Linkuri accesibilitate

В завершении недели Валентина Урсу беседует с жителями Каушан и с директором Института публичной политики Аркадием Барбэрошие.

По результатам апрельского Барометру общественного мнения, левые партии вместе смогли бы набрать больше голосов, чем проевропейские, а Таможенный союз в котором доминирует Россия во главе с Владимиром Путиным, на взгляд жителей Молдовы намного привлекательнее Европейского союза.

Кроме того, Барометр общественного мнения показывает, что среди политиков наибольший рейтинг доверия у бывшего премьера Юрия Лянкэ, а с особым уважением жители страны относятся к церкви. Почему меньше всего молдаване доверяют парламенту и политическим партиям? Поищем ответ в конце уходящей недели.

Политические партии практически утратили доверие граждан. Более того, 85% респондентов считают себя бедными, утверждая, что их доходов не хватают им даже на самое необходимое. Таковы результаты апрельского Барометра общественного мнения. И его результаты подтверждают слова жителей Каушан, случайно встреченных на улицах города.

- Людей довели до крайности. Люди бегут из страны, а они слепы и ничего не видят. Как говорят у молдаван: нам нужен пастух, чтобы он погнал нас на пастбище.

Свободная Европа: Жителям страны нужен вождь?

- Они хотят хорошего вождя.

Свободная Европа: Но ведь есть президент?

- Думаю, у нас нет президента.

Свободная Европа: А кто же тогда президент?

- Если серьезно, то президентом страны является Плахотнюк.

- В Молдове полный бардак. В парламенте собрались одни бандиты. Я никому не верю. Скоро будут местные выборы, а мы даже не знаем, что нам делать.

Свободная Европа: Что нужно сделать властям, чтобы вернуть себе доверие людей?

- Повернуться лицом к людям. Я проработала 35 лет и получаю 436 леев пенсии.

- Люди живут плохо. Пенсионерам не на что жить, им нечего есть.

Свободная Европа: А если бы пенсия была две-три тысячи леев?

- Думаю, им было бы на что жить, хватало бы и на отопление, они бы не сидели при свечах, хватало бы на оплату света.

Свободная Европа: Разве сегодня еще кто-то сидит при свечах?

- Конечно, и еще сколько.

- Очень тяжело. У одних нет работы, другие получают маленькие зарплаты, которых не хватает на оплату света, газа и телефона.

Свободная Европа: Сколько денег нужно одной семье, чтобы хорошо жить?

- Хотя бы 10 тысяч леев.

Свободная Европа: На одну семью?

- Да. На что жить? Питаться воздухом? Одним воздухом сыт не будешь. Перебиваемся со дня на день.

Свободная Европа: В кого еще верят молдаване?

- Сегодня уже ни в кого…

Свободная Европа: Почему люди не верят?

- Потому что у нас воруют. Крадут деньги. И кто их крадет? Те, кто находятся у власти.

Свободная Европа: На парламентских выборах вы сами выбрали тех, кто находится сейчас у власти.

- Ясное дело, это были их выборы.

- Я никому не верю. Как жить с таким парламентом, как у нас? Крадут миллионы из банка.

Свободная Европа: Но вы сами выбрали тех, кто в парламенте.

- Они сами себя выбрали. Много голосов было куплено.

Свободная Европа: Почему люди продают свои голоса?

- При нашей бедности, ясно, что каждый себе что-нибудь ухватит.

Свободная Европа: Того, что берут, хватит на день, а потом жалуются, что все четыре года живут тяжело.

- Всем сейчас плохо. Но никто не хочет протестовать. Некому. Молодежь уехала за границу зарабатывать деньги, остались старики. Кто выйдет на протесты?

- Молдаване – такая нация, их не поднимешь на борьбу. Молдаване очень терпеливы. Так они приучены.

Свободная Европа: Кто из тех, кто находится у власти, внушает вам доверие?

- Правительство существует для самих себя, не для нас. Они получают тысячи леев, а мы сколько? Разве они знают, как зарабатывают простые крестьяне? Ничего подобного. В первую очередь, нужно поменять парламент, потому что они правят и убивают село.

