Linkuri accesibilitate

"...А бабам на выбор дадим мужиков"


Депутаты Госдумы исполняют Гимн РФ

Депутаты Госдумы исполняют Гимн РФ

Пародия на гимн РФ может обернуться тюрьмой. Владимир Войнович, Юрий Богомолов, Юрий Сычев о новом запрете

За надругательство над гимном России теперь предлагается сажать на срок до года. Надругательством считается умышленное искажение музыкальной редакции или текста российского гимна. Для чего понадобился этот новый запрет? Обсуждают кинокритик Юрий Богомолов, чемпион СССР по КВН-87 Юрий Сычев и писатель Владимир Войнович. Ведущая Елена Рыковцева.

Елена Рыковцева: Сегодня мы обсуждаем гимн Российской Федерации, и, может быть, даже в последний раз обсуждаем. Вы увидите некоторые вещи, которые вам больше никогда не разрешат увидеть, потому что всех посадят. На год посадят всех, кто издевается над гимном, кто позволяет себе надругательство над ним. Сегодня будем прощаться с возможностью немножко веселиться по поводу гимна. С нами Юрий Богомолов, кинокритик, журналист, писатель, с нами Юрий Сычев, чемпион СССР по КВН 1987 года. Это год, в котором еще была та страна, в которой был предыдущий текст гимна, по поводу которого не сажали, кстати сказать.

Полная видеоверсия эфира​

Юрий Сычев: Его особо не переделывали.

Елена Рыковцева: Нет, его потом переделали, и человека, который его переделал, не посадили.

Юрий Сычев: Мы для того, чтобы избежать, чтобы нас не посадили, мы его тогда переделывали: "Да здравствует созданный кем-то когда-то кому-то зачем-то куда-то и что".

Елена Рыковцева: Вы все-таки успели, вы свой вклад внесли.

Юрий Богомолов: Не забудем, что музыкальная основа этого гимна была гимн партии большевиков.

Елена Рыковцева: Совершенно верно. Мы об этом будем напоминать регулярно, на что покушаемся. Сегодня Верховный суд Российской Федерации поддержал законопроект трех депутатов Государственной Думы, которые предлагают за надругательство над гимном сажать на год. Я вам прочитаю, что такое надругательство, с их точки зрения, – это умышленное искажение музыкальной редакции или текста российского гимна. То есть любое искажение текста считается надругательством. Причем это относится к случаям публичного воспроизведения главной песни страны, публикации текста в СМИ, электронных или информационных телекоммуникационных сетей, включая интернет. А повод – вот эти слова, которые висят за нашими спинами на экранах, где вместо слов "Россия священная наша держава" – "безумная наша держава". Вся эта история случилась в Севастополе в апреле на съезде Экспертного совета при губернаторе Севастополя, где вдруг выплывает то, что вы видите на экранах. Никто не понимает, откуда это взялось, звучит какая-то какофония, музыка, эти слова безумно смешные, может быть, для кого-то, для отдельных испорченных граждан Российской Федерации. Самое интересное, что ФСБ так и не нашла преступника. Вы удивлены?

Юрий Богомолов: Да, очень. Это была диверсия, идеологическая диверсия.

Юрий Сычев: Тем более в Севастополе. Этого следовало ожидать.

Елена Рыковцева: Следовало ожидать?

Юрий Сычев: Конечно. В Севастополе диверсии всегда ожидали.

Елена Рыковцева: Ведь он же так мечтал вернуться, какие там диверсии?

Юрий Сычев: Бухта Фиолетовая глубокая, поэтому враги очень часто проникают.

Елена Рыковцева: Так вот, врагов, которые проникли, до сих пор не нашли. Из-за того, чтобы таких случаев больше не было, вот интересно, найти не могут лазутчиков, а наказывать могут. Непонятно, кого они будут на год сажать, если они не могут вычленить производителя этого продукта. Теперь всех, кто будет пытаться и кто будет обнаружен при этом, искажать слова гимна, будут сажать на один год.

