Linkuri accesibilitate

Объединение через интеграцию – кредо одного предпринимателя


Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Диалоги. 15 минут вместе с Радио Свободная Европа. В сегодняшнем выпуске:

Европейская комиссия хвалит Кишинев за прогресс, достигнутый на евроинтеграционном пути, и призывает к „проактивному” взаимодействию с приднестровским регионом. В каких экономических условиях возможно воссоединение двух берегов Днестра? И что думают жители Тирасполя о стратегической ориентации региона?

***

Свободная Европа
: Итак, Еврокомиссия положительно оценила достижения Молдовы в процессе реформ, приближающих ее к Евросоюзу. В недавнем отчете о соседних странах Евросоюза отмечается, что Молдова - лидир по реформам в рамках программы Восточного партнерства.

В отчете не обойден вниманием и правительственный кризис в Кишиневе, а также упоминается о возвращении политической нестабильности, которая была преодолена в прошлом году избранием главы государства. Документ призывает к активизации усилий в борьбе с коррупцией и более результативному реформированию в сфере юстиции.

Вместе с тем, Молдову призывают к „проактивному” взаимодействию с приднестровским регионом в целях урегулирования конфликта.

Корреспондент Свободной Европы в Брюсселе Дан Алексе спросил комиссара Евросоюза по вопросам расширения и политике добрососедства Штефана ФЮле, насколько реалистично со стороны Еврокомиссии обещать Молдове либерализацию визового режима в условиях, когда приднестровский конфликт не урегулирован. Вот, что ответил еврокомиссар Штефан Фюле:

Штефан Фюле

Штефан Фюле

«[Тема либерализации виз] столь же реалистична, как и для всех остальных наших партнеров. Сформулированные вами вопросы вызывают определенную озабоченность, но ответ на них имеется.

Должен сказать, что Молдове уделяется особое внимание, так как она единственный партнер, которому удалось успешно завершить первый этап плана действий по либерализации виз и сейчас переходит ко второму, и наше внимание будет сконцентрировано не на принятии законодательных норм, как это было прежде, а на применении законодательства.


Не могу предоставить вам календарь последующих шагов, знаю, что нужно сделать до того, как граждане Молдовы смогут воспользоваться либерализацией визового режима со странами Шенгенского пространства, и, надеюсь, во благо жителей Приднестровья, что решение приднестровского вопроса будет найдено в скором времени, потому что, чем быстрее оно будет найдено, тем быстрее все граждане, проживающие в Молдове, смогут воспользоваться безвизовым режимом».

Осенью в Вильнюсе на саммите Восточного партнерства Кишинев надеется парафировать с Европейским Союзом соглашения об ассоциировании и о свободной торговле, а вскоре после этого и соглашение о либерализации визового режима.

Что думают жители приднестровского региона о преимуществах возможного сближения с Евросоюзом или интеграции региона, как предполагает приднестровская администрация, в гипотетичный ЕвраЗИЙский союз и чему они отдают предпочтение?


– Думаю, все-таки Евразийский союз. Почему? Потому что, во-первых, роднее нам эти страны – и по языку, и по вере, и по устоям, всему на свете. Поэтому мое мнение, что все-таки в Евразийский союз.

– Я думаю, что нас даже в Евросоюз никто не возьмет. Просто-напросто. Почему? Потому что слишком здесь обстановка не разряжена еще. Если бы она разрядилась, может быть, вопрос такой и возник бы. В данный момент, я думаю, что нет.

– Думаю, что они должны быть открыты, эти границы, и в единый союз Белоруссия, Украина, Казахстан. И Приднестровье в том числе. Ну, как-то я не сторонник Запада. Потому что к нам в основном приходит что-то плохое из Запада. Если бы только хорошее шло, но оно идет плохое, поэтому мне не хочется туда смотреть.

– Ну, Россия, Белоруссия, Казахстан. Потому что они давно уже сотрудничают, это ближе, чем Евросоюз. Евросоюз – это все по-новому строит, это все, кажется, не потянет республика. Ну, мое мнение, что нереально совмещать. Должно быть одно что-то.

– Тоже Россия, потому что мы часть России, наше государство входило в состав Советского Союза, поэтому другого не может быть.

– Почему с Россией? Потому что, сколько эта земля существовала, как бы все время придерживалась политики, курса России. А если здесь… Да никогда не пойдет наше правительство на то, чтобы связываться с западом. Чтобы здесь было НАТО? Зачем? Русский солдатский сапог должен топтать эту землю.

– Лучше западные страны как развиваются. Там лучше и демократия, и политика. Ну, мне кажется, что лучше западные.

– Лучше с Европой куда-нибудь. С Европой. Ну, более продвинутая страна, чем у нас. Так будет лучше, мне кажется.

– Нам никто не разрешит быть ни с Россией, ни с Европой. Потому что пока еще идет конфликт с Молдовой, у нас ничего стабильного никогда не будет. Как только решится – допустим, если Молдова отпустит Приднестровье – то тогда да, многие захотят с Россией. Но не будем забывать, что рядышком еще Украина есть. И Украина будет играть большую роль. Но если, допустим, с Европой, то это только Молдова пойдет за Европой. На одном маленьком клочке, как говорится, на берегу Днестра не смогут стоять и Евросоюз, и Россия. Здесь конфликт будет постоянно.



***

Свободная Европа: Лучший шанс для воссоединения Молдовы – это повторение „немецкого сценария”, когда, привлеченные свободой и благосостоянием Западной Германии, жители Восточной Германии начали скандировать „Мы – один народ”. Год спустя, в 1991-м, Германия уже была единой страной. Сторонником идеи объединения через интеграцию является кишиневский предприниматель Василе Згардан, который более десятилетия ведет дела с партнерами из Приднестровья. Моя коллега Валентина Урсу для начала спросила его о шансах объединения двух берегов Днестра.

Василе Згардан

Василе Згардан

Василе Згардан: „Шансы объединить два берега появятся только тогда, когда правобережная Молдова станет привлекательной для жителей Приднестровья. Тогда исчезнут все эти условные или официальные знаки, которые разделяют нас и определяют Приднестровье как государство. Они исчезнут, уверяю вас, если зарплата или уровень жизни в Молдове будет в 2-3 раза выше, чем в Приднестровье”.

Свободная Европа: Москва осуществила огромные финансовые вливания для того, чтобы жители Приднестровья платили по минимуму за коммунальные услуги, чтобы газ и электричество обходились им дешевле, а пенсии были повыше…

Василе Згардан: „И будет делать это и впредь. Можете не сомневаться”.

Свободная Европа: И официальному Кишиневу, руководству Республики Молдову – где им брать деньги?

Василе Згардан: „Мы должны развивать нашу экономику. А второй выход подсказали сами мои партнеры из Тирасполя. Они сказали: „С той самой минуты, как Молдове предложат присоединиться к Европейскому Союзу, и станет ясно, что Молдова будет членом Евросоюза, многое изменится и в отношениях между Кишиневом и Тирасполем. Это большой шанс объединения государства. Вместе мы сможем, потому что Европейский Союз, куда мы стремимся, предоставляет иной статус. Для приднестровцев это станет мощным сигналом...”

Свободная Европа: Что объединение – единственный путь...

Василе Згардан: „Да, это так. Кстати, многие фирмы из Приднестровья работают с компаниями из Румынии, это ни для кого не секрет. Я не раз встречался с их представителями, потому что и я там работаю, и они открытым текстом сказали: „Как только Молдову примут в ЕС, мы все тоже придем сюда, в Европейский Союз. Мы хотим сюда. Здесь есть будущее, здесь есть развитие”. России не хватит денег, чтобы содержать их”.

Свободная Европа: Но тот факт, что вы, как представитель бизнес-сообщества, поддерживали отношения с экономическими партнерами левобережья Днестра – что это значит? Что вы признаете тираспольский режим, что вы поддерживаете его каким-то образом?

Василе Згардан: „Отнюдь. Я бы сказал, это, скорее, желание сохранить нормальные отношения между людьми. Какая политика проводится в Приднестровье? На нас смотрят, как на врагов, все молдаване правобережья – румыны, а значит, они враги приднестровской государственности”.

Свободная Европа: Сколько лет работаете с приднестровскими партнерами?

Василе Згардан: „Лет десять. И отношения у нас сложились отличные. Встречаемся и за чашкой кофе, и чая. Нет между нами никакой ненависти. И чем больше будут развиваться такие отношения, тем быстрее исчезнет и враждебность между людьми, потому что одно дело говорить с телеэкрана – там Смирнов, Шевчук, и совсем другое, когда люди встречаются в непринужденной обстановке, свободной от идеологии”.

Свободная Европа: Вы по-прежнему считаете, что объединение возможно?

Василе Згардан: „Да. И для этого, как я уже сказал, вижу три пути: экономический, повышение уровня жизни: второй – это перспектива интеграции в Евросоюз, и третий - развитие межличностных отношений любым путем, культурным, экономическим, социальным либо в рамках делового партнерства”.

Свободная Европа: Вы имеете в виду, что объединение совершат не политики и что реинтеграция Республики Молдова возможна снизу вверх?

Василе Згардан: „Так точно. Снизу вверх, но при поддержке политиков. Иными словами, эти отношения на межличностном уровне взаимодействия между левым и правом берегами Днестра нужно поддерживать”.

Свободная Европа: Значит, нужна и политическая поддержка. А для этого, что бы кто ни говорил, отправным пунктом должна стать самая болезненная точка – проект статуса для приднестровского региона. Какой статус следует предоставить восточным районам Республики Молдова?

Василе Згардан: „В 1990 году, когда я находился в Приднестровье, на встречах с людьми интересовался: „А что бы вы хотели для того, чтобы мы были одной страной, вместе? Чего вы хотели бы от Республики Молдова?”. Тогда они говорили: „Чтобы нам разрешили говорить на двух языках – румынском и русском”. Таковы были их требования. С одним уточнением: они избегают слово „румын”. Это особый вопрос, ведь не секрет, что и здесь, в правобережной Молдове, есть немало людей, которые также боятся слова „румын”. Итак, какой статус? Сейчас сложнее найти ответ на этот вопрос. Но, так или иначе, особый статус должен быть. Автономию, бесспорно, они должны получить”.

Свободная Европа: Что требует Тирасполь – статус на основе федерации или конфедерации?

Василе Згардан: „Чтобы дело дошло до особого статуса нужны определенные перемены. Если они остаются в том виде, в каком пребывают сегодня, со своей армией, своей валютой, своим банком, то сложнее будет построить конфедерацию. Допустим, Кишинев согласится сейчас на некоторые уступки в этой части, но на уступки придется пойти и Приднестровью. Хотя, если честно, я думаю, что сейчас, если, предположим, стороны согласятся и на конфедерацию, Россия не пойдет на это, это ей не выгодно. Со стороны России не наблюдается никакого желания урегулировать этот конфликт, ведь это не зависит ни от кого другого, даже от Киева. Киев может помешать России в некоторой степени удовлетворить все свои аппетиты в этой зоне. Но урегулирование конфликта зависит только от Москвы, которая не желает пока никакого статуса.

Мне лично кажется, что если бы завтра парламент или правительство Республики Молдова заявили: да, мы готовы предоставить независимость Приднестровью, уходите оттуда, такой поворот не устроит Россию. Их устраивает та ситуация, которая там сложилась на данный момент”.

Свободная Европа: Почему Москва не заинтересована найти устойчивое решение приднестровского конфликта?

Василе Згардан: „Это очень эффективный способ шантажировать Республику Молдова и сохранить для России стратегическую зону именно на балканском направлении здесь, на этой территории, на которой расположена Республика Молдова. Для сегодняшней России слишком опасна сильная и развитая Молдова, член Евросоюза. Тем самым она становится очень сильным примером для соседних стран. В том числе для того же Приднестровья, как я уже сказал.
Как только Молдова станет европейским государством, и не только фигурально, но фактически, со всем развитием, со всей инфраструктурой, с европейским уровнем экономики – она станет настолько притягательной, что России не удержать Приднестровье, независимо от предоставленного статуса. Они тоже захотят в Европейский Союз.

Я думаю, у России есть определенный интерес, и этот интерес – Молдова. С экономической точки зрения мы особой важности для России не представляем, но с военной и стратегической точки зрения – как сказать. Здесь мы на границе с НАТО. И для Молдовы это Приднестровье как наживка для рыбы: держишь ее крепко, не отпускаешь ни туда, ни сюда. Был момент, когда там вроде страсти улеглись, и со стороны Евросоюза прозвучали заявления о том, что Молдова станет частью ЕС, когда будет решена приднестровская проблема. После того, как была озвучена готовность Евросоюза обсуждать вступление Республики Молдова и без Приднестровья, страсти снова разгорелись и там, и в самой России. В этом и есть, по моему мнению, интерес России”.

Свободная Европа: Что следует предпринять официальному Кишиневу? Вы сказали: в парламенте должна быть четкая позиция в вопросе вывода российской армии с территории Молдовы. Но ведь есть резолюция стамбульского саммита ОБСЕ…

Василе Згардан: „Не помешало бы парламенту Республики Молдова собраться и решить, дать срок Российской Федерации, год там или сколько нужно? Так, как поступили грузины, когда россиянам пришлось уйти из Батуми, им дали срок – один год чтобы покинуть территорию. Почему бы и нам не поступить аналогичным образом? И 14-ая армия уйдет. А так что? Мы заявляем направо и налево, что ее присутствие в Молдове незаконно и она должна уйти, но действий никаких не предпринимаем. Просто и юридически ясно: в чем проблема? Вернемся к уступкам, которые были сделаны. Мы уступили территорию, затем уступки пошли одна за другой: появились автомобили с приднестровскими номерами – никакой реакции, хотя тогда можно было заблокировать; потом появились их деньги. А мы все уступали. Уступка следовала за уступкой. В этом проблема”.

Свободная Европа: Но в переговорном процессе в формате „5+2” что может еще сделать Кишинев?

Василе Згардан: „В начале нашей беседы я сказал, что экономически сотрудничаю с Приднестровьем. Насколько возможно, Молдова сейчас должна постараться устранить все барьеры, возведенные на пути общения между людьми. Была предпринята попытка отменить плату за въезд на территорию региона, есть определенные ограничения в передвижении граждан. Проблема не в том, чтобы въехать в Молдову, на нашу территорию; проблема в том, чтобы ехать туда. К примеру, в процессе нашей экономической деятельности наши машины не раз останавливали на так называемой границе Приднестровья. Поэтому, считаю, отношения надо улучшать, насколько это возможно...”

Свободная Европа: Но как повышать уровень доверия, если Кишинев заявляет, что он открыт для общения, для активизации диалога, для взаимодействия, тогда как тираспольская администрация чинит всевозможные препятствия?

Василе Згардан: „Препятствия, барьеры были и будут. Если нет желания, разумеется, ничего больше нельзя сделать. Важно не делать больше уступок, это бессмысленно, мы и так пошли на многие уступки совершенно необоснованно”.

Свободная Европа: А в последнее время, после 2009 года, уступки тоже были?

Василе Згардан: „С нашей стороны пока не было. Самые серьезные уступки были в самом начале. Вторая большая уступка была совершена в 98-ом. Петру Лучински подписал новое соглашение между Кишиневом и Тирасполем.

Лично я, например, в последнее время, после 2009-го, не вижу серьезных уступок Приднестровью. Напротив, есть определенные успехи, например, возобновление движения поездов. Иными словами, шаг за шагом, медленно, но надо идти вперед. Так будем мы работать. Но, видите, что происходит со стороны Приднестровья: шаг вперед, затем два назад. Очень трудно все. И сейчас, чем ближе европейская перспектива для Молдовы, тем жестче, скажем так, станут требования Приднестровья, тем несговорчивее будут они, тем сильнее будут противиться, тем плотнее будут закрываться. Но не потому, что так хочет Приднестровье. Это будет политика Москвы, но, думаю, она не будет длиться долго, потому что есть еще один фактор, от которого Москве не отмахнуться.

Это внутренний фактор, как я уже говорил, это „низы”, а не „верхи”, это рядовые люди, на уровне которых проблемы решаются проще всего. И сейчас нужно работать для того, чтобы сделать Республику Молдова притягательной не для Шевчука, не для приднестровской элиты, а в глазах простых граждан, тех 500-600 тысяч жителей, в том числе молодежи, и показать преимущества европейской перспективы. Их надо привлечь на нашу сторону. И тогда проще будет решить все остальные проблемы.

Сложившийся переговорный формат „5+2” неплохой для того, чтобы показать, что дело не стоит на месте, но мы здесь должны работать для того, чтобы Молдова стала привлекательной именно для рядовых людей. А для того, чтобы сделать ее привлекательной, нужно повышать уровень жизни – другого шанса у Молдовы нет. Нужно развивать инфраструктуру дорог, сел, городов. Но пока пенсии у них выше, пока газ в Приднестровье дешевле в 3-4 раза и электроэнергия тоже, разумеется, мы далеко не привлекательны в их глазах”.

Свободная Европа: На вопросы Валентины Урсу отвечал гость нашей сегодняшней передачи, предприниматель Василе Згардан.

Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается с вами до следующей встречи. Вы слушали Радио Свободная Европа.
XS
SM
MD
LG