Linkuri accesibilitate

Честен, а значит – опасен


Жители Киева принесли цветы к месту гибели Павла Шеремета

Жители Киева принесли цветы к месту гибели Павла Шеремета

Погибший журналист Павел Шеремет был неугоден всем, считают многие его коллеги

Убийство Павла Шеремета, талантливого журналиста и яркого, жизнелюбивого человека, потрясло всех, кому приходилось с ним пересекаться.

Dmitry Gudkov

Страшно просыпаться и узнавать, что еще один твой хороший знакомый убит. Павла Шеремета больше нет. Еще вчера я читал его в Facebook, а теперь смотрю на его страницу и не понимаю, как так может быть.

Он был одним из тех немногих журналистов, кто в последние годы сохранил свою профессию. Выбрал сторону правды — и сейчас погиб. Я не знаю, кто виновен в его смерти, но, кто бы это ни был, он не просто убийца, он враг этой правды, которая только и может восстановить отношения между Россией и Украиной.

В нынешней России Павлу не было места: он, с его опытом работы на телевидении, честном телевидении, просто не мог работать на нынешних федеральных каналах. Последние эфиры, куда я ходил к нему, были на ОТВ. Теперь больше не смогу прийти.

Мои соболезнования всем близким Павла.

Mikhail Kasyanov

Ужас, Паша, Паша! Прекрасный был человек, один из лучших журналистов, не шел на компромиссы с совестью. Скорблю...

Константин Эггерт

Павлу Шеремету - вечная память. Журналист был отличный и приличный человек. Умный, глубокий, готовый рисковать за идею. Упокой Господь!+++

Tania Felgengauer

Невозможно поверить, что Шеремета убили. Это какой-то жуткий кошмар наяву.

Коллеги Павла делятся воспоминаниями о нем.

Лена Погребижская

Про Пашу Шеремета. Середина 90-х. Пашу выпустили из тюрьмы и он встречал каждого нового корреспондента программы "Время", которого посылали на смену в Минск. И вот он встретил меня в аэропорту и сразу рассказал анекдот. Мол, вот расскажу тебе все, что нужно знать про Беларусь, мое теперешнее место работы. Повесили немцы белоруса. А он висит и живой. Немцы решили подождать и приходят на другой день. Висит и живой. Как-то шеей зацепился, мучается, страдает, но висит живой. Ушли немцы и на третий день приходят. Висит белорус живехонький и вообще уже не страдает. Тут немцы его спрашивают - как ты так смог, повесили тебя, а ты висишь живой и тебе нормально?
Белорус им и отвечает : "Притерпевся".
Паша тогда мне сказал, что он совсем другой белорус и вообще ни к чему "притерпеваться" не намерен.

Алексей Навальный

Каждый раз, когда я видел его, мы обсуждали то, что между собой называли «пророчеством «Последней осени».

В сентябре 2011 года Женя Чирикова и Петр Верзилов устроили форум «Последняя осень». Никаких протестов тогда и близко не было, политика была ещё более унылая, чем сейчас. Все обсуждали, что делать с выборами и главным событием форума были дебаты между мной, Немцовым и Каспаровым.

Ну и мы с Шереметом где-то сели, он рассказывал о Белоруссии и сказал, что и у нас всё скоро так будет. Я ему горячо возражал и приводил 101 аргумент, почему Россия не Белоруссия.

- страна больше;

- интернет шире;

- денег больше;

- элита продажнее и больше ориентирована на Запад;

- Путину воевать больше не с кем (не с Украиной же, ха-ха);

- по-прежнему сохранились большие независимые сетевые СМИ и тд

На что Паша грустно возражал: - Алексей, мы примерно то же самое говорили о нашей стране несколько лет назад. Куча аргументов на тему, почему нельзя устроить авторитарный режим в Европе в 21 веке. А он устроился. И увидите вы в ближайшее время, и как зажмут ваш интернет, и как захватят крупные сетевые СМИ, и как бизнес убежит под лавку, и как найдётся, с кем воевать, и такую степень продажности журналистики, что представить невозможно, и как продажные прозападные элиты станут самыми патриотичными, оставляя за собой свои дома в Испании.