Юрий Сычев: А только слова? Музыку можно искажать?

Елена Рыковцева: Музыку тоже нельзя искажать. Ваша первая реакция на то, что больше нельзя веселиться над гимном, вообще нельзя вмешиваться в текст. Последний человек, который вмешался в него, был Сергей Михалков, первый и последний.

Юрий Богомолов: Я думаю, что сегодня, когда мы узнали об этом, я подумал: а что так поздно спохватились? Уже всё позапрещали.

Юрий Сычев: Еще не всё, я слежу за этим.

Юрий Богомолов: Не было прецедента, не было повода конкретного, и вот он случился. У нас же все новые законодательные инициативы возникают по какому-то конкретному поводу. Есть такой повод, то и можно. Я помню свое журналистское прошлое в газете "Известия", когда был серьезный выбор перед российским народом: какой гимн – тот ли, который уже был, "Патриотическая песня" Глинки, он был без слов, или что-то новое придумать, сочинить. Я помню, это очень активно обсуждалось. Инициатором, насколько я помню, обсуждения был телеканал НТВ, старый НТВ. И затевалось это довольно весело, это были веселые ток-шоу. Потому что давалось задание тем или иным группам, в том числе и музыкальным, которые приходили, предлагали свои варианты. Но в конце концов стали все чаще и чаще обращаться к старому гимну, а это был 2000 год. Я очень хорошо помню, как вокруг этого возникло завихрение обсуждения. Замечательно в свое время выступала Мариэтта Омаровна Чудакова по этому поводу.

Елена Рыковцева: Выступала она, потому что чувствовала, куда ветер дует?

Юрий Богомолов: Да, было понятно. Но всем казалось, что это несерьезный ветер еще тогда, что это баловство, ради ток-шоу все это затевается, поиграемся и все. Я помню, были такие ролики созданы, вариации на музыкальную тему в исполнении наших поп-артистов – Цекало, Лолита, другие какие-то известные, они спели по куплету старого советского гимна, в таком свободном музыкальном формате это все было сделано, местами это звучало очень красиво. В конце концов главным лоббистом того гимна, который мы имеем, был Никита Сергеевич Михалков. Кстати, я помню, Борис Немцов шутливо предложил Сергею Владимировичу Михалкову сочинить слова. Какой-то был юбилей Михалкова.

Елена Рыковцева: Тогда казалось, в порядке анекдота предложил.

Юрий Богомолов: Тогда это было смешно, но все это приобрело серьезный оборот. Когда Путин пришел к власти, он понял, что действительно надо, старая музыка, из песни слов не выкинешь, а из главной песни тем более. Какие слова ни сочиняй на эту музыку александровскую, все равно выходит все тот же гимн Союзу Советских Социалистических Республик, стремящихся в своем развитии к коммунизму и так далее.

Юрий Сычев: На самом деле, мне кажется, эта история, которая произошла в Севастополе с гимном, никто бы не заметил, если бы текст не вывели на экран. Потому что на слух никто не воспринимает.

Елена Рыковцева: Давайте послушаем, как гимн исполняет Государственная Дума.

(Ролик смотрите в видеоверсии программы.)

Елена Рыковцева: Смотрите, что делается. Во-первых, Пушков поплатился на праймериз тем, что он не поет гимн, потому что все это видят. Во-вторых, я из сессии в сессию вижу, что Нарышкин поет, а вице-спикеры Жуков с Мельниковым молчат, из сессии в сессию не удосуживаются выучить слова гимна, Нарышкин отдувается за всю команду.

Юрий Сычев: Может быть, они ментально исполняют. Внутри, про себя, настолько прочувствованно, что у них это не вырывается. Они умеют управлять своими эмоциями, поэтому они терпят. Им очень хочется, конечно, со всей Думой, хором.

Юрий Богомолов: Я думаю, они комплексуют по поводу своих возможностей попадать в ноты. А может быть, действительно просто не удосужились выучить.

