Linkuri accesibilitate

Ион Тэбырцэ: „У Кишинева достаточно рычагов для того, чтобы приступить и к вопросам политического урегулирования конфликта”


Интервью с экспертом Центра политического анализа „Politicon” Ионом Тэбырцэ.

После паузы длиной почти в два года сегодня в Берлине возобновлены переговоры в формате 5+2 по урегулированию приднестровского конфликта. Это плод усилий Германии в качестве председателя ОБСЕ или же это заслуга официального Кишинева, как отмечается в пресс-релизе Бюро по реинтеграции? И чем может завершиться этот раунд переговоров? Это лишь некоторые из вопросов, адресованных эксперту Центра политического анализа „Politicon” Иону Тэбырцэ.

Свободная Европа: Г-н Тэбырцэ, после почти двухлетнего перерыва переговоры в формате 5+2 возобновляются. Это плод усилий германского председательства в ОБСЕ или же, как констатирует Бюро по реинтеграции, это, прежде всего, заслуга молдавских властей?

Ион Тэбырцэ

Ион Тэбырцэ

Ион Тэбырцэ: „ Разумеется, можно говорить и о заслугах официального Кишинева, и о заслугах Германии, но, думаю, главная заслуга в этом – Российской Федерации. Формат 5+2 с момента его создания был, образно говоря, вотчиной Российской Федерации, имею в виду его функциональность, конечно. Москва, когда она этого хотела, делала все, чтобы этот формат становился нефункциональным. А когда те или иные интересы России совпадали с необходимостью созыва формата для решения определенных, довольно незначительных, кстати, проблем, Москва активировала этот формат на какой-то короткий период.”

Свободная Европа: Г-н Тэбырцэ, вы разделяете идею, согласно которой это неэффективный и непродуктивный формат? Или на этот раз можно ожидать каких-то конкретных результатов и переговоры будут более продуктивными?

Тирасполь в этих переговоров нуждается больше, чем Кишинев...

Ион Тэбырцэ: „Необязательно этот формат непродуктивный. Что ни говори, этот формат сохранил определенный статус-кво в приднестровском конфликте. Если сравнить с другими конфликтами на постсоветском пространстве, можно увидеть, что они пережили рецидивы активных или горячих фаз – война в Грузии в 2008 году, события в Украине в 2014-м, недавнее обострение вокруг Нагорного Карабаха...

В Республике Молдова, в Приднестровском регионе, слава Богу, рецидива горячей фазы конфликта, повторения событий 1992 года не было. Но, к сожалению, этот формат не привел пока к политическому урегулированию приднестровского конфликта и не способствовал тому, чтобы левобережная территория вернулась в конституционное поле Республики Молдова.

Сейчас Российская Федерация пытается перестроить постсоветское пространство после событий в Украине, которые самым прямым образом повлияли и на ситуацию в Приднестровье. Известно, что соседнее государство установило четкий контроль на приднестровском сегменте молдавско-украинской границы, что существенно осложнило жизнь тираспольскому режиму. Тот выход, которым Приднестровье располагало в обход Кишинева, сегодня закрыт.

На данный момент приднестровский регион, Тирасполь в этих переговорах нуждается больше, чем Кишинев, несмотря на то, что по-прежнему Тирасполь, точнее – Москва, прежде всего – сильно блефует, когда речь заходит о восстановлении формата 5+2.”

Свободная Европа: Россия выдвинула и определенные условия, сформулировала ряд предложений накануне возобновления переговоров. В частности, предложения России касаются определенных гарантий выполнения ранее достигнутых договоренностей в формате 5+2, установления моратория на уголовные преследования с обеих сторон. И коль переговоры возобновляются, может ли это означать, что Москва заручилась обещанием Кишинева принять эти предложения?

У Кишинева сейчас достаточно рычагов для того, чтобы открыть и третью корзину – приступить к вопросам политического урегулирования приднестровского конфликта…

Ион Тэбырцэ: „Не думаю, что Кишинев может дать какие-то твердые обещания. Заверения должны быть с обеих сторон, не говоря уж о том, что нет гарантий их соблюдения, прежде всего со стороны Москвы. Кишинев должен понять, что Россия, Москва хочет навязать к рассмотрению определенные вопросы, способные вывести приднестровский регион из изоляции, в которой он пребывает в настоящий момент и которая усилилась с изменением взглядов Украины на приднестровский конфликт.

Вместе с тем, идя на определенные договоренности технического характера, включенные в повестку дня переговоров, главная цель, которую преследует Кишинев – это политически сблизить Тирасполь. Побудить его пойти на определенные уступки, которыми в итоге признал бы, что административным центром является Кишинев, а не Тирасполь и что Тирасполь не может рассчитывать на равноправный с Кишиневом статус, как предполагалось в 2013 году с помощью меморандума Козака. Приднестровский регион и с экономической точки зрения нуждается в Республике Молдова, чтобы выжить в той сложной ситуации, в которой он оказался. У Кишинева сейчас достаточно рычагов для того, чтобы открыть и третью корзину – то есть приступить к вопросам политического урегулирования конфликта, чего практически никогда прежде не удавалось или удавалось в крайне незначительной степени, так как политическая повестка продиктована Москвой.”

Свободная Европа: После аннексии Крыма отношения между Россией и Западом ухудшились до предела и напоминают период холодной войны. В этих условиях переговоры по Приднестровью не могут превратиться в очередное противостояние? Например, в интервью Свободной Европе бывший член Объединенной контрольной комиссии Ион Ляху говорил, что Россия не согласится ни на что другое, кроме нового плана Козака. И Кишинев тогда на что может рассчитывать?

Ион Тэбырцэ: „Кишинев должен быть очень осмотрительным по отношению к этим условиям. Мы не можем с большим оптимизмом идти на эти переговоры и питать по отношению к ним каких-то особых надежд. Переговоры касаются, скорее, некоторых технических аспектов. Кишиневу важно не совершать существенных ошибок. Кишиневу, я думаю, следует разыграть экономическую карту, чтобы получить определенные уступки со стороны Москвы. Московская дипломатия сегодня испытывает определенные трудности с приднестровским конфликтом. Имеются в виду определенные уступки со стороны Тирасполя по признанию административного верховенства Кишинева над приднестровским регионом.”

Свободная Европа: И, вы считаете, Тирасполь может пойти на это?

Ион Тэбырцэ: „Думаю, определенные моменты возможны, но надо посмотреть, какова в конечном итоге повестка этих переговоров, чего хотят участники формата. Думаю, после этого раунда мы точнее будем знать настроение сторон. Очень много было разговоров о регистрационных номерах приднестровских автомобилей, о телефонной связи, лицеях с преподаванием на латинской графике. Думаю, именно на это и следует делать упор. На данный момент не стоит вопрос о политическом урегулировании конфликта. Г-н Ляху очень точно подметил, что Москва выступает, по сути, за урегулирование конфликта по модели меморандума Козака, иными словами, Москва за предоставление Тирасполю права определенного контроля над политикой Кишинева.”

XS
SM
MD
LG