Я слушал и думал: вроде умный мужик этот Шеремет, а такую чушь несёт.

Потом, начиная с 2013 года на каждой встрече признавал, что прав был он со своим дурацким пророчеством. И что он лучше чувствует нутро и тайные мысли бывшего советского номенклатурщика, в какой бы стране тот ни находился: Белоруссии, России или Украине.

Катерина Гордеева

Самое главное про Пашу — это его широченная улыбка. И хохот. Шеремет умел смеяться так громко, так беззаботно и заразительно, как, кажется, умеют смеяться только дети и те редкие взрослые, чья совесть чиста.

«Как ты, Паш?» — спросили мы с ребятами Шеремета почти сразу после того, как он ушел с Первого канала в 2008 году. «Как сбитый летчик. Но совершенно счастливый: больше не нужно затыкать себе рот потому, что боишься не получить зарплату», — говорил он, улыбаясь.

Биография Павла Шеремета — это, безусловно, история целого поколения российских журналистов, потерявших работу в силу непреодолимых обстоятельств и верности убеждениям. В отличие от многих, Паша умел всякий раз, после каждого болезненного увольнения, возрождаться и с утроенной силой ввязываться в новый проект. И делать свою работу так, как умеют только люди, бесконечно преданные профессии.

Многие невольно проводят параллели с убийством Бориса Немцова, с которым Павел был хорошо знаком.

Илья Яшин

Невозможно поверить, что Паши Шеремета больше нет. Было два жизнерадостных человека, которые заряжали всех вокруг энергией, два друга — Шеремет и Немцов. За полтора года не стало обоих.

Немцов нас и познакомил. «Вот, — говорит. — Смотри: это легендарный Шеремет».

Сколько раз я слышал в разных пересказах от них обоих историю, как белорусские спецслужбы арестовали Шеремета в Минске, а Немцов пошел к Ельцину и убедил его вызволить журналиста. Президент тогда позвонил Лукашенко, и Паша вернулся в Москву.

Несколько лет назад Шеремет уехал жить и работать в Киев, но часто возвращался в Россию, где продолжал вести передачу на ОТР. Мы периодически виделись: встречались обычно втроем, травили байки. Паша комментировал новости российской оппозиции, пародируя голос Лукашенко.

Потом его попросили уйти с ОТР. Паша смеялся: и так, говорит, слишком долго терпели мой радикализм.

К пятидесятилетию Немцова Шеремет снял документальный фильм. Он так и назывался: «Немцов. Итоги». И на последнем дне рождения Бориса он был ведущим. В очередной раз они рассказывали, перебивая друг друга, байку о вызволении Паши из белорусской тюрьмы.

Потом Немцова убили. Шеремет прилетел в Москву, и я никогда не видел его таким черным. Они с Борисом действительно очень тепло относились друг к другу.

Александр Тверской

Как-то больно и мурашки по коже, когда смотрю на совместные фотографии Шеремета и Немцова. 44 года и 55 лет. Молодые, полные здоровья, сильные, смелые, искрометно талантливые, весёлые сердцем и серьёзные умом. Им бы еще жить. Радовать друзей и родных, гулять, заниматься любовью, делать своё дело. Ну, жить, а не умирать, понимаете. Несправедливо всё это. Нелепо и страшно. Но главное - мне обидно. Обидно, что такие люди уходят из-за страны, из-за государства, из-за т.н. родины, которая не стоит и их мизинца. Не достойна вообще, чтобы на нее обращали свой взгляд люди-птицы, которыми были Павел Шеремет и Борис Немцов. Несоизмеримая цена. Но они не могли иначе быть: невозможно жить в этом, видеть это и молчать, сложить покорно руки и сдаться. Другими мы их представить никогда не могли и не сможем. Правдолюбцы и борцы света, будем помнить вас. Еще увидимся.

