Linkuri accesibilitate

Ливийский компромисс Москвы


Ливийские повстанцы. Теперь и Россия признала созданный ими Национальный переходный совет легитимным.

Ливийские повстанцы. Теперь и Россия признала созданный ими Национальный переходный совет легитимным.

Россия признала Национальный переходный совет Ливии легитимным органом власти. Соответствующее заявление опубликовано на сайте Министерства иностранных дел. Глава МИДа Сергей Лавров, выступая перед студентами Московского государственного института международных отношений, приветствовал отстранение Муамара Каддафи от власти, однако вновь подверг критике действия НАТО в Ливии.

В ливийском вопросе никто не может обвинить российский МИД в спешке – в этом ведомстве после того, как в самом посольстве Ливии в Москве сменили флаг с зеленого на тот, что был у страны до Каддафи, ждали целую неделю. И лишь 1 сентября, отправив Михаила Маргелова на конференцию по Ливии в Париж, Россия наконец признала Национальный переходный совет в качестве действующей власти. Сделала она это с массой оговорок. Как заявил министр иностранных дел Сергей Лавров, действия НАТО против Каддафи вышли за рамки мандата ООН:

– Россия никогда не оправдывала бывший ливийский режим. Еще в мае президент Медведев твердо заявил, что Каддафи должен уйти. Однако то, как осуществлялись ливийские резолюции членами НАТО и некоторыми другими государствами, означало грубое пренебрежение принципами верховенства права, игнорирование инициатив Афросоюза и ООН, умножало число жертв среди гражданского населения. А ведь именно защита мирных граждан являлась главной задачей, которая была поставлена в резолюциях Совета безопасности, выполнять которые вызвался Североатлантический альянс. Мы уверены, что нельзя вершить правосудие методами беззакония. Опыт Ирака, Афганистана, да и той же Ливии, показывает, что в конечном счете только сами народы могут определять судьбу своих стран, а вооруженное вмешательство извне во внутренние конфликты создает риски раскручивания спирали противостояния в соответствующих частях мира. Если случаи подобного проецирования силы будут множиться, то в международных отношениях возникнет реальная угроза хаоса, – предупредил глава российского внешнеполитического ведомства.

Стоит напомнить, что в 2008 году у Кремля и Каддафи была целая серия контактов, вполне задушевных и плодотворных: сначала лидер ливийской Джамахирии принимал в своем трипольском шатре Владимира Путина, еще в ранге президента, а под конец того же года уже Дмитрий Медведев позволил Каддафи разбить свою палатку в Москве. Тогда, кстати, Владимир Путин вместе с певицей Мирей Матье вполне по-дружески к нему в эту палатку заглядывали. Россия тогда надеялась на возобновление серьезного военного сотрудничества, а также на благоприятные условия для деятельности своих компаний в Ливии. Как считает президент Института стратегических оценок Александр Коновалов, эти надежды еще остались:

– Сейчас, как мне кажется, мы просто поняли, что ливийские посольства поспускали флаги, в Москве поднялся флаг времен королевства Идриса… Если уж сами посольства переходят на сторону противников Каддафи, то, наверное, стоит рискнуть. Тем более, когда видишь, что все уже едут в одну сторону и там речь идет о контрактах… Ведь речь идет о сохранении и российских контрактов с Ливией – в железнодорожной сфере, в нефтегазовой. А вот что касается российско-ливийских контрактов в военной сфере, то, на мой взгляд, они никогда не заключались в расчете на то, что Ливия собирается по ним платить. Обычно Ливией брался кредит в России, на этот кредит набиралось российское оружие, а потом выяснялось, что кредит оплачивать никто не собирается, и мы гасили его из собственного бюджета. Так что это была продажа оружия фактически самим себе – за деньги собственных налогоплательщиков. Тем не менее, сейчас в Ливии разворачивается что-то, к чему можно опоздать…

С другой стороны, по словам Александра Коновалова, в Ливии царит такая неразбериха, что по прошествии времени осторожность России в отношении тех, кто сверг Каддафи, может показаться мудростью:

– В этой осторожности есть определенные резоны. Потому что одна из проблем, с которой придется столкнуться мировому сообществу или, по крайней мере, тем силам НАТО, которые помогали в осуществлении операции, будет такой: как жить ливийцам вместе, когда вчера половина страны стреляла в другую половину страны, одна была за Каддафи, другая против? Это серьезная проблема. Есть еще целый ряд проблем, которые тоже предстоит решать по ходу дела. В частности, придется ответить на вопрос: а кого, собственно, привели к власти? Этот переходный совет – кому-нибудь понятно, что это такое? Все говорят: повстанцы. Но повстанцы – это не политическая организация, это состояние души и манера поведения. Все говорят, опять-таки, на Западе о необходимости создания демократического государства, но пока в репортажах с улицы мы видим толпы людей, орущих "Аллах акбар", а вовсе не "Да здравствует демократия". В общем, вполне естественно и, может быть, даже отчасти оправданно, что Россия хотела бы немножко переждать, – полагает Александр Коновалов.

При этом большинство наблюдателей считают, что экономические потери России из-за перемен в Ливии не слишком велики и Москва, упрекая Запад за чрезмерную помощь повстанцам, скорее, преследовала политические цели: ей нужно было показать, что для арабского Востока она остается силой, не ассоциирующейся с США и их союзниками.
XS
SM
MD
LG