Linkuri accesibilitate

Вторая половина 2014 года прошла под знаком триумфа радикальных джихадистов из организации «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ), которая затем переименовалась в «Исламское государство» (ИГ). За считанные недели террористы установили контроль над третью территории Ирака, присоединив эти земли к своим завоеваниям на востоке и северо-востоке Сирии. В результате на карте Ближнего Востока появилось монолитное квазигосударство с жесточайшим оккупационным режимом, основанным на религиозном фанатизме крайней степени.

Опасность существования ИГ в том, что эта сила вышла из-под контроля своих внешних кураторов (а такие, безусловно, есть) и за короткое время стала самодостаточной. В ходе молниеносного июньского рейда по северо-западу Ирака радикальные исламисты захватили банки с сотнями миллионов долларов, целые военные базы с горами вооружений и техники, приняли в свои ряды отставных военных-суннитов из бывшей армии Саддама Хусейна.

Теперь ИГ – это уже не разрозненные полубандитские формирования. Вернее, бандитами и головорезами они не перестали быть, но отныне это организованная армия с собственной боевой техникой, десятками тысяч бойцов, управляемых кадровыми офицерами, и огромной денежной «подушкой». Не будем также забывать, что они захватили крупные месторождения нефти в Сирии и Ираке, благодаря чему имеют ежедневный (!) доход в 1 млн. долларов США. Те силы, которые стояли за ИГИЛ/ИГ, крепко просчитались: вместо послушной игрушки они получили неконтролируемую черную дыру, которая, как злокачественная опухоль, дает метастазы.

А сейчас начнем обзор экспертных мнений, что поможет нам понять всю сложность создавшейся ситуации. В частности, немецкий востоковед Михаэль Лаубш в интервью Deutsche Welle отметил, что на джихадистов ИГ внимательно смотрят талибы и другие экстремистские группировки. «Модель ИГ предполагает трансграничную экспансию «халифата», причем на те территории, где есть востребованные на мировом рынке природные ресурсы», - отмечает эксперт. Он уверен, что мнение о том, будто ИГ ограничится только Сирией и Ираком, глубоко ошибочно. Как ошибочно и то, что боевики якобы не оказывают никакого влияния на Центральную Азию и Кавказ. «Это влияние уже ощутимо, особенно в Узбекистане и отчасти в Таджикистане. ИГ демонстрирует умение вести самую широкую пропаганду современными средствами, через социальные сети», - утверждает Лаубш.

С ним согласен российский эксперт Андрей Серенко, который не исключает, что на почве «Талибана» и Исламского движения Узбекистана следует ждать появления группировок, которые попытаются повторить этот «проект» в Центральной Азии. Наиболее вероятными направлениями для их атаки Серенко считает Туркмению и Узбекистан.

Большая часть боевиков из СНГ, воюющих в рядах сирийской оппозиции, будь то выходцы из Центральной Азии или с Кавказа, входит в формирования ИГ и постоянно общается с «братьями» в Пакистане и Афганистане, говорит в интервью DW координатор Объединенной евразийской экспертной сети Jeen Наталья Харитонова. «ИГ заявляет, что ее формирования готовы прийти на Кавказ. И наиболее просматриваемый путь туда – с северо-запада Афганистана через Центральную Азию к Каспию. Под угрозой оказываются не только Азербайджан, но и другие обладатели углеводородов – Туркмения, Узбекистан, Казахстан», - отметила Харитонова.

Российская «Независимая газета» в сентябрьском номере ссылается на газету The New York Times, которая пишет о том, что президенту Обаме придется найти способ нанести удары по ИГ в Сирии так, чтобы это «не сыграло на руку президенту Башару Асаду». С другой стороны, Белому дому предстоит убедить в правильности своей позиции таких союзников, как Турция и Саудовская Аравия. «Анкара опасается защищаемых Вашингтоном курдов, которых рассматривает как террористов, угрожающих территориальной целостности страны. А Эр-Рияд полагает, что борьба с суннитскими экстремистами из ИГ породит недовольство собственных суннитских радикалов», - отмечает «НГ».

Между тем, крупный американский специалист по Ближнему и Среднему Востоку, бывший посол США в Афганистане, Ираке и ООН Залмай Халилзад в своей статье на страницах издания The National Interest выразил мнение о необходимости скорейшего сближения с умеренными суннитскими лидерами. Это необходимо, считает дипломат, «не только для достижения столь необходимого политического урегулирования, но и для включения умеренных суннитских сил в борьбу против ИГ, а также для отрыва баасистов (партия сторонников Хусейна и Асада) и племен от ИГ». «Кроме того, если разделение полномочий между суннитами и шиитами окажется невозможным, распад Ирака станет неизбежным, - продолжает бывший полпред США в ООН. – В таком случае критически важными станут отношения США с суннитскими лидерами, что сделает возможным уничтожение ИГ в их логове на западе Ирака».

Руководитель Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Василий Кузнецов в интервью «Ленте» назвал ИГ достаточно мощным образованием, сталкиваться с которым мировому сообществу раньше не приходилось. «Даже если удастся успешно выдавить его из Ирака, боевики отступят в Сирию и вновь на повестке дня возникает сирийская проблема. Кроме Асада, там нет другой силы, которая способна противостоять этой организации», - считает востоковед.

«Теоретически возможно создание некоего суннитского государства на этой территории, но в том виде, в котором халифат существует сейчас, это нежизнеспособное образование. Сегодня в условиях военной мобилизации они получают деньги от продажи имущества убитых ими людей, от контрабанды нефти, от продажи артефактов, но серьезный экономический базис на этом построить невозможно», - добавил политолог.

По словам американского эксперта по противопартизанским операциям Дэвида Килкалена, опасность ИГ в том, что «они сочетают в себе боевые возможности «Аль-Каиды» с административными возможностями «Хезболлы», у них есть повестка государственного строительства и понимание важности эффективного управления».

«Абу Бакр аль-Багдади (лидер ИГ) призвал научных работников, проповедников, судей, врачей, инженеров и людей с военным и административным опытом примкнуть к исламистам, чтобы помочь им в нелегком управленческом деле. И многие откликаются: специалисты, в частности, приезжают из Северной Африки, Китая и Европы. Так, за телекоммуникационные системы в Ракке отвечает кандидат наук из Туниса, который добровольно присоединился к боевикам», - рассказал эксперт.

Профессор Российского государственного гуманитарного университета Григорий Косач полагает, что борьба с ИГ – это борьба не только с квазиполитическим образованием, но и с самой радикальной формой ислама. «При помощи разрушения «Исламского государства» военным путем невозможно искоренить исламский фундаментализм. Это задача не американцев или Запада, это задача самих мусульман», - сказал Косач «Ленте».

По его словам, американцы готовы помочь курдским формированиям «пешмерга» и сирийской «умеренной» позиции, чтобы бить по ИГ в Сирии. «Сейчас формируется широкая коалиция для борьбы с этим халифатом. Речь не идет только о странах Запада, США или даже о блоке НАТО, речь идет о формировании коалиции, которая включила бы наибольшее число ближневосточных государств, в том числе Иран. Если эти планы увенчаются успехом, то с «Исламским государством» будет покончено», - уверен эксперт.

Часто цитируемый мною французский политолог Тьерри Мейсан как раз по поводу НАТО высказывается более чем жестко, обвиняя Альянс в ведении двойной игры. «Благодаря такому двуличию, НАТО сможет и дальше продолжать забрасывать орды джихадистов в Сирию под видом борьбы с ними. Однако после того как НАТО посеет хаос во всём арабском мире, включая и Саудовскую Аравию, она повернёт «Исламское Государство» против двух развивающихся держав – России и Китая. Вот почему обе эти державы должны уже сейчас вмешаться и уничтожить в зародыше частную армию, которую НАТО в арабском мире создаёт и тренирует. В противном случае, Москва и Пекин вынуждены будут вскоре столкнуться с нею на своих собственных территориях», - уверен он.

Не менее критически отзывается президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский, обвиняя американцев в том, что они открыли «ящик Пандоры». Востоковед припомнил Вашингтону и финансирование афганских моджахедов против советских войск, и свержение Саддама, после чего Ирак превратился в полигон для исламистов, и свержение Каддафи с аналогичными последствиями для Ливии. «Обрушение американцами очередной арабской страны всякий раз вызывало всплеск исламизма. Вообще политика США поражает своей непоследовательностью. Даже одноходовые комбинации совершенно не продумываются, не работает экспертиза, - сказал Сатановский в интервью «Аргументам и фактам». – Никакой стратегии «управляемого хаоса» на самом деле у Америки нет – хаос получается абсолютно неуправляемый!». В дополнение он предупреждает об опасности прихода джихадистов в Россию.

В свою очередь, директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семён Багдасаров видит опасность в том, что в регионе впервые создано квазигосударство со всеми атрибутами власти. «Их никто не контролирует и никто пока не может остановить. Хотя противостоящие им силы в Ираке и Сирии примерно в 8-9 раз многочисленнее! Это говорит о высокоэффективной военной организации ИГ. Костяк его армии составили бывшие офицеры Хусейна, входящие в так называемую военную шуру ИГ во главе с Хаджи аль Бакри – бывшим полковником иракской армии, - рассказал Багдасаров «АиФ». – Многие из них, кстати, учились ещё в советских военных академиях. В том, что эти военные профессионалы оказались в рядах такого ужасающего монстра, как ИГ, во многом виноваты США и иракское правительство, которое в своё время изгнало этих офицеров из армии и спецслужб».

«Велика вероятность, что скоро на Голанских высотах с армией ИГ столкнется Израиль. Кроме того, они заявили о готовность ударить по американским базам в Кувейте. Все основания опасаться ИГ есть у Иордании и Саудовской Аравии. Неслучайно последняя сосредоточила на иракской границе 30-тысячный корпус, возводит оборонительные сооружения и просит Египет и Пакистан прислать солдат, так как сами саудовцы воюют плохо», - добавил эксперт и подчеркнул опасность ИГ для России.

Специалист по международной безопасности британского Азиатско-Тихоокеанского фонда Саджан Гоэль считает, что проблема не будет решена одними ударами по позициям джихадистов, т.к. на контролируемых территориях они фактически действуют как «альтернативное правительство».

По мнению профессора Катарского университета Махджуба Зуэйри, Вашингтон не заинтересован в своем вовлечении в конфликт, но у него нет другого выхода, кроме вмешательства. «Среди основных сил на Ближнем Востоке распространено мнение, что ничего не может быть сделано без США. При возникающей опасности региональные государства, как страусы, склонны прятать голову в песок и ждать помощи извне. Такой подход существует с периода иранской Исламской революции 1979 года», - цитирует катарского профессора издание «Внешняя политика».

Известный российский политолог, доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ Сергей Маркедонов уверен, что США и Россия должны наладить взаимодействие в деле борьбы с террористическими группировками. При этом эксперт признает, что украинский кризис заметно испортил отношения двух держав, из-за чего горячие точки планеты остались «бесхозными». Но препятствием является и разное видение проблемы из Москвы и Вашингтона. «То, что Россия видит как непосредственную угрозу вблизи своих границ, имеющую последствия для внутренней безопасности, то для США – небольшая часть крупного геополитического пазла, - пишет Маркедонов на страницах издания «Профиль». – Между тем, взаимосвязь северокавказских проблем с положением дел на Ближнем Востоке и в «ближнем зарубежье» отмечали не только споуксмены российских спецслужб, но западные журналисты и эксперты».

Продолжение следует…

XS
SM
MD
LG