Linkuri accesibilitate

В завершении недели собеседники Валентины Урсу - Захария Трибой и Анатолие Кэрбуне.

При демократии власть служит гражданам, политические лидеры должны быть на службе у народа, а не наоборот, пишет посол США в Кишиневе Джеймс Петтит на своей странице в социальной сети. Американский дипломат задается вопросом: думает ли кто-нибудь о том, чего желают граждане Молдовы. Поищем и мы ответ на этот вопрос в конце уходящей недели.

После недавних событий ожидания молдавских граждан чрезвычайно высоки. Большинство ждет радикальных реформ. В селе Ворничень Страшенского района Валентина Урсу поговорила с людьми на местном рынке. Они хотели бы видеть больше улыбок, меньше противоборства, больше побед, чем поражений, при этом доверие к политикам пока крайне низкое.

Нас будто загипнотизировали, и мы снова за них проголосовали, хотя знали, что в первый раз они ничего не сделали. Я не понимаю этого мышления. Я тоже за них голосовал. Понятия не имею, почему так вышло, они даже пенсий не подняли. Вот, женщины ходят на базар, и не могут ничего купить, потому что денег у них нет. Они по полчаса стоят и думают, что же взять: «Потратить пенсию, а дальше что делать?»

Свободная Европа: Если дело дойдет до выборов, вы знаете за кого и за что станете голосовать?

Нет. Мы еще подумаем. Даже не знаем, кого выбирать.

Мы не доверяем тем, за кого голосуем. Потому что нам, пенсионерам, тяжело. Поднялись тарифы на свет и на все остальное. Что нам делать? Что делать на 800 леев?

Свободная Европа: Как вы живете на пенсию в 800 леев?

Прихожу, смотрю, ухожу домой. Что мне делать? Очень тяжело. Они думают только о себе, о крестьянах в селах не думают. Им кажется, коль у нас есть земля, мы живем припеваючи. Но мы живем очень плохо. Подорожал и бензин, и солярка. Чем мы живем? Ничем. Одними молитвами.

В 2015 мы надеялись, что в жизни что-то изменится. Но мы все горько разочаровались. Причина во власти. Мы, в каком-то смысле, долго спали. И сейчас еще не очнулись. Даже если часть общества и проснулась, остальные… никак не очнутся.

Свободная Европа: Что означает это пробуждение?

Пробуждение – это когда власть не руководит вопреки закону, на свое усмотрение. Вот, к примеру, у нас есть парламент. Им есть откуда красть? Понятно, что если Плахотнюк станет премьер-министром, то его никто не сможет контролировать, и он будет делать все, что делал до сих пор. Поверьте, я этим всем очень возмущен. Я готов взять вилы в руки и прогнать их навсегда из нашей жизни.

Свободная Европа: А чего вы ждете от 2016 года?

Надеемся, что будут досрочные выборы. Мне не нравится политика. Политика – это ложь, когда крашеную ворону выдают за соловья. Верно? Вот поэтому я политикам и не верю.

Свободная Европа: Каким был 2015 год для Молдовы и ее граждан?

Людям в селах было очень тяжело. На такие заработки невозможно прожить.

Свободная Европа: Люди недовольны только своими маленькими доходами?

Не только этим. Если зарплата маленькая, то люди не могут нормально питаться. Все начинается отсюда. Здоровья нет. Каков смысл жить, если нет здоровья? С другой стороны, сами люди в этом виноваты. Люди разобщены. Посмотрите, что происходит в Румынии. Если там что-то происходит, то все люди объединяются, а у нас… Ладно, может, завтра станет лучше. Мы должны объединиться. Тогда, может, мы чего-то добьемся.

Свободная Европа: Чего вы ждете от 2016 года?

Мы ожидаем смены власти, что придут те, кто прислушаются к людям.

Раньше по телевизору и по радио наши политики говорили: „Европа, Европа...”, а сейчас их почти не видно. Мы все надеялись, что движемся в Евросоюз, но мы, наверное, откатываемся назад.

Свободная Европа: Вы потеряли веру в так называемых проевропейских политиков или не верите в сближение Молдовы с Европейским союзом?

Я надеюсь, что мы, может, сблизимся.

Свободная Европа: При какой власти?

При условии, что будет избран премьер-министр, что они возьмутся за ум и начнут работать как надо, с любовью к стране, к народу, к языку и триколору.

