Linkuri accesibilitate

Самый неспокойный регион мира и в уходящем году не потерял своего сомнительного чемпионства. К продолжающейся войне в Сирии и Ираке добавился Йемен, а хаос в Ливии стал угрожающим для соседних стран. Есть и ряд новинок. Во-первых, это венская сделка по ядерной программе Ирана, которая может радикально изменить картину региона (об этом отдельный материал). Во-вторых, это появление новых разделительных линий на антитеррористической почве: прозападная коалиция, просаудовская коалиция и формально одинокая Россия вместе с Сирией, Ираком и Ираном.

Начну я, однако, с другого. Еще в сентябре прошлого года западная пресса сообщила тревожную вещь: под видом беженцев (в начале осени, напомню, Европа едва не потонула в потоке мигрантов с Ближнего Востока) в страны ЕС проникли более 4 тыс. боевиков «Исламского государства». Как писала тогда британская газета Sunday Express со ссылкой на источник в группировке, «операция по переброске прошла успешно».

Уточняется, что боевики сливаются с беженцами в турецких портах Измир и Мерсин, откуда через Средиземное море прибывают в Италию, а потом добираются до Германии и Швеции. «Мы хотим установить халифат не только в Сирии, но и во всем мире», - заявил газете источник в «ИГ». Он предположил, что атаки будут нацелены на правительства западных стран, а не на рядовых граждан, пишет «Лента». А в ноябре произошел теракт в Париже…

Между тем, на Западе откровенно говорят, что Сирия и Ирак «уже не те». Директор разведывательного управления Минобороны США Винсент Стюарт сказал, что эти две страны могут распасться. «Думаю, в ближайшее десятилетие или два Ближний Восток изменится, что сделает его не таким, каким он был», - сказал, в свою очередь, директор ЦРУ Джон Бреннан. По его словам, сейчас жители Ирака и Сирии чаще идентифицируют себя как членов тех или иных религиозных или этнических групп, а не как граждан одной страны.

Так, шиитские власти Ирака на почве социальных протестов минувшим летом начали продвигать реформы против коррупции, приведшие в действительности к ликвидации системы разделения властных постов по этноконфессиональному принципу. «В частности, были ликвидированы посты трех вице-президентов и трех вице-премьеров, в основном распределяемые по этноконфессиональному признаку. Также было заявлено о прекращении распределения государственных должностей по религиозному и партийному принципу. Данные меры получили одобрение и духовного лидера шиитов Ирака аятоллы Али ас-Систани», - пишет «Голос Армении». Автор считает, что неформальные кураторы Ирака, американцы, внутренне готовы к распаду страны, что, однако, совсем не гарантирует бескровного процесса – здесь и «ИГ», и противоречия между шиитами и умеренными суннитами, и де-факто существующий Курдистан.

В декабре Саудовская Аравия создала свой, сугубо мусульманский альянс – формально для борьбы с «Исламским государством», но, как полагают наблюдатели, скорее для упреждения растущего Ирана. Совершенно очевидно, что коалиция из 34 государств – это театр кукол, где главный и единственный «таран» - сама Аравия, на вторых ролях Турция, Египет и Иордания, а остальные, включая Эмираты, Катар и Кувейт, играют роль подносчиков снарядов и создают иллюзию массовости и солидарности.

Как полагает постоянный собеседник «Газеты», ведущий эксперт вашингтонской экспертной группы Gulf State Analylics Теодор Карасик, «это сигнал воюющим сторонам не только в Йемене, но также в Ливии и Сирии; сигнал о том, что Саудовская Аравия будет участвовать в урегулировании кризиса». По его словам, для США и России шаг Саудовской Аравии может быть положительным и «выглядеть как региональный ответ на экстремистские угрозы», но есть немало «вопросов без ответа о целях и средствах этого объединения» - ведь в альянс не приглашены ни Оман, ни Иран.

«Если говорить гипотетически, то, конечно, объединение усилий в борьбе с экстремизмом – это позитивное явление, но, перед тем как давать оценку, нужно понимать детали, то есть каким образом будет вестись противодействие экстремизму», - заявил, в свою очередь, пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.

«Это коалиция чисто формальная. Из 34 включенных в нее государств реальную роль будут играть две-три страны, остальные присутствуют чисто номинально. При этом подлинной целью станет вовсе не борьба с ИГ, а противодействие Ирану и проиранским шиитским группировкам на Ближнем Востоке», - заявил «Коммерсанту» директор Института религии и политики Александр Игнатенко.

«Накануне нового этапа переговоров по сирийскому урегулированию Саудовская Аравия представила свой список террористических группировок, который едва ли не целиком совпадает со списком действующих в регионе шиитских организаций. Наиболее показательный пример – ливанская «Хезболла», которая вместе с Тегераном оказывает поддержку правительственным войскам в Сирии. В мире нет единого мнения о том, можно ли считать «Хезболлу» террористической организацией, однако для Эр-Рияда не вызывает сомнений, что «Хезболла» - террористы. Создание коалиции во главе с Эр-Риядом — это первый шаг на пути мобилизации суннитских государств для борьбы с Ираном и действующими в связке с ним группировками на Ближнем Востоке», - уверен эксперт. По его словам, упоминание «ИГ» как цели коалиции было сделано исключительно с целью придания легитимного окраса этой антииранской коалиции.

«Речь не идет о каких-либо реальных военных действиях. Пока это выглядит как инициированный Саудовской Аравией политический проект внутри исламского мира, призванный стимулировать деятельность Организации исламских государств и более акцентированно направить ее против Тегерана. Список стран, перечисляемых среди членов коалиции, в общем и целом соответствует списку стран--членов ОИГ. … Под видом создания антитеррористического фронта Эр-Рияд пытается сплотить исламские государства против Ирана и его региональной политики. Это и есть главная цель, а все остальное – лишь декорации», - говорит, в свою очередь, профессор РГГУ Григорий Косач. Более того, он уверен, что коалиция может создать проблемы России, т.к. антииранский характер может помешать борьбе с «ИГ».

Уже в наступившем году российский политолог Федор Лукьянов пишет, что ситуация на Ближнем Востоке стала патовой. «Опыт подсказывает, что миру не остается ничего другого, кроме как оставить в покое пришедший в хаотическое движение регион, позволив ему найти (мучительно и, без сомнения, кроваво) внутренний баланс. Но в то же время нет никакой возможности… по-настоящему отстраниться и наблюдать за рождением нового Ближнего Востока. Эмансипация стран, народов и сообществ в насквозь взаимозависимом мире ведет к тому, что ее участниками вынужденно становятся все», - говорится в материале на сайте «Ленты».

Лукьянов верно подмечает, что интересы внешних игроков совпадают больше, чем интересы этих и местных игроков. Проще говоря, США и Россия потенциально могут договориться, а Иран и Аравия – вряд ли. «Вопрос на ближайшие месяцы – сумеют ли внешние силы выработать какую-либо скоординированную стратегию поведения в отношении ближневосточных коллизий. Эта стратегия может быть любой: совместное вмешательство или согласованное дистанцированное, селективное вовлечение, - главное, чтобы она была общей. В противном случае региональный кризис будет разрастаться, захватывая новые страны и превращаясь во все более глобальную проблему», - резюмирует политолог.

…Вот так прошел еще один год кровопролития и хаоса на Ближнем Востоке. Кроме пары упомянутых внешних новинок, ничего принципиально и глубинно нового – шииты против сунниты, светские против фундаменталистов, нефть и газ… Только одно важное изменение: Россия и США, кажется, готовы договориться. О чем и на каких условиях, покажет время. А пока продолжаем взирать на большую региональную бойню.

XS
SM
MD
LG