Linkuri accesibilitate

Чемодан. Вокзал... Куда?


Все больше россиян задумываются об эмиграции

Все больше россиян задумываются об эмиграции

Эксперты утверждают: число уезжающих из России позволяет говорить о новой волне эмиграции

Рост эмиграционных настроений жителей России достиг максимальных за последние 15 лет показателей. По некоторым данным, страну в минувшем году покинули не менее 300 тысяч человек, что более чем вдвое превышает аналогичные показатели 2013 года. Эксперты утверждают, что столь значительный поток уезжающих вызван изменением политической обстановки в России – после присоединения Крыма и разрастания конфликта вокруг Украины.

Собеседники Радио Свобода – консультанты по эмиграции Сергей Кузнецов и Екатерина Кадиева, организаторы facebook-проекта "Чемодан. Вокзал... Куда?"

Кузнецов: Для нас это не совсем бизнес. После того как мы уехали из России, выяснилось, что многие люди хотят воспользоваться нашим опытом. Сначала мы всем по дружбе рассказывали, но когда к нам стали обращаться друзья друзей и друзья друзей друзей, стало ясно: либо надо это как-то прекратить, либо придумать другой, коммерческий формат.

У вас нет отбоя от клиентов?

Кузнецов: Ну, плюс-минус...

Куда хотят уезжать из России?

Кадиева: Нет какого-то одного адреса, который всем подходит. У людей разные финансовые обстоятельства, разные пожелания по климату. Мы подбираем ту страну, которая наиболее хорошо подходит конкретной семье или конкретному человеку, если при этом есть какой-то легальный способ туда попасть.

– Что за люди к вам обращаются?

Кузнецов: Я бы сказал, что в основном это средний класс. Может быть, в сторону upper-middle. В большинстве своем это семейные люди, за 30 лет, иногда за 40. Либо успешные профессионалы в каких-то компаниях самых разных специализаций – менеджмент, финансы; либо, наоборот, люди, которые сами себе зарабатывают на рынке; либо дизайнеры, архитекторы; либо у них бизнес как бизнес, чаще всего какой-то полусемейный. Довольно успешный бизнес, мелкий и средний, я бы сказал, причем мелкого больше, чем среднего. В прошлом году мы обратили внимание на то, что к нам не обращаются программисты и специалисты по IT, потому что такие люди прекрасно умеют "вывозить" себя сами. Но вот после Нового года пошли и программисты тоже.

– Почему успешные бизнесмены, профессионально реализовавшиеся люди обращаются к вам за помощью? Есть какая-то главная причина, по которой они хотят покинуть Россию именно сейчас?

Кузнецов: Мы спрашиваем об этом клиентов, они отвечают по-разному. Но если поделить на типы ответов, то картина такова. Часть людей говорит, естественно, о политических причинах, скорее, в терминах "в России стало душно, стало страшно". А часть людей говорит о причинах экономических, о том, что бизнес их гибнет, особенно если это был бизнес, связанный с импортом в Россию. Практически все говорят о том, что не видят перспектив в социальном плане, например, в отношении образования для своих детей и медицины для самих себя в старости. Вот эти три причины друг в друга перетекают в зависимости от того, насколько люди понимают их взаимосвязь.

– К вам преимущественно обращаются жители Москвы и Петербурга и других крупных городов или люди со всей России?

Кузнецов: Конечно, Москвы и Петербурга больше, чем остальной страны, хотя бы потому что у нас довольно дорогая услуга, но и из других городов мы регулярно получаем запросы.

– Екатерина, вы представлены в проекте "Чемодан. Вокзал... Куда" и как коуч. Чем вы можете в этом качестве помочь потенциальным эмигрантам?

Иногда люди очень высоко оценивают свои знания и умения и излишне оптимистично рисуют себя картину будущей профессиональной деятельности, иногда наоборот

Кадиева: Я помогаю им посмотреть немножко шире на то, что они хотят делать, умеют делать и могут делать на новом месте. Иногда люди не очень адекватно оценивают себя и свои возможности. Порой слишком высоко оценивают свои знания и умения и излишне, может быть, оптимистично рисуют для себя картину будущей профессиональной деятельности, иногда наоборот. Помочь людям адекватно оценить и понять себя – это тоже часть нашей услуги.

Назовите, пожалуйста, несколько самых популярных адресов. Есть ли люди, стремящиеся к дауншифтингу где-нибудь в Гоа или в Таиланде? Или в основном вы имеете дело с людьми, которые хотят жить активно и строить карьеру?

Кузнецов: В основном к ним приходят активные люди, которые хотят строить карьеру. Но несколько раз попадались такие, кто искал способа с заработанными деньгами где-нибудь спокойно жить. Обычно это уже люди пенсионного возраста. Их интересует Швейцария или Уругвай. Естественно, и среди наших знакомых есть люди, которые уезжают или хотят уехать в Азию, это традиционное направление дауншифтинга. Но такие люди обычно отлично умеют это делать и без нашей помощи. К нам, скорее, действительно обращаются люди, стремящиеся переехать в один из нескольких конкретных регионов. В первую очередь, многие хотят в Европу, потому что им близка европейская культура, а почти все наши клиенты склонны считать Россию частью Европы. Часть предпочитает Восточную или Центральную Европу как более близкую по менталитету русским, славянам. Часть, наоборот, обязательно хочет оказаться в Западной Европе и Средиземноморье.

Это два первых больших кластера. Есть и другая категория: "Мне не нужна Европа, я там всегда буду чужим, мне хочется эмигрантскую страну". И тогда это Северная Америка, реже Австралия, Новая Зеландия, иногда Южная Америка. Кому-то нравится, что в Европе старая культура, а кому-то, наоборот, нравится, что в Америке всего этого нет, и эмигранту гораздо проще "встроиться", что действительно правда.

– Есть ли желающие переехать в постсоветские республики: на Украину, в Грузию или страны Прибалтики?

Некоторые открыто говорят, что им страшно ехать на Украину или в Грузию, потому что им кажется, что только уедешь из России, как она к тебе сразу придет в гости

Кузнецов: Есть категория людей, готовых к переезду в Прибалтику, но Прибалтика не воспринимается как постсоветская республика, она идет через запятую с Чехией, грубо говоря, или Черногорией, при всем различии этих стран. Если же говорить о бывших советских республиках минус Прибалтика, то, наверное, люди, которые хотят уехать на Украину или в Грузию, умеют это тоже как-то решать без нас. Некоторые открыто говорят: им страшно ехать на Украину или в Грузию, потому что им кажется, что только уедешь из России, как она к тебе сразу придет в гости.

– Какова основная мотивация, по которой люди обращаются к вам? Чего они не могут без вас сделать? Они не знают, как уехать дешево, в бюджетном варианте, или они боятся психологических проблем, не знают языка? Или их пугает незнание административных особенностей, связанных с оформлением виз, легализацией?

Кадиева: Не было двух одинаковых случаев за все то время, что мы занимаемся этими услугами. Обычно это сочетание нескольких факторов. Иногда люди хотят больше информации о том, как нужно действовать с административной точки зрения. Часто хотят просто поговорить о том, как устроена жизнь в разных странах, как устроена медицина, как устроено образование, как относятся к эмигрантам. Вопросы языка обычно людей не беспокоят, потому что, если они решились ехать, они садятся и учат языки. Бывают вопросы по налоговому законодательству, кому-то нужна помощь с контактами.

Я, как психолог, во всем вижу много психологии: часто люди приходят, не зная, справятся они с такой большой историей или нет. Они хотят посоветоваться, понять, есть ли у них ресурс на такой шаг. Мы считаем положительным результатом, что несколько человек, поговорив с нами, решили: они не поедут, потому что не поднимут эту задачу. Это тоже важно, потому что переехать и в середине истории понять, что у тебя нет на это сил, куража, энергии и денег, например, намного хуже, чем осознать это до того, как ты начал вкладывать в переезд силы и ресурсы.

– Каков коллективный портрет россиянина, который обращается к вам: это человек предприимчивый, который выходит на новую фронтиру в своей жизни, или это человек разочаровавшийся, испуганный, который не способен сам решить жизненные проблемы, которые перед ним встают?

Кадиева: В основном идет поток людей, с которыми и в обычной жизни ты бы с удовольствием дружил. Это приятные, интеллигентные, предприимчивые, активные люди, такой хороший, крепкий средний класс, с очень понятными, общеевропейскими, я бы сказала, общечеловеческими ценностями. Я не могу сказать, что люди напуганы, но, в общем, да, они огорчены всем происходящим. У нас нет политэмигрантов, потому что тем, кто едет за предоставлением такого статуса, мы не нужны. А наши клиенты – активные, позитивные, хорошие люди, которые готовы решать свои проблемы сами, и не только свои.

Шереметьево. Образ Родины. Фото Елены Фанайловой

– "Россия уезжает из России" – можно так сказать?

В России остается много людей того же типа, как те, с которыми мы беседуем, которые готовы дальше продолжать работать

Кузнецов: Это некоторое обобщение, и, мне кажется, чрезмерное допущение. В России остается много людей того же типа, как те, с которыми мы беседуем, которые готовы дальше продолжать работать. У кого-то более удачно отстроен бизнес, его не пугает наступивший кризис. Кто-то, подумав, решает, что важнее родной язык и родная культура. Кто-то остается по личным причинам, не знаю, может быть, не хочет оставлять старых родителей. Много разных причин, по которым люди остаются в России. Я бы не проводил какой-то решительной границы: вот настоящие люди-де уезжают, а те, которые остаются, другие.

Кадиева: Даже среди нашего московского круга общения уезжают далеко не все. Некоторые наши давние московские друзья принимают совершенно осознанное решение остаться.

Кузнецов: Очень немногие люди, с которыми мы беседуем, уезжают в формате, как уезжали люди из СССР в 1970-е годы, то есть навсегда. С другой стороны, многим очень важна возможность ездить в Россию. Часто говорят: "Мы посмотрим, как там, и, может быть, мы вернемся, если ситуация будет к этому располагать". Так что не думаю, что слова "Россия уезжает из России" в данном случае применимы, – считает консультант по эмиграции Сергей Кузнецов.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

XS
SM
MD
LG