Елена Рыковцева: Юрий, а вам не кажется, что Мельников не поет по той же причине, что и режиссер Бортко, потому что не признают они этого русского гимна, у них внутри другие слова звучат?

Юрий Богомолов: Я не знаю, почему они тогда те слова не поют.

Елена Рыковцева: Потому что их накажут, потому что это будет искажение этих слов.

Юрий Сычев: До указа можно свое петь.

Елена Рыковцева: До указа можно. Пока нет указа, давайте быстро слушать, за что теперь будут наказывать. Мы смотрим ролик из интернета, который создал человек по фамилии Ежов.

(Видео смотрите в видеоверсии программы)

Елена Рыковцева: Попрощайтесь с этим народным творчеством.

Юрий Сычев: Сейчас существуют варианты, в том числе и уважаемые люди. Один из депутатов, который участвует в группе "Любэ", они спели в стиле рок, как им кажется, что это рок, потому что все, кто в Думе, им кажется, что они знают стиль. Еще девушка спела гимн, таким голосом, как будто ее бросили, она поет очень тоскливо о родине.

Елена Рыковцева: Сейчас мы вам покажем еще один ролик, после которого обсудим любопытнейшую юридическую коллизию, которая может возникнуть.

(Видео смотрите в видеоверсии программы)

Елена Рыковцева: Вот смотрите, что получается, ведь это пародия на советские слова гимна. Значит, это можно, как вы считаете?

Юрий Богомолов: Будет следующая инициатива, которая будет запрещать пародии, интерпретации. Я думаю, что подходит время, когда нужно будет создавать бригаду или комитет, комиссию по вылавливанию аллюзий, каких-то ассоциаций с чем бы то ни было. Тогда под видом пародии на советский гимн спародировали и оклеветали уже российский гимн.

Елена Рыковцева: Вот так будет трактовать прокурор.

Юрий Сычев: Я тоже пойду свидетелем, если не возражаете.

Юрий Богомолов: Ради бога. Все идет к этому, я подозреваю.

Юрий Сычев: В этом нет ничего удивительного, если мы рассматриваем Россию как преемницу каких-то традиций советских, с одной стороны, мы хотим отбояриться, а с другой стороны, мы хотим примкнуть к этому имперскому величию, естественно, что мы все время будем наступать на эти грабли.

Юрий Богомолов: Дело идет к доведению до абсурда всего.

Юрий Сычев: Выхолащивания смысла. Выхолащивание системы судопроизводства.

Юрий Богомолов: Эта инициатива разрешить 27 миллионам погибшим во время Великой Отечественной войны участвовать в предвыборном и выборном процессе – это не ирония, это довольно серьезно.

Елена Рыковцева: Следующим шагом будет разрешить Сергею Михалкову написать четвертую версию гимна с небес. Почему нет, если они могут голосовать, почему ему не писать.

Юрий Сычев: Тем более что наука уже продвинулась, связь есть.

Юрий Богомолов: Всегда была – столоверчение. Не исключено, что и за этим столиком.

Елена Рыковцева: Нам сейчас звонит наша слушательница Алла Павловна.

Слушательница: Здравствуйте. Я очень хорошо помню то время, когда обсуждались слова гимна, как тогда Никита Михалков – ему задали вопрос, кто же будет писать слова нового гимна, – он, скромно потупив глазки, сказал, что тот, кто написал первый, он же напишет и второй. Вы не помните, господа, Войнович тогда написал прекрасный текст гимна, его передавали, очень смешно было его слушать.

Елена Рыковцева: Алла Павловна, нас сейчас обвинят в том, что у нас подставные звонки, подставные слушатели. Потому что накануне этого эфира я звонила Владимиру Николаевичу с тем, чтобы он принял участие и рассказал историю его гимна, но у него с 7 до 8 ровно нашего времени встреча с читателями. Поэтому мы его записали, чтобы он рассказал эту историю хотя бы в записи. И сейчас, Алла Павловна, мы ее послушаем.

Владимир Войнович: Заранее хочу сказать, чтобы себя обезопасить, я никакого искажения не допускал, потому что когда я писал свой гимн, никакого другого гимна еще не существовало, кроме гимна Советского Союза. Стало быть, это было в 2000 году. Сначала пошли слухи, что будет новый гимн. Я удивился, я думал, что государство наше еще не готово для создания гимна, потому что у государства должно быть какое-то определенное лицо, чтобы оно было отражено в гимне. Я написал гимн такой: "Распался навеки Союз нерушимый. Стоит на распутье великая Русь. Но долго ли будет она неделимой, я этого вам предсказать не берусь. К свободному рынку от жизни хреновой, спустившись с вершин коммунизма народ, под флагом советским с орлом двухголовым и гимном советским шагает вразброд". Тоже ведь реалистично, вообще не искажал ничего совершенно. И припев у меня был соответствующий. Тогда все время обсуждали символику в связи с принятием нового гимна, гимн, герб и флаг, какими они должны быть. Поэтому припев у меня был такой: "Славим отечество у каждого столика, где собирается нынче народ, и горячо обсуждает символику и не имеет важнее забот". Следующий куплет: "Сегодня усердно мы Господа славим и Ленину вечную славу поем. Дзержинского скоро на место поставим, тогда уж совсем хорошо заживем. Всем выдадим все, офицерам квартиры, шахтерам зарплаты, почет старикам, а злых террористов замочим в квартире, ворам-олигархам дадим по мозгам". То есть я примерно отразил тогдашнее состояние общества: немножко о прошлом, о настоящем, потом у меня о будущем: "Коррупционеров загоним в Бутырку, чтоб знали, насколько закон наш суров. Зато мужикам раздадим по бутылке, а бабам на выбор дадим мужиков. Символику примем, заплатим налоги и к светлой заре по прямому пути. Вот только б опять дураки и дороги нам не помешали до цели дойти". По-моему, очень реалистичный гимн, реалистично отражает нашу нереалистическую реальность.

Елена Рыковцева: По-моему, просто восторг. Почему нельзя было принять этот гимн, и с каким бы удовольствием все его пели. Ни один спортсмен не забыл бы его. Давайте послушаем, что говорят прохожие на улицах Москвы: какую строчку вы помните в гимне России?

Опрос прохожих: вспомните любимые строчки гимна России

Елена Рыковцева: Гимн знать надо, но никто его не знает. Замечательно!

Юрий Сычев: Все наговорили на год как минимум.

Елена Рыковцева: Каждый, кто вспомнил "Союз нерушимый", исказил гимн России.

Юрий Богомолов: Вы знаете, если шутки в сторону, в чем смысл такой инициативы – это идея даже не патриотического воспитания, а идея лояльности, лояльности не родине, а режиму. В принципе патриотизм – это чувство, а символика и все прочее – это некие знаки твоей лояльности.

Юрий Сычев: Лояльность сегодня 80%, они лояльны. Но здесь еще есть уважение к традиции и памяти. Я вам приведу в пример господина Стравинского небезызвестного, который долгие годы прожил в Соединенных Штатах Америки, одна из аранжировок гимна американского, он его исполнял с Бостонским оркестром. Когда он исполнил первый раз в Бостоне с оркестром этот гимн, он стоял лицом к оркестру, лицом к публике, полагая, что она будет петь, но публика не запела. Тем не менее, к нему в гримерку пришел полицейский и сказал, что по законам Массачусетса с государственными вещами нельзя обращаться вот так, как тебе нравится или не нравится. На год его не посадили, но, тем не менее, его предупредили.

Юрий Богомолов: Владимир Николаевич Войнович правильно сказал насчет того, что гимн должен создаваться, когда есть у государства определенное лицо, конкретное лицо, конкретное определение ценностей, которые существуют. А если ценности заключаются в том, чтобы быть всего лишь лояльным...

