Linkuri accesibilitate

Решение об аресте высокопоставленных россиян обсуждают Андрес Ландабасо, Виктор Резунков и Владимир Гладышев

Елена Рыковцева: Испанский судья выписал ордер на арест и объявил в международный розыск целую группу россиян, среди которых есть высокопоставленные депутаты и чиновники. Мы будем сегодня говорить о том, кто эти люди и почему испанская пресса называет некоторых из них ближайшим окружением Владимира Путина. Я представляю гостей нашей программы: с нами на связи мой коллега из Санкт-Петербурга Виктор Резунков, с нами в студии Андрес Ландабасо, испанский профессор, работающий в России. С нами на связи из Лондона адвокат Владимир Гладышев. Виктор, вы занимались историей всей этой операции, вы сегодня видели список из 15 фамилий, вы могли бы нам сказать, какие фамилии для вас совершенно не сюрприз, они давно звучат в связи с окружением Путина, в связи с делом испанской мафии и так далее?

Виктор Резунков: Конечно, это прежде всего Геннадий Петров — это одиозная фигура, он сейчас живет в Питере. Сегодня буквально «Фонтанка.ру», наше издание питерское, поместило с ним интервью. Отмечено, что все они достаточно респектабельны, прекрасно чувствуют, никто бы, глядя на них, не сказал, что это представители мафиозных структур и так далее. Единственное, что они жалуются, что они никуда не ездят теперь, боятся. Некоторые даже заявили, что во Вьетнам боятся ездить, потому что их там могут арестовать и отправить в Соединенные Штаты Америки почему-то. Разумеется, известный предприниматель Илья Трабер — это антикварный предприниматель, но он занимался не только антикваром, он с начала 90-х годов практически вместе с Кумариным и вместе, как это ни парадоксально звучит, с нынешним начальником федеральной службы по борьбе с наркотиками Виктором Ивановым и еще с группой приближенных людей к Владимиру Путину практически захватили петербургский порт. Это очень важно, потому что с этого момента огромные потоки денег стали идти к этой группе людей. Там фигурирует очень много убийств, в частности, Михаил Маневич был убит именно из-за этого порта. Неудивительно, что в списке есть фамилия Ильи Трабера. Виктор Гавриленков — это такой мафиози небольшого масштаба, так же, как некоторые люди, которые здесь фигурируют, Павел Кудряшов и Олег Носков. Любопытно присутствие в этом списке заместителя Виктора Иванова, главы федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков, известного Николая Аулова, генерал-лейтенант — это вообще легендарная личность. В частности, с его именем связан арест известного врага Владимира Путина и Анатолия Собчака Юрия Шутова. Практически все это дело было как раз осуществлено Николаем Ауловым. Концентрироваться только на списке этих 15-ти бессмысленно, потому что количество людей, занятых во всей этой операции, в частности, по тому же порту петербургскому, огромное. В 90-е годах было создано специальное агентство, которое называлось Закрытое акционерное общество Объединение банков, инвестирующих в порт, ОБИП. Этот ОБИП как раз возглавлял Трабер, объединение стало в конечном итоге управляющей компанией морского порта.

Елена Рыковцева: Самое интересное, что вы начали с конца списка. Я большей информацией владею о персонах, которые возглавляют список — это видные чиновники, российские депутаты, в том числе действующие. Очень хорошо, что вы нас просветили о тех людях, о которых мы вообще ничего не знаем. Какая связь питерского порта с испанским делом все-таки?

Виктор Резунков: Здесь очень много параллелей. Во-первых, еще предстоит проводить большие расследования. Это связано и с фирмой СПАК, которая занималась непосредственно перевозкой кокаина. Я разговаривал недавно с журналистом Дмитрием Запольским, который был вхож в эти круги, знал и Кумарина, и так далее, он говорил, что тогда было огромное количество кокаина, он шел через Петербург. Все эти истории тут же закрывались, как только начиналось исследование на эту тему. Можно привести заявление известного сотрудника КГБ Юрия Швеца, бывший подполковник, он в сентябре 2006 года сказал, что Виктор Иванов тесно сотрудничал с Владимиром Кумариным, помог Кумарину взять петербургский порт для контрабанды наркотиков из Колумбии в Европу. Все это так или иначе фигурирует, по крайней мере, отмывание денег фигурирует в докладе испанского правосудия.

