Linkuri accesibilitate

Лица Майдана. Год спустя


Фрагмент картины "Тревожная ночь" украинской художницы и бывшей активистки "Евромайдана" Марины Соченко

Фрагмент картины "Тревожная ночь" украинской художницы и бывшей активистки "Евромайдана" Марины Соченко

Спустя ровно год после начала протестного движения в Киеве герои "Евромайдана" вспоминают друзей и говорят о своих надеждах

Ровно год назад, 21 ноября, в Киеве на площади Независимости зародилось протестное движение, которое стало известно как "Евромайдан". Массовые выступления против политики президента Украины продолжались всю зиму 2013-2014 годов, а силовое противостояние с подконтрольными Виктору Януковичу спецслужбами привело ко многим жертвам и в итоге – к свержению его власти и избранию новых президента и парламента страны. Сейчас в Киеве отмечают первую годовщину "Евромайдана" и вспоминают всех, погибших и живых, кто помог изменить ход истории Украины.

В течение нескольких напряженных месяцев, начиная с конца ноября, мир увидел много лиц новой Украины – политических лидеров, звезд культуры и шоу-бизнеса и, главное, рядовых граждан, которые не смогли безучастно наблюдать за происходящим и вышли на Майдан.

Люди готовы вносить свой вклад

Назарий Боярский в дни противостояния в Киеве работал в группе "Евромайдан SOS", организованной волонтерами для поисков десятков своих пропавших без вести товарищей. По его словам, судьбу около 30 человек установить не удалось до сих пор. Сегодня он продолжает деятельность адвоката и правозащитника и подчеркивает, что дух взаимовыручки и товарищества, родившийся на Майдане в те тревожные дни, жив до сих пор: "Вы видите его в глазах волонтеров, которые появляются, чтобы, чем могут, подержать нас, начиная от высококлассных адвокатов, готовых пожертвовать прибылью и, чтобы помочь задержанным, работать бесплатно, и заканчивая какой-то прекрасной женщиной, которая приходит к нам в офис готовить еду. Осознание этого факта – что люди готовы не только сопереживать, но и вносить свой вклад – самое яркое впечатление для меня за весь прошедший год".

"Вот вам Европа!" Картина художницы и активистки Майдана Марины Соченко

"Вот вам Европа!" Картина художницы и активистки Майдана Марины Соченко

Боярский отметил свое 25-летие на Майдане 30 ноября прошлого года – в тот самый трагический день, когда бойцы спецподразделения "Беркут" атаковали протестующих. В этом году он рассчитывает, что празднование пройдет в более спокойной обстановке: "Этот вечер я проведу в кругу своих родных и близких друзей. К сожалению, за прошедший год, из-за того, что у меня на них не было времени, они страдали, и теперь я хочу видеть только их".

Я была очень робкой

Галина Трофанюк, готовившая еду для демонстрантов, говорит, что сильно изменилась за три месяца, проведенных на Майдане в Киеве. Она смеется над тем, что когда-то считала себя очень робкой, и уверяет, что сегодня с ней, что называется, не стоит связываться – в случае необходимости она лично готова вновь собрать людей и поднять их на борьбу. Товарищи по протестному движению звали ее "мамой" – за потрясающую способность быстро организовать горячее питание для огромного количества народа. Когда Галина Трофанюк вернулась в родную деревню Росохач, она стала местной знаменитостью. С собой из Киева она привезла флаг Украины, который до сих пор развевается над местным клубом. Дочь Галины, бывшая вместе с ней на Майдане, вышла замуж и родила сына, зачатого во время протестов: "Они пришли туда вдвоем, а вернулись оттуда уже втроем. Да, там у них начался такой маленький роман. И появился маленький майдановец, казак!"

Сегодня Галина Трофанюк ездит в Польшу на поденные работы, переводит часть полученных денег на нужды украинской армии и регулярно сдает кровь. При этом она отчасти не может скрыть своего разочарования, подчеркивая, что боится, что украинские политики так и не извлекли уроков из произошедшего прошлой зимой: "Может случиться и новый Майдан, если политики не поймут, что они сейчас создают хаос. Народ готовится к худшему, и многие разочаровались даже в Майдане. Они исчезают, разъезжаются кто куда. Иногда мне даже стыдно теперь говорить, что я была на Майдане, что мы стояли там за правду, за лучшую жизнь. Нам нужны умные политики, такие, чтобы люди видели, что их сыновья не умирают ни за что".

Для меня и для моих друзей все осталось по-прежнему

В холодные дни конца прошлого декабря студентка София Марченко раздавала участникам Майдана приготовленные ею печенья. "Сладкое всегда поднимает людям настроение, – говорит она, – и мне нравилось видеть улыбки, когда они брали печенье, слышать, как они благодарят меня". Сегодня Софии уже 19 лет, она вернулась в университет и готовится расширять свой маленький кондитерский бизнес. Но, по ее словам, воспоминания о Майдане всегда с ней, и они нисколько не потускнели: "Самые яркие воспоминания – это не один какой-то определенный момент, когда что-то случилось или кто-то что-то сказал. Мне запомнилось общее настроение, когда все стали одной большой семьей и все старались друг другу помочь".

София Марченко на Майдане. 20 декабря 2013 года

София Марченко на Майдане. 20 декабря 2013 года

Несмотря на сильный мороз и опасения родителей за безопасность дочери, София много раз приходила на Майдан, чтобы раздавать свои печенья. Кроме того, во время протестных месяцев она собирала деньги и предметы первой необходимости для демонстрантов. Год спустя она говорит, что для нее и для ее друзей дух Майдана до сих пор жив, все осталось по-прежнему. Пережитое навсегда изменило ее и очень многих, хотя и не всех, жителей Украины: "Я была готова к переменам. И сейчас я готова пройти через этот неудобный, некомфортный период, когда так высок курс доллара, когда случается то одно, то другое, когда возникают новые проблемы. Но это следует пережить, чтобы в будущем все пошло на лад. У нас, у ветеранов Майдана, поменялось мышление. Теперь люди думают не о том, что может дать им Украина, а что они сами готовы дать Украине. Именно в этом заключается любовь к своей стране. И я очень разочарована тем, что очень многие люди до сих пор не понимают этого".

Скорбь по отцу

Студентка архитектурного института Ульяна Вербицкая до сих пор носит траур по своему отцу Юрию, сейсмологу из Львова, по словам всех, кто его знал, мягкому и спокойному человеку, который в конце прошлого года ушел с работы и поехал в Киев, чтобы участвовать в манифестациях на Майдане. Он работал на кухне в лагере демонстрантов, готовил им бутерброды и поддерживал коллег горячим чаем и горячими словами. 22 января этого года после двух месяцев противостояния с милицейским спецназом тело Юрия Вербицкого со следами страшных пыток было найдено в лесу в окрестностях украинской столицы. Он стал одной из первых жертв "Евромайдана".

Портрет Юрия Вербицкого работы художницы Марины Соченко

Портрет Юрия Вербицкого работы художницы Марины Соченко

В последний раз Ульяна видела отца в одном из киевских госпиталей, куда он попал с осколками разорвавшейся гранаты со слезоточивым газом в глазу. Через некоторое время его и его товарища, журналиста и активиста протестного движения Игоря Луценко, похитили из больницы несколько неизвестных мужчин. На следующий день Луценко вернулся – зверски избитым, но живым. Похитители, по его словам, били их, пытали и все время спрашивали об активности на "Евромайдане". Потом их обоих, видимо, в разных местах, выбросили в лесу на морозе. Луценко сумел добраться до людей, а отец Ульяны – нет. Экспертиза показала, что Юрий, не имея сил пошевелиться, замерз насмерть.

По данным новых властей Украины, смерть Юрия Вербицкого была прямо санкционирована высшими офицерами и чиновниками МВД и Генеральной прокуратуры правительства бывшего президента Виктора Януковича. Из 13 человек, объявленных подозреваемыми по этому делу, до сих пор арестован лишь один.

XS
SM
MD
LG