Юрий Сычев: Неважно, о чем мы говорим, мы в результате скатываемся к разговору о том, какой должна быть страна. Сегодня общественное мнение далеко не совпадает с тем, которое было в Советском Союзе. Многим людям, которые живут в современной России, хочется чем-то гордиться уже. Давайте какой-то комбайн сделаем или еще что-нибудь.

Елена Рыковцева: Если говорить о гимне как о символе гордости, то, конечно, изначально пародийно, анекдотически он был умерщвлен просто сразу, он был обречен на насмешки, обречен на пародии вот этим троекратным переписыванием текста. Больше к нему, чем как к чему-то комическому, никак относиться невозможно.

Юрий Богомолов: Ничто так не скомпрометировало идею этого гимна, как сама реальность. Мы живем в нищающей стране.

Елена Рыковцева: Мы живем в самой прекрасной стране на свете.

Юрий Сычев: Каждая строка, если ее разобрать, переложить на действительность, получается так: здесь наврали, здесь почти наврали, здесь наврем завтра, здесь наврали вчера.

Юрий Богомолов: Премьер в Крыму близ того же Севастополя появляется, и его окружают, спрашивают насчет индексации пенсии, что нельзя жить на полторы тысячи рублей. Он говорит: потерпите, денег нет. С другой стороны, такой жестокий контроль над тем, что человек произносит, поет, с какой интонацией, в каком ритме и так далее, – это двойственная такая жизнь, которая делает существование абсурдным.

Елена Рыковцева: Какая же здесь двойственность? С одной стороны, его послать, а с другой – посадить.

Юрий Богомолов: С одной стороны, гордиться знаками, символами, серпами, молотами и так далее, а с другой стороны – оказываться в такой яме социально-общественной. Вот это делает, в конце концов, сам гимн абсолютно формальной штукой.

Елена Рыковцева: Давайте послушаем Феликса из Германии.

Слушатель: Добрый вечер. Когда-то президент России, я не помню, первый, второй, третий, был в Египте, и там оркестр сыграл гимн российский очень страшно. Будут ли зарубежников наказывать за это или не будут?

Елена Рыковцева: Мы вспоминали это перед эфиром. Египет уже наказан превентивно.

Юрий Сычев: Я думаю, что в Сирии наверняка что-то произошло по этой причине.

Елена Рыковцева: Я уже боюсь думать, что будет после вступления в силу этого закона. Давайте послушаем, что сказал Владимир Николаевич Войнович уже собственно по поводу самого этого закона.

Владимир Войнович: Совершенно пустой, бездарный гимн. Текст совершенно ничего не выражает, поэтому его никто не может запомнить. Текст такой примитивный, казалось бы, легко запоминаем, но именно вследствие его пустоты его никто не может запомнить, душу ничью не греет, поэтому его поют только отдельные депутаты Государственной Думы. Я думаю, там у них бешеный принтер все время издает какие-то запретительные законы, и эти запреты часто выглядят глупыми, даже идиотскими. Потому что нельзя заставить уважать то, что неуважемо людьми. Люди очень хорошо помнят, как под звуки этого гимна, очень старые люди помнят, как их будили в бараках тюремных, как под звуки этого гимна творились черные дела, этих старых людей уже немного. Но многие молодые, которые изучают историю, они знают. Есть очень много людей, миллионы в нашей стране, которые не могут уважать этот гимн и не могут над ним не смеяться, не издеваться. Не говоря о том, что есть люди забывчивые, которые не могут запомнить, которые будут искажать потому, что они не помнят правильные слова, будут говорить как неправильно или вообще будут забывать, надо их тоже тогда сажать, которые забывают. Потом надо сажать в тюрьму тех, которые, когда гимн исполняется, не встают, потом надо сажать тех, кто не поют. Особенно я бы уже наказывал, если так, тех, которые открывают рот и делают вид, что поют.

Елена Рыковцева: Я еще предлагаю кандидата на посадку – это мой коллега Владимир Кара-Мурза, который в 2007 году, давайте посмотрим, что позволил себе на какой-то премии, типа "Серебряной калоши".

(Видео смотрите в видеоверсии программы)

Елена Рыковцева: Послушаем Сергея из Туголесского Бора.

Слушатель: Добрый вечер. Еще при советской власти, будучи впечатанный матрешечной балалайкой нашей, я тоже переделал одно слово в гимне. Держа кукиш в кармане, пел: "Союз нерушимых республик советских сплотила навеки великая грусть". Абсурд вообще веселая вещь. У меня в связи с этим вопрос: абсурд – это признак чего?

Елена Рыковцева: Вообще слово "признак" ассоциируется только с одним словом, с другим не ассоциируется.

Юрий Сычев: Абсурд – это признак России.

Елена Рыковцева: Теперь у меня для вас сюрприз и для слушателей по поводу абсурда, России и так далее. Сегодня правительство Зауралья утвердило гимн Курганской области. Три версии курганского гимна висели на сайте Министерства культуры Курганской области для голосования в течение двух лет. Наверное, кто-то голосовал, может быть, даже кто-то не голосовал. Сегодня из трех вариантов был наконец-то за два года выбран один-единственный, который станет гимном Курганской области. Вы сейчас послушаете три музыкальных фрагмента трех гимнов, которые висели на сайте, и я прошу вас угадать, какой из них победил.

Вариант 1
Где Урал встречается с Сибирью,
Средь лесов и пахотных полос,
Над степною безграничной ширью
Зауралье наше родилось.

Знатна область добрыми делами,
Хлебом спелым золотых полей.
Край поэтов, песен и преданий...
И на свете нет земли милей!

Вариант 2
От южных окраин седого Урала
Раскинулась ты до сибирской земли,
Частицею стала Великой Державы,
рождённая в годы священной войны.

Область Курганская – родина малая
Ты всех защитила, кто шел от беды,
Ковала оружие, солдат ты лечила
И хлебом кормила народы страны.

Вариант 3

Расти, мужай,
Живи отчий край,
Родная земля – Зауралье!
Шумят хлеба -
Твои дар и судьба.
Теплом любви
Народ сплоти
Земля озёр и нив.

В тебе одной – мира и счастья свет!
Тебя зовём Родиной всех побед!
Тебе храним верность всегда!
Да пребудешь ты во славе.

Елена Рыковцева: Пожалуйста, голосование в студии, кто за какой фрагмент?

Юрий Сычев: Я думаю, что второй вариант.

Юрий Богомолов: Я думаю, третий вариант.

Елена Рыковцева: А на самом деле победил первый вариант! Мы сейчас послушаем пафосное окончание гимна, который стал официальным победителем Курганской области.

Нам любые свершения по силам:
Мощь мостов и сочное жнивьё.
Будет жить Зауралье в России
Будто сердце твоё и моё.

Юрий Богомолов: Если бы я был товарищем Сталиным и передо мной положили этот текст, то я бы взял слова последнего гимна, а музыку из первого. Поэтому, в принципе, я бы попросил скомбинировать два текста, и это было бы то, что надо.

Елена Рыковцева: Слушайте, XXI век на дворе, 2016 год!

Юрий Сычев: Не факт, есть разные летоисчисления.

Елена Рыковцева: Дальше не продолжаю, я бы хотела, чтобы вы разобрали эти три текста с точки зрения текущего времени.

Юрий Богомолов: В этом вся проблема, в том, что мы живем в глобальном мире, но этот глобализм касается прежде всего пространства, а что касается времен, то тут есть XV век, где-то XIX век. Особенно в связи с Россией, которая раскинулась на очень большую территорию, а вместе с тем люди живут по каким-то другим часам.

Юрий Сычев: На самом деле действительно территория, потому что если отъехать от Москвы километров на 300-400. Я сегодня нашел еще несколько вариантов. У Курганской области меня не удивляет гимн. Но зачем гимн Свердловской областной психиатрической больнице? Гимн переписи населения. Естественно, Федеральная служба охраны.

Елена Рыковцева: "Куда идет конвой, большой секрет, большой секрет".

Юрий Богомолов: А банковские служащие?

Юрий Сычев: Наверняка есть, просто лень уже было.

Елена Рыковцева: Юрий, я перед эфиром написала письмо вашему коллеге, тоже чемпиону 1987 года, его зовут Всеволод Люмкис, он такой архивариус КВН. Я его спросила: "Всеволод, могли бы вы вспомнить какие-то эпизоды, касающиеся переделок гимна?" И вот он мне ответил: "На играх переделок не было именно потому, что это был действующий гимн действующего СССР. А с исчезновением СССР стало как-то неактуально. Между собой, конечно, изгалялись. Навскидку, помню "...и Ленин великий нам путь озарил, на правое дело он ПОДНЯЛ народы, на труд и на подвиги он ПОЛОЖИЛ". А из собственно игр, помню, кажется это были свердловчане, УПИ, изобразили рабочего и колхозницу со скрещенными серпом и кульком с яйцами. Шел 91-й год, над коммунистической символикой смеялись уже вовсю, но тут жюри поставило двойки именно из-за того, что это – официальный герб страны. Что-то еще могло проскакивать не на уровне песенных переделок, а на уровне фраз. Кажется, у того же УПИ еще в конце 80-х "...созданный волей-неволей". Когда Путин вернул старый гимн, тема, наверняка, снова стала актуальной и на уровне шуток наверняка прошлись, но это уже не та КВН-эпоха, которую я подробно помню". Вот какое заключение сделал аналитическое Всеволод.

Юрий Сычев: Но сегодня практически нет. Как-то говорили, что переделка гимна не относится к области юмора в чистом виде, а относится к области сатиры. Сатиры на сегодняшний день нет, потому что она под строгим запертом, вряд ли она когда-нибудь появится. Я совершенно согласен с Юрием, следующий запрет будет на закрытие пародий.

Юрий Богомолов: Очень характерный был момент с новым шоу Галкина, когда он вышел для того, чтобы напомнить о себе, что он пародист, что он сначала пародировал Горбачева, потом Ельцина, а то, как он пародировал Путина, он не напомнил.

Елена Рыковцева: А ведь он на этом выехал в свое время в интеллигентской тусовке, именно благодаря этим пародиям. Я прекрасно помню мальчика Галкина у Егора Яковлева в "Гостиной "Общей газеты", который пародировал, и все умирали, Путина.

Юрий Богомолов: Этот знаменитый номер, когда он изображал Путина, подошедшего к холодильнику, открыв его, увидел студень: "Что ж ты трясешься?" – сказал он голосом Путина.

Елена Рыковцева: В принципе, конечно, можно пародировать Путина, его очень любя, по-доброму пародируют на КВН, ему это страшно нравится, он сидит в зале, смотрит, как его пародируют. Выходят два Путина, три Путина, оно обожает на это смотреть и хохотать, но это нужно делать очень беззлобно. А вот с этим студнем из холодильника уже нельзя. Галкин же понимает, как он пародировал Путина, поэтому он в этой передаче показать не может.

Юрий Богомолов: Он точно его манеру речи, которую Путин контролирует и редактирует по ходу того, как он выталкивает из себя те или иные фразы, Галкин это схватил очень верно.

Елена Рыковцева: Выходит новое шоу пародиста, юмориста, ничего актуального, ничего политического.

Юрий Сычев: Может быть, сначала отработать багаж. Может быть, следующий будет по-новому материал. На сегодняшний день фактически такую передачу сделать невозможно.

Елена Рыковцева: Какую?

Юрий Сычев: Пародийную практически невозможно, потому что тут же захочется делать социальную, а социальную нельзя.

Юрий Богомолов: На НТВ пытаются что-то такое. "Салтыков-шоу", "Звонок" с пранкерами.