Елена Рыковцева: Людям, которые совсем не в теме, они слышат только шумный всплеск: испанская прокуратура наложила арест, объявила в розыск. Им кажется, что это сегодня происходит, сейчас. На самом деле это очень старая история, это все звенья старой цепи. Начиналась эта история в 2008 году. Уже все забыли, что эти персонажи, тот же депутат Государственной Думы по фамилии Владислав Резник уже был преследуем, его вилла была арестована испанская. И все это начиналось с дела Геннадия Петрова, тогда же были установлены его связи, тогда же он был арестован в 2008 году. Потом проходит какое-то время, всего полтора года, Геннадия Петрова отпускают под подписку, он благополучно улетает в Россию, концы обрубаются почему-то, хотя это был главный человек, на котором все это держалось. Остаются его связи, остаются преследуемые, но никого из этих людей на территории Испании сейчас нет. То есть главный вопрос: почему отпустили главное действующее лицо всей этой истории Геннадия Петрова испанские власти?

Андрес Ландабасо: Я начну с того, что сейчас в Испании наступил большой и очень серьезный политический и социально-экономический кризис. Это ситуация, которая длится последний год с небольшим, пока конца-края этому нет. По всей видимости, в той или иной форме эта ситуация завершится в июне через какое-то событие, связанное с выборами. То есть будет назначено правительство, потому что его сейчас нет — это уже ненормально для Испании, почти полгода нет правительства в крупной европейской стране. Это пятая европейская промышленная держава. Тезис, который мне в первую очередь приходит на ум, что как только в Испании наступают какие-то тяжелые времена, кризис или то или иное событие, которое потрясает гражданское общество, сразу вылезают какие-то взрывные информационные вбросы. Эти топики известны — это Гибралтар, это испано-британские отношения, полеты каких-то самолетов над испанской юрисдикцией, в числе этих топиков так называемая российская мафия, которая, если разобраться, вовсе и не российская. Зачастую это либо граждане Румынии, Украины и так далее. На этот раз действительно среди фигурантов есть и россияне.

Елена Рыковцева: Тот список, который сейчас выдвинут, он строго российский.

Андрес Ландабасо: Конечно, то, что это сейчас всплыло в информационном поле в Испании — это неслучайно. Это, конечно, отвлечение внимание избирателей в Испании от насущных, острых и в общем-то тяжелых для принятия решений проблем.

Елена Рыковцева: Какое им дело, испанским избирателям, до всей этой русской мафии? Неужели их можно отвлечь от своих проблем этим списком, о котором даже мы не все знаем, кто они такие?

Андрес Ландабасо: Поскольку это происходит не первый раз, в тяжелое для Испании время кризисное всплывает тема так называемой русской мафии, то непредвзятому наблюдателю, а я знаю и слежу за российско-испанскими отношениями более 40 лет, мне сразу приходит на ум вот эта идея, что ничего просто так не бывает. И поскольку сейчас определенное затишье в российско-испанских отношениях, достаточно сложная ситуация в российско-европейских отношениях, это прежде всего связано с санкционным противостоянием, с диалогом очень трудным в связи с углеводородами, нет достаточно простого понимания нынешней ситуации. Кстати, хочу обратить ваше внимание, что Испания очень зависимая от углеводородов, 14% в Испании идет из России, а Испания на 90% зависит от экспорта углеводородов, это энергетически зависимая экономика, в отличие от других. Поэтому не обращать внимание на это обстоятельство невозможно.

Елена Рыковцева: Зачем же им ссориться тогда с Россией, если они получают 14%? Я логики не вижу в вашем выступлении.

Андрес Ландабасо: Логика простая: если наступают какие-то сложности в отношениях, для подогрева всплывает эта тема.

