее будто возвращает нас к реальности. Мы словно вновь испытываем дежавю. Конечно, те, кто временно проживают за границей или уехали из Молдовы, наблюдают за тем, что происходит в стране, и с замиранием сердца следили за результатами голосования. Эти результаты меня разочаровали, это не то, чего ожидала я и другие, те, кто живут в Молдове. Мы не ждали их по двум причинам: потому что мы голосовали против и голосовали за. То есть, мы голосовали против победы на выборах кандидата от социалистов. Мы не хотели того, что на самом деле произошло, потому что это провосточный кандидат, и потому что я не ассоциирую себя с его идеями, символами и теми ценностями, которые он продвигает. Мобилизация диаспоры произошла по одной из этих причин. Это был голос «против».

Впервые за 25 лет можно говорить об ответственном голосовании большинства членов диаспоры.

Другой причиной был голос «за», мобилизация в пользу проевропейского кандидата Майи Санду. Возможно, впервые за 25 лет можно было говорить об ответственном голосовании большинства членов диаспоры. Да, нужно признать, что это, как и раньше, было геополитическим голосованием: за Восток или за Запад. Спустя два десятилетия народ напрямую выбирал президента. Картина была довольно ясной. Можно было увидеть различия между кандидатами. У избирателей был шанс что-то изменить. Это произошло в ситуации, когда у кандидата был четкий посыл, направленный против коррупции и олигархии. Это было третьей причиной, по которой многие объединились. Был шанс проголосовать против олигархов, которые украли деньги у народа. Посыл, направленный против коррупции, который мне и многим молдаванам, с которыми я общалась во Франкфурте-на-Майне, показался убедительным, способным сплотить диаспору. Но не только диаспору, но и большую часть молдавского общества, тех, кто остался дома.

Свободная Европа: Могут ли эти два лагеря, которые пока что остаются на баррикадах, жить в гармонии в Молдове, во главе которой находится президент-социалист?

Светлана Сувейкэ: Мы разделяемся в кризисной ситуации. И сейчас, во время выборов, мы разделились. Иногда даже в одной семье люди голосовали по-разному: один член семьи голосовал за одного кандидата, а другой не был с этим согласен.

Все граждане Молдовы хотят одного и того же: почувствовать перемены, изменения в повседневной жизни, хотят свободно перемещаться по Европе и в других направлениях, хотят доступа к качественным услугам, хотят почаще видеть дома детей.

Мы не обязательно на баррикадах, потому что в какой-то момент начинаешь думать о том, чего мы на самом деле хотим. Все граждане Молдовы хотят одного и того же: почувствовать перемены, изменения в повседневной жизни, хотят свободно перемещаться по Европе и в других направлениях, хотят доступа к качественным услугам, хотят почаще видеть дома детей, которые уехали на Восток или на Запад. Посыл должен идти со стороны президента. Я считаю, что с момента своего избрания, президент должен выступить с объединяющим, а не разъединяющим посланием.

Свободная Европа: Какие ожидания вы связываете с тем, кто называет себя президентом для всех?

Светлана Сувейкэ: Мы все-таки должны отличать слова, произнесенные во время избирательной кампании, и направленные против оппонента, от слов, направленных к определенной группе общества, на которую он рассчитывает и уверен в ее поддержке, а также от первых действий, который предпримет уже избранный президент. Мы, как общество, должны видеть эту разницу. С другой стороны, я считаю, что президент должен, в первую очередь, не только делать разницу между посланиями, но и произносить слова, которые не разделяют общество, не пробуждают ненависть, не рождают недоверие.

Свободная Европа: 52% проголосовали за него, поскольку он пообещал вернуть деньги, украденные из системы, наладить отношения с Российской Федерацией, бороться с унионистскими организациями. Это лишь некоторые из его обещаний. Игорь Додон говорил и о трех указах, которые он собирается подписать в первую очередь.

Светлана Сувейкэ: В предвыборной кампании он сделал несколько довольно жестких обещаний, которые не по вкусу определенной части общества. Однако он рассчитывал на другую часть общества. Мы видим, что он рассчитывал на приднестровцев и на диаспору в России. Многие из тех, кто живет в Молдове, и родственники которых работают в России, проголосовали за Додона, чтобы облегчить родственникам доступ на рынок труда и поддержать другие его обещания. Конечно, те, кто прислушивался к его словам во время избирательной кампании, сомневались, что он сумеет обратиться с посланием не только ко всему обществу, но и воплотить некоторые обещания в жизнь. Я не думаю, что он на другой же день изменит свои взгляды, и начнет делать то, во что не верит. Не знаю, я не верю, что политическая ориентация изменится, а посыл будет другим.

Свободная Европа: По словам некоторых, избрание Игоря Додона президентом Молдовы является горьким уроком для демократии. Отразится ли на том, как молдаване понимают демократию, избрание Додона президентом страны, и продолжат ли они жить в страхе после того, как он займет президентское кресло?

Светлана Сувейкэ: Не думаю, что ситуация на другой день станет развиваться в лучшую или в худшую сторону. Это будет происходить незаметно. Мне кажется, мы не должны бояться, потому что в какой-то момент мы доказали, что являемся силой. 47% граждан, которые проголосовали за Майю Санду, продемонстрировали свою сплоченность, способность не только действовать здесь, но и обращаться с призывами к тем, кто остался дома. Эти призывы являются подтверждением того, что те, кто живут в Европе, имеют возможность сравнивать и хотят, чтобы в Молдове начались перемены. То есть, те, кто живут в Европе, не хотят, чтобы Молдова ассоциировалась с Востоком, чтобы уровень жизни в Молдове был как на Востоке. Существует большая разница между уровнем жизни на Востоке и на Западе. И желание перемен стало фактором, который мобилизовал диаспору. И в посланиях, обращенных к тем, кто остался дома, говорилось о том, что так жить больше нельзя, что нельзя больше терпеть, что ситуацию нужно изменить.

Свободная Европа: Если бы у вас была возможность поговорить с Игорем Додоном, чтобы ему сказали вы — избиратель, отдавший свой голос за Майю Санду?

Светлана Сувейкэ: Этим вопросом вы застали меня врасплох. Однако, на самом деле, что заявил Игорь Додон? С того момента как он назвал себя президентом для всех, он не должен делать различий между восточной и западной диаспорой, не настаивать на том, что разделяет общество, на проблемах, которые вызывают болезненную реакцию: например, на исключении истории румын из списка школьных предметов. Что станет мерилом перемен — в лучшую или в худшую сторону? Мы десятилетиями, уже третье десятилетие рассуждаем об идентичности, о языке и до сих пор не можем вырваться из этого порочного круга. Люди хотят перемен в повседневной жизни, они устали от этих стерильных дискуссий, которые не приносят ощутимых результатов, и которые могут лишь направить внимание общества в другое русло. Если тебя занимают не вопросы коррупции и борьбы с олигархами, но вопросы истории – отлично, мы за тебя голосуем. Этот посыл тоже сыграл свою роль. Мы меньше говорим об олигархах. Взамен, Додон вводит в политическую дискуссию темы, о которых мы почти забыли. Конечно, я спросила бы его, какой он видит ситуацию в стране спустя четыре года. Вступая в должность, ты ставишь перед собой задачу-минимум и задачу-максимум. Как спустя четыре года ситуация изменится для него как президента, для страны и для обычных людей. Что и как изменится? Не знаю, будут ли эти прогнозы позитивными, по меньшей мере, со стороны тех, кто за него не голосовал.

Свободная Европа: Президентские выборы показали, что диаспора – это сила. Каким может стать следующий шаг молдавского сообщества за рубежом?

Светлана Сувейкэ: Именно об этом мы говорили, стоя в очереди для голосования во Франкфурте. Я смотрела в глаза людей, которые стояли по два-три часа в очереди, чтобы отдать свой голос. Их глаза были полны надежды. В то же время, люди смотрят на вещи довольно реалистично. Мы не должны допустить, чтобы мобилизация, месседж в поддержку диаспоры, пожелания диаспоры, которые должны быть восприняты дома, были утрачены. Все эти усилия были предприняты не для того, чтобы исчезнуть, и чтобы нарушилась связь между страной и диаспорой. На мой взгляд, по крайней мере, несколько месяцев назад этого не было видно. Конгресса диаспоры, который проводится один раз в год с участием официальных лиц, недостаточно. Люди говорят о своих проблемах, когда они их волнуют. И вот, настал день, когда они высказались. PAS, оппозиционные партии должны использовать этот потенциал. Следует выстроить постоянную связь, следует внедрить стратегии, которые принесут пользу обеим сторонам. Потому что у нас есть интеллектуальный и финансовый потенциал, желание что-то делать. И тогда, если мы станем ждать следующие четыре года, не поддерживая связи с диаспорой, не общаясь с ней и не обращаясь к ней не только за призывами, но за знаниями и идеями, необходимыми для построения жизнеспособной демократии, тогда, спустя четыре года, не думаю, что подобная мобилизация повторится снова. Не думаю, что мы сможем на это рассчитывать, если в течение четырех лет ничего не будет сделано.

*

Среди тех, кто голосовал вдали от дома, был и Вадим Брынзан, который уже 20 лет живет и работает в США. Он окончил три факультета, один из которых в Гарвардском университете. Он 15 лет проработал в финансовом секторе США, Европы и Азии, руководил инвестиционными проектами в странах на трех континентах. О значении голоса диаспоры мы поговорили с тем, кто попытался принять участие в президентской гонке в качестве независимого кандидата, но ему не удалось зарегистрироваться в Центральной избирательной комиссии, так как он не собрал необходимого количества подписей в свою поддержку.

Вадим Брынзан: Диаспору лишили конституционного права на свободное выражение своего голоса на прошедших выборах. Если бы у диаспоры была бы нормальная возможность выразить свой голос, то все было бы совершенно иначе.

Свободная Европа: Многие граждане, обладающие правом голоса, и живущие за границей, преодолели тысячи километров, чтобы избрать главу государства. Представители диаспоры помогали друг другу, предоставляя жилье, еду, транспорт. Некоторые совершили перелет в другую страну, на другой континент, только чтобы дать Молдове шанс измениться. Насколько силен голос диаспоры?

Вадим Брынзан: Я, наверное, пока что единственный представитель диаспоры, который вернулся домой и начал заниматься политикой. Поэтому, когда я говорю о том, что происходит у нас дома, я все время думаю и о диаспоре, частью которой тоже являюсь. Голос диаспоры чрезвычайно важен. Хочу отметить, что диаспора всерьез мобилизовалась, такого до сих пор не было никогда. И это меня очень радует. Хотя я уехал из дома, я не покинул Молдову. Мы заботимся о ней, нас заботит все, что там происходит. И пытаемся сделать все, что в наших силах, чтобы изменить положение дел. Однако, к сожалению, к голосу диаспоры прислушиваются не в полной мере. Начнем с Кодекса о выборах, который позволяет лишить диаспору многих конституционных прав. Например, диаспора не имеет права выдвигать кандидатов на должность президента, так как для этого необходимо подтверждение соответствующей мэрии. Понятно, что за рубежом нет никаких молдавских мэрий. Диаспора не может поставить свою подпись в поддержку того или иного кандидата. Мигранты не могут финансировать кандидатов. Не могут свободно делать свой выбор. Для этого приходится, как вы заметили, лететь за сотни, иногда за тысячи километров, тратить сотни или тысячи долларов или евро, чтобы проголосовать. Мы живем в 21 веке и многие страны уже ввели электронное голосование. Почему и мы этого не делаем? Если в диаспоре у нас миллион человек, и мы лишаем их права голоса?

Диаспора удерживает страну на плаву, но при этом лишена права голоса.

Именно диаспора поддерживает на плаву молдавскую экономику. Ведь, если диаспора прекратит денежные переводы, не станет посылать домой деньги, то за несколько месяцев наша экономика придет в упадок. То есть, диаспора удерживает страну на плаву, но при этом она лишена права голоса.

Знаете, с чего началась борьба за независимость в Соединенных Штатах Америки? Причиной всего был «налог без представительства» — когда жители североамериканского континента платили налог королеве Великобритании, но не получали ничего взамен, не были представлены в парламенте и во власти британской империи. Это привело к восстанию, к бунту. Примерно то же самое происходит и у нас. Нас облагают налогом, поскольку каждый раз, посылая домой деньги, мы пополняем бюджет. Это своего рода налог, который мы платим, чтобы удержать экономику Молдовы. И мы, диаспора, миллион человек, не представлены в органах государственной власти. Нас не слушают, нам не разрешают финансировать политические партии, политические движения, хотя здесь мы зарабатываем чистые, честные деньги, уже облагаемые налогом. Выдвинув свою кандидатуру на участие в президентской гонке, я не мог использовать свои финансовые средства, потому что они были заработаны в Соединенных Штатах. То есть, это полный абсурд. Вся проблема — в ЦИК. Было бы неплохо, чтобы члены ЦИК всем составом подали в добровольную отставку. Ясно, что они этого не сделают, так как в Молдове никто не уходит добровольно в отставку, никто не покидает занятых позиций, пока не подашь на него в суд или не посадишь в тюрьму. Но хотел бы обратиться ко всем членам ЦИК: то, что они сейчас делают, они совершают антиконституционные действия, и рано или поздно они будут призваны к ответу. Нынешняя власть уже дала трещину. Пришла новая волна, новое поколение политиков, которые хотят попасть во власть. И они помнят, что было в прошлом.

Свободная Европа: В Молдове к власти пришел президент левых взглядов. Что должен сделать электорат, который за него не голосовал, чтобы он стал все-таки президентом для всех граждан? Он это пообещал.

Вадим Брынзан: Любой, придя к власти, обещает быть президентом для всех, но не поясняет, что это означает. Вы говорите о левых взглядах господина Додона. Его взгляды, в двух словах, сводились к следующему месседжу: „За Путина!”. И он придерживался этого посыла. И какой бы вопрос ему не задавали во время дебатов, он на него даже не отвечал, а продвигал свой, очень простой месседж: „За Путина!”. Это, в двух словах, должно было, вероятно, означать, что мы вернемся к Советскому союзу, вступим в Таможенный союз. Однако если говорить об экономике, поскольку именно это заботит людей сегодня — низкие зарплаты и пенсии, система образования и система здравоохранения в упадке, – то каково его видение этих проблем? Я, например, этого не знаю. Что он, к примеру, думает о создании рабочих мест? Как он собирается их создавать? Правительство не создает рабочих мест. Оно может поддерживать бизнес, обычно малый и средний бизнес, в создании рабочих мест. Каково его видение на этот счет? Говорилось ли об этом?

Свободная Европа: Но он может вас упрекнуть и ответить, что это не входит в полномочия президента…

Вадим Брынзан: Он может высказать свой взгляд на будущее страны, сказать: «Меня избрали люди. Таковы мои взгляды и поэтому, будучи избранным народом, я прошу правительство или парламент принять ряд законов, мер и т.д., чтобы двигаться в таком-то направлении». Каково с экономической точки зрения то направление, в котором он хочет начать движение? Вы назвали его политиком левых взглядов. Для меня это означает большое правительство, высокие налоги, упадок бизнеса. Это означает левое направление с экономической точки зрения. Но об этом у нас не говорят. Говорят, о том, что завтра мы вступим в Таможенный союз, снова станем продавать фрукты и овощи в Россию, и начнем жить хорошо. Но этого не произойдет.

Свободная Европа: Но Молдова должна поддерживать с Россией хорошие отношения. Что должно быть в основе этого взаимовыгодного сотрудничества, как это любят называть политики и в Кремле, и в Кишиневе?

Вадим Брынзан: Нам необходимы взаимовыгодные отношения, которые на данный момент нельзя назвать таковыми. До тех пор, пока на территории Молдовы дислоцирована российская армия, пока существует приднестровский конфликт, который каждый раз как будто смягчается, но потом снова разжигается представителями великих держав на Востоке, до тех пор нельзя говорить, что у нас хорошие отношения. Как Украина находится в состоянии войны с Россией, так и мы, если подумать, находимся в состоянии тлеющей войны с Россией. Но вернемся к экономике. Для того чтобы экономика работала – а Молдова, еще раз повторюсь, маленькое государство, – мы не можем позволить себе ни с кем ссориться. Ссориться с кем бы то ни было вообще плохо. Следует жить в мире, торговать со всеми партнерами. Это нормально и естественно, особенно в 21 веке, когда люди хотят работать, и не хотят воевать. Однако отношения должны быть взаимно выгодными. Что делало наше руководство до сих пор? Можно начать, к примеру, с энергетики, с Moldovagaz, с контракта, подписанного с

Для нас всех эти выборы стали уроком. И это урок для правоцентристских сил. Пришло время нам объединить свои силы.

Российской Федерацией. Как следствие, мы должны оплачивать их долги в несколько миллиардов долларов. Отношения, связанные с экспортом товаров, в первую очередь, с экспортом сельхозпродуктов в Российскую Федерацию, который каждый раз блокируется по воле российских политиков, я не могу назвать аргументом в пользу взаимовыгодных отношений. По крайней мере, для нас они не выгодны. Как мы собираемся их выстраивать? Это должен объяснить Игорь Додон, так как он выступает за Таможенный союз и за развитие отношений с Российской Федерацией. И стоит напомнить господину Додону, что уже 60% молдавского экспорта ориентировано на Европейский союз, и только 30% — на Россию. Каким образом он собирается изменить эти пропорции? Что он собирается делать? Эти вопросы не обсуждались во время кампании. Для нас всех эти выборы стали уроком. Во-первых, это урок для правоцентристских сил. Пришло время нам объединить свои силы.

Свободная Европа: Каким образом правоцентристские силы могут объединиться?

Вадим Брынзан: Эта предвыборная кампания показала, что многие правоцентристские партии были жестоко наказаны избирателями. Я имею в виду Либеральную партию, Народно-европейскую партию и другие. Поэтому произойдет объединение правых сил. Будут усвоены уроки, связанные с необходимостью работы в территории, даже в «красных» районах. Facebook и интернет — дело хорошее, но нужно ходить от дома к дому, от двери к двери и объяснять людям, что происходит, особенно в условиях, когда СМИ монополизированы одним противоречивым персонажем.

