Linkuri accesibilitate

Карабах: (не)нужный конфликт


Артиллерия самопровозглашенной Нагорно-Карабахской республики ведет огонь по позициям азербайджанской армии вблизи города Мартакерт. 3 апреля

Артиллерия самопровозглашенной Нагорно-Карабахской республики ведет огонь по позициям азербайджанской армии вблизи города Мартакерт. 3 апреля

Азербайджан и Армения яростно обвиняют друг друга в нарушении перемирия в Нагорном Карабахе

Власти Азербайджана днем в воскресенье, 3 апреля, заявили, что в одностороннем порядке прекращают боевые действия в Нагорном Карабахе, однако армянская сторона утверждает обратное. Информация, поступающая из разных источников из зоны карабахского конфликта, резко обострившегося в ночь на субботу, по-прежнему крайне противоречива. Стороны обвиняют друг друга в нарушении перемирия и в продолжении обстрелов.

Президент Азербайджана Ильхам Алиев, выступая по государственному телевидению 3 апреля, заявил, что Армения не стремится урегулировать карабахский конфликт – несмотря на то что Баку, по его словам, не нарушал режима прекращения огня, а только "дал достойный ответ на провокацию армянской стороны". В ответ пресс-секретарь министерства обороны Армении Арцрун Ованнисян назвал слова Ильхама Алиева "информационной ловушкой", не означающей прекращения боевых действий. При этом заместитель министра иностранных дел Армении Шаварш Кочарян обвинил Турцию в поощрении действий Азербайджана против Нагорного Карабаха – на фоне распространенного сегодня же заявления турецкого президента Реджепа Эрдогана о том, что Анкара обещает "до конца поддерживать Баку".

Ситуация на линии соприкосновения карабахских и азербайджанских сил остается напряженной, утверждают в оборонном ведомстве самопровозглашенной Нагорно-Карабахской республики (НКР). Ранее там подчеркнули, что азербайджанская сторона в воскресенье рано утром продолжала боевые действия "на южном направлении". Днем 3 апреля в Баку сообщили о 12 азербайджанских военных, погибших в боях к этому времени. Ереван заявляет, что армянские вооруженные силы потеряли убитыми 18 военнослужащих.

Похороны азербайджанского военнослужащего, погибшего 2 апреля, в городе Тертер в части Нагорного Карабаха, контролируемой Азербайджаном

Похороны азербайджанского военнослужащего, погибшего 2 апреля, в городе Тертер в части Нагорного Карабаха, контролируемой Азербайджаном

К немедленному прекращению боевых действий стороны конфликта призывают Россия, США и ОБСЕ. Представители Минской группы ОБСЕ планируют 4-5 апреля провести встречи в Вене, чтобы обсудить развитие ситуации в Нагорном Карабахе.

О дальнейших вариантах развития событий в регионе рассуждает политолог и международный обозреватель Константин фон Эггерт:

– Ряд экспертов сейчас говорят, что Южный Кавказ стоит на пороге новой большой войны, а другие считают, что настоящую войну не готова начать ни одна из сторон, и далее ничего страшного и тем более катастрофического ожидать не нужно. Вы какого мнения больше придерживаетесь?

– Я скорее согласен со второй группой политологов, смотрящих на ситуацию спокойно. Я не думаю, что сейчас разразится большая война между Азербайджаном и Арменией, тем более что Азербайджан объявил об одностороннем прекращении огня. Нынешнее развитие событий в Нагорном Карабахе и вокруг него во многом вполне логично и, с моей точки зрения, вполне коррелируется с событиями последних 7-8 лет на постсоветском пространстве.

– Но сейчас и в Ереване, и в Баку звучит очень воинственная риторика. Люди, которые это все произносят, на мой взгляд, давно подготовились к такому развитию событий. Может ли быть, что события, о которых мы говорим, корнями уходят в некий больший политический накал, который нужен кому-либо вне Армении и Азербайджана? Может быть, какой-то третьей стороне, вне Баку, вне Еревана?

– Я не думаю, что это нужно кому-то помимо Баку и Еревана. По крайней мере, я не вижу тех, кто был бы сейчас напрямую заинтересован в обострении армяно-азербайджанского конфликта. Но нужно подчеркнуть, что события последних нескольких лет породили, конечно, изменения во взглядах, прежде всего – в Баку. Известно, что азербайджанское правительство на протяжении как минимум последних 10 лет вовсю укрепляло свои вооруженные силы и получило в этом деле поддержку от ряда стран, прежде всего от Турции. Азербайджанская армия сегодня намного лучше подготовлена, чем 10 лет назад. И разговоры о том, что в какой-то момент в Баку могут решиться на попытку силового решения карабахской проблемы, идут не один год. То, что случилось в Крыму – аннексия Крыма Россией, – на мой взгляд, очень укрепило представление в Баку о том, что если такое могло произойти между Россией и Украиной, то уж Азербайджану, который формально остается "сувереном" Нагорного Карабаха, ему, как говорится, "сам бог велел" попытаться получить эту территорию назад.

Армянские добровольцы в Нагорном Карабахе. 3 апреля

Армянские добровольцы в Нагорном Карабахе. 3 апреля

В военном плане это очень тяжело. В политическом плане – это тоже нелегко, потому что ни Россия, ни США, ни другие члены Минской группы, занимающиеся уже больше 20 лет под эгидой ОБСЕ урегулированием карабахского конфликта, в этом не заинтересованы. Однако, я полагаю, напомнить о существовании этой проблемы и напомнить о том, что существуют другие способы ее решения, – так решить в Баку вполне могли. Тем более что экономическая ситуация в Азербайджане именно сейчас – не лучшая. И, как известно, переключение внимания публики на какие-то внешние факторы в подобной ситуации – это всегда характерная тактика всех авторитарных и полуавторитарных режимов.

– Мне-то как раз казалось, что уровень бытового благосостояния в Азербайджане последние 10 лет рос. По крайне мере, можно было говорить о такой "сытой стабильности". Неужели Ильхам Алиев подумал, что можно этой стабильностью рискнуть?

– Президент Алиев прекрасно знает, где ему следует остановиться. Риск этот – в нынешних условиях падения цен на нефть, сокращения доходов бюджета – в общем-то, может быть оправдан и политически. Сытость, конечно, есть, но она намного меньше гарантирована в условиях экономического кризиса, замедления роста экономики Китая, спада потребностей, спада спроса на нефть – то есть на главный продукт экспорта Азербайджана. И поэтому политически это вполне может быть и неплохой вещью для Алиева с точки зрения домашнего общественного мнения. Кроме того, все, что случилось между Россией и Украиной, открыло, если хотите, возможность более откровенного разговора о том, о чем раньше говорить на постсоветском пространстве было неудобно или считалось не очень правильно. А именно – о разного рода замороженных и полузамороженных территориальных конфликтах. И, возможно, с точки зрения Баку такое напоминание нелишне – о том, что существует такая проблема, что хорошо бы ее решить, иначе Азербайджан может "пойти на другие меры". Думаю, что, конечно, военное решение карабахской проблемы даже для усилившейся азербайджанской армии будет сложным, но продемонстрировать такую возможность, наверное, в Баку решили – и решили, что для этого подходящее время.

Получивших ранения армянских солдат везут в Ереван. 2 апреля

Получивших ранения армянских солдат везут в Ереван. 2 апреля

– Мы с вами до сих пор говорили о политических амбициях, о политических, возможно, заблуждениях. А если говорить о страхах? Как все это, насколько тревожно, могут сейчас, с учетом всей самой давней и самой новейшей истории, с учетом российско-турецкого обострения, с учетом того, что Армения географически зажата между Турцией и Азербайджаном, воспринимать лидеры Армении?

