Linkuri accesibilitate

ИТОГИ ГОДА: Трудные времена: надежды и страхи пяти россиян на 2016 год


Россияне из разных слоев общества описывают, как они пострадали от экономических проблем страны, и рассказывают о своих надеждах и страхах на 2016

2015-й был трудным годом для многих россиян. Экономика погрязла в рецессии. Рубль, который потянула вниз цена на нефть, упал практически до рекордных минимумов. Стоимость типичной поездки за границу в рублях выросла в два раза, а американские и европейские санкции из-за московского вмешательства в Украину повлияли на изоляцию России. Ответные действия Кремля убрали многие западные продукты с полок магазинов и увеличили инфляцию, одновременно понизив зарплаты.

Вот, что пятеро москвичей из разных слоев общества рассказали о своей жизни в 2015 году и своих надеждах и страхах на 2016.

Татьяна Заугольнова, 29 лет

Владелица интернет-магазина косметики, имеет 6 подчиненных

В моей бытовой жизни, я заметила, что продукты, например, стали дороже. Особенно рыба, я ее сейчас почти в два раза дороже покупаю, чем я привыкла. Путешествовать стало тоже раза в два дороже. Если год назад я могла собрать рюкзак и уехать в Европу на выходные, то сейчас я посижу, подумаю, посчитаю и, скорее всего, не поеду, потому что совсем дорого все это стало.

Бизнес стало сложнее вести, потому что на европейскую косметику цены в два раза выросли – даже больше, чем в два раза по некоторым производителям – соответственно, спрос на нее упал. С отечественной косметикой все немного легче, потому что там прирост цен где-то 20-30 процентов был. На контрасте с европейской она стала более выгодно смотреться по соотношению цена-качество. В целом, конечно, продажи падают.

Я решила, что надо будет снижать расходы. Офис брать меньше, сотрудников переводить на удаленную работу. Посмотрим.

Мне кажется, что пик [кризиса ] уже прошел. Сейчас потихоньку начнется перестройка экономики, то есть, ориентация на отечественного производителя. Российские производители получили хороший стимул в связи с санкциями, в связи с высоким курсом доллара. Даже на примере косметической продукции, я хорошо вижу, что российская косметика не так выросла в цене и, соответственно, становится более популярной.

Надежда, конечно, что следующий год будет лучше, чем этот, что все стабилизируется. Как минимум, хочется стабильности. Постоянные скачки курса доллара и евро очень влияют на цены. Очень сложно прогнозировать, сколько я потрачу в следующем месяце.

Самый большой мой страх, наверное, что придется закрываться. Ситуация сейчас достаточно сложная. Я очень надеюсь, что моя стратегия по снижению расходов сработает и закрываться не нужно будет. Самый большой страх, что придется закрыться.

Владимир Скиба, 65 лет

Пенсионер, преподает музыку

Я думаю, что все люди, кто профессионально занимаются каким-то делом, то помимо пенсии, они могут еще заработать. Особенно люди, которые музыканты, работают в культуре и умеют что-то делать – играть, писать, сочинять. Они найдут применение своим силам. Я бы не сказал, чтобы [кризис] как-то повлиял или заметен был. Просто я из средств массовой информации больше узнаю.

Я не планировал в ближайшее время улучшать жилищные условия или покупать дорогой автомобиль. А в повседневной жизни цены на продукты питания – я не заметил, чтобы они сильно влияли.

Я хорошо помню 90-е годы. Это было гораздо сложнее и гораздо хуже. Я помню и дефолт, и даже помню, когда вообще был маленький, Хрущева, когда были ужасные очереди за продуктами первой необходимости – хлебом, маслом. Потом уже, в 90-е годы, тоже довольно сложный период. Поэтому, в сравнении, этот кризис больше ощущается из средств массовой информации, телевидения, газет, разговоров. А так, чтобы часто на улицах встречать людей, которые просят, чтобы им дали денег – есть, конечно – но в те годы, это гораздо больше присутствовало перед глазами.

Я думаю, что [пик кризиса] мы уже прошли, и цены стабилизировались.

Надежды, что все-таки жизнь у всех станет лучше, что каждый не будет считать какие-то копейки, что у человека будет возможность покупать то, что он хочет. Потому что не все пенсионеры могут позволить себе работать.

Пенсия не такая уж большая, как в развитых странах Запада. Мне по своей работе приходилось много бывать, жить в семьях, и у меня много друзей есть в разных странах. Поэтому я всегда замечал, что у них это более продумано, экономическая жизнь, особенно, для людей пенсионного возраста.

А особых страхов нет. Я уверен, что все нормализуется.

Свят Козлов, 52 года

Бывший реставратор мебели, получает пенсию по инвалидности

Естественно, экономический кризис повлиял, так как я пенсионер. У меня пенсия год или два назад была эквивалентна 300-400 долларам, то сейчас из-за кризиса пенсия стала 100 с чем-то долларов. Это как в Китае. На 100 с чем-то долларов прожить очень трудно. Продукты дорожают.

Кроме того, против действий Путина были объявлены санкции – но не против народа России, а против друзей Путина. Чтобы нам всем жилось весело, Путин сделал так, что мы не можем получать продукты из других стран. А своих продуктов у нас фактически нет. Сейчас еще от Турции откажемся, еще от чего-нибудь откажемся. В результате будут карточки на питание, как в начале перестройки было.

Как можно говорить, что прошел пик кризиса, когда в стране за последние годы полностью практически уничтожен малый бизнес. У нас малые предприятия последние год-два закрывались массово. За последний год 100-200 тысяч малых предприятий закрылось. У нас только крупные олигархи могут выживать за счет воровства наших недр, газа, нефти. Стоит отъехать 100 километров от Москвы, как сразу же видно, что нищие крестьяне, нищая страна. У нас кризис будет продолжаться долгое, долгое время.

Надежда на то, что западные страны снимут с нас [санкции]. Страхи, что мы можем вляпаться еще в какую-то войну. Россия воюет на Украине, и Россия воюет в Сирии. То есть, Россия объявила, фактически, войну Сирии – не Сирии, а "исламским государствам". Не они нам объявили войну, а мы им. Поэтому становится страшно, что может война перейти на нашу территорию.

Екатерина Кондратьева, 28 лет

Тележурналист

Мне пришлось купить машину в кредит по повышенной ставке. Если раньше я могла кредит под 15 процентов взять, теперь мне пришлось практически под 20.

И путешествия. Если лететь за границу и рассчитываться в валюте, в евро или в долларах, то получается, что у меня денег в два раза меньше, чем раньше.

На продуктах я сильно не чувствовала этого кризиса. Да, они стали немного дороже, но не могу сказать, что это для меня ощутимо. В чем-то почувствовала, в чем-то нет.

Но, на самом деле, впервые я почувствовала хоть какие-то финансовые изменения в своей жизни. Возможно, это связано с тем, что у меня появились кредитные обязательства, потому что раньше, когда были кризисы, я никогда их на себе не ощущала, потому что, видимо, не было в этот момент кредита никакого.

Я думаю, [пик кризиса] еще не прошел. Впереди – не знаю, хуже или лучше, но кризис, я думаю, в самом разгаре. Он еще никуда не делся.

Страхов, на самом деле, нет. Я не думаю, что произойдет что-то очень страшное. В глобальных масштабах страны, может быть, что-то и случится, но за себя я не сильно переживаю, потому что у меня все будет хорошо. Верю в лучшее. Надеюсь, что в ближайший год-два кризис, по крайней мере, в России закончится, и все будет прекрасно как раньше, а, может быть, и лучше. Я оптимист по жизни.

Дмитрий Климанов, 29 лет

Частный предприниматель, страховой агент

Сейчас страхование находится в достаточно сложной ситуации. Я занимаюсь в большей степени автострахованием и страхованием различной строительной техники. По автострахованию – продажи новых машин упали, стоимость запчастей очень сильно возросли, и в соответствии в этим очень выросли тарифы. Получается, что страховка возросла и, естественно, клиентов найти стало сложнее. Это первый момент.

Второй момент, некоторые компании начали себя финансово плохо чувствовать. Отсюда идут сложности в урегулировании этих страховых случаев, что тоже достаточно негативно влияет. Доверие к страховщикам у обычных клиентов немножко теряется. Если вкратце, это достаточно негативная обстановка.

Тем не менее, есть и обратный тренд. Люди стали больше бояться за свое имущество, боятся его потерять. Сейчас любая авария – если раньше она стоила одних денег – сейчас стоит раза в два с половиной, в три больше. Опять же, запчасти подорожали. Люди хотят себя подстраховать.

Так как я не работаю в компании, я работаю на себя, у меня нет фиксированной зарплаты. Появилось больше страха – что будет. Второй момент, естественно, путешествия стали значительно дороже. Честно, не узнавал, сколько будет стоить путешествие в хорошие страны. Я в начале кризиса был на Мальдивах. В этом году, например, в Доминикану поехал, потому что там, все-таки, подешевле. В следующем году я даже не знаю, стоит ли куда-то ехать, потому что стран все меньше, стоят они все дороже. Может быть легче дополнительно себе баню построить на даче и отдыхать на даче.

Я знаю, что [кризис] только нарастает, если брать мою работу. Бизнес закрывается и еще будет закрываться, потому что ничего не растет. Многие терпели до последнего. Мои коллеги некоторые уже уходят с этого рынка и идут просто работать в офис, где хотя бы есть какая-то стабильность.

Мне немножко проще. У меня надежда есть, если иметь в виду профессиональные вещи. У моих знакомых страхи, что компания закроется, снизят зарплаты и так далее.

Страхи мои с этим и связаны. Непонятно, что будет. Страхи есть, что криминала станет больше. Сейчас участились случаи мародерства по отношению к машинам. Воруют фары, воруют зеркала. Самый большой страх, что по башке дадут за то, чтобы отобрать телефон, например.

XS
SM
MD
LG