Linkuri accesibilitate


На уходящей неделе произошло важное событие на российском медиа-рынке. Владимир Путин подписал указ о ликвидации информационного агентства РИА «Новости» и об образовании единого государственного холдинга «Россия сегодня» на базе этого агентства, телеканала «Russia Today» и радиостанции «Голос России». Директором нового СМИ назначен ведущий программы «Вести недели» на телеканале «Россия», заместитель гендиректора ВГТРК Дмитрий Киселев.

Отмечу, что Киселев считается одним из наиболее лояльных властям российских тележурналистов и уже отметился рядом жестких выпадов против украинской оппозиции, ЛГБТ-движения и в целом тех сил в России и за ее пределами, которых принято считать противниками Кремля. Я помню Дмитрия Киселева с первой половины 90х годов, когда он – какая ирония судьбы! – вел цикл передач, посвященных Европейскому Союзу, к критике которого прибегает сегодня.

Надо сказать, что в российском журналистском и экспертном сообществе достаточно нервно отреагировали на эту новость. Первое, что стали говорить в Москве: «Зачем ломать годами создававшийся коллектив РИА «Новости» и сливать с не менее устоявшимися командами Russia Today и «Голоса России»?». Второе, что смутило моих российских коллег, - собственно личность самого Дмитрия Киселева.

А новый начальник решил с места в карьер объяснить новым подчиненным «политику партии». Пресса наперебой цитирует недвусмысленные заявления шефа государственного холдинга. «Часто под лозунгом объективности мы искажаем картину и смотрим на свою страну, как на чужую. Мне кажется, что этот период отстраненной, дистиллированной журналистики закончен», - сказал Киселев.

В ходе встречи с коллективом РИА «Новости» он вступил в дискуссию с одним из сотрудников. Привожу цитаты по газете «Московский комсомолец»:

Киселев: «Если говорить о редакционной политике, то мне бы хотелось, чтобы она ассоциировалась с любовью к России».
Неназванный сотрудник РИА: «Как найти тонкую грань между любовью к России и любовью к нашему правительству?»
Киселев: «Нужно сделать государство лучше и не отделять его от себя, поскольку журналисты работают на государственную компанию».
Сотрудник РИА: «Я не услышал ответа на свой вопрос».
Киселев: «Измените свое отношение к государству и к Отечеству. Если Вы собираетесь заниматься подрывной деятельностью, то это не совпадает с моим планом, отвечу Вам прямо».

Между тем, указ Путина включает нечто большее, чем судьбу трех указанных СМИ. С «Российской газетой» сливается журнал «Родина». Государственный фонд телевизионных и радиопрограмм ликвидируется и передается ВГТРК. «Российская книжная палата» расформируется и переходит в ведение ИТАР-ТАСС (Зачем отдавать книжное управление в информагентство – непонятно, но это уже другая история).

Обозреватель агентства «Росбалт» Иван Преображенский обращает внимание на то, что эти пертурбации породили массу домыслов и предположений, и полагает, что агентство ИТАР-ТАСС отныне будет главным поставщиком внутрироссийских новостей, в то время как новоиспеченная «Россия сегодня» будет отвечать за продвижение имиджа России за рубежом и, наоборот, освещение международных событий внутри страны.

Однако вернемся к кадровому вопросу. Как пишут многие журналисты и эксперты, пока еще главред РИА «Новости» Светлана Миронюк – слишком сильная и независимая личность, что в условиях влиятельности агентства могло не понравиться Кремлю. Более того, есть мнение, что окружение Путина по каким-то причинам было недовольно освещением событий «Евромайдана» в Киеве. Зато с Киселевым, я уверен, такого недовольства не будет. На встрече с коллективом РИА он сделал ряд знаковых заявлений, не оставляющих никаких сомнений в том, для чего создается гигантский медиа-холдинг. Приведу несколько цитат:

- Восстановление справедливого отношения к России, как важной стране мира с добрыми намерениями, - это и есть миссия новой структуры, которую мне предстоит возглавить…
- Интернет – это аморфное состояние, это большое пространство отдельных норок, в которых сидят люди…
- Если говорить об объективности, то, я считаю, нет ни одного издания в мире, которое было бы объективным. CNN объективно? Нет! Би-би-си объективно? Нет! Объективность – это миф, который нам предлагают и навязывают…

Пожалуй, этого достаточно, чтобы понять одну вещь: российская власть осознала, что проигрывает информационное соперничество в глобальном масштабе, а значит, нужно предпринимать жесткие меры, где нет места рафинированности. Радует ли меня это? Безусловно, нет. Удивляет? Тем более нет.

Наверное, я соглашусь с Киселевым в том, что «объективность – это миф». И даже в том, что указанные им мировые СМИ не особо «замечены» в объективности. Возьмем несколько примеров. Катарский телеканал «Аль-Джазира» одно время считался едва ли не самым объективным и профессиональным в мире. Возможно. Но то, как он освещал события в Египте и Сирии, камня на камне не оставило от разговоров о профессионализме. Открыто поддерживая «Братьев-мусульман» в Египте и противников Башара Асада в Сирии, катарские журналисты полностью обесценили свой имидж.

Другой пример: уважаемое информационное агентство «Рейтер» в 2008 году «прославилось» распространением постановочных фотографий с российско-грузинской войны. В этом же контексте в глупой ситуации оказался американский телеканал Fox News. Напомню, что в 2008 году в студию была приглашена осетинская женщина с дочерью, которая на вопрос ведущего о том, кто виновен в развязывании войны, начала говорить про Саакашвили. Как мы помним, ведущий несколько растерялся, услышав «неправильный» ответ, стал перебивать женщину, а затем и вовсе увел передачу на рекламу.
Наконец, более свежие примеры: подавляющее большинство крупнейших западных телеканалов и печатных СМИ в сирийском кризисе поддержали оппозицию, а в украинских событиях – участников митинга на Майдане. Очевидно, что в этих условиях России не оставалось ничего другого, как укоротить поводок управления прессой. Москва проигрывает информационную войну, а в преддверии Олимпиады это становится вопросом национальной безопасности.

Повторю: я не рад таким изменениям, но считаю их объяснимыми и ожидаемыми. Приходится с сожалением констатировать, что свобода СМИ становится анахронизмом, уделом романтиков, правозащитников и, чего греха таить, проплаченных агитаторов всех мастей, главной целью которых является обвинение противоположной стороны в нарушении свободы слова, при этом «в своем глазу бревна не замечая».

Меняется время, меняются возможности. В условиях широкого развития информационных технологий мы получаем более широкий доступ в мир Информации, но и сами можем стать ее поставщиками. Во время апрельского семинара в Берлине мы посвятили один из дней беседе о влиянии социальных сетей на традиционные СМИ. Мы отметили, что Facebook, Twitter и прочие «Одноклассники» стали важной площадкой для генерирования и обмена информацией. Теперь газета или информагентство не считает зазорным скопировать статус какого-нибудь политика с его блога или страницы в соцсети и сделать на основании этого материал.

Традиционная журналистика, к большому сожалению, вырождается, окончательно попадает в зависимость от государства, спонсора, хозяина – кого угодно. В этой ситуации на первый план выходит такая называемая гражданская журналистика. Блогеры теперь могут бросить вызов информационным гигантам, не располагая миллионными бюджетами. Достаточно иметь планшет или смартфон, немного таланта и дерзости, политического сознания и гражданской активности. Конечно, продажность проникла и в блогосферу, но она пока остается наименее зависимым от государства кругом информационного обмена.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG