Linkuri accesibilitate

Налог на вклады использовался и другими странами, но не в еврозоне


Из новейшей финансовой истории мира эксперты обычно приводят всего несколько примеров. В первую очередь, единовременный налог на все вклады в банках в Италии, который их владельцам пришлось уплатить летом 1992 года – 0,6% от суммы. Но, в отличие от сегодняшнего Кипра, тогда в Италии речь не шла о спасении банковской системы, налог на вклады стал частью правительственной программы налоговой оптимизации.

Подобные меры, на фоне острых финансовых кризисов, принимались в начале 90-ых в Бразилии, а спустя десять лет и в Аргентине.

Более поздними примерами считаются решения правительств Исландии в 2008 году и Дании в 2011-ом. В Исландии зарубежным вкладчикам обанкротившихся местных банков было отказано в компенсации потерь в рамках национальной системы страхования вкладов. И почти четыре года спустя Европейский суд поддержал тогдашнее решение Рейкьявика.

В Дании в 2011 году вкладчики двух “проблемных” банков, чьи накопления превышали установленный предел страхования вкладов, также понесли единовременные потери, которые могли достигать 41% суммы превышения.

Исландия не входит в Европейский союз. Дания, являясь членом ЕС, использует собственную валюту. Поэтому налог на вклады в банках Кипра, да еще с заявленными ставками примерно в 7-10%, не имеет прецедентов в 13-летней истории еврозоны.

Еще в 2009 году, в самом начале долгового кризиса в еврозоне, европейские политики решили, что грядущие антикризисные меры в регионе не затронут банковские сбережения до 100 тысяч евро, на которые распространяются обязательства национальных систем страхования вкладов, отмечает аналитик Deutsche Bank во Франкфурте Николаус Хайнен. “Нетрудно представить, какой неожиданностью оказались меры, предложенные теперь властями Кипра, для вкладчиков кипрских банков”.

Фактически это доказывает, что система страхования вкладов вовсе не означает гарантии во всех случаях, говорит сотрудник Института экономических исследований в Лондоне Ричард Веллинг. “Деньги даже этих вкладчиков могут использоваться для решения финансовых проблем страны”.

Тем не менее, о каких-либо нарушениях общеевропейского банковского законодательства речь не идет, поясняет главный экономист немецкого Commerzbank во Франкфурте Кристоф Вайль: единовременная мера не означает появление нового налога. “Фактически, следуя нормам закона, это схоже с налогом на имущество”.

Имеются в виду не банкротства банков, а именно антикризисные меры, поэтому гарантии по вкладам не являются в такой ситуации определяющими, соглашается независимый немецкий эксперт Томас Майер, бывший главный экономист Deutsche Bank. “Но, бесспорно, в еврозоне создается прецедент, когда для решения банковских проблем напрямую используются деньги вкладчиков”.

Налог на банковские вклады невозможно представить в других странах еврозоны, случай Кипра уникален, заявил во вторник руководитель еврогруппы, министр финансов Нидерландов Йерун Дейсселблум. “Ни в одной другой стране региона банковский сектор не является столь же раздутым и несущим в себе такие же риски, да еще чтобы власти при этом оказывались не в состоянии его спасти”.

Долговой кризис в Греции поначалу тоже представлялся европейскими политиками как единичный случай, исключение, которое вряд ли повторится в другой стране, вспоминает Кристоф Вайль. “Поэтому здоровые сомнения и в случае Кипра вполне оправданы. Но все же практика налога на банковские вклады, на мой взгляд, в обозримом будущем вряд ли повторится где-либо еще в ЕС”.

До сих пор в кризисных ситуациях часть финансового бремени власти могли переложить на кредиторов банков или держателей их долговых обязательств, продолжает Томас Майер. “В случае Кипра, как видим, эта практика значительно расширяется. А так как более 70% всех активов Кипра составляют именно банковские вклады, то правительству не оставалось ничего иного, как подключить их к своим антикризисным мерам”.
XS
SM
MD
LG