Елена Рыковцева: Есть другая версия: есть судьи, есть прокуроры, есть следствие, которые последовательно 8 лет подряд тащат это дело, пытаются его расследовать поэтапно, и вот пришел какой-то очередной этап. Это вы совсем исключаете, что они занимаются этим, потому что они хотят эту русскую мафию посадить?

Андрес Ландабасо: Эту версию, наверное, исключать не стоит. Тема русской мафии существует ровно столько, сколько существует испанская демократия. С 1975 года время от времени, каждые два года, каждые пять лет, иногда 8 лет всплывает тема русской мафии. Она там может быть, я уверен, что она там есть, но часто это даже не русская мафия. Я думаю, что скорее всего нынешние события так или иначе я бы связал с стагнацией в российско-испанских торгово-экономических связей.

Елена Рыковцева: И это даст им оживление?!

Андрес Ландабасо: Я думаю, поскольку политический класс в Испании, он не такой многочисленный, как в России, 67 семей, которые определяют ситуацию экономическую и даже политическую в какой-то степени в Испании. Политический класс, который находится у руля испанской экономики, по всей видимости, недоволен текущим развитием, современным состоянием торгово-экономических отношений с Россией. Поэтому для подогрева, для активизации отношений.

Елена Рыковцева: Они выдвигают список российских чиновников, которых они арестуют, один из которых действующий депутат – и это оживит связи?

Андрес Ландабасо: Я имею в виду, почему всплыла тема российской мафии сейчас, она всплыла в связи с этим.

Елена Рыковцева: Вы не хотите обсуждать тему того, что идет следствие, что это реальная история.

Андрес Ландабасо: Я уверен, что как российские специальные подразделения, так и испанские всех этих людей давным-давно знают, знают, где они живут, что они, как они и почему. Я исключаю, чтобы эти люди не были известны и той стороне, и другой стороне. Почему сейчас это новость номер один, я и объясняю, потому что, видимо, что-то в российско-испанских отношениях испанскую сторону не устраивают. Я думаю, как вариант, это скорее всего затишье в торгово-экономических отношениях.

Елена Рыковцева: Вы уже пятый раз это повторили и никак не хотите ответить мне на вопрос, чего они этим добиваются. Они говорят, что арестовывают 15 человек, этим они добиваются оживления торговой стагнации?

Андрес Ландабасо: Я ответил бы так: они добиваются того, чтобы активизировать российскую сторону для повышения уровня торгово-экономических отношений.

Елена Рыковцева: Мы арестуем 15 человек, поэтому вы оживите торговлю. Вы серьезно это?

Андрес Ландабасо: Я думаю, что это неслучайно. Я этот список не видел, я не знаю, что это за люди. Я не думаю, что сейчас на нынешнем этапе близкие к российскому руководству люди были на счету полиции в Испании. То, что мафия отслеживается испанскими полицейскими частями — это известный факт. Это досье публиковалось неоднократно в прессе.

Елена Рыковцева: Я этот список вам сейчас зачитаю. Почему главный фигурант этого досье по имени Геннадий Петров был отпущен испанским правосудием? С тех пор это дело расследовалось, но без него, на которого нанизаны все остальные 15 фамилий.

Андрес Ландабасо: Если мне память не изменяет, летом 2008 года, достаточно серьезная была ситуация в Испании внутриполитическая и внутриэкономическая, вдруг всплывает и в течение двух недель держится тема русской мафии, арест Петрова. Его показывали по телевизору, вели в наручниках, в капюшоне, сажали в машину. Каждый божий день в течение двух недель об этом шла речь. Потом вдруг как будто какая-то ниточка обрывается, полное затишье. Вскоре после этого был визит министра иностранных дел Испании и так далее. Я этим примером хочу еще раз утвердиться в том, что тема российской мафии в той или иной подаче.

Елена Рыковцева: То есть вы считаете, что его отпустили, потому что какие-то договоренности, что-то вроде торговли произошло с испанским правосудием со стороны российских властей, они отпускают этого человека, потому что с ними договорились?

Андрес Ландабасо: Я не знаю этого человека. Я не знаю обстоятельств его ареста.

Елена Рыковцева: То есть вы вообще ничего про него не знаете?