- Была надежда, что мы вступим в Европейский союз, но из-за кражи денег из банка эти надежды рухнули. Демократические партии поставили точку в европейской интеграции. Из-за украденных денег у нас нет никакого будущего.

- Те, кто находятся у власти, не думают о простых людях. Все, что они делают, делают для себя.

Свободная Европа: Вы сами избрали тех, кто находится наверху.

- Мы надеялись, что будет создан правильный альянс. Нам сказали: „Молдова без бедности” и мы были свидетелями того, что произошло в парламенте. Это отвратительно.

Свободная Европа: А что произошло в парламенте?

- Была создана чудовищная коалиция: красная, зеленая и немного голубая.

Свободная Европа: Чего вы ожидаете от руководства страны?

- Лучшей жизни для простых людей. Тракторист, со стажем 40-50 лет, и комбайнер получают пенсию в 500-600 леев. Думаю, это национальный позор и позор для нашей власти.

Свободная Европа: Кто внушает вам доверие?

- Верю только в простых людей. Дай Бог, все поймут, как следует поступать на выборах… Примером могут быть Румыния и Украина: мы должны делать то, что нам нужно.

Свободная Европа: Что нужно изменить в Молдове?

- Нужно сделать лучше жизнь простых людей, пожилых людей.

Свободная Европа: А если пенсия будет две-три тысячи леев, то проблемы Молдовы будут решены?

- Решены они не будут, но жизнь станет другой.

Свободная Европа: Куда следует двигаться Молдове? На Восток? На Запад?

- Только в сторону Европы.

Свободная Европа: И каковы аргументы в пользу этого?

- Там другой уровень жизни, другая цивилизация. Нам нужно стремиться в ту сторону.

Свободная Европа: Назовите главные проблемы, которые политический класс должен решить в первую очередь.

- Борьба с бедностью. Если люди богаты, то и страна богата. Чтобы человек не стоял с протянутой рукой, он должен получать хотя бы тысячу евро в месяц. А разве на 1500 леев можно прожить? Мне иногда нечего есть. Руководство должно поддерживать хотя бы стариков и бедных.

Свободная Европа: Если бы вы попали в парламент, что бы вы сказали депутатам?

- Мне кажется, мне нечего будет им сказать. У меня такое впечатление, что они даже не знают, как люди живут, за кусок хлеба готовы съесть друг друга.

Свободная Европа: Вы еще верите обещаниям?

- Не верю, потому что каждый приходит и говорит красиво, а когда дело доходит до исполнения обещаний, оправдывается, что не смог, не было средств, потому и не сделал.

Свободная Европа: Если бы проходили выборы, за кого бы вы голосовали?

- За человека, который болел бы за страну.

Свободная Европа: Есть такие люди?

- Думаю, есть. Был Лянкэ толковый человек, так его убрали из правительства. Даже и Додон с социалистами. Люди хотя бы ездили в Россию и зарабатывали там рубли, а теперь ездить некуда.

Свободная Европа: По какому пути следует идти Молдове?

- Нужно сохранять хорошие отношения и с Европой, и с Россией. Нужно дать работу молодежи. Молодые люди по 25-28 лет без работы. А если и работают, то получают зарплату в тысячу леев. Как прожить одной семье на тысячу леев?

Свободная Европа: Существует пропасть между теми, кто наверху, и теми, кто внизу?

- Мне кажется, им некогда думать о тех, кто внизу. Надеемся, что будет лучше. Но откуда лучше, если до нас хорошее не доходит? Земля принадлежит одному, банк – другому, и понятно, что хорошо только им.

Свободная Европа: Говорят, что ведется борьба с коррупцией. Как Вы к этому относитесь?

- Для власти это позор. Это относится к тем, кто создал эту проевропейскую коалицию.

Свободная Европа: Является ли для вас важным, чтобы в результате борьбы с коррупцией за решетку попали один-два чиновника?

- Естественно, люди должны это видеть.

Свободная Европа: Будет ли достаточно пары осужденных?

- Этого мало. Те, кто заслуживает сидеть в тюрьме, те и должны туда попасть.

Свободная Европа: Кто их туда отправит?

- Государственные органы.

Свободная Европа: Как вы понимаете борьбу с коррупцией?

- Следует сажать за решетку и тех, кто дает, и кто берет взятки, тех, кто ворует.

Свободная Европа: И если это произойдет, будете ли вы снова верить им?

- Да. Сейчас у власти находятся преступники, они получили доступ к деньгам и воруют каждый как может, думают только о себе, а крестьянам не на что жить.

Свободная Европа: Вы продаете здесь молочные продукты?

- Да. Мучаемся, нам не разрешают торговать. Спекулянты продают, а мы нашу продукцию натуральную продать не можем.

- На что обрабатывать землю? Сколько стоит топливо? Пропадает всякое желание. Пусть тем, у кого есть земля, дают солярку дешевле, трактор, они бы и работали. Крестьянин зарабатывает 10 тысяч леев и снова вкладывает их в землю. И что ему остаётся? Только работа. Поэтому многие начинают пить, занимаются глупостями, потому что обрабатывать землю не выгодно, потому что ничего на этом не зарабатываешь. Кто у нас работает? Банки, бары.

Свободная Европа: Я вижу на улицах Каушан дорогие роскошные автомобили.

- Да, класса люкс, но откуда этот люкс?

Свободная Европа: Откуда?

- Из-за границы. Люди работают, приезжают с деньгами и покупают себе дорогие машины. Знаете, как молдаванам нравится покрасоваться.

Свободная Европа: Отчего такое расточительство?

- Так у молдаван принято: они должны быть хорошо одеты и ездить на хорошей машине, а что будет дальше – то их уже не волнует.

Свободная Европа: Начать бизнес: деньги должны делать деньги.

- Деньги тянутся к деньгам, но как сделать так, чтобы были деньги?

- У каждого из тех, кто у власти, есть свой бизнес. Чем больше у них денег, тем больше им не хватает, растут их аппетиты.

Свободная Европа: Вы доверяете государственным институтам: парламенту, правительству, президенту?

- Мы утратили к ним всякое доверие.

- Мы не верим ни одному из них. Идешь и голосуешь, но надежды мало.

Свободная Европа: Каким вы видите будущее Молдовы?

- Страна коррумпирована. Нет порядка, везде воруют, ломают, законы защищают их интересы.

Свободная Европа: Чьи интересы?

- Тех, кто сидит в парламенте. Они принимают законы для себя, чтобы им было хорошо. Думает ли кто-то о простых людях? Что делают они для народа? В последний раз люди проголосовали, потому что хотят в Европу, а теперь у людей не осталось надежды.

Свободная Европа: Вы бы хотели, чтобы Молдова стала частью Европы?

- Конечно, мы хотим в Европу, там законы работают. Посмотрите, что происходит в Румынии, всех взяточников сажают.

*

Барометр общественного мнения показывает, что число тех, кто поддерживает сближение с Таможенным союзом, созданным Россией, почти на 20 процентов больше сторонников европейской интеграции. По данным исследования, 55 процентов респондентов не поддерживают миноритарное правительство, а 44 процента полагают, что с момента формирования нового правительства, уровень коррупции вырос. Прокомментировать результаты опроса мы попросили Аркадия Барбэрошие, исполнительного директора Института публичной политики.

Аркадие Барбэрошие

Аркадие Барбэрошие

Аркадие Барбэрошие: По результатам этого опроса основные опасения граждан связаны с бедностью, ростом цен, будущим детей, безработицей. И, как бы это не показалось парадоксальным, последние два опроса показали, что граждане опасаются войны в регионе и их тревожит коррупция в стране. Вот чего боятся граждане.

Свободная Европа: Господин Барбэрошие, граждане живут этими страхами уже 23 года, с момента провозглашения независимости Молдовы.

Аркадие Барбэрошие: Они варьируют. Не было войны, было что-то другое. Теперь это вышло на первый план. Но свыше двадцати лет граждане боятся бедности, коррупции, роста цен, их заботит будущее детей, возможная безработица, хотя, если сравнивать с другими параметрами, безработицы у нас почти нет.

Свободная Европа: Политики бессильны в решении проблем, которые тревожат граждан?

Аркадие Барбэрошие: У меня такое впечатление, что политики достаточно цинично, бросая взгляд на эти цифры, говорят: „Терпели 20 лет, потерпят еще четыре года, пока мы будем у власти. А потом посмотрим”.

Свободная Европа: В этом виноваты политики или, может, и избиратели?

Аркадие Барбэрошие: Хороший вопрос. Конечно, некоторые говорят, что избиратели заслуживают тех политиков, каких они себе выбрали, заслуживают свою власть. Я же смотрю на это немного иначе. Существует понятие ответственности политической элиты. Если граждане их избрали, нужно отвечать некоторым пожеланиям этих граждан, но не из страха, что через четыре года или восемь лет они накажут их на выборах, а потому что ты стоишь во главе страны, представляешь элиту, таким тебя видят граждане. К сожалению, наша верхушка власти совершенно себя скомпрометировала и не отвечает запросам граждан. А других механизмов, кроме следующих парламентских выборов…

Свободная Европа: Если они себя скомпрометировали, то что же им еще терять?

Аркадие Барбэрошие: Я бы привел несколько примеров. Возможно, по ту сторону Прута сильно скомпрометировавшие себя политики думали также: „Чего мне еще терять? До сих пор везло, и дальше будет везти”. То, что происходит в Румынии должно стать фундаментальным уроком, как для наших избирателей, так и для наших политиков.

Свободная Европа: Но кто преподаст этот урок? Госучреждения, которые созданы для выявления потенциальных коррупционеров, чтобы тем самым сказать всему миру, что за такое-то воровство власть несет ответственность? Но государственные институты политизированы, либо тех, кто стоит во главе учреждений, созданных для борьбы с коррупцией, назначают по политическим критериям и тогда совпадают интересы политиков и представителей правосудия и этот порочный круг не разомкнуть.

Аркадие Барбэрошие: Пример подают нам коллеги из Румынии, именно они преподают нам эти уроки. Другое дело, что мы пока ничему не учимся. Наши политики пока что не хотят извлекать уроки из этих примеров, хотя у меня складывается такое впечатление, что и наших политиков иногда пробирает дрожь. Потому что все, что происходит в Румынии, находится не где-нибудь за тридевять земель, нам до нее рукой подать, она рядом, мы соседи, нам не нужны переводчики, чтобы понимать, что пишет их пресса и что делают государственные агентства, в особенности Национальный департамент по борьбе с коррупцией и прокуратура. То есть, фундаментальный урок, который преподают нам коллеги из Румынии, состоит в том, что можно сделать многое, что за очень короткое время, с исторической точки зрения, можно многое изменить, если для этого есть желание, если существует политическая воля.

Свободная Европа: А если этой политической воли нет, на что обращают внимание даже партнеры Молдовы по развитию, когда говорят открытым текстом: «Нас больше не удовлетворяет ход реформ, обещания, которые вы сделали, когда подписали Соглашение об ассоциации, которое предполагает выполнение домашнего задания».

Аркадие Барбэрошие: Политической воли не было и в Румынии. Но в какой-то момент она появилась, потому что велась политическая борьба. У нас ситуация немного сложнее, потому что на политической арене нет конкурентов. Приведу пример. Мне лично хотелось, чтобы на последних парламентских выборах избиратели проголосовали за оппозиционную проевропейскую партию, которая не находилась у власти до 30 ноября, которая не скомпрометировала себя до этого времени и обладала бы реальными шансами попасть во власть.

Свободная Европа: И поскольку такой партии не было, вы проголосовали за те партии, которые представлены сегодня в парламенте.

Аркадие Барбэрошие: Я проголосовал за одну из партий, которая находится сегодня в парламенте, потому что выбирал меньшее из зол, выбирал между Таможенным союзом и партией, которая уже себя скомпрометировала. И такая ситуация совсем не оригинальна, то же самое происходило во Франции, когда Ле Пен вышла во второй тур президентских выборов. Вспомните, что происходило в Румынии во время той же президентской кампании. Именно из-за конъюнктуры многие избиратели были вынуждены проголосовать не за то, чего они желали, а из-за страха, что в противном случае, если они не проголосуют или проголосуют иначе, мы все рискуем оказаться в „нежных”, в кавычках, объятиях Российской Федерации, нашего стратегического партнера на Востоке. В Румынии не было политических партий, которые выступали бы против европейского формата либо были бы за Таможенный союз, а были сильные партии в проевропейской оппозиции.

Свободная Европа: Когда речь заходит о доверии граждан к государственным институтам, политические партии располагаются в конце этого списка, лишь 10% респондентов утверждают, что доверяют им.

Аркадие Барбэрошие: Да, это наш традиционный вопрос, мы спрашиваем гражданина: „Насколько вы доверяете следующим институтам – церкви, СМИ, местным властям, армии, парламенту, правительству, президенту, юстиции, полиции и политическим партиям, профсоюзам и неправительственным организациям”. У политических партий самый низкий уровень доверия населения, они совершенно скомпрометированы. Правда, и в других странах политические партии не пользуются особым доверием граждан, но не до такой степени. Больше всего беспокоит то, что в нижней части этого списка находится правительство, президент и парламент. Другими словами, три института, которые руководят страной, не пользуются доверием граждан. Это не что иное, как определение качества руководства страны. Плохое качество управления и вылилось в низкий уровень доверия к этим институтам. И это очень серьезно. Если граждане не доверяют этим институтам, они не обращаются к ним за решением проблем, они решают проблемы со своим соседом, кумом, у которого есть другой кум, у которого в свою очередь есть третий родственник, и так люди и решают свои проблемы. Они не обращаются к правосудию, потому что не доверяют ему и не доверяют государственным институтам.

Свободная Европа: Господин Аркадие Барбэрошие, поговорим о привлекательности Европейского союза, которая снижается по сравнению с Евразийским союзом. Почему меркнет привлекательность ЕС по сравнению с Российской Федерацией и Евразийским экономическим союзом?

Аркадие Барбэрошие: Думаю, самым важным фактором является низкое качество управления страной на протяжении последних пяти-шести лет после 2009 года, когда у власти находились партии, назвавшие себя проевропейскими, которые обещали проведение в Молдове европейских реформ, пообещали европейскую модернизацию Молдовы. В конце концов эти обещания не выполнили, все это не повлияло в лучшую сторону на качество жизни граждан, на уровень благосостояния людей. А ведь если гражданин видит, что повышается уровень жизни, он понимает, что власть сделала что-то и для него тоже.

Свободная Европа: А если бы власть продвигала идею сближения Молдовы с Российской Федерацией, люди выступили бы против этого союза и за сближение с ЕС?

Аркадие Барбэрошие: Поговорим немного и об этом. Поскольку в этом направлении все-таки было кое-что сделано. За эти пяти лет мы получили безвизовый режим, подписали Соглашение об ассоциации, у нас есть режим свободной торговли с Европейским союзом. Очень важно, особенно после эмбарго, введенных Российской Федерацией, и после закрытия российского рынка, Европейский союз открыл рынок для молдавской продукции, положения Соглашения о свободной торговле вступили в силу намного раньше, чтобы поддержать страну в тот момент, когда стратегический российский рынок был для нас закрыт. Это довольно странное явление в нашем обществе. Мы провели специализированные исследования относительно европейской интеграции в сравнении с евразийской интеграцией, отобрали около 25 параметров и попросили граждан оценить по этим критериям Европейский и Таможенный союзы. Мы, например, спросили: „Где лучше дороги?”, „Где лучше образование?”, „Где лучше медицина?”, „Где выше уровень коррупции?”

Свободная Европа: Где соблюдается закон?

Аркадие Барбэрошие: Так. И по 23-ём из этих параметров Европейский союз, если говорить спортивным языком, обыгрывает более чем на 60%. А когда мы спросили граждан: „Куда бы вы хотели, чтобы двигалась наша страна?”, они ответили, что все-таки в сторону Таможенного союза, несмотря на то, что в Европейском союзе ситуация с тем, что их волнует и затрагивает их уровень благополучия, лучше.

Свободная Европа: Как вы объясняете этот парадокс? Ведь на вопрос, если бы в следующее воскресенье прошел референдум о присоединении Молдовы к ЕС, «за» высказались бы только 40%, в то время как за вступление в Евразийский союз - 58%.

Аркадие Барбэрошие: С тех пор, как мы проводим оценку этих параметров, это самое больше расхождение по этим вопросам.

Свободная Европа: Как вы это объясняете?

Аркадие Барбэрошие: Во-первых, плохое качество управления. Партии, которые объявили себя проевропейскими, на самом деле скомпрометировали понятие европейской интеграции. Лучше бы они не называли себя европейскими, лучше бы их альянс не назывался за европейскую интеграцию. Во-вторых, существует психологический фактор, о котором мы уже говорили. Хотя граждане и понимают, что в Европейском союзе намного лучше, чем в Таможенном союзе, они предпочитают Таможенный союз. Попробуем уяснить, почему люди отдают предпочтение Таможенному союзу. Речь идет о психологическом страхе перемен, страхе не суметь интегрироваться в новое общество из-за незнания языка. Наши люди очень хорошо знакомы с тем, что происходит на Востоке: если нашего человека задерживает полицейский, он знает, что может заплатить и избежать штрафа либо протокола за различные административные нарушения. Он продолжает работать в России, выплачивая полицейскому этот оброк, и считает, что в Европейском союзе это не проходит, там полицейскому заплатить нельзя.

Свободная Европа: Граждане хотят избавиться от коррупции, а с другой стороны, хотят на Восток, к Российской Федерации, где все еще существует та реальность, о которой Вы говорите.

Аркадие Барбэрошие: Потому что существует страх перемен. Наши граждане знают реалии Востока и не знакомы с Западом. Вы это заметили, потому что общались с людьми, которые уже давно эмигрировали или у которых есть уехавшие за границу родственники и они хотя бы раз или два побывали в Европейском союзе. Когда люди видят все своими глазами, их мышление совершенно меняется, человек понимает, что там на самом деле лучше и ему лично там со многих точек зрения комфортнее – из-за зарплаты, медицинского обслуживания, из-за отношения людей к нему на улице. Это совершенно другая атмосфера, когда меняется менталитет, а незнание западных реалий ведет к подобному психологическому страху. Это второй очень важный фактор, который определяет разрыв в геостратегическом выборе граждан. Третий фактор состоит в том, что мы, в общем, оккупированы российскими СМИ и их чрезвычайно эффектной пропагандой. Честно говоря, я и сам не верил, насколько эффективным может быть этот инструмент промывания мозгов. То, что происходит в России и в Молдове в результате экспансии российских СМИ, должно вызывать озабоченность, поскольку является определяющим фактором в формировании общественного мнения. Подобные выводы нам позволяют делать не только показатели геостратегической ориентации. Посмотрите на отношение наших граждан к тому, что происходит на Украине, к российской военной агрессии в восточных регионах Украины и к аннексии Крыма.

Свободная Европа: Почти половина респондентом согласна с утверждением «Крым – это российская территория», а более 40% полагают, что напряженность и кризис на востоке Украины были спровоцированы вмешательством Соединенных Штатов Америки и Европейского союза.

Аркадие Барбэрошие: Проведенный нами опрос еще раз подтверждает все сказанное мной. Потому что такие мнения – не что иное, как результат промывания мозгов через российские СМИ. Потому что вы, Свободная Европа, не продвигаете такой тип информации и не влияете таким вот образом на общественное мнение в нашей стране. К сожалению, наши, местные источники информации на румынском языке пока что намного слабее, чтобы противостоять разрушительному влиянию российских СМИ. В это должна вмешаться власть, а она ничего не делает. И в итоге от этого теряют сами граждане и так называемые проевропейские партии, которые находятся у власти.

Свободная Европа: Господин Барбэрошие, Вы утверждаете, что сегодняшняя и вчерашняя власть, которая представлена проевропейскими партиями, навредила стране, скомпрометировав европейский выбор. А если предположить, что правительство Молдовы заявило о стремлении к Российской Федерации, выбрали бы люди европейскую интеграцию в противоположность отношениям с Россией, если бы к этому стремились власть предержащие?

Аркадие Барбэрошие: Здесь мы вступаем в область спекуляций, на этот счет у меня нет никаких расчетов и в отношении этого можно строить только предположения. Могу предположить, что если бы к власти пришло пророссийское правительство, которое выступало бы за вступление в Таможенный союз, то у нас сильно пострадала бы свобода прессы, а СМИ использовались бы для продвижения идеи сближения с Востоком, с Таможенным союзом. И это происходило бы даже агрессивнее, чем в российских СМИ. При этом Европейский союз был бы очернен, гражданам промывали бы мозги, и за довольно короткое время у нас сложилось бы то же, что происходит сегодня в России. Нужно признать, согласно нашим опросам, интернет у нас сейчас является вторым источником информации для 40-50% граждан, в основном для молодежи. И тогда, конечно же, этот альтернативный источник информации, особенно для молодежи, смог бы в некоторой степени противостоять возможной агрессии официальных СМИ. Вместе с тем, я считаю, что в отличие от нынешнего у нас был бы другой результат. У Европейского союза здесь нет таких же СМИ как у Российской Федерации. Думаю, если бы у нас было руководство, выступающее за Таможенный союз, у нас были бы закрыты и Свободная Европа, Радио France Internationale, и румынские телеканалы, не было бы кому информировать граждан о реалиях Европейского союза и о европейских возможностях, потенциальных европейских перспективах Республики Молдова. Хотя я и говорил, что интернет является важным источником информации, интернет, тем не менее, не телевидение. Телевидение – это источник информации, в отношении которого гражданин выступает как пассивный получатель информации, которая навязывается этим ящиком.

Свободная Европа: Может ли появление в обществе третьей силы как-то изменить ситуацию?

Аркадие Барбэрошие: Проведенный нами опрос показал, что в обществе накопился значительный протестный потенциал. Около 25% граждан готовы протестовать, 26% - в рамках законных протестов и митингов. Это довольно высокий процент. Несмотря на то, что это только намерение, которое не обязательно реализуется, тем не менее, важна уже сама потенциальная возможность. Во-вторых, мы замерили довольно интересный показатель, так называемый показатель политической стабильности, введенный Gallup International. Значение этого показателя в нашем опросе достигло рекордного минимума – минус 58,8%. Это указывает на то, что, опять же с учетом других вопросов, существует большая масса людей, которые недовольны ситуацией в стране. Это почти 78% граждан.

Свободная Европа: Люди считают, что Молдова движется в ошибочном направлении.

Аркадие Барбэрошие: Да, так и есть. То есть, в результате, есть большая часть электората, готовая поддержать другие политические силы. И в опросе появились две партии, одна из которых пока что даже не зарегистрирована: Народная европейская партия, которую формирует Юрий Лянкэ, с потенциалом в открытом вопросе в 6,2%. То есть, когда граждан спросили, за кого они хотят голосовать на парламентских выборах, они не поставили галочку напротив Народной европейской партии, а сами написали, что проголосуют за эту партию. Другие 6,5% в том же открытом вопросе отметили «Нашу партию» Ренато Усатого. Другими словами, здесь уже появляются две силы: одна выступает за восточный вектор, другая – за западный.

Свободная Европа: Молдова по-прежнему расколота. И самая большая проблема в том, что этот раскол не может укрепить государственность.

Аркадие Барбэрошие: Это чревато огромными рисками в том, что касается стабилизации становления независимого государства Республика Молдова. И, к сожалению, политики не способствуют консолидации этого государства, а, напротив, продолжают раскалывать общество. Приводят страну к экономическому банкротству и разобщают в политическом и социальном отношении.

XS
SM
MD
LG