Елена Рыковцева: Сколько вы смотрели этих шоу, давайте тогда серьезно? Я видела оба сразу в первый же день выхода. Чему они посвящались? "Прямой линии" Владимира Путина. Как подавались эти шоу? Владимир Путин провел "прямую линию" с народом, и мы увидели, как много чиновников не справляются со своими обязанностями, мы посвящаем это шоу вот этим чиновникам. И давай разоблачать чиновников, которые мешают Владимиру Путину строить прекрасную страну.

Юрий Сычев: Далеко не каждый человек знает, какой чиновник мешает Владимиру Путину, а какой нет, поэтому об этом никто шутить не будет.

Елена Рыковцева: Я вам рассказываю, как они шутили, а вы говорите – не будут. Вот вам сказали – над этим губернатором можно шутить, вы будете над ним шутить. Вам написали, над кем можно шутить, пошутите как миленький.

Юрий Сычев: Я вам могу рассказать пародийную историю, из-за которой пострадал мой приятель. Это было, когда заканчивался Советский Союз, он в песне поменял всего лишь одно слово. Песня Пахмутовой "Светит незнакомая звезда", он поменял "Светит шестигранная звезда, снова мы оторваны от дома", и вся песня приобретает совершенно другой смысл. Его из театра чуть не выгнали за то, что он спел на внутреннем корпоративе, притом что Советский Союз уже заканчивался. Поэтому это основание, чтобы пародии запрещать, надо к Тюльпанову как-то обратиться.

Елена Рыковцева: Шутки шутками, но если возвращаться к нашему предмету – гимну Российской Федерации, вы можете себе представить историю, что человек с говорящей фамилией Ежов выкладывает свой ролик через полгода, когда Госдума примет этот закон в трех чтениях, и его реально сажают на год?

Юрий Сычев: Почему нет? Наша страна ведь удивительная.

Юрий Богомолов: Мы удивимся, если не посадят.

Елена Рыковцева: Я ждала, что вы скажете, что вы в пикеты пойдете за Ежова.

Юрий Богомолов: Это очень интимный вопрос.

Юрий Сычев: В одиночные или вдвоем, втроем пойдем в пикеты? Я, в принципе, смотрю на наше поколение, я не знаю, кто может пойти в пикет за что-либо.

Елена Рыковцева: Я действительно всерьез об этом спрашиваю, потому что это настоящий абсурд, конченый абсурд. Человека берут и сажают за то, что он сделал переделку. Я понимаю, что это риторический вопрос и дурацкий, но это тоже все проглотится, съестся?

Юрий Богомолов: Помните мыслепреступление? А есть еще и душепреступление, когда у человека есть душа. Когда это находит свое отражение, выражение, вот эта попытка закупорки опять же приведет только к комедиям, пародиям и так далее. Я думаю, что Советский Союз обрушило не только то, что экономика была неконкурентоспособной, а то, что очень много мы смеялись над Советским Союзом. Жванецкий для крушения советской системы сделал не меньше, чем Сахаров.

Елена Рыковцева: И поэтому они не дают смеяться над этой системой, все вычищено, касающееся смеха над системой.

Юрий Богомолов: Они в данном случае думают, что не колючей проволокой можно, а всякими положениями, постановлениями, дополнениями.

Елена Рыковцева: Во-первых. А во-вторых, просто Эрнстом, Добродеевым, посадкой своих людей на свои посты и цензурой. С одной стороны закон, а с другой цензура. Юрий знает, он работает на телевидении, он прекрасно знает, что можно, а что нельзя. Ничего нельзя на федеральных каналах.

Юрий Сычев: Смех очень сильное оружие на самом деле.

Елена Рыковцева: Поэтому оно запрещенное оружие.

Юрий Богомолов: Я вспоминаю кинематографические вроде бы безобидные – Гайдай, Рязанов. У Гайдая в "Бриллиантовой руке" Мордюкова говорит в оригинале: "Ходит в синагогу". Это, естественно, забодали, тогда "ходит к любовнице".

Елена Рыковцева: Мы на этом завершаем программу, что времена возвращаются, к сожалению, не в лучшую сторону.

XS
SM
MD
LG