Свободная Европа: Игорь Додон выступает за проведение досрочных парламентских выборов, дойдет ли до этого?

Вадим Брынзан: Я не уверен, что у президента есть полномочия для инициирования этого процесса. Определенно, он не может распустить парламент. У нас могут быть досрочные выборы, но не потому, что этого хочет новоизбранный президент, а потому, что этого может захотеть «координатор» всех дел в Молдове. Объясню, почему. Новоизбранный президент прекрасно понимает, что, сколько бы он не называл себя президентом всего народа, он не может им быть. Он не может быть моим президентом и не может быть президентом диаспоры. И, даже если я уважаю голос сельских жителей северных и южных районов страны, он прекрасно понимает, что Кишинев и диаспора проголосовал против него, что финансовые потоки, которые идут со стороны диаспоры, проголосовали против него. Он прекрасно это понимает, понимает, что, став президентом, еще сильнее подчеркнул существующий в нашем обществе раскол и создал еще большее

Новоизбранный президент прекрасно понимает, что, сколько бы он не называл себя "президентом для всех", он не может им быть. Он не может быть моим президентом и не может быть президентом диаспоры.

напряжение. Для того чтобы снять это напряжение, могут быть объявлены досрочные парламентские выборы, чтобы часть негативной энергии, накопившейся в обществе, развеялась, чтобы в парламент прошли новые силы и, соответственно, чтобы создать новое правительство. Поэтому я не исключаю того, что в ближайшем будущем, в следующие 12 месяцев, у нас могут пройти досрочные выборы. Для этого правые силы должны объединиться, принять это во внимание и выступить единым фронтом. Тем более что может быть изменено законодательство, чтобы народные избранники выступали не только по спискам, но и по одномандатным округам. Это означает, что правые силы должны иметь свои представительства в регионах, не только в Кишиневе, чтобы работать с людьми, выслушивать их пожелания, выявлять тех, кого могли бы поддержать местные жители, избиратели в соответствующих одномандатных округах. То есть, это очень большое дело, которое нужно сделать в следующие 12 месяцев. Честно говоря, все к лучшему. Даже если Майя Санду не одержала победу на этих выборах, я не считают это поражением. Она сумела набрать почти 50% голосов избирателей. Это поразительный результат, учитывая все препятствия, которые должны были преодолеть Майя Санду, Андрей Нэстасе и все остальные, учитывая отсутствие доступа к СМИ с национальным покрытием, учитывая и то, что в обоих турах выборов использовался административный ресурс, который каждый раз был направлен против единого кандидата от оппозиции. Учитывая фальсификации, по крайней мере, во втором туре. Учитывая все это, я считаю, что это высокий результат, и что это начало конца карьеры господина Додона и начало конца политического класса, который правил в стране последние 15 лет.

Свободная Европа: Некоторые говорили о том, что выборы были проиграны не только Майей Санду, но и всеми, кто стремится к демократии, переменам, свободе. Однако пока что очень многие молдаване все еще живут в страхе, с трудом понимают, в чем суть подлинной демократии. Возможно, именно на это должны обратить большее внимание те политики, которые хотят очистить политический класс.

Вадим Брынзан: Этот страх стал у нас уже генетическим. Не будем забывать, что мы были частью нескольких империй, и каждый раз все побеждали молдаван. Недаром сегодня в селах говорят: «склоненную голову меч не сечет». Но он сечет склоненную голову и даже очень легко… Однако не нужно склонять голову. Именно это я говорю моим детям и всем, кого встречаю. К сожалению, эти вещи не меняются за один день.

Должно пройти время до тех пор, пока мы, молдавский народ, осознаем, что нельзя все время стоять на коленях, склонив голову. Мы должны подняться. Наше будущее в наших руках.

Люди должны понять, что каждый раз, когда они делают выбор, они выбирают на следующие четыре года. И четыре года они снова будут стоят со склоненной головой, надеясь, что меч ее не отрубит… То есть, должно пройти время до тех пор, пока мы, молдавский народ, осознаем, что нельзя жить стоя на коленях, с опущенной головой… Мы должны подняться. Наше будущее в наших руках. У нас 12, может, 24 месяца до следующих парламентских выборов. Мы должны мобилизоваться, выступить единым фронтом, выйти к людям, общаться с ними, сказать им, что мы хотим сделать и какова разница между нами и так называемыми кандидатами левого крыла.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG