Linkuri accesibilitate

2-5 апреля на карабахском фронте произошло очередное, на этот раз беспрецедентно масштабное обострение, которое можно смело назвать войной. За последние два года на фронте уже были крайне опасные ситуации, но такого, как сейчас, не было с 1994 года, это признают и противники, и третьи силы, и экспертное сообщество. По уровню и качеству примененного Азербайджаном вооружения (РСЗО «Смерч» - впервые, «Град», огнеметные системы «Солнцепек», танки Т-90, артиллерийские системы, беспилотники, вертолеты) это, вне всякого сомнения, самое опасное обострение с момента подписания Соглашения о прекращении огня в мае 1994 года. Но почему это произошло именно сейчас? Ответ на вопрос и является точкой бифуркации многочисленных версий и догадок, которые можно условно разделить на две группы «Азербайджано-турецкий тандем» и «Все остальные».

Версия 1 – Азербайджан / Турция

Самая простая и очевидная, но далеко не такая однозначная версия. С одной стороны, интерес Баку постоянен – как можно чаще (лучше несколько раз в день) устраивать вылазки на линии фронта. В идеале – отвоевать у армян Карабаха пару-тройку «оккупированных районов». Про самый большой идеал – полная ликвидация Нагорно-Карабахской Республики – мы не говорим, ибо этот сценарий может быть реализован только при условии полного военного разгрома Карабаха и Армении параллельно с физическим уничтожением всего населения непризнанной республики.

С другой стороны, за последний год втрое подешевевшая нефть заметно расстроила азербайджанское руководство из-за падения доходов, девальвации маната и, как следствие, снижения уровня жизни. Как известно, лучший способ отвлечь население от хлеба насущного – сплочение перед лицом внешней угрозы. И поскольку Азербайджану давно не нужно ничего придумывать – армяне всегда «с радостью» выступают в роли дежурного вселенского зла, в Баку было принято «оригинальное» решение устроить очередную атаку на Карабах. Есть особый интерес и у Турции: усилить напряженность вокруг Армении, чтобы поторговаться с Москвой и попробовать урегулировать проблему со сбитым в ноябре истребителем.

Но опять же – что послужило причиной демонстративного выпада именно сейчас? Наблюдатели сходятся в том, что спусковым крючком стал саммит по ядерной безопасности в Вашингтоне. Туда отправились многие лидеры, включая президентов Армении, Азербайджана и Турции. С первыми двумя встретился вице-президент США Джо Байден, а с Эрдоганом – Барак Обама. Баку и Анкара были названы «ключевыми странами» в деле обеспечения Европы энергоносителями. Именно этот пункт воспринимается многими как косвенное одобрение Вашингтоном «спецоперации» в Карабахе.

Возможно, это так интерпретировали Эрдоган и Алиев, но я скептически воспринимаю версию даже о каком-то намеке со стороны Обамы. Если это и было согласованное решение, то исключительно турок и азербайджанцев. Судя по заявлениям и утечкам, мартовский визит Джона Керри в Москву завершился негласным решением «заморозить» ситуацию в Украине и Сирии. Обаму можно понять – он хочет уйти красиво и спокойно, но зачем ему «на посошок» санкционировать опаснейший инцидент в Карабахе, который может за считанные дни втянуть весь регион, образовав огромную язву до самой Сирии? И этому точно не обрадуется Иран, который может воспринять американское дозволение как провокацию и попытку подрыва попыток Исламской Республики к полноценному возвращению на мировую арену.

Версия 2 – США/Запад

Она продвигается в основном российскими и пророссийскими кругами. Основной мотив – «американцы хотят поджечь Южный Кавказ и создать еще один очаг напряженности против России». В общем, ожидаемо и логично, если бы не то обстоятельство, что в Сирии со скрипом идет взаимодействие РФ и США, а по Украине есть как минимум понимание необходимости выполнения Минских соглашений (см. выше). Зачем еще что-то поджигать? К тому же в Карабахе и поджигать-то не надо, там полыхает всегда – только не всегда сопредседатели Минской группы ОБСЕ «замечают», кто в действительности подносит спичку.

Еще один существенный контрдовод – не кто иной, как американцы продвигают идею введения мониторинга на линии соприкосновения азербайджанских и карабахских войск с целью выявления «авторства» вооруженных провокаций. Излишне говорить, что этому противится Баку – но зачем американцам ломать свою же инициативу? Предположение о том, что США хотят ворваться на Южный Кавказ как минимум в качестве миротворца, опровергается двумя аргументами. Во-первых, такая возможность не озвучивается даже в кулуарах американского истеблишмента – вездесущая пресса бы узнала об этом, как узнала о новых базах в Сирии. Во-вторых, Вашингтону не нужно создавать еще один военный объект в регионе, да еще у «изголовья» Ирана (зачем раздражать потенциального партнера?) и в условиях, когда базы вот-вот появятся в четырех сотнях километров от Карабаха. И, между прочим, на волне эскалации в Карабахе с американской стороны стали раздаваться призывы учитывать принцип самоопределения народов – важный, но пока не совсем явный сигнал.

Версия 3 – Россия

Продвигается в основном антироссийскими кругами на постсоветском пространстве и определенными «сдержанными» кругами в Армении. Начну я, однако, с напоминания о том, что именно Москва за последние годы поставила Баку целые горы новейших наступательных вооружений (см. список в начале текста – всё, кроме беспилотников) на несколько миллиардов долларов. Летом 2013 года новость о начале поставок вызвала в Армении просто бурю. Тогда поклонников Путина на моей Родине стало заметно меньше. Дело в том, что российские политики ничтоже сумняшеся призывали армян не беспокоиться, т.к. «Россия контролирует использование этих вооружений, и они гарантированно не выстрелят в сторону Армении». К тому же это «просто бизнес», добавляли в Москве.

Мне не терпится спросить: как насчет «Солнцепека» и «Смерча», которые были использованы 4-5 апреля в Карабахе? Официально Карабах не Армения, но надо быть глупцом или провокатором, чтобы не понять истинные мотивы для беспокойства армянской стороны. И, кстати, Путин впервые за долгое время самолично сделал два заявления за сутки (!) с призывом к обеим сторонам (!) проявлять сдержанность. Я более чем уверен, что поклонников у российского лидера в Армении стало еще меньше, ибо он не мог не знать, кто и с помощью какого оружия начал самую масштабную с 1994 года военную акцию в Карабахе! Правда, в последние часы прошла информация, что Россия может отказаться от дальнейшей продажи оружия Баку (неужто заметили?), но я сдержанно отношусь к таким кульбитам.

А теперь к собственно версии. В экспертных кругах с прошлого лета укоренилось мнение о стремлении России воспрепятствовать применению вышеописанного механизма мониторинга на линии фронта. Почему? Потому что датчики на границе, я уверен, укажут на азербайджанскую сторону, которая может оказаться в положении нарушителя перемирия. В свою очередь, это усилит позиции Армении и сделает ее политику потенциально менее зависимой от России, но Москва никак не может этого допустить. Ирония судьбы в том, что сегодняшний порочно-паритетный подход России только подтверждает мнения скептиков о ее заинтересованности в сохранении рычагов давления на стороны конфликта.

С другой стороны, крупный конфликт или «почти война» резко повысит шансы на реализацию давнишней мечты России – ввести миротворческий контингент в Карабах. Предпосылки есть: то же политическое влияние и оружейные поставки обеим сторонам (несоразмерные, но всё же). Мои коллеги в Ереване предполагают, что сейчас, в дни острейшей эскалации, Москва рассчитывала получить от Армении «приглашение» в Карабах. Мол, блицкриг Алиева заставил бы Саргсяна дрогнуть, и он бы обратился к Путину с челобитной. Не вышло. И не выйдет.

Уникальный случай: у Азербайджана, Армении, а также Карабаха есть общая позиция – нежелание пускать миротворцев откуда бы то ни было. В частности, русских солдат в Карабахе не горит желанием видеть Иран. Кстати, коллеги говорят, что в 2011 году на встрече Алиева и Саргсяна в Казани стороны были в одном шаге от подписания соглашения о вводе миротворцев, но азербайджанскому президенту позвонили из Тегерана и пригрозили вводом войск (правда, не уточнили куда), если в Карабахе появятся российские миротворцы. Естественно, их там не хотят видеть турки и американцы. А стремление остается. Что интересно, Карабах – по сути, единственная точка на Южном Кавказе, где у России нет никакого институционального влияния: ни посольства, ни базы. Естественно, Москва хочет заполнить эту брешь, но карабахцы, хотя очень любят Россию, свой «привилегированный» статус белого пятна терять не собираются.

Далеко идущая цель России в этой комбинации очевидна: не просто взять под контроль бывшую закавказскую границу СССР, но отрезать Азербайджан от Грузии, перехватив нефтегазовые коммуникации, которые давно стали бельмом на глазу Кремля. Кстати, должен заметить, что гипотетическое уничтожение труб карабахскими войсками (4-5 апреля до этого оставался один шаг) стало бы подарком для России, но именно после того как в Степанакерте дали утечку на сей счет, из Баку моментально пришло согласие на прекращение огня. Мы-то, конечно, понимаем, что согласие было не только и не совсем из Баку. Но в итоге трубы остались целыми, Россия – недовольной, а Армения не дала повести себя по опасному полю чуждых игр…

Сейчас трудно сказать, какая версия более других имеет право на существование. Азербайджано-турецкий след понятен и не нов; американцам не нужен еще один очаг, который способен дать повод на российское вмешательство; а России война не помешает, но уж больно рискованно получается. Всё бы ничего, но управляемый хаос тем и опасен, что любит быть неуправляемым, а катастрофические (особенно для Азербайджана) последствия трехдневных столкновений могут вылиться в нечто устрашающее, и уже не будет иметь значения, кто там сценарист, а кто режиссер.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG