Linkuri accesibilitate

3 сентября, на следующий день после празднования своего 25-летия, Приднестровье вступило в избирательную кампанию – 29 ноября в непризнанной республике пройдут очередные выборы в Верховный Совет, впервые совмещенные с выборами в местные органы власти. Вряд ли я ошибусь, если предположу, что это будут самые грязные, скандальные и непредсказуемые парламентские выборы в истории Приднестровья.

В Левобережье, в отличие от правобережной Молдовы, существует одномандатная избирательная система. Города и районы республики представлены пропорционально численности их населения. Меньше всего депутатских мест имеет Каменский район – только два. В Дубоссарском и Григориопольском районах по 3 округа, в Рыбницком районе их семь, в Слободзейском районе и городе Бендеры – по восемь, а в Тирасполе, включая город энергетиков Днестровск, - 11 округов.

Соответственно, избирательная кампания в Приднестровье носит личностно-ориентированный характер. «Избиратель должен знать своего депутата в лицо», - сказал как-то Игорь Смирнов в ответ на утверждение об архаичности мажоритарной системы и необходимости перехода к партийным спискам. Как раз партийный окрас чаще всего не берется во внимание – люди оценивают деловые качества, настойчивость, коммуникабельность кандидата, а также, чего греха таить, его умение быть щедрым на своем округе.

Это говорит не о жадности избирателей, а скорее об их некоторой инфантильности – автор этих строк тоже баллотировался в Верховный Совет в 2005 году, но не прошел, однако получил бесценный опыт. Так вот, меня всегда поражало стремление людей увидеть депутата красящим скамейки у подъезда или вкручивающим лампочку в этом же подъезде – поэтому неудивительно, что готовность построить детскую площадку или разобраться с проклятым ЖЭКом ценится выше, чем познания в политике и экономике.

Одномандатные округа позволяют кандидатам уйти от партийной привязанности благодаря тесному общению и хождению от двери к двери. Проще говоря, когда избиратель видит своего кандидата или уже состоявшегося депутата на округе (а это, как мы понимаем, происходит не единожды в течение одной кампании), он видит народного избранника на деле, что позволяет закрывать глаза на его партийное происхождение.

Показательным примером является округ № 11 в Григориопольском районе, где долгое время депутатом был директор фирмы «Шериф» Илья Казмалы. Эту компанию в Приднестровье любят далеко не все, но жители данного округа не могли нарадоваться своему депутату, потому что он построил там отличные дороги и все прочие коммуникации. Надо сказать, что господин Казмалы и его братья весьма щедры в таких делах – знали бы вы, в какую «конфетку» они превратили свое родное село Авдарма в Гагаузской автономии! После ухода Ильи Казмалы из Верховного Совета и «Шерифа» в апреле 2012 года его депутатское место занял новый директор Дмитрий Огирчук, но отношение фирмы к округу №11 ничуть не изменилось. Есть примеры более принципиальных избирателей. Когда я баллотировался по округу №36 против Илоны Тюряевой, некоторые люди говорили мне: «А кто она – шерифовская? Ой, нет, мы не будем голосовать за «Шериф»!». Всякое бывало…

Из-за отсутствия партийной избирательной системы политическая борьба кандидатов в Приднестровье проходит совершенно в ином русле. Во-первых, нет партий или кандидатов, выступающих НЕ за Россию. Просто нет, и это факт. Во-вторых, нет идеологического противостояния, а есть, грубо говоря, борьба «шерифовских» против «президентских». Это утверждение было особенно актуальным для выборов 2000 и 2005 годов, поскольку лидером «младореформаторов» был нынешний президент республики, а тогда председатель Верховного Совета Евгений Шевчук.

Молодой политик в те годы просто напрашивался на противопоставление аксакалу Смирнову, но в силу разных причин не мог его переиграть, зато вдоволь отыгрывался на представителях исполнительной власти, приходивших выступать в парламент. Никогда не забуду многочасовой «вынос мозга», который устраивал экономист и бывший налоговик Евгений Шевчук министру экономики Елене Черненко или начальнику Государственной налоговой инспекции Евгении Пинчук в середине 2000х годов. «Мы вам не мешаем?» - говорил я вслух при виде этого, сидя в качестве парламентского корреспондента Радио Приднестровья, а затем «Нового Региона» на задних рядах зала заседаний Верховного Совета.

Так вот, 10-15 лет назад лейтмотивом избирательных кампаний была неафишируемая борьба «шерифовских» со «смирновскими» (или, как часто говорили, «патриотами»). В 2010 году, после демонстративного исключения Шевчука из партии «Обновление» и его замены невзрачным Анатолием Каминским, неофициальное соревнование как-то утратило былую остроту. Но в 2015 году всё обещает быть иначе, да не просто иначе, а принципиально жестче и откровеннее.

Во-первых, в 2009-2010 годах Евгений Шевчук разошелся с партией «Обновление» и с тех пор находится с ней в жестких контрах. Приднестровский лидер имеет сложный характер, его называют злопамятным и мнительным (а одна женщина-депутат с известной фамилией назвала его «Капризный мальчик со злыми глазами»). Так что можно не сомневаться – драка на выборах будет самозабвенной как минимум на уровне личностей.

Во-вторых, к очередной выборной кампании Приднестровье подходит в условиях тяжелейшего социально-экономического кризиса. Непризнанная республика никогда не жила сладко, но так безысходно не было с середины «славных» 90х годов. Недавно исполнительная власть успела метнуть пару ядовитых стрел в сторону фирмы «Шериф», заявив, что «кризиса бы не было, если бы фирма платила налоги в том объеме, в котором это было раньше». Ответ фирмы не заставил себя ждать: за подписью упомянутого Огирчука был опубликован обширный текст с цифрами и таблицами, показывающий истинное положение вещей. Распечатанный в количестве 200 тыс. экземпляров (!) – а это, по сути, и есть число избирателей, данный материал сейчас распространяется через торговые сети.

В-третьих, впервые с 2006 года, когда Приднестровье подверглось воздействию нового таможенного режима от Украины и Молдовы (в Тирасполе это назвали «экономической блокадой»), депутатский корпус активно включился в вопросы внешней политики, и на этом направлении дела идут, как утверждают в Верховном Совете, из рук вон плохо…

Продолжение следует

XS
SM
MD
LG