Одна из часто встречающихся реакций – недоумение: кому и зачем могла потребоваться смерть Павла Шеремета?

Аркадий Бабченко

Я понимаю, когда убивают за журналистские антикоррупционные расследования. Когда в результате твоей работы кто-то может лишиться с таким трудом награбленного бабла, потерять место у кормушки, остаться без домика на Лазурном берегу. Я понимаю, когда убивают за журналистику, расследующую преступления властей. Похищения, пытки, убийства, бессудные казни. Когда можно из кресла с высокими погонами уехать в Белый лебедь на пожизненное. Я понимаю, когда убивают адвокатов, защищающих жертв нацистских группировок и журналистов, об этих группировках пишуших. Понимаю, когда убивают свидетелей, политических конкурентов, оппозиционеров. Это все можно объяснить логикой. Да, звериной логикой, но - логикой. Устранен человек - устранена опасность, которую он мог нести.
Но я не понимаю, зачем убивают общественно-политических журналистов.
Ну вот убили вы политического журналиста Павла Шеремета, и что? Я не знаю, кто именно "вы", но - вот и что теперь-то? Какую опасность вы устранили? Что изменится?
Общественное мнение как-то поменяется? Что, свобода, которую он отстаивал, станет менее ценной в глазах тех, в чьих она является чуть ли не главнейшей ценностью? Диктатура, которую он ненавидел и с которой боролся - и у себя в Беларуси, и в России, и в вынужденной эмиграции в Украину - что, приобретет в чьих-то глазах какую-то привлекательность? Поменяется вектор развития страны что ли? Да, что-то мы лоханулись с этой Европой, давай, братцы, опять обратно под вассальство Московии - так что ли? Что, у кого-то в мозгах щелкнет выключатель и читатели и слушатели Павла, которые разделяли его мнение о том, что свобода, права человека, демократия, честный бизнес, конкурентноспособный рынок, независимые суды, гражданское общество, верховенство закона, равенство, антиклерикализм, антифашизм, достоинство, честь, честность, совесть - все то, о чем он писал и адептом и проповедником чего он бы - что, все это потеряет, что ли, в глазах людей свою ценность и они решат, что рабство, покорность, шовинизм, кумовство и воровство лучше что ли?
Вы зачем Пашу убили, уроды?

Alexey Krzyziewsky

Павел Шеремет, если кто помнит, просидел несколько месяцев в белорусской тюрьме при Лукашенко. Это были те времена, когда президенты заступались за хороших журналистов - Ельцин из-за него ворчал по поводу каких-то преференций для Батьки - мол, пусть сначала Шеремета отпустит (там был еще оператор Завадский, который пропал без вести - то есть, скорее всего был убит, а труп уничтожен). Несмотря на то, что он был совершенно бесстрашный человек, не поддававшийся ни на какие угрозы и всегда говоривший и писавший то, что думает (в этом была одна из составных частей уникальной свежести его стиля), именно его убийства можно было меньше всего ожидать. Как-то до сих пор не вяжется - почему, кому выгодно? Я считываю прежде всего язык, стиль - и для меня всегда было удивительно, как он совмещал репортерские глаз и ноги с каким-то легчайшим шагом в текстах и владением композицией. Писателя убили, в общем-то. Чернота какая-то вспучилась и убила. Будут прокляты убийцы.

Многим из коллег Павла кажется, что он пал жертвой своей бескомпромиссности.

Ксения Ларина

Павел Шеремет не был "осторожным" журналистом. Тот, кто так считает - мало его читал и слышал. Паша был прямолинейным, страстным, смелым журналистом. Он не юлил и не прикрывался темпераментом, не подменял факты эмоциями - он всегда строил свои выводы и оценивал события на основе собственных знаний и собственных принципов. И если он был уверен в том, что знает и видит, если в результате собственных расследований и размышлений ему открывалась истина - уж тут-то он не не боялся рассказать о своих открытиях в самой резкой острой форме. Без истерики , пафоса и условностей. Поэтому он был опасен.

Oleg Kozyrev

Павел Шеремет был врагом и для режима Лукашенко, и для путинского режима, и в Киеве, наверное, тоже не всем нравилась его честная журналистика. Впрочем, покушение могло быть направлено и на Украинскую правду. Еще более все запутывается, если вспомнить, от кого в последний раз живым уезжал Гонгадзе.

Бесстрашие Шеремета отметила и пресс-секретарь МИДа, но без выпада в адрес Украины не обошлась:

Мария Захарова

В Киеве взорван автомобиль, в котором находился Павел Шеремет.
Профессионал, не боявшийся говорить власти, что о ней думает. Разной власти, в разные времена. И за это его уважали.
Украина (не страна, а система) становится братской могилой журналистов и журналистики.

Пост Захаровой породил волну критических комментариев:

Vladimir Demchikov

По поводу убийства Павла Шеремета отвязная М. Захарова из МИДа выступила, как всегда, ярко: "Украина становится братской могилой для журналистов и журналистики".
Она, конечно, хотела, "как лучше", старалась, вострила перо, выбирала выражения.
А получилось вполне наглядно: братскую страну мы за два года эффективного мирного урегулирования превратили в братскую могилу.

Elena Chekalova

Ужасно думать, что рядом все чаще убивают тех, кто не может жить не по совести. Поразили слова официального представителя МИД России Марии Захаровой: «Украина (не страна, а система) становится братской могилой журналистов и журналистики". А Россия? Разве не в ней были убиты Листьев и Политковская и еще более трехсот журналистов? Как же все это омерзительно - вся это ложь и лицемерие, возведенные в норму государственной риторики. И как же все это ненавидел Павел Шеремет.

Yuri Zhukovski

Представитель МИД страны, где журналистика давно и успешно зачищена, не владеет русским языком. Идиома "братская могила" означает сваленные в неё безымянные трупы. Мария, вероятно, хочет сказать, что у Павла Шеремета не было имени, и путает журналистов с псковскими десантниками. Не говоря о том. что, до результатов расследования, практически прямо обвиняет в гибели Павла Шеремета Петра Порошенко. Об атрофированной этике, деликатности и элементарной корректности официального представителя страны-агрессора говорить не приходится.

Как обычно, вокруг трагического события начали множиться версии.

Илья Яшин

Украинские силовики выдвинули несколько версий убийства в Киеве журналиста Павла Шеремета. Большинство из них крайне уязвимы для критики и наверняка отпадут в ближайшее время.

В частности, следователи полагают, что Павел мог перейти дорогу кому-то из влиятельных чиновников или олигархов, которые заказали убийство, чтобы он не смог опубликовать некий компромат.

Однако Шеремет не занимался расследовательской журналистикой, его профиль — публицистика, аналитика, интервью, репортажи. Но даже если предположить, что он получил какой-то компромат, то убийство вряд ли могло заблокировать его публикацию. О материале он наверняка предупредил бы своих коллег и как минимум гражданскую жену — журналистку Алену Притулу.

Еще одна версия как раз связана с Притулой: она возглавляла издание «Украинская правда», где работал и сам Шеремет. Следователи допускают, что настоящей мишенью киллеров была именно Притула, а Павла, который был за рулем ее автомобиля, взорвали по ошибке.

Но сама Притула заявила, что Шеремет почти всегда пользовался этим автомобилем, передвигаясь по городу. <...>

Видимо, будет проверена и возможная причастность к убийству белорусских спецслужб. Шеремет родился в Беларуси и много был последовательным критиков режима Александра Лукашенко. <...>

Впрочем, Лукашенко человек рациональный, и в данный момент он очевидно не заинтересован в таком скандале. Шеремет хоть и раздражал президента Беларуси, но точно не наносил его власти ощутимого вреда.

Ну и наконец главная версия — покушение на Шеремета было организовано российскими спецслужбами. Именно эта версия, с моей точки зрения, наиболее вероятна и требует предельной концентрации усилий со стороны следствия.

Maxim Goryunov

в россии пишут, что шеремета убили украинцы, "чтобы навести тень на россию".

типа, последние два года не "навели тень".
украинцы дружили с россиянами прям в дёсны.
поддержка Януковича, Крым, Новороссия, специфические российские СМИ - это мелочь.
а вот после шеремета - да, теперь отношения могут испортиться.

жаль-жаль. а ведь так хорошо было. "Опомнитесь, украинцы!"

Язвительных комментариев удостоилось издание LifeNews, приурочившее к гибели журналиста публикацию "расследования" о нем.

Konstantin Skorkin

В день убийства Шеремета Лайфньюз размещает заметку "Как "белорусский партизан" обслуживал украинских неонацистов". Браво, Арам Ашотович, очередная высота взята.

Среди тех, кто Шеремета не знал, тон реакций определяется "линией партии", на что другие отвечают сарказмом:

Boruch Gorin

Давайте выясним, жалеть ли Павла Шеремета. Он за нас или против? Как там с Крымом? Наш, не наш? Что он об этом думал? От ответа будет зависеть ответ на вопрос, стоило ли его взрывать сегодня в 7.45 утра.
Только быстрее думай. Пока не взорвали тебя. Ты ведь тоже неправильно выбрал сторону. По-любому. И пока людей взрывают за их взгляды, ты -- следующий.

Но единственная нормальная человеческая реакция в таких обстоятельствах – не уподобляться тем, кто радуется смерти других, напоминает ​Евгений Левкович.

Весь день натыкаюсь на совершенно жуткие комментарии официальных и близких к официальным лиц по поводу убийства Шеремета. Комментарии, полные скрытых, а иной раз и вполне открытых, злорадства и радости. И вот что хочу сказать. Когда вся эта кремлёвская нелюдь начнёт вымирать, кто по естественным причинам, а кто и каким-нибудь подобным образом, ползая в крови, ни в коем случае не уподобляйтесь. Вспомните в этот момент, как эта сволочь радовалась гибели ваших близких и как вам было больно - и обязательно сдержитесь, не уподобляйтесь. Потому что сволочи - сволочево, а людям - людское.
Хотя внутри и у меня всё будет петь и цвести.
Но то внутри.

Иван Колпаков

Никаких слов нет, чтобы об этом говорить. Павла Шеремета взорвали в автомобиле. Не могу себе представить людей, которые это могли сделать, потому что это нелюди; и не имеет никакого значения, чей это «след» — российский, белорусский или украинский. Стыдно валить это на какую-то страну. Павел Шеремет был легендарным международным славянином, который говорил на всех наших языках — видимо, чтобы каждый был в состоянии его услышать. Это горе, горе для многих русских, белорусов и украинцев. Погиб большой, добрый человек; человек, которого мы, как и его друга Немцова, не всегда воспринимали всерьез — и потому не могли оценить его масштаб, пока он был жив. Невероятно, немыслимо, чудовищно. Очень горько. Прощай, Павел Шеремет.

Anatoly Golovkov

После убийства журналиста Павла Шеремета, - убийства такого подлого, аж больно в груди, - невольно перебираю в башке наш репортерский мартиролог. Некрополь, где чисты и лица и помыслы и поступки. В чем они и не пришлись ко двору вельможных бандитов. Дима Холодов (взорван), Игорь Домников (забит молотком), Аня Политковская (застрелена), Юра Щекочихин (отравлен).
Список огромен.
Паша, все равно, то, что ты делал - не зря. И мы не забудем.

XS
SM
MD
LG