– На месте властей Армении я бы тоже, конечно, забеспокоился. Как всегда, ситуация может выйти из-под контроля всех сторон, и грозит она возможностью регионального конфликта с подключением целого ряда внешних игроков. Но само по себе возобновление войны в этом регионе – это вещь, в которой не заинтересованы в Ереване, но в этом, повторю, также не заинтересованы и в США, и, по сути, не очень заинтересованы в Москве. Отвлекаться на этот конфликт и пытаться решить его (между тем, решение его уже 20 с лишним лет ускользает и это все знают) – это не та вещь, которой, как мне кажется, хотелось бы заниматься сегодня кому бы ты ни было и в Москве, и кому бы то ни было из уходящей администрации Обамы в Вашингтоне. Им всем хватает своих проблем – с Украиной, с Сирией, с экономическим кризисом. Поэтому, я думаю, через Минскую группу ОБСЕ и через прямые контакты между Москвой и Баку, Москвой и Ереваном и, соответственно, Вашингтоном, Баку и Ереваном какая-то попытка остановить происходящее будет предпринята очень скоро. Судя по тому, что Азербайджан объявил об одностороннем прекращении огня, такие переговоры могли уже пройти в блиц-режиме. С другой стороны, нельзя исключить, что Азербайджан задумывал с самого начала эту операцию как некую военную демонстрацию, напоминание – то есть и сегодня своих целей он уже достиг. В любом случае, я не думаю, что конфликт, по крайней мере, в ближайшие дни и недели получит какое-то очень серьезное развитие, – полагает политолог Константин фон Эггерт.

Противоположного мнения о причинах и подоплеке внезапно вспыхнувших боев в Нагорном Карабахе придерживается военно-политический аналитик, эксперт по проблемам международной безопасности Юрий Федоров:

– Похоже, военные действия в этот раз были начаты армянской стороной, за спиной которой может стоять Россия. Российский президент Владимир Путин, как мы помним, заявил после уничтожения российского бомбардировщика, что "Турция одними помидорами не отделается". После этого резко выросла активность в Турции боевиков Курдской рабочей партии, которая поддерживает тесные и давние связи с Москвой. Потом, в последние месяцы, на российскую авиабазу Эребуни в Армении были дополнительно переброшены ударные вертолеты Ми-24П, транспортные вертолеты Ми-8 и пять истребителей Миг-29. Это существенно усилило боевой потенциал 102-й российской военной базы в Армении. Ее личный состав насчитывает около пяти тысяч солдат и офицеров, на вооружении 74 танка, 17 БМП, 148 БТР, 84 артиллерийские системы – это серьезная сила. Вполне возможно, что первоначальный сценарий был таков – армянские войска при российской поддержке наносят серьезное поражение армии Азербайджана. В этом случае Анкара либо "потеряет лицо", когда ее ближайший союзник – Баку – потерпит поражение, либо будет вынуждена вмешаться в конфликт, сталкиваясь уже, возможно, с российскими войсками. В итоге Путин окажется в политическом выигрыше, заодно получив "законный" повод для удара по турецким войскам. А НАТО, одним из ведущих членов которого является Турция, окажется в политическом тупике, поскольку формально инициатором вооруженного конфликта с Москвой станет Анкара.

Российские МиГ-29 взлетают с авиабазы в Эребуни. Февраль 2016 года

Российские МиГ-29 взлетают с авиабазы в Эребуни. Февраль 2016 года

– А если Армения и Азербайджан втянутся в большую войну и при этом азербайджанские войска одержат победу над армянскими, даже вообще целиком захватят Карабах?

– Это ведь также дает Москве "законный" повод вмешаться в войну на стороне Армении, в том числе – угрожая вторжением в Азербайджан с севера, из Дагестана. А затем события станут развиваться по предыдущему сценарию.

– Но ведь самый вероятный вариант – это временное кровопролитие без явной победы одной из сторон, с сохранением нынешнего статуса Нагорного Карабаха?

– Да, сейчас этот сценарий наиболее близок к реальности – затяжные боевые действия в Карабахе без заметного преобладания какой-либо из сторон либо неустойчивое и постоянно нарушаемое прекращение огня. Скорее рано, чем поздно, это надоест западным странам, США и ЕС, и они начнут активно зондировать почву для любого мирного урегулирования. А это направление, в свою очередь, потребует от них тесных контактов с Кремлем, который опять-таки выступит в роли "миротворца" и сильного игрока в регионе! Иными словами, на мой взгляд, нынешнее обострение ситуации в Карабахе подтверждает, что Кремль заинтересован в разжигании вооруженных конфликтов в тех местах, где он способен оказать серьезное влияние на политиков и на ситуацию, – считает военно-политический аналитик Юрий Федоров.

XS
SM
MD
LG