Linkuri accesibilitate

Между властью и народом – огромный вакуум, политический класс оторван от реальности


В завершении недели Валентина Урсу беседует с жителями села Урсоая, гости в студии: Андриан Йосуб, Алексей Бузук и Георге Карасени.

Спустя почти 25 лет после провозглашения независимости Республика Молдова существует, но фундамент государства все же нуждается в укреплении, поскольку сепаратизм, коррупция и бедность расшатывают его. Почему молдавские власти так мало делают ради благополучия своих граждан? Поищем ответ в конце уходящей недели.

Спустя четверть века у молдаван нет ясного ответа на вопрос, какой из двух Союзов – Таможенный или Европейский – для них лучше. В условиях хрупкой демократии увеличивается пропасть между теми, кто живет хорошо, и теми, кто едва выживает, вместо процветания – нищета, коррупция и раскол в обществе.

Жители села Урсоая Каушанского района опасаются, что хаос может усилиться, и дестабилизация страны может быть на руку силам, которые не желают добра этому государству.

Свободная Европа: Какими были эти 25 лет независимости Республики Молдова? У граждан было больше поводов для радости или их жизнь полна проблем и забот?

– Когда несколько человек работают, а остальные воруют, как может быть хорошо?

– Сейчас нужно вернуть украденные деньги. А кто их украл? Нам придется их возвращать. Тех, кто украл эти деньги, так и не нашли.

– Зарплаты очень низкие. Люди должны бороться, вертеться, чтобы заработать себе на жизнь. Думаю, те, кто наверху, совершенно не думают о тех, что внизу.

Свободная Европа: Но когда перед выборами они выпрашивают ваши голоса... Зачем вы за них голосуете?

Село Урсоая, Каушанский район, Молдова

Село Урсоая, Каушанский район, Молдова

– Тогда они обещают золотые горы. Мы им доверяли, но разочаровались. Мы думали, что они исполнят свои обещания, но обманулись. Мы разочарованы, теперь и не знаем, за кого голосовать.

Свободная Европа: Вы пойдете на выборы? Сейчас вы проголосуете иначе, нежели в минувшие 25 лет?

– Нам нужно очень хорошо подумать за кого голосовать. Может, хотя бы в этот раз нам удастся выбрать нормального хозяина для этой страны.

Свободная Европа: Чего вы от него ждете? Хозяин, насколько понимаю, глава государства. Какие надежды вы связываете со следующим президентом, избранным гражданами?

– Мы хотим, чтобы гражданам жилось лучше, чтобы зарплаты стали выше, и чтобы было больше рабочих мест, чтобы у людей в селах была работа, и чтобы они не уезжали за границу, оставляя родителей одних.

Свободная Европа: Но все это – не в полномочиях президента страны. Депутаты должны принимать хорошие законы, а правительство должно проводить реформы.

– Раньше президент принимал решения, а остальные действовали. Сейчас решает правительство. Не знаю, почему так. Их больше и они давят на президента, поэтому ничего и не решается. Наш парламент как лебедь, рак и щука. Все воруют, а нам никто ничего не дает.

Свободная Европа: Вы еще во что-то или в кого-то верите? Вы верите, что что-то еще можно изменить?

– Верим в Бога. Я даже в себя не верю, потому что выбирали, выбирали, и вот получили то, с чем остались…

Свободная Европа: Как вы объясните, что спустя четверть века молдаване все еще разобщены. Одни хотели бы на Восток, другие – на Запад?

– Это называется молдавским мышлением.

Свободная Европа: Вас интересует геополитический вектор? Куда двигаться Молдове: на Восток, на Запад?

– Понятно, что до сих пор Европа открывала молдаванам глаза. К примеру, если вчера все ездили на „Москвичах”, у которых отваливались колеса, то сегодня наши ребята катаются на роскошных машинах. Это просто пример… Если кто-то поработал в Москве, то говорят, что в России хорошо. Если побывал в Италии, то уверяют: „Там лучше, потому что старики там живут дольше, и там есть работа”. Мне тоже многое не нравится, но что я могу поделать.

Свободная Европа: Что вам не нравится больше всего?

– То, как мы сегодня живем. Дети уехали за границу, дома остались старики, инвалиды и немощные. Вся молодежь, которая должна здесь работать и платить налоги, нас оставила. Почему сюда не приезжают инвесторы, чтобы построить мини-фабрику? У нас есть тёрн, шиповник, яблоки, виноград.

Свободная Европа: Инвесторы говорят, что здесь сильна коррупция и трудно вести честный бизнес.

– Да. Но мы этого ждем. Было бы хорошо, если бы у людей была работа.

Свободная Европа: Вы гордитесь тем, что вы граждане Молдовы?

– Мы гордимся тем, что мы граждане, но не гордимся теми, кто находится сейчас у власти. Они руководят плохо, только обещают, но ничего не делают. Пустые слова и никаких дел.

Свободная Европа: 30 октября гражданам предстоит выбрать главу государства. Вы пойдете голосовать? Какого президента вы бы хотели?

– Он должен быть честным человеком, не воровать, думать о молдавском народе. Когда подходит время выборов, к нам сюда приезжают политики, поют нам, говорят, что они будут делать.

Свободная Европа: Привозят вам рис, муку, масло?

– Масло, муку, пакеты, газеты и тому подобное.

– Почему они создают так много партий? В прошлом году в выборах участвовало 28 партий. Зачем нам столько? Пусть будут три-четыре здоровых партии.

Свободная Европа: Кто расколол молдаван? И почему они позволили себя расколоть?

– Я строила дом на окраине Каушан. Так приходил один с плациндой, другой с вареной картошкой, кто-то с салом, еще кто-то приносил вина, и мы все делали сообща. А сейчас у людей осталась лишь зависть.

Свободная Европа: Чем вы гордитесь как граждане Молдовы?

– Я уже старая, и горжусь только тем, что у меня есть дети, которые ко мне приходят, и я им радуюсь.

– Тем, что Молдова – дружелюбная, приветливая страна, у нас добрая душа. Мне кажется, что молдаване гостеприимные, человечные. Все зло у нас от того, что у людей нет работы, людям нечего есть, от того, что зимой они замерзают и умирают с голоду. Если у человека нет денег на дрова, ему нечем топить…

– Спасибо еще за ту пенсию, что нам дают. Если бы ее не было, то, можете мне поверить, в селах на каждом углу лежали бы мертвые старики. Могу сказать, что я не горжусь нашей властью.

– В парламенте всех нужно поменять. Потому что они каждый год обещают одно и то же, но ничего не делают.

Свободная Европа: Почему вы же им верите, если с 91-го года они только и делали, что обещали?

– Ради того, чтобы мы их выбрали, они говорят: „Мы сделаем”. И что же мы получаем в итоге? Ничего.

– Пусть дадут людям работу, чтобы молодежь не уезжала за рубеж.

– Коррупция как была, так и осталась. В парламенте крадут миллиарды, а мы здесь собираем копейки.

Свободная Европа: Вы, избиратели, говорите, что часто наступали на одни и те же грабли. Вы проголосуете сейчас иначе?

– Мы проголосуем за партию, которая вселит в нас надежду. Парламент нужно поменять.

Свободная Европа: За что вы голосуете: за партию, лидера или программу?

– Думаю, что за партию. Мы в этом пока не ориентируемся.

Свободная Европа: Каким вы видите будущее Молдовы? От кого зависит будущее страны?

– От людей, но я бы сказал, что и от власти в стране.

Свободная Европа: Что означают для вас перемены? Только повышение пенсий и зарплат?

– В первую очередь, рабочие места.

Свободная Европа: Село вымирает?

– Исчезает, потому что многие уезжают на заработки в Россию, за границу, только чтобы заработать.

– Вся молодежь уезжает за границу. Зачем нам столько депутатов? Разве 30-40 депутатов не смогут все решить? Они все равно ничего не делают, не думают о народе. Поэтому, зачем нам столько? Ведь им всем нужно платить. Они только штаны протирают и получают большие зарплаты. А кто будет за них работать? Работают простые люди. Если бы у нас был умный, рассудительный президент – ведь все зависит от него, – он бы, может, хорошо руководил бы страной. Раньше правили короли, и законы были справедливыми. И коррупции не должно быть. Если человек куда-то обращается, все должно быть по-честному. Сколько денег платит Молдова Европейскому суду за то, что они выносят несправедливые решения? Пусть они сами, из своего кармана платят за свои ошибки, чтобы Молдова не платила деньги из бюджета.

Свободная Европа: То есть, спустя 25 лет после провозглашения независимости вы утверждаете, что проблем в стране больше, чем решений. Решение этих проблем ложится на плечи следующих руководителей, или граждане тоже ответственны за то, кого они выбирают в парламент? Ответственны ли за это только политики, или и граждане наравне с ними?

– И граждане. К примеру, если я увижу, что руководитель хорош, зачем мне тогда что-то утаивать, зачем мне давать или брать взятки, зачем где-то красть? Меня будет мучить совесть, если я сделаю что-то плохое. Мы боимся Бога.

*

Село Копанка Каушанского района находится в непосредственной близости от Приднестровского региона. Местные жители опасаются, что однажды тираспольские власти силой займут их село. Андриан Йосуб – депутат первого парламента Молдовы, размышляет о том, в какой ситуации оказалось село и государство.

Андриан Йосуб: Я задаю себе вопрос: Молдова – это государство или не государство?

Свободная Европа: Почему вы задаетесь этим вопросом?

Андриан Йосуб

Андриан Йосуб

Андриан Йосуб: Вопрос в следующем: у Молдовы есть все необходимые государственные структуры: армия, парламент, президент, таможня, полиция, но реальность получается совершенно иная. Что видит простой человек? К кому ему сейчас обращаться? Куда ему идти? Если я, уже подкованный, и не знаю, в какую сторону мне смотреть. Что такое село Копанка? Село Копанка стало в этой стране пустым местом.

Свободная Европа: Почему вы так говорите?

Андриан Йосуб: Так как мы не знаем, кому мы принадлежим. Молдове? Тирасполю?

Свободная Европа: Местные жители все еще спорят между собой, кому должно принадлежать село: Кишиневу или Тирасполю?

Андриан Йосуб: Верно. Половина населения получает пенсии из Тирасполя. Если несколько лет назад люди не смотрели молдавское телевидение, не слушали молдавского радио, поскольку это было невозможно из-за географического положения села, то из Тирасполя шла одна пропаганда о том, какие там автобусы, как ехать на рынок, какие там дороги. Говорили, что для Копанки созданы все условия, что сюда привозят пенсию, что на Пасху выдают надбавки. И говорили, что всё это благодаря России.

Свободная Европа: То есть тираспольские власти пытались завлечь местное население на свою сторону?

Андриан Йосуб: Да. Откройте интернет, поищите в Википедии и увидите: на село Копанка претендуют как Тирасполь, так и Кишинев. Кто разместил там эту информацию?

Свободная Европа: Почему раскол стал сейчас еще более выраженным, ведь в 92-ом воевали за целостность Молдовы? Здесь, в селе, многие встали на защиту независимости страны. Чем объясняется такой выраженный, глубокий раскол?

Андриан Йосуб: Раскол наблюдается и в экономическом, и в политическом, и в пропагандистском плане. Одна из причин – люди ездят на заработки в Россию, и то, что здесь ретранслируются все российские телеканалы.

Село Копанка, Молдова

Село Копанка, Молдова

Свободная Европа: За что воевали в 92-ом?

Андриан Йосуб: Точно такой же вопрос я мог бы задать и себе, и руководству страны. Этот же вопрос задают мне и боевые товарищи, так как я организовывал тогда оборону этого села. Нас около 300 человек, и все мы защищали село, прогнали отсюда казаков, и подняли над селом триколор. И что из этого вышло? Если это государство ничего не делает, и не только для этого села.

Свободная Европа: Чем вы объясняете такое отношение государства?

Андриан Йосуб: Это ложная демократия. Поэтому люди и хотят, чтобы ими правили железной рукой. Все делается против простых людей. То есть, одни политики, которые группами переходят из одной партии в другую. Сегодня нужно быть с одним, завтра – с другим, и так далее, если хочешь выжить, если у тебя небольшой бизнес, лавка, крестьянское хозяйство, чтобы привозить товар. Нужно быть с кем-то. Не со страной, а с кем-то.

Свободная Европа: Кто с кем воевал в 1992-м году на Днестре?

Андриан Йосуб: Россия с Молдовой, которая объявила себя суверенным и независимым государством.

Свободная Европа: Почему мы пришли тогда к этому конфликту?

Андриан Йосуб: Одной из главных причин была проблема языка. Государство, если оно сегодня существует, должно провозгласить: „Сделаем все возможное, что все владели языком”. Сначала ссылались на возраст, который не позволял выучить язык. Но с 90-92 года выросло уже больше двух поколений, которые окончили десять классов. Спросите их, говорят ли они по-румынски. Если знание языка нигде не нужно, то никто его и не требует... Приведу вам пример Копанки. Две школы: в румынской школе когда-то учились 900 детей, а в русской – 400. Сейчас в русской учатся 169 школьников, а в румынской, четырехэтажной школе – 140. И это в селе, где большая часть населения – молдаване.

Свободная Европа: Сколько в селе жителей?

Андриан Йосуб: Около пяти тысяч.

Свободная Европа: Есть ли, на ваш взгляд, шанс на объединение двух берегов Днестра? Как это может произойти?

Андриан Йосуб: Я не вижу перспектив, поскольку не вижу ни одного государственного органа, который вел бы в этом направлении серьезную работу. Вот что, на мой взгляд, должно нас объединить. Если на правом берегу Днестра будет хорошо, то и левый берег будет заинтересован в объединении. Но российская пропаганда настолько мощна, что Кишинев может в лепешку расшибиться, но ничего не сможет сделать до тех пор, пока не закроет доступ к телеканалам, которые отравляют души и умы людей. Кто знает здесь о европейской интеграции? В Слободзее, которая разделена на русскую и молдавскую части, в так называемой молдавской части было три молдавских школы. В прошлом году там сдал экзамены последний молдавский девятый класс. Больше в Слободзее не осталось ни одного детского сада, ни одного класса с молдавским языком обучения.

Свободная Европа: Как и все избиратели, вы тоже голосовали. Насколько ответственны вы были за свой голос?

Андриан Йосуб: Ответственным… Как обманулись все, так обманулся и я. Я романтик по своей натуре, и тоже думал, что за кого голосуем, те и придут. Приходят другие и обещают. Так устроен человек: посмотрит – может, что-то получится. Как иначе?

Свободная Европа: Молдаване привыкли прощать?

Андриан Йосуб: Да, в этом даже не приходится сомневаться.

Свободная Европа: Они быстро забывают прошлое?

Андриан Йосуб: Молдаване необыкновенно забывчивы. И, разумеется, это играет с ними злую шутку. Я знаю, что нам нужно. Мы должны подняться, что-то предпринять, не быть равнодушными. Если ты видишь, что один, два, три десять раз пытаешься, и через год, десять или 25 лет ничего не меняется, то ничего изменить нельзя. Что еще нужно человеку? Он машет рукой в отчаянии: „Я ничего не смогу изменить, и ничего не смогу сделать”. Больнее всего для меня, как ветерана войны, что я ничем не могу помочь своим товарищам… В Каушанах проживает больше всего ветеранов войны. Мне стыдно, что мне нечего им сказать.

*

Республика Молдова – государство, которое все еще пытается утвердиться в своем существовании. Алексей Бузук, который тоже живет в Копанке говорит, что сложно назвать «независимым государство», власти которого не способны объединить страну.

Свободная Европа: Ваше родное село – Копанка – расположено в Зоне безопасности. С 1992 года и по сей день власть много говорит о воссоединении двух берегов Днестра. Сегодня этот шанс более реален, чем прежде, или наоборот?

Алексей Бузук

Алексей Бузук

Алексей Бузук: Были моменты, когда эти шансы были крайне малы из-за угроз со стороны сепаратистского режима. Но мы подставляли плечо, помогали руководству страны. Если бы не мы... Они пытались проводить референдумы. Но население все-таки выдержало – благодаря нашему присутствию. Знаете, что меня возмущает? Нас растоптали полностью, заставляя по пути в Кишинев платить за эти десять километров, что мы проходили через Бендеры, по семь леев за транзит. И сколько ни говорили с представителями тираспольской администрации – ноль внимания. Жители соседнего села, подведомственного режиму, беспрепятственно проезжали, с грузом и со всем, что у них было, и смеялись над нами, мы же каждый раз чуть не плакали от унижения….

Знаете, что сказали тогда мы, волонтеры, когда собрались на очередную встречу? Перекроем и мы дорогу, не позволим тем, кто живет в сепаратистском регионе, проезжать через наше село. Тогда поднялось и руководство района, и служба безопасности, заволновались – вдруг мы их обидим. Мы никого не обидели, мы перекрыли дорогу на две недели, сидели там днем и ночью, показали, каково это – подвергаться ограничениям. И сегодня мы проезжаем по городу, и, знаете, к нам даже стали относиться с некоторым уважением. Правда, это притворство.

Свободная Европа: А насчет перспектив урегулирования этого конфликта…

Алексей Бузук: Как разрешить конфликт, если с населением села Копанка наши власти, руководство страны, ведет себя так, словно мы чужие, словно мы ничьи? Если и по сей день мы жалуемся и доказываем, что нужно обеспечить нормальный транспорт до райцентра, маршрут туда лежит через непроходимую дорогу. Тирасполь относит нас к Слободзейскому району, до райцентра есть асфальтированная дорога. Сейчас в Тирасполь маршрутка ходит каждые полчаса, в Бендеры одно удовольствие ездить, а в Каушаны, к которым мы относимся в соответствии с административным делением Республики Молдова, люди добираются в вонючем автобусе, рухлядь рухлядью, один рейс в день при населении в семь тысяч. И когда мы говорим нашему руководству, районному руководству во главе с председателем, он говорит: „Дайте людей, и мы вам дадим транспорт ”. Это государственный подход? Были бы мы были с сепаратистами, нам и поезд бы дали, и самолет, лишь бы удержать оккупированную территорию.

Свободная Европа: Люди знают, что происходило эти 25 лет. Живут прошлым, живут настоящим, а завтрашний день будет чем-то отличаться от вчерашнего? Что ждет Молдову в следующие 25 лет?

Алексей Бузук: Я воспитан в патриотическом духе, история нас учила и мы считали себя отдельным государством, независимым. Но честно скажу: события, которые происходят в обществе в последние годы, с ограблениями и политическими играми, с нечестными, подтасованными выборами, с нескончаемой ложью и обманом населения – скажу откровенно, я не вижу наше государство независимым, несмотря на то, что мы воевали за независимость Республики Молдова. Говорю это с полной уверенностью, потому что всем этим пользуются воры, бандиты, которые пугают нас румынизацией, объединением с Румынией. Бред какой-то.

Свободная Европа: Все вертится вокруг геополитического фактора, потому что политические силы в Молдове разрознены: одни стремятся на Восток, другие на Запад…

Алексей Бузук: Эта проблема очевидна, и корни ее в том, что люди не знают правды, не знают действительности. Скажите на милость, те, кто ведет пропаганду против Европы, я имею в виду тех, что живут в самом сердце России, в Москве, откуда ведется вся эта политика – почему они не хотят знать правду? Те, кто сегодня агитирует против Европы, устроили своих детей в Соединенных Штатах Америки, на отдых отправляют в Европу, а нас считают дураками, которые не знают жизни и готовы поверить их словам о том, что там плохо. А сами только там и отдыхают.

Свободная Европа: Неужели пропаганда настолько затуманивает головы людей?

Алексей Бузук: Еще как! Пропаганда, основанная на лжи, достигла сегодня пика совершенства. И люди, которые живут как в скорлупе и не знают реальности, позволяют вводить себя в заблуждение. Одно радует: в последние годы многие стали понимать, что к чему, особенно молодежь, которая узнает Европу не по чьим-то словам, а в результате поездок туда; именно эта молодежь изменит сложившуюся ситуацию”.

Свободная Европа: Все эти 25 лет вы выбирали людей, которые руководили страной. Если бы вас выбрали и вы оказались там, во главе Республики Молдова, за какие три самые важные проблемы вы принялись бы в первую очередь?

Алексей Бузук: Прежде всего, привлек бы к ответственности тех, кто разворовал страну – и не стал бы смотреть, кум он мне или брат. Начал бы с того, что открыл бы людям глаза на всю эту антирумынскую истерию – ведь, хотим мы этого или нет, наш путь в Европу лежит через Румынию.

Свободная Европа: Вы гордитесь тем, что являетесь гражданином Республики Молдова? Гордитесь тем, что представляете Молдову? Чем конкретно вы гордитесь?

Алексей Бузук: Горжусь, прежде всего, тем, что у нас – и у меня в том числе – свой язык, своя богатая история, богатые традиции, что мы народ трудолюбивый, что земли нашей нет равных в мире. Я говорю о Копанке, мало кто знает, что в довоенные годы о Копанке была написана книга, где-то около 600 страниц, над которой работала группа ученых Академий наук Румынии и Республики Молдова. Так вот, Копанку там называли бессарабской Калифорнией. Потому что наша почва сравнима только с калифорнийской. 70% яблок, которые Румыния экспортировала за рубеж, выращивали в Копанке. Вот этим я горжусь. И не исключено, что к этому мы еще вернемся.

Свободная Европа: А чем вы не гордитесь?

Церковь в селе Копанка, Молдова

Церковь в селе Копанка, Молдова

Алексей Бузук: Не горжусь нынешней властью. И сожалею, что был одним из тех, кто выдвинул их в эту власть – а они нас продали. Продали и предали. Открыто.

Свободная Европа: И для вас это предательство что означает? Многие граждане Республики Молдова говорят о своей снисходительности, всепрощении…

Алексей Бузук: Для меня это предательство – как призыв не стоять не месте, не останавливаться перед трудностями, которых сегодня более чем достаточно. Бывает, иногда просто руки опускаются и ловишь себя на мысли: „А оно мне надо?”… Но нельзя сдаваться, ведь годы уходят, идут новые поколения, которые спросят нас: „Что вы сделали для того, чтобы нам жилось сегодня лучше?”. Дети нас спросят.

*

В Молдове остается все меньше людей. Спустя четверть века в стране живет почти на 100 тысяч человек меньше. Ежегодно тысячи молдаван уезжают в поисках лучшей жизни и не возвращаются на родину. Юрист и предприниматель Георге Карасени тоже решил покинуть страну.

Георге Карасени

Георге Карасени

Георге Карасени: За эти 25 лет было все. Были и сладко, и горько. Сладким было провозглашение независимости, новые идеалы, и, по крайней мере, свобода мышления. Горькими же были события, которые произошли в течение этих лет. Четверть века дали нам все, начиная с войны на Днестре, с вступления в ООН и Совет Европы, и заканчивая большими надеждами и такими же большими разочарованиями.

Свободная Европа: Что расшаталось в механизме государственности, если люди говорят, что Молдова идет по неверному пути?

Георге Карасени: Мы еще не освободились от бремени прошлого. Мы провозгласили независимость, но в действительности ментально мы еще не независимы. Мы зависим от нашего прошлого. У нас по-прежнему менталитет младшего брата или сестры, маленького и бессильного государства. Поэтому мы всегда ходим с опущенной головой, а, как говорят, склоненную голову меч не сечет, она униженно цепь на себе несет… Это очень больно сознавать, поскольку, если посмотреть на другие государства, например, на прибалтийские страны, с которыми в начале 90-х годов мы были на одном уровне, то сейчас, подводя результаты, мы видим, что они уже давно получили трофей и радуются, а мы еще продолжаем гонку. И, что главное, мы даже не уверены в том, что бежим по правильному пути. И это очень больно сознавать.

Свободная Европа: Направление, в котором должна идти Молдова, все видят по-разному, поскольку наше общество глубоко расколото. Некоторые видят спасение на Востоке, другие – на Западе.

Георге Карасени: В глубине души большинство выбирают европейский вектор развития, но речь идет о проблеме нравственности и честности, которая состоит в совпадении того, что ты утверждаешь, и того, что делаешь. Я видел уйму политиков, которые во всеуслышание говорят, что мы должны двигаться на Восток, хотя ездят со своими семьями на Запад: и не только в отпуск, с недавних пор они переезжают туда постоянное жительство.

Мы никак не избавимся от мышления молдавского пастуха...

Мне очень нравится баллада «Миорица», на которой я вырос, и которую исполнял маэстро Сулак. У меня и сейчас еще от нее мурашки выступают. Мы никак не избавимся от мышления молдавского пастуха, которого преследуют и убивают. Главная проблема в нашем случае – это проблема неподкупности, честности тех, кого избрали руководить этим государством.

Свободная Европа: Сегодня простые люди недовольны тем, как идут дела в этой стране, и перестают верить государству, государственным институтам, политическому классу. Политикам в свою очередь тоже есть в чем упрекнуть граждан: «Если они наделили нас депутатским мандатом…», люди это заслужили.

Георге Карасени: Проблема в том, что мы жалуемся на плоды, но если корень больной, то дерево не способно давать здоровые фрукты. У меня болит душа, когда я наблюдаю, что происходит в стране. И если взглянуть на относительно короткую историю нашего государства, то можно понять, что можно обмануть всех один раз или обманывать одного человека всю его жизнь, но обманывать всех в течение всей жизни невозможно. И политический класс так и не учится на своих ошибках. У нас есть множество примеров того, когда люди не простили во второй, в третий или в четвертый раз. Но главная проблема заключается в том, что с каждым разом они не теряют надежды.

Свободная Европа: Предвыборных надежд?

Георге Карасени: Верно. Люди выходят на выборы, но каждый раз, когда они кому-то верят, этот кто-то, который получает голоса граждан, не оправдывает их ожиданий.

Свободная Европа: А какова цена предвыборных обещаний политиков?

Георге Карасени: В том то и дело, что эту цену политики обычно не осознают.

Свободная Европа: А для избирателей?

Георге Карасени: А для избирателей эта цена имеет катастрофические последствия. Главная проблема не только в том, что человек доверился какой-нибудь партии, а она не оправдала его ожиданий. Обещания у нас – это не проблема. Я, честно говоря, с одной стороны, устал ждать, когда люди, наконец, станут умнее, так как их очень легко обвести вокруг пальца. С другой стороны, никто не несет никакой ответственности.

Свободная Европа: Почему люди не могут разобрать, где правда, и где ложь, где подделка и где реальность?

Георге Карасени: Потому что мы потихоньку скатываемся к тому, что у нас становится все меньше независимой прессы, которая информировала бы простых людей. Люди в селах смотрят в основном развлекательные программы, каналы, которые промывают им мозги. Поэтому они не способны думать иначе, а понемногу склоняются к тому, о чем им говорят.

Свободная Европа: В XXI веке в это сложно поверить, поскольку существует столько источников информации. Был бы только интерес отыскать правду и не позволять вводить себя в заблуждение политикам, которые приходят и подкупают – то предвыборной подачкой, то обещаниями.

Георге Карасени: Верно. Но, давайте вспомним, сколько наших руководителей встречается с людьми, и как часто они это делают?

Свободная Европа: Низы, избирателей, и верхи, власть, разделяет пропасть?

Георге Карасени: Между ними огромная пропасть. С одной стороны, низы еще не научились требовать соблюдения своих прав, призывать политиков к ответу за свои слова. С другой стороны, сами политики не совсем ценят то, что они говорят, поскольку они знают, что, в итоге, самым большим наказанием для них будет то, что их просто не переизберут. Но и это не проблема. С недавних пор в Молдове политики меняют свою окраску, эмблемы, и в канун выборов говорят: „Я принес вам два килограмма картошки, и говорю, что все будет хорошо, и что все остальные – плохие. Голосуйте за меня”. Вот и все, и люди за него проголосуют.

Свободная Европа: Почему избиратель Георге Карасени делает ответственный выбор, а другие этого не делают, когда речь идет о судьбе села, страны?

Георге Карасени: Я тщательно выбираю даже в магазине. Точно так же, когда я покупаю чье-то доверие: если я вижу, что не было никаких усилий, а одни только обещания, то я этого не прощаю.

Свободная Европа: Вам приходилось жалеть о голосе, который вы отдавали во время выборов?

Георге Карасени: Очень часто. Именно по этой причине я решил уехать из страны со своей семьей. Я шутил и говорил, что опомнился, и выставил на продажу дом моей мечты. И в июле, вместе с тремя детьми мы перейдем Прут. Но я продолжаю любить эту страну, больше чем многие из тех, кто об этом говорят. Несколько месяцев назад был такой момент, когда я смотрел телевизор, и мне просто хотелось его разбить. Тогда я сказал себе: „Довольно”. Может, я извне смогу помочь Молдове больше, чем я делал это внутри страны.

Свободная Европа: Все больше людей готовы собрать свои вещи и уехать из страны. Села обезлюдели, многие населенные пункты умирают.

Георге Карасени: Верно.

Свободная Европа: Что произойдет, если вырастет количество тех, кто выбирают путь скитаний, считая, что они обретут смысл жизни на чужбине?

Георге Карасени: Миграция не только экономическая. Это еще и сигнал отчаяния, а не только сигнал тревоги.

Свободная Европа: А политики, может, даже рады тому, что из страны уезжают те, кто способен думать, кто способен отделять пшеницу от плевел, и что останутся лишь избиратели, которыми можно манипулировать, голоса которых можно всегда купить.

Георге Карасени: Верно. Миграция еще будет расти. Просто иногда приходит время очнуться и понять, что, на самом деле, ты борешься с ветряными мельницами.

Свободная Европа: Кто же будет строить будущее этого государства, этого клочка земли?

Георге Карасени: Не знаю. Я просто устал бороться и обрел внутренний покой, в котором обрел для себя защиту от всего. Может, это моя личная проблема, потому что я провел оценку множества стратегий того, как проходят в Молдове реформы.

Свободная Европа: Почему слово реформа стало нарицательным?

Георге Карасени: Государство привыкло давать обещания с самого начала зная, что не сможет их реализовать. Международные эксперты и на различных форумах говорят, что у нас имитируют процесс реформ.

Свободная Европа: Многие считают, что в случае настоящей реформы юстиции, многие процессы пошли бы своим естественным путем, и ситуация в Молдове изменилась бы к лучшему.

Георге Карасени: Я окончил юридический факультет и факультет менеджмента. И прихожу к выводу, что множество моих коллег так и не поняли, что судебная власть является третьей властью в государстве, как мы учили это университете. Это совсем не значит, что по уровню своего значения первостепенной является законодательная власть, затем исполнительная, и только после этого судебная власть. Как в семье, где трое детей, все трое обладают для родителей одинаковой ценностью. И это не значит, что важнее всего для них первый ребенок, так как он самый старший.

Свободная Европа: Вероятно ли, что в сфере юстиции пройдут настоящие реформы?

Георге Карасени: Надеюсь, такой шанс появится, но с большим трудом. Мне хотелось бы верить, что в следующие 20 лет в этой сфере пройдут некоторые изменения. Я имею в виду результаты реформ. Мне очень жаль это говорить, но нам нужно новое поколение. Господь водил евреев по пустыне 40 лет, чтобы поменялись поколения, мышление. И я очень рад, что мои дети и современная молодежь думают сейчас иначе. Например, мне было очень сложно объяснить моим детям, почему мы должны отсюда уехать.

Между властью и народом существует огромный вакуум. На самом деле, политический класс оторван от реальности.

Они меня спрашивают, почему во время некоторых манифестаций люди стоят с опущенными головами, почему ничего не меняется? В итоге меня радуют не столько мои ответы, сколько их вопросы, так как они сами ищут на них ответы. Между властью и народом существует огромный вакуум. На самом деле, политический класс оторван от реальности. Мы периодически обманывали себя тем, что у нас еще не закончился медовый месяц с Европейским союзом.

Свободная Европа: История успеха Восточного партнерства.

Георге Карасени: Это было похоже на свадьбу, когда ты превозносишь мужа или жену до самых небес. В какой-то момент ты понимаешь, что супруг тебе изменяет, чему у тебя есть множество доказательств. Ты опустошаешься изнутри и больше не хочешь говорить о возвышенном. Интереснее всего то, что ты понимаешь, что супруг изменял тебе не один раз, чему есть доказательства, и об этом тебе постоянно напоминают. Но и это еще не все, так как ты видишь, что твой супруг даже и не пытается исправиться. В лучшем случае он может сказать: „Да, да, да”, и на следующий день снова тебе изменяет. В таких случаях ты опускаешь руки, и тебе просто хочется выть. Мы может бесконечно долго обвинять людей и говорить, что они заслуживают своих руководителей, но у них есть всего лишь одна возможность реванша. В остальном, на ком лежит ответственность все четыре года? На местной власти, на политиках и руководителях страны. Чего мы еще хотим от людей? Они вышли на площадь один раз, другой раз, в третий раз, их число выросло. Что-то изменилось? Нет. Чего мы еще хотим от этих людей?

Свободная Европа: В завершении, когда вы произносите Республика Молдова, с чем вы ассоциируете это государство?

Георге Карасени: Республика Молдова ассоциируется у меня с девушкой, одетой в национальный костюм, которая красиво танцует, красиво поет, вкусно готовит, которой все восхищаются, и которую ценят, но у которой очень тяжелая семейная жизнь, она втайне от всех плачет, но пытается смеяться и улыбаться. Такой я вижу Молдову, которая по воскресеньям все-таки идет в церковь и молится, чтобы все было хорошо.

XS
SM
MD
LG