Linkuri accesibilitate

Анна Рудницкая
Фотографу Мари Басташевски, гражданке Дании, которая работает над темой похищений людей на Кавказе, отказано во въезде в Россию. Радио Свобода публикует фотографии, ставшие причиной опалы.

Фотопроект "Статья 126 (Похищения на Кавказе)" начался больше двух лет назад с того, что Мари прочитала в интернете сводки "Мемориала". Это была информация об убийствах мирных жителей, похищениях людей, внесудебных казнях. Этой информации было настолько много, что на десятой фамилии все истории начