Linkuri accesibilitate

Виктор Осипов: «Эти два дела (Варданяна и Казака) исчерпаны, потому что это сфабрикованные материалы. Если следствие практически не работает – это объяснимо».

Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Диалоги. 15 минут на Радио Свободная Европа. Главные темы выпуска:

Предварительный арест Эрнеста Варданяна продлен еще на 60 суток.

Российско-грузинская война по прошествии двух лет в воспоминаниях военных корреспондентов.

И… что думают жители приднестровского региона о государственности Абхазии и Южной Осетии?

Начнем, как обычно, нашу передачу с обзора новостей минувшей недели, который представит моя коллега Юлия Михайлова.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------
Шестого августа тираспольский суд продлил срок ареста Эрнеста Варданяна еще на 60 дней, доведя, таким образом, период его пребывания под стражей до полугода. Жена независимого журналиста, арестованного приднестровскими спецслужбами по обвинению в шпионаже, заявила Свободной Европе, что она разочарована неспособностью молдавских властей добиться освобождения ее мужа. Ирина Варданян сказала также, что Эрнесту так и не предоставили право на независимого адвоката и что семья „в отчаянии”. Ирина Варданян говорит, что ее не пустили на заседание суда, которое продлилось не более пяти минут, но ей удалось обменяться несколькими словами со своим мужем в коридоре. Эрнест сказал, что не понимает, что происходит, и, у него была надежда на то, что до суда его уже отпустят на свободу.

Накануне продления ареста Эрнеста Варданяна, а также Илью Казака, другого молодого человека, арестованного силами безопасности Приднестровья по такому же обвинению, посетил глава Миссии ОБСЕ в Молдове Филипп Ремлер. Вице-премьер Виктор Осипов заявил Свободной Европе, что физическое и психическое состояние заключенных не улучшается, но особых поводов для тревоги нет. Подробности – в ходе сегодняшней передачи.

Министерство иностранных дел Российской Федерации выразило обеспокоенность политическими действиями официального Кишинева, в частности, указом исполняющего обязанности президента о награждении членов группы Илашку Орденом Республики. Согласно цитируемому заявлению, эти действия Кишинева подрывают усилия по восстановлению стабильности и доверия на Днестре, а значит, осложняют и урегулирование приднестровского конфликта. В этом контексте, газета «Комсомольская правда» цитирует слова главы приднестровской администрации Игоря Смирнова о том, что России следует увеличить свой миротворческий контингент в Приднестровье.

Впервые после 1999 года в декабре в Астане состоится очередное совещание ОБСЕ на высшем уровне. Президент Казахстана – страны, которая в настоящий момент председательствует в ОБСЕ – заявил, что это станет хорошим предлогом для модернизации организации.

Москва заверила, что пожары, бушующие в центральной части европейской России, не представляют угрозы для ядерного арсенала страны. Президент Дмитрий Медведев отправил в отставку нескольких морских офицеров за неудачу при тушении лесного пожара, который перекинулся на военную базу под Москвой и уничтожил ее. На прошлой неделе число жертв пожаров в России перевалило за 50. В Москве уровень загрязненности воздуха возрос десятикратно в условиях смога, от которого люди задыхаются.

Компания BP зацементировала морскую скважину, которая в течение четырех месяцев загрязняла воды в Мексиканском заливе и признана крупнейшей экологической катастрофой в истории США. С другой стороны, американские власти установили, что две трети нефти, которая вылилась в океан – около 5 миллионов баррелей – исчезли, испарились или удалены в результате очистных операций.

Заместитель министра культуры Ирана заявил, что иранские кинематографисты, критикующие положение в стране, виновны в „культурной измене” – преступление более тяжком, по его словам, чем шпионаж. По мнению заместителя министра культуры Ирана, режиссерами, которые освещают только негативную сторону иранской действительности, движет одно: погоня за международными призами. После спорных выборов 2009 года, прошедших на волне агрессии и насилия, многие иранские режиссеры покинули страну и пытаются ставить фильмы за рубежом.

Белый дом выразил обеспокоенность по поводу ареста 31 июля в Москве около 100 человек, которые требовали соблюдения прав человека и свободу собраний в Российской Федерации. Среди арестованных оказался и известный лидер российской оппозиции Борис Немцов.

Высокопоставленный польский чиновник заявил, что Россия тянет с передачей информации об авиакатастрофе под Смоленском, в которой 10 апреля погиб польский президент Лех Качиньский. Издание „Gazeta Wyborcza” приводит слова руководителя государственной комиссии Польши по расследованию авиационных происшествий Эдмунда Клиха о том, что российская сторона не торопится передать полякам определенные материалы, используемые ею в собственном расследовании обстоятельства катастрофы. По данным польской газеты, имеются в виду сведения о той роли, которую сыграли российские авиадиспетчеры и техника смоленского аэропорта в катастрофе, унесшей жизнь 96 человек.
----------------------------------------------------------------------------------------------------------

Александр Фрумусаки: Спасибо, Юлия. Больше новостей, аналитических материалов и интервью можно найти на нашей странице в Интернете.

Семьи двух молодых людей – Эрнеста Варданяна и Ильи Казака, лишенных свободы в Тирасполе по обвинению в шпионаже в пользу Молдовы, в последнее время жаловались на то, что не получают от них никаких известий. Жена Варданяна Ирина говорила, что последний раз, когда она видела своего мужа – в конце прошлого месяца – он выглядел больным и подавленным.

3 августа глава Миссии ОБСЕ в Молдове Филипп Ремлер посетил Эрнеста Варданяна и Илью Казака в Тирасполе. Его пресс-служба не смогла сообщить подробностей об этом визите, но благодаря сотрудничеству с миссией ОБСЕ вице-премьер Виктор Осипов сегодня мог сообщить новые сведения.

Виктор Осипов
Виктор Осипов
: Общее впечатление таково, что оба они, судя по их внешнему виду и психическому состоянию, в том числе по тому, что они говорили и как себя вели, оба они в норме. Разумеется, они не на курорте. И их состояние лучше не становится, особенно с учетом того, что срок их ареста продлевается. Все это сказывается на них, естественно, но признаков для особой тревоги нет.

Свободная Европа: Ирина Варданян говорит, что ее мужа не допрашивали около двух месяцев, но, тем не менее, следствие все еще не завершено…

Виктор Осипов: Я не могу комментировать то, что говорят члены семьи, одной или другой; но мы, молдавские власти, уверены, что так называемые следователи из Тирасполя поняли, что эти два дела исчерпаны, продолжать работать над ними бессмысленно, потому что это сфабрикованные материалы; так что, если следствие практически не работает – это объяснимо. Не над чем работать. Эти молодые люди невиновны. Наша позиция известна, могу подтвердить ее: их используют в игре, которая от них не зависит и которая лишена логического обоснования и не подкреплена никакими фактами. Мы считаем, что их необходимо освободить и уж во всяком случае, что самое главное – необходимо обеспечить их право на качественные юридические услуги, чтобы они могли выбрать адвоката по собственному усмотрению и чтобы их судила конституционная инстанция – даже в том случае, если к ним есть какие-то подозрения, их должна судить конституционная инстанция. Но всего этого нет.

Поэтому дела Варданяна и Казака – не что иное, как еще два демонстративных дела для гражданского общества Приднестровья, в которых имеют место нарушение прав человека, лишение свободы, особенно когда идет речь о журналисте и политологе, и эти дела направлены на создание негативного фона для усилий по приднестровскому урегулированию, на устрашение приднестровского общества. Хочу подчеркнуть, что и одна цель, и вторая – если они имеются у тех, кто задумал и осуществил этот сценарий – лишены шансов на успех.

Свободная Европа: Тем не менее, и Эрнест Варданян, и Илья Казак по-прежнему находятся в тюрьме. Когда, по вашему мнению, они могут оказаться на свободе?

Виктор Осипов: Таких прогнозов мы дать не можем, когда речь идет о действиях тираспольских властей. Они непредсказуемы. Когда наступит этот момент – зависит исключительно от авторов двух сфабрикованных дел в контексте их попыток дестабилизировать ситуацию, от их решения начать судебный процесс в самый удобный, с их точки зрения, момент.

Свободная Европа: Ваши слова следует понимать так, что Кишинев не поддастся на шантаж?

Виктор Осипов: Я думаю, что провокация, которую хотели построить на этом фарсе, уже исчерпала себя, максимальный потенциал был использован на начальной стадии и сейчас сама Тираспольская администрация или органы безопасности Приднестровья не знают, как выйти из положения и избавиться от этих двух крайне неуклюжих проектов, которые, правда, затрагивают жизнь двух молодых людей.

Свободная Европа: Кишинев мог бы помочь в этом смысле?

Виктор Осипов: Кишинев делает все возможное в этом направлении. Потому что, заверяю вас, все дипломатические усилия согласованы и поддержаны официальным Кишиневом, не говоря уже о том, что правительство помогает, заботится об этих двух семьях; как хорошо известно, они пользуются поддержкой и мы, как об этом открыто заявил и премьер-министр, будем и впредь заботиться о них, потому что это наш долг по отношению и к самим заключенным, и к их семьям.

Александр Фрумусаки: мнение вице-премьера Виктора Осипова, гостя нашей сегодняшней передачи.
-------------------------------------------------------------------------------------------------------------

7 августа исполнилось два года с момента начала российско-грузинской войны. Войны, которая продлилась пять дней и завершилась соглашением при посредничестве президента Франции, страны, которая на тот момент исполняла мандат председателя Евросоюза. Это соглашение обязывало Россию вывести свои войска на прежние позиции, существовавшие до начала военных действий. 26 августа 2008 года Россия признала независимость двух грузинских областей – Южной Осетии и Абхазии, не отвела свои войска на довоенные позиции и двукратно увеличила свое военное присутствие в этой зоне, доведя численность своих войск в Южной Осетии и Абхазии до 7 600 человек.

Грузия утверждает, что потеряла в этой войне 228 мирных жителей и 184 военных. Россия заявляет, что в ходе военных действий погибли 64 военных и 164 южноосетинских гражданских лиц. Десяткам тысяч человек пришлось покинуть свои дома и стать на путь скитаний. 25 тысяч грузин так и не смогли вернуться в свои дома в Южную Осетию. О событиях двухлетней давности вспоминают наши коллеги из грузинской службы Радио Свободная Европа:

Коба Ликликадзе и Демис Поландов сидят недалеко друг от друга, на расстоянии нескольких метров в офисе грузинской службы Свободной Европы. Демис – корреспондент по Абхазии и Южной Осетии, он поддерживает независимость этих двух регионов, тогда как Коба в августе 2008 года, как и в период вооруженного конфликта между Грузией Абхазией в 1992 году освещал положение дел на грузинском фронте. На войну они смотрят по-разному.

Коба Ликликадзе
Коба Ликликадзе
: «Я думаю, что после августа 2008 года даже тех людей, которые думали, что есть возможность договариваться с Россией, стало все меньше и меньше».

Коба напоминает, что российские танки находятся в 35-ти километрах от Тбилиси и что маршем они могут дойти до Тбилиси в течение получаса.

Два года назад, как и во время войны 1992-1993 гг. между Абхазией и Грузией, Коба Ликликадзе был военным корреспондентом. В 2008 году, говорит он, грузины проявили более высокий уровень патриотизма и активности:

Коба Ликликадзе: «Когда шла первая война в девяносто втором-третьем году, я тоже тогда был военным корреспондентом, и когда возвращался в Тбилиси, я чувствовал: Тбилиси не чувствует боль Абхазии, война не чувствовалась там, я видел там большие шоу, свадьбы… Больше самолетов шли, чтобы привезти какие-то шмотки – извините за такой сленг – одежду, обувь из Дубаи, из других стран, а в Абхазию шли только единицы, чтобы защищать свою родину. А сейчас наоборот. Сейчас патриотический подъем большой».

Демис Поландов проявляет больше понимания в отношении Южной Осетии и Абхазии. Во время войны, вспоминает он, с фронта приходила довольно противоречивая информация:

Демис Поландов: «Была информация о том, как входили грузинские войска, о том, как себя вели солдаты, Вели, кстати, себя по-разному, как описывают ситуацию люди, которые в тот момент были в Цхинвали. Они говорили о том, что часть грузинских солдат были подчеркнуто вежливы, даже предупреждали людей, чтобы они не выходили из подвалов… С другой стороны, есть и обратная информация и даже видеоматериалы о том, как в подвалы могли кинуть гранату, или танк, который атакует обычные Жигули, полные людей».

Российско-грузинская война, говорит Демис, разрушила сотни семей и лишила крова над головой не одну тысячу человек.

Демис Поландов: «Абхазы могут ездить в Грузию, а обратно этот путь закрыт. Они наверняка скучают, вот только что вышла новая песня «Моя Абхазия» на грузинском языке. Ну, скучают, конечно, и по друзьям скучают, и по родственникам, и по родным домам, в конце концов, люди были вынуждены покинуть родные дома”.

В Грузии, по всем признакам, люди сейчас более решительно настроены защищать свою страну. В качестве примера Коба Ликликадзе приводит кадетский военный лицей, где на 300 мест претендует 1500 человек. Люди, считает журналист, опасаются возможного вторжения России.

С другой стороны, утверждает Демис, в Абхазии и Южной Осетии рядовые граждане, а также политики надеются с помощью России добиться признания независимости и другими государствами мира.

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Мы попытались также узнать, что думают рядовые жители Приднестровья о государственности Абхазии и Южной Осетии спустя два года после признания их независимости Российской Федерацией.

– Я считаю, конечно, помогло. Люди самоопределились, а остальные страны? Давайте Ольстер вспомним, сколько он лет не признан? Очень долго. Поэтому это процесс долгий. Если бы в Приднестровье это помогло, я считаю, да, это помогло. Значит, нужно договариваться, находить какие-то пункты. Все зависит от развития промышленности. Можно быть и маленьким, и зависимым от богатого государства. Тут уж как правительство выкрутится.

– Да, это самое главное. Хуже войны – некуда дальше. Так невозможно жить, когда постоянно воюют и ты постоянно живешь в страхе каком-то. Слава Богу, что у нас все нормально, минул 92-й, и я думаю, что у нас ничего такого не будет больше.

– Когда Россия нас признает, мне кажется, лучше жить у нас будет. Поддержка России однозначно важна для нас. К Украине или Молдове нам присоединяться не стоит. Нет перспективы нам присоединяться к кому-то. Сами мы гораздо сильнее.

– Только в единой семье можно. Ну и что, что Приднестровье отделилось? Больше бандитов, больше воровства. Они же не делают людям добро, это для себя они делают, чтобы они наживались. Почему я не могу ехать к родителям, дети не могут приехать ко мне, идти отмечаться три дня, идти в милицию – что это за дурь такая?

– Знаете, если говорить конкретно про Абхазию и Южную Осетию, мне кажется, это признание было формальностью, я так думаю. Потому что – ну да, там как бы восстанавливают Южную Осетию после того, что там было, после августовских событий, а по сути больше ничего. Ну хорошо, да, признали ее, а что дальше? Вот как она была эта Южная Осетия с Абхазией, так они там и остались. Если судить по нашему Приднестровью – не знаю, изменится ли что-то после того, как его признают – если его все-таки признают, и когда это будет, то что от этого изменится? Просто: что изменится? Я думаю, что ничего не изменится. Мы как были Приднестровьем, так и останемся этим же самым Приднестровьем, и ни лучше, ни хуже нам не будет. Вот как жили – так и будем жить. Помните, точно не скажу, сколько лет назад, был вот этот самый референдум, с кем мы хотим быть: с Россией или с Молдовой. Все, насколько я помню, выбрали «мы хотим быть с Россией». Что дальше? Выбрали мы Россию. Хорошо, мы выбрали Россию, да, Россия здесь, мы – там. И больше ничего. Практически ничего. Я бы, честно говоря, проголосовал бы за Молдову. Потому что если бы мы, скажем так, выбрали Молдову, я думаю, что вот этот конфликт, который уже столько лет длится с Молдовой, мне кажется, было бы попроще найти общий язык.


Александр Фрумусаки: Это были мнения случайных людей, встреченных нашими корреспондентами на улицах Тирасполя и Бедер.

Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается с вами до следующей встречи. Вы слушали Радио Свободная Европа.
XS
SM
MD
LG