Linkuri accesibilitate

Стадионы вместо пирамид


Национальный стадион Бразилии имени Манэ Гарринчи

Национальный стадион Бразилии имени Манэ Гарринчи

Во что обходятся "репутационные" спортивные мероприятия стране-организатору

Бразилия переживает противоречивые чувства по поводу стартовавшего 12 июня чемпионата мира по футболу. С одной стороны – миллионы болельщиков, живущие грандиозным спортивным праздником, что только усиливает ожидание победы бразильской команды. С другой – большинство рядовых бразильцев (61%, судя по опросам) разочарованы тем, что государство транжирит огромные средства на финансово убыточные зрелища. Вместо того, чтобы тратить их на социальные проекты, сулящие реальную и долговременную выгоду обществу, включая его беднейшие слои.

Президент Бразилии Дилма Русеф

Президент Бразилии Дилма Русеф

Неудобства большие и малые, которые причинили бразильцам подготовка к чемпионату, коррупционные эксцессы, перерасход смет на строительные работы и связанные с ними бесконечные задержки, послужили причиной протестов, на которые была вынуждена откликнуться президент Бразилии Дилма Русеф:

– Нет ничего странного в том, что правительство тратит на стадионы больше, чем на объекты инфраструктуры, ибо сроки соответствующих проектов совершенно разные: спортивные арены воздвигаются быстро, а вот метро за два года закончить нельзя. И вообще, – указала Русеф, – метрополитен не планировался к чемпионату. Чемпионат был лишь предлогом для того, чтобы осуществить социально необходимый, но вечно откладывавшийся замысел.

Пробивать бюрократические заслоны тараном в виде общенациональных репутационных проектов – затея крайне опасная. Хорошо, если она работает, но если заслонов слишком много, то все оборачивается хаосом и потерей денег, предупреждали критики президента. Русеф, однако, была уверена, что, как только сборная Бразилия выйдет на поле на первый поединок против Хорватии, все размолвки забудутся и нация сплотится. Продажа телевизоров накануне старта чемпионата подскочила в стране на 49%.

Не ошибка ли, спросили Русеф, проводить матчи в 12 городах Бразилии, тогда как по правилам ФИФА можно было ограничиться и восьмью и не строить дополнительные стадионы? Ассоциация самолично отбирала города, и сейчас уже как-то поздно это обсуждать, ответствовала президент. ФИФА, со своей стороны, утверждает, что центральное правительство Бразилии настояло на 12 городах, исходя из принципа "каждой региональной сестре по серьге".

Акция протеста бразильских профсоюзов накануне открытия чемпионата мира

Акция протеста бразильских профсоюзов накануне открытия чемпионата мира

В октябре Русеф должна переизбираться в президенты. Она по-прежнему фаворит, но отрыв от соперников сокращается. Не исключено, что неудача бразильской сборной на турнире может еще больше ослабить ее шансы на победу. Но Русеф стала терять рейтинг из-за того, что в обуржуазивающейся Бразилии все меньше людей жаждет получать от государства блага духовные и все больше – материальные. А поскольку Бразилия еще и демократия, то просвещенный электорат там сегодня хорошо усвоил наличие обратной зависимости между госрасходами на зрелища и на хлеб, и сполна пользуется правом на свободу собраний, чтобы донести свое понимание до властей. На днях по стране прокатилась волна демонстраций ветеранов полиции с требованием повышения пенсий. Им предшествовали выступления заметной части полуторамиллионного контингента бразильцев, включая обитателей фавел, попавших под принудительное переселение в связи со строительством, относящимся к Copa do Mundo.

Экономическую подноготную чемпионата мира по футболу вскрывает один из главных в Америке знатоков экономики спорта, профессор университета штата Юта Дэвид Берри:

– Людям внушают, что организация подобных соревнований очень выгодна стране-устроительнице. В плане увеличения трудовой занятости, ускорения темпов роста экономики, продвижения своего имиджа на международной арене и среди финансовой элиты. Но богатый опыт свидетельствует, что это не совсем так. Точнее даже, совсем не так. Устроитель тратит очень большие деньги на спортивные арены и инфраструктуру – шоссе, железные дороги, электростанции и высоковольтные линии, а вот ожидаемой экономической отдачи не получает. И Бразилия – это классический пример страны, которая, я почти уверен, окажется в убытке от чемпионата.

Профессор Берри объясняет, что такое "эффект вытеснения" и как он действует применительно к футбольной эпопее в Бразилии:

– Бразилия – это страна, которая привлекает множество туристов. 2014 год – не исключение: в июне-июле она могла ожидать наплыва большого количества гостей. Многие из них, однако, я убежден, изменили свои планы и либо вообще решили не ехать в Бразилию, либо перенесли сроки поездки, ибо нормальный отдых немыслим бок о бок с толпами фанатов. А о таком антистимуле, как безумно подскочившие цены на гостиничные номера, я уже не говорю. Таким образом, из фактических доходов от футбольного туризма следует вычесть упущенную выручку от несостоявшегося рекреационного туризма. И сумма под чертой окажется совсем не такой внушительной, какую обещали бразильцам устроители чемпионата. Дополнительная реклама Бразилии как туристической стране не нужна, а вот если во время чемпионата усилятся дорожные заторы и бытовая преступность или, не дай бог, случится какое-то ЧП типа теракта, то СМИ разнесут это по всему миру, и это только подорвет будущий туризм.

Как у фараонов была мания строить пирамиды, так современные демократические правители обуреваемы страстью строить стадионы. Только вот фараоны не считали, что пирамиды будут финансово прибыльными, коими мыслят спортивные арены наши нынешние вожди
Как явствует из экономической теории, все разговоры об увеличении трудовой занятости вследствие финансирования государством инфраструктурных проектов имеют смысл до тех пор, пока в стране наблюдается высокая безработица и есть простаивающие производственные мощности. Но в Бразилии сегодня ситуация совсем иная, страна переживает необыкновенный экономический бум, в том числе в строительной отрасли. Свободных кадров нет, а это значит, что рабочих надо будет переманивать с помощью больших зарплат с действующих проектов на футбольные. Равно как и прочие ресурсы. Что сопряжено с риском инфляции и с риском использования низкокачественных материалов и строительного брака, который тем выше, чем больше работ ведется в авральном режиме. А главное, не будет обещанного роста занятости, произойдет только вытеснение рабочих с одних строек на другие.

Как у фараонов была мания строить пирамиды, так современные демократические правители обуреваемы страстью строить стадионы. Только вот фараоны не считали, что пирамиды будут финансово прибыльными, коими мыслят спортивные арены наши нынешние вожди. Стадионы требуют крупных капиталов, преимущественно заемных, ведь мало кто рискнет финансировать их строительство из текущего бюджета. Займы с процентами надо погашать в течение многих лет. Это долговременная большая обуза для государства. А как можно рентабельно использовать стадион после окончания соревнований? Его не перепрофилируешь в торговый центр или жилой комплекс. Он только занимает дефицитные земельные площади. Стадион – это огромная, пустая чаша, ни на что будничное не годящаяся!

Что остается современному правителю, бухнувшему огромные бюджетные средства в стадионостроение, кроме как уповать на то, что через тысячу лет эти сооружения будут привлекать туристов, как сегодня их привлекают римские Колизей и Форум? И надеться, что пресловутое единение народа во время спортивного праздника не послужит поводом к антиправительственным выступлениям, – шутит Дэвид Берри. И добавляет:

– Кто зарабатывает финансовый или политический капитал на чемпионатах мира? Разнообразные промоутеры, включая ФИФА. Устроители спортивных тотализаторов. Рестораны фаст-фуд. Производители футбольной атрибутики. Ловкие политики, обладающие даром убеждения широких народных масс в целесообразности финансирования публичный развлечений, включая футбол. По крайней мере, я не помню ни одного случая, чтобы какой-то политик в демократии был наказан избирателями за продвижение спортивных феерий. И пока сохраняется такое положение вещей, политики не будут прислушиваться к доводам скептиков.

Дэвид Берри – экономист, а не политик. Поэтому он выступает за то, чтобы проводить чемпионаты мира по футболу только в тех странах – Франция, Германия, Испания, Италия, Англия, например, – которым нет надобности тратиться на новое спортивное строительство, ибо они уже располагают нужным для этого числом стадионов. В таких странах зрелища могут быть столь же коммерчески выгодными, что и хлеботорговля.

В 12 городах Бразилии, где проходят матчи чемпионата, развернуты 170 тысяч военнослужащих, полицейских и сотрудников частных охранных предприятий, а также 15 тысяч добровольных помощников, мобилизованных ФИФА. Организаторы также задействуют 10 тысяч медработников, 530 передвижных медицинских комплексов. Минздрав Бразилии, по официальным сведениям, имеет в своем распоряжении необходимое число больниц и достаточно хорошо оснащен технически, чтобы оперативно отреагировать на любую эпидемиологическую опасность.
XS
SM
MD
LG