Свободная Европа: Каким был 2015 год?

Была засуха, с деньгами было слабовато, политика хромала.

Свободная Европа: Что значит политика хромала?

Мы надеялись, что скоро выйдем к более плодородной меже. Мы смотрим в сторону Европы. А люди, которые обещали, что мы будем в Евросоюзе, использовали лозунг лишь в своих интересах, наверное.

Свободная Европа: Вы разочарованы в политиках, которые обещали европейский курс, или в самой европейской интеграции?

Я разочарован в самих политиках. Я лично считаю, что люди не изменят вектора. Нам придется поменять политиков.

Свободная Европа: Есть такие политики, которые внушают вам доверие?

Откровенно говоря, я бы еще положился на некоторых из тех, кто покинул эти лживые партии. Думаю, у нас нет власти. Страшнее всего, что все решается за кулисами.

Свободная Европа: Каким был 2015 год?

Для кого как.

Свободная Европа: Для Молдовы и ее граждан.

Было тяжело. Работы не было.

Свободная Европа: Вижу, вы торгуете рыбой.

На десяти килограммах рыбы сильно не разбогатеешь.

Свободная Европа: Почему у нас в стране нет политической воли, чтобы ситуация скорее менялась к лучшему?

Мы любим все время откладывать со дня на день. Мы привыкли, что при советской власти за нас всё делали другие. Так и сейчас, мы хотим, чтобы кто-то вместо нас решал наши проблемы. Мы на это не способны. Те, кто посильней, уехали, а те, кто остались…

Свободная Европа: Куда уехали?

На заработки за границу.

Свободная Европа: Эти люди могли бы стать той движущей силой, которая бы что-то изменила в стране?

Да. У меня за границей две сестры и брат. Здесь нас осталось только двое братьев.

Свободная Европа: Говорит ли потеря доверия к государственным институтам и к политическому классу об утрате государственности Молдовы? Кто построит будущее этого государства?

Не думаю, что мы утрачиваем государственность. У нас еще есть преданные стране люди.

Свободная Европа: Что люди должны сделать, чтобы в стране по-настоящему боролись с коррупцией, чтобы достичь благополучия и процветания?

Не думаю, что у нас это когда-нибудь будет. Никогда этого не будет. Не знаю, мне в это не верится. Таковы мы. Когда люди сталкиваются с трудностями, они убегают, не хотят бороться. Убегают все: берут с собой семьи, детей, и уезжают.

Свободная Европа: Каким был 2015 год?

Не приведи Господь. Не дай Боже. Я проработала 40 лет, и получаю пенсию в 800 леев. Как жить?

Свободная Европа: И как вы справляетесь на 800 леев?

Вот так. Не покупаю одного, другого, во всем себе отказываю.

Свободная Европа: В чем вы себе отказываете?

В еде. Заходишь в магазин, посмотришь, и выходишь. Подойду к рыбе, посмотрю. На что ее купить? Хочу, но на какие деньги?

Хуже всего старикам. Они просыпаются по утрам без кусочка хлеба на столе.

Свободная Европа: Как объяснить огромную пропасть между политиками и простыми гражданами?

Политикам удобно так. Они сели в свои белые кресла, им хорошо.

Свободная Европа: Но в эти белые кресла они попали благодаря вашим голосам.

Так и есть. Пообещали нам золотые горы.

Свободная Европа: Почему вы поверили в эти золотые горы?

Мы им поверили. Или мы просто глупы и не поняли, что один раз они нас уже обманули, а во второй раз ради нас не сделают ничего. Люди, несчастные, идут, и говорят: „Нужно голосовать”.

Свободная Европа: Осмеливаются ли избиратели указывать политикам на их ошибки?

А разве они с нами говорят? Они с нами не общаются, потому что людей из сел они считают дураками.

Свободная Европа: Но во время предвыборной кампании они к вам приезжают и просят вас проголосовать. Почему вы за них голосуете?

Чтобы исполнить свой гражданский долг. А если они несерьезны… Люди больше уже никогда не поверят им. Их там 101 человек.

Свободная Европа: Почему вы стрижете их всех под одну гребенку?

Потому что мы не видим, чтобы кто-нибудь из них осмелился сказать что-то против Лупу или Плахотнюка. А что мы можем сделать?

Свободная Европа: Каким был 2015 год?

Несправедливым.

Свободная Европа: Что для вас справедливость?

Быть честным, не лгать и не красть.

Свободная Европа: А кто крадет и лжет?

Парламент, правительство.

Свободная Европа: А чего вы ждете от 2016 года? Связываете ли вы с наступающим годом какие-то надежды?

Нужно бороться, каким бы ни был исход борьбы.

Всегда борись, таков твой долг.

Лишь те, кто борются, живут.

Какой в слезах, в боязни толк?

При смерти трус. И побледнел,

От страха весь похолодел,

И пусть, ведь смерть – его удел.

Так что нужно бороться.

*

Уроженец села Чорешть Ниспоренского района Захария Трибой известен как непревзойденный мастер гончарного искусства. Но мало кто знает, что он еще и поэт, и пишет стихи на различные темы, в том числе о политике. Некоторые смотрят на его творчество как на искру, способную вновь зажечь в молдаванах надежду. Другие же считают, что его стихи нужно читать хотя бы раз в неделю в молдавском парламенте. Талант уроженца Чорешт уже глубоко укоренился в молдавской реальности.

Свободная Европа: Мы встретились в тот день, когда пришла ваша очередь пасти коз. Здесь довольно много животных.

Захария Трибой

Захария Трибой

Захария Трибой: Здесь около 60 голов – намного меньше по сравнению с тем, что было раньше.

Свободная Европа: Это говорит о бедности?

Захария Трибой: Конечно, да. Ведь коза, как говорится, это корова бедняков. Мои родители тоже держали коз. Я считаю, что стоит держать дома козу, потому что всегда есть чашка свежего молока, и есть ради чего вставать по утрам.

Свободная Европа: Как бы вы охарактеризовали уходящий 2015 год? Каким он был?

Захария Трибой: Для нас в Чорешть кое-что сдвинулось с места. Мы остались довольны результатами выборов.

Свободная Европа: Каким этот год был для Молдовы?

Захария Трибой: Нестабильным. Разве можно его назвать хорошим? Нет, он таким не был. Видите, сколько правительств поменялось всего за год?

Свободная Европа: Вы посвятили молдавской политике стихотворение?

Захария Трибой: Да.

„Лишилось поэзии некое царство.

И добрые люди залились слезами.

Остались лишь глупость, вранье и коварство.

И править народом они стали сами.

Люди вокруг погрузились в унынье.

И почернели цветы на деревьях.

Любовь – это всё, как известно поныне,

Но правда нужна нам в делах повседневных.

И ложь стала в царстве священной коровой.

Уродство вздымается на пьедестал.

И глупость живет там сейчас жизнью новой,

А истине люди служить перестали.

Но пусть к нам вернется весна дорогая,

Чтоб яблони снова в саду расцветали,

Чтоб глупость и ложь, навсегда исчезая,

Лишь правде святой справедливость воздали”.

Этого я жду, и думаю, что люди должны все-таки опомниться, потому что никто не сделает нас хозяевами, если мы сами не приложим к этому руку и не пойдем по пути истины. Сколько нам еще блуждать туда-сюда, вместо того, чтобы идти по истинному пути?

Свободная Европа: Легко ли сегодня отличить правду от лжи?

Захария Трибой: Ложь лежит на поверхности, и люди иногда не видят правды из-за лжи, которая теперь сконцентрировалась на вершине власти. Если нам, особенно тем, кто победнее, предлагают немного денег, то мы продаемся. Но мы должны хорошо понимать, что деньги, которые они нам дают, гроши. Они должны сделать так, чтобы крестьянину каждый день было на что жить, а не два-три дня, пока они не займут свои кресла. Вот люди и позволяют себя одурачивать, подкупать. Мне очень жаль, что так происходит.

Свободная Европа: Какую ошибку допустили депутаты, власть, и в итоге люди утратили к ним доверие?

Захария Трибой: В чем они ошиблись? Каждый, кто там сидит, считает себя самым умным, что именно он сможет осчастливить эту страну, что он своего рода князь, который приведет нас к счастью. Я не верю ни одному из них, ни одному, кем бы они ни были.

Свободная Европа: Вы не доверяете ни одному из 101 депутатов?

Захария Трибой: Некоторым я доверяю. Но таких депутатов ничтожно мало. Они сами ничего не смогут решить.

Свободная Европа: Если будут объявлены досрочные выборы, если до этого дойдет, то ситуация изменится, придут другие люди, иначе думающие, честные, ставящие национальные интересы во главу угла?

Захария Трибой: У нас люди очень разобщены. И часто я тоже думаю о том, что уже невозможно что-то изменить. Потому что мышление изменить очень сложно. Я понимаю это очень хорошо. Но пусть те, кто тянется к России, приведут хоть один пример, кого осчастливили русские? Кого? Они сами несчастны. Они пугают всех своими ракетами и оружием. А что у них есть кроме этого? Лишь глупость.

Свободная Европа: Летом, во время кампании AICI este Europa Liberă, вы прочитали перед жителями села Чорешть стихотворение о том, как мало молдаване читают. Ведь, как говорил Кантемир, молдаване не тянутся к книгам. Я бы хотела вспомнить сейчас тот летний день, и попросить вас вновь прочитать то стихотворение.

Захария Трибой: С удовольствием.

Стихотворение „Молдаване читают”.

Молдаване народ особый, и очень грамотный.

Как только у них пересыхает в горле, они берутся за чтение.

К кому ни зайди - у каждого в погребе целая библиотека.

Томик к тому, в бутылках и бочках.

Черное там на белом, покрепче и послабее.

Крянгэ, Эминеску, Микле - красиво стоят в своих бутылках.

И трепетно ожидают - кто и когда начнет их читать?

Когда произведения рождаются, читают их не отходя от тяска.

Чернила красят, содержание опьяняет,

И выходит книга большого объема, ее читают прямо из ведра.

Посмотрите, как идет дело. И такое чтение бесплатно.

Во многих погребах есть читатели-должники.

Лишь они, бедняги, знают, каково читать в долг.

Они прочитали уже много тонн сказок и макарон.

Но у них есть еще один вопрос: есть ли что поесть?

Или чтение лучше начать с мамалыги и лука?

Потом они лежат в канаве, с томиком под мышкой.

А конец довольно печален – глаза воспалены, исцарапан нос.

Встретить читающего человека – дело довольно обычное.

Свободная Европа: Здесь, в селах, люди прикладываются к стаканчику уже с утра. Это говорит о деградации общества. Кто может изменить сознание людей?

Захария Трибой: Есть такие, которые действительно начинают пить с самого утра. А если они получают еще и социальную помощь… Я бы давал им помощь, но при условии, что они буду лежать дома и никуда не выходить.

Свободная Европа: Почему молдаванин так подружился с вином?

Захария Трибой: Сейчас вина много. Многие жалуются: „Мы не знаем, что с ним делать”. Даже у меня его остается много. Я тоже делаю вино, как и все молдаване…

Свободная Европа: Если вина много, не значит, что его всё нужно выпить.

Захария Трибой: Конечно. Можно пить по стаканчику вина после работы. Так было и раньше.

Свободная Европа: На праздники.

Захария Трибой: Да, на праздники .

Свободная Европа: Но тоже в меру.

Захария Трибой: Да, в меру. Но сейчас, как видите, мера бывает разной – стаканы побольше и поменьше.

Свободная Европа: За стаканом вина люди говорят о политике, о том, что происходит во власти?

Захария Трибой: Больше всего говорят именно о политике. Хотя большинство считает, что было одурманено пустыми обещаниями нашей власти, тем более, сейчас. И Додон выскочил сейчас как прыщ на носу. Я считаю, что в этой политике ведется грязная игра, с которой мы должны покончить. Мы должны покончить со всеми ворами. Они займут свое место, а мы свое, станем заниматься страной, ежедневным трудом. Так, думаю, у нас будет другое будущее. И у нас в Чорештах, как вы видели, кое-что стало меняться: построили дорогу, медпункт, школу. Об этом мы не могли мечтать все 70 лет коммунизма. Русские никогда не станут сюда инвестировать, делать нам хорошие дороги, улучшать условия жизни.

Свободная Европа: Но, несмотря на улучшение инфраструктуры и перемены к лучшему, многие жители Чорешт все равно недовольны, возмущены, рассержены.

Захария Трибой: Многие, даже из нашего села, привыкли, чтобы им только давали. Подходят выборы, и они спрашивают: „А что мне дадут?”. Но ведь никто ничего не должен тебе давать. Было бы хорошо, если хотя бы не брали. Пусть дадут законы, чтобы можно было жить. Грустно, что нельзя дать человеку того, чего у него нет – достоинства… Нельзя. Он выпивает еще пару стаканов вина и продолжает по-своему. Но однажды нужно проснуться и подумать: если мне и моим родителям все время было тяжело, значит, то же самое я передам и своим детям…

*

Анатолие Кэрбуне из Флорешт – один из тех, кто протестовал в центре столицы. Восемь недель он жил на площади Великого национального собрания в своей палатке. Педагог на пенсии, он говорит, что у него набралось стихотворений на целую книгу, но его стихи уже стали популярны в интернете, в социальных сетях. А поскольку его стихи отражают политическую реальность в Молдове, мы хотели, прежде всего, узнать, как он оценивает 2015 год.

Анатолие Кэрбуне

Анатолие Кэрбуне

Анатолие Кэрбуне: Было много проблем, сожалений, бедности, стало хуже, чем было. Слава Богу, народ, кажется, пробуждается.

Свободная Европа: Кто виноват больше: руководство страны или те, кто делегировал депутатов в парламент?

Анатолие Кэрбуне: Вина лежит на нас, тех, кто их выбирает, потому что мы позволяем задабривать себя картошкой, крупой, одним-двумя леями. Может, всему виной бедность, потому что люди, обедневшие за последнее время, обласканные и задобренные обещаниями, легко становятся жертвами тех, кто обольщает их разными подарками. На рынке Флорешт все задаются тем же вопросом, находясь за чертой бедности: „Когда мы поднимемся? Что нам делать? Когда мы восстанем? Когда возьмем в руки вилы?” Об этом больше всего жалеют люди. О какой гармонии может идти речь, когда мы постоянно делаем один шаг вперед и два назад? В действительности, я хотел бы, чтобы в Молдове политика основывалась на идеологии. Мы привыкли: центр, левые, правые. Но это неправильно, потому что тот же центр, который играет и виляет на протяжении четверти века то в одну, то в другую стороны, постоянно оставляет нас в дураках. Мы видим, что мы снова стоим на лезвии ножа в том, что касается политического движения, которое, не дай Бог, может привести к власти олигарха Плахотнюка. Все люди сегодня кричат: „Нет, нет, нет!”, а они бессовестно его продвигают.

Свободная Европа: Молдавские реалии все чаще вдохновляют вас на создание стихов?

Анатолие Кэрбуне: Муза приходит ко мне, когда я пытаюсь выразить в стихах свою боль. Я говорю сам с собой, поскольку, как говорят молдаване: „Хочу пожаловаться, да некому, так обращусь я к лесу” и набрасываю в стихах свои мысли, свою боль и желания.

И снова бьют часы - пришло время пробуждения.

Снова слышится голос - это голос отчаяния.

Проснулось прошлое и ненависть к власти.

Голос зовет нас вовнутрь себя, где мы стонем от боли.

Я, разумеется, отвечаю, ускоряя шаг.

И душа моя говорит, снова бьют часы.

Ответь и ты, брат, потому что наш путь правый.

Сегодня, когда бьют часы, шагнем еще на одну ступень.

Сейчас, не потом, брат, ускорим шаг.

Не станем ждать бесконечных призывов.

Свободная Европа: В 2015 году все больше звучали такие слова: «молдаванин думает задним умом» и «пусть хотя бы в последний момент проснутся те, в чьих руках находится судьба республики». Почему самые важные для страны решения принимаются в самый последний момент?

Анатолие Кэрбуне: Народная боль сильна, но отчаяние еще больше. Больше всего мы рассчитывали на 6 сентября, когда на площади Великого национального собрания собралось больше 50 тысяч человек. Но почему молдаване…».

Свободная Европа: ...Думают задним умом…

Анатолие Кэрбуне: Может такова наша особенность. Может, это наше проклятие или наказание. К сожалению, у нас всегда было так. И если оглянуться назад, на историю, то же самое подстерегало нас и раньше и играло с нами злую шутку. Надеюсь, мы проснемся и в последний момент ситуация в нашем многострадальном краю изменится.

Свободная Европа: Как бы вы хотели, чтобы она изменилась?

Анатолие Кэрбуне: Как бы я этого хотел? Так, как об этом написано в моих свежих стихах. Сейчас все кричат: „Убирайтесь! Убирайтесь!”, а я написал:

Вы, злодеи, что украли у меня удачу, горите огнем!

Накануне великого праздника - вы для нас тупик.

Вы, что носите цветок в петлице, так называемые власти страны.

Воры, как вас называет народ, не боитесь ли вы людей?

Который раз задаю вам вопрос: что вы сделали с нашей страной,

Придя к власти, усевшись на спины крестьян?

Разве вам не стыдно за то, что крестьянам нечего есть?

Вы, злодеи, что украли у меня счастье, горите огнем!

Я не хочу потопа. Убирайтесь по доброй воле.

Вот чего я себе желаю. Хочу, чтобы те, кто провинились, кто привел страну к нищете, убрались по-хорошему. Известно, что никто добровольно не уступает власть. Но я ни в коем случае не хочу крови.

Свободная Европа: Люди говорят о глубокой, огромной пропасти между низами и верхами. О том, что верхи не живут нуждами низов, а низы больше не принимают верхушку власти. Как гражданам вернуть доверие в политический класс и в государственные институты? Потому больше всего люди разочарованы именно в этом…

Анатолие Кэрбуне: Прекрасный вопрос. В этом и состоит квинтэссенция всех наших проблем. Мы все надеялись, что после 7 апреля 2009 года ситуация изменится. Граждане хотели достойной пенсии, зарплаты, рабочих мест, а не скитаний. Человек должен жить в покое и радоваться детям дома. И тогда и власть пользовалась бы уважением и поддержкой. Я не могу считать себя счастливым, когда вижу происходящее вокруг. Вот реальный случай: заходишь в магазин и видишь, как старушка просит продавщицу дать ей кусочек масла и говорит: „Дай мне, милая девушка, чтобы смазать душу, кусочек масла на один лей, а то больше у меня нет”. Это настоящая трагедия. Нельзя быть счастливым, когда видишь на каждом шагу вокруг себя нищих. Я был учителем, директором школы. Когда приходишь в бедные семьи, видишь, как они живут и как в них растут дети… Это очень трагично.

Свободная Европа: Что должна сделать власть, чтобы повернуться лицом к простым людям, как этого требуют граждане? Какие три приоритетных момента они должны осознать? Ведь граждане живут не только разочарованиями, но и надеждой.

Анатолие Кэрбуне: Во-первых, сделать основной акцент на развитии малого и среднего бизнеса, создании рабочих мест, на повышении зарплат. Но важнее всего поменять свое отношение к гражданам. В Молдове уже 25 лет говорят о правовом государстве. Я обязан соблюдать все требования государства, все законодательство, а государство обо мне не заботится, о каком правовом государстве мы говорим? То есть, нам, в первую очередь, следует поменять судебную систему, захваченную олигархами, которые находятся сегодня у власти.

Свободная Европа: У вас есть еще стихи?

Анатолие Кэрбуне:

Завтра новый год, зло нас не отпускает,

Сатана нам вслед идет, и ложь нас завораживает,

Одурманивает, унижает, постоянно обирает.

Но никто не осмеливается

по-мужски послать ее туда, где царит ее мать.

Наступит новый год.

Может, нас покинет зло, что нас не отпускает,

И сатана, что строит ад и всё нас искушает.

Завтра новый год.

И мы, Господи, по-христиански молим: помилуй нас.

Защити нас от сатаны и зло искорени.

Завтра новый год.

И все румыны начнут друг друга поздравлять,

Как и наши храбрые предки

или, может, как гайдуки.

И Молдова воспрянет, скинет былое царство бесправия.

Мы снова будем едины, ведь иначе, мы пропадем.

Свободная Европа: Ваши стихи описывают ситуацию в черном свете. А светлые стихи у вас есть?

Анатолие Кэрбуне: Есть, конечно, есть. О том, как собирается, растет Городок достоинства.

Свободная Европа: Сколько времени вы прожили в палатке на Площади Великого национального собрания?

Анатолие Кэрбуне: Восемь недель я жил в палатке, не выходил из городка.

В городке Достоинства, на этом святом месте,

На крыльях свободы человек держит слово.

Из небольшого ростка, на пустом оскверненном месте,

День за днем растет город, вдохновленный истиной.

Люди собираются здесь каждый день, как пчелы в улье,

Послушать добрые, новые слова.

Городок Достоинства - неиссякаемый источник правды

Молдавский народ борется за справедливость.

Те, кто сыт по горло ложью и политиками-ворами

Вышли выразить свое недовольство,

Чтобы услышали их политики-мошенники.

В городке Достоинства родилась правда

И на волне несправедливости

Город вырос как в сказке.

XS
SM
MD
LG