Linkuri accesibilitate

Правительство пустых обещаний


Эрнест Варданян, политолог, журналист

Эрнест Варданян, политолог, журналист


Чуда не произошло. Молдавский полицейский Александр Урсу, вот уже три года находящийся в приднестровской тюрьме, остается за решеткой. Евгений Шевчук на днях подписал указ о помиловании, на основании которого на свободу вышли десятки осужденных. Но Урсу среди них нет – он в списке тех, кому сократили срок пребывания в колонии. Из 15 лет, к которым его приговорил бендерский судья, осталось 12. Из них полицейскому, согласно указу, сняли половину – то есть ему осталось сидеть еще шесть лет. Шесть лет на основании сфабрикованного дела!

Разговоры, просьбы, интервью, заявления, обращения, флэшмобы – ничего не помогло. Обещания и «гарантии» правительства Молдовы так и остались пустыми обещаниями и ничем не подкрепленными гарантиями. Представители Бюро по реинтеграции и лично вице-премьер Карпов говорили семье Урсу и мне, что вопрос будет обсуждаться с представителями Тирасполя и проблема будет решена.

Мы верили Кишиневу. Мы верили Кишиневу тогда, когда до нас начали доходить слухи о том, что судьба Урсу не обсуждалась при личной встрече Шевчука и Филата. Мы верили Кишиневу тогда, когда узнали о том, что приднестровский лидер не давал никаких «особых» распоряжений насчет Урсу, хотя именно в этом меня заверяли чиновники в правительстве РМ. Мы верили Кишиневу в том, что решение комиссии по помилованию, которая за несколько дней до указа Шевчука как раз и решила срезать Урсу срок, а не миловать его, - «это ерунда, комиссия ничего не решает, последнее слово за Шевчуком».

Но мы перестали верить Кишиневу тогда, когда уже после опубликования указа молдавские чиновники заявили семье Урсу, что вопрос будет обсуждаться и дело будет пересмотрено.

Не верю!

Мы больше двух месяцев силами общественных организацией и журналистов привлекали внимание к делу полицейского, оказывали информационное давление на власти Молдовы с тем, чтобы они спустя три года (!!!) после ареста Урсу наконец-то начали что-то делать. Нас кормили гарантиями и заверениями, но все рассыпалось в одну минуту.

И вот она – цена гарантиям молдавского правительства. Они просили Шевчука помиловать Урсу? Допустим, да. Урсу на свободе? Нет. Значит, мало просили, плохо просили, были неубедительны. А может, все намного проще? Может, вопросы отдельных граждан – это приоритет третьего десятка? Но тогда возникает вопрос: как молдавские чиновники собираются решать глобальный вопрос под названием «приднестровский конфликт», если они не в состоянии решить судьбу одного (ОДНОГО!) гражданина?! Кто сказал, что Евгений Шевчук должен быть больше заинтересован в освобождении молдавского полицейского, чем сами молдавские власти? И кто сказал, что семья Урсу должна чуть ли не в ногах валяться у чиновников в Кишиневе, чтобы они обратили внимание на трагедию своего же гражданина?!

Я понимаю, что Молдова не Израиль и не США, где за своего человека перегрызут глотку любому в любой точке мира. Но ведь должны быть какие-то приличия, должна быть воля! Я абсолютно убежден в том, что проблему Урсу можно было бы решить «с пол-оборота», захоти только Кишинев приложить к этому усилия! Я далек от мысли о том, что Евгений Шевчук пошел на принцип и «из вредности» не захотел миловать Урсу. Не помиловал, потому что плохо просили, потому что невнятно объяснили; это у Кишинева, а не у Тирасполя, должна болеть голова!

Словом, имеем что имеем, дорогие друзья. Это все очень болезненно для меня не только потому, что я сам пережил такой страшный этап в своей жизни, но и потому, что я на своей шкуре испытал «гарантии» и «обещания» властей Молдовы. Когда я находился в местах не столь отдаленных, мои родные на свиданиях говорили: «Вот, в Кишиневе нам говорят: «Не знаем, не можем» - или даже не отвечают на телефонные звонки».

Тогда-то мы и поняли, что нельзя полагаться всецело на Кишинев, и обратили свои взоры на Церковь. Именно Армянская Апостольская и Русская Православная церкви меня и выручили в конечном итоге. Жаль только, что Церковь вряд ли сможет сейчас помочь Урсу, потому что тот же Митрополит Владимир, к которому моя супруга обращалась еще полтора года назад, ответил гробовым молчанием.

Признаться, я уже не знаю, что еще можно сделать для спасения молдавского полицейского. Разве что его семья устроит голодовку прямо на ступеньках здания правительства. Жена Урсу намеревалась сделать это месяц назад, но передумала, поверив очередной порции обещаний. А зря – пустые обещания еще никому не помогли.
XS
SM
MD
LG