Андрес Ландабасо: Знают все, потому что читают и видят. Сказать о том, почему его арестовали, а потом отпустили, я не могу. Я думаю, на этот вопрос ответить могут в Испании только два человека — это Генеральный прокурор и человек, непосредственно ведущий его дело.

Елена Рыковцева: Я прочитаю еще раз список фамилий, я читаю его по государственному агентству РИА Новости. Они получили в свое распоряжение постановление судьи испанского. перевели. «Судья Национального суда Испании Хосе де ла Мата выдал ордер на аресты и объявил в международный розыск пятнадцать человек, подозреваемых в связях с преступной группировкой во главе с Геннадием Петровым. В постановлении, которое оказалось в распоряжении РИА Новости, говорится, что судья вновь подтвердил выданные еще в июле 2012 года ордеры на аресты главы группировки Геннадия Петрова, его супруги Елены Петровой, а также члена Малышевской группировки Леонида Христофорова. Кроме того, в розыск объявлены еще 12 человек: Игорь Соболевский, который был заместителем главы Следственного комитета, депутат Госдумы Владислав Резник, его супруга Диана Гиндин, замдиректора Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков Николай Аулов, Антон Петров (сын Геннадия Петрова), предприниматели Илья Трабер, Аркадий Буравой, Виктор Гавриленков, Сергей Кузьмин, Павел Кудряшов, Олег Носков, а также Ирина Усова». Все эти люди из Санкт-Петербурга, часть этих людей из окружения Владимира Путина. Владимир, я бы хотела узнать ваше мнение об этом списке.

Владимир Гладышев: Это очень интересное развитие событий. У меня две версии, которые не взаимоисключают друг друга, они достаточно простые. Во-первых, вчера в Испании произошло большое событие: король подписал королевский декрет о проведении повторных выборов. Не удалось сформировать правительство. Наиболее болезненный вопрос для испанского правительства, который будет очень сильно играть на выборах, потому что экономически нынешнее правительство Испании очень грамотное. У них слабое место — это коррупция. Говорят, что правительство не борется с коррупцией, причем в рядах собственной партии. Чтобы правительству бороться с коррупцией, надо либо бороться с самими собой, либо бороться с оппонентами социалистами, которые тоже коррумпированы не меньше, а может быть и больше. Если они будут бороться с самими собой, значит подрезают свой сук, на котором сидят. Если борются с оппонентами, будут говорить, что вы в рамках избирательной кампании пытаетесь надавить полицейскими методами. Надо бороться с коррупцией активно, очень громко, но так, чтобы не причинить к тому же вреда. Стартовала новая избирательная кампания, которая будет очень короткой, уже сказали, что денег на это тратить много не будут, потому что и так страна находится не в очень хорошем положении, а тут еще новые выборы. Вот это идеальный вопрос, который не то, что очки добавляет Народной партии, он снимает уязвимость Народной партии, когда говорят, что они не борются с коррупцией: ну как же, поссорились с Россией, хотя у нас с Россией всегда хорошие отношения, настолько мы бескомпромиссны. Это первая версия. Вторая версия — это координация в принципе усилий Испании с союзниками по НАТО, которые таким образом хотят надавить на Путина, потому что тема коррупции гораздо более болезненная, чем в Испании.

Елена Рыковцева: Что значит надавить на Путина? Это история старая, с 2008 года.

Владимир Гладышев: Постоянно ищут с одной и с другой стороны — это как «холодная война». Плюс тема коррупции в России реальная, даже те, кто поддерживает Кремль, коррупцию признают. Это привлекает.

Елена Рыковцева: Кого привлекает?

Владимир Гладышев: Меня привлекает, вас привлекает.

Елена Рыковцева: Мы сейчас говорим о том, что эта история разворачивается в Испании, в России она не разворачивается. На государственных каналах российских вы это не услышите, эта тема рассчитана на испанскую публику. Вы считаете, что в этих выборах местных она может сыграть какую-то роль?

Полный текст скоро, звук и видео уже здесь

Опрос московских прохожих

Opinia dvs.

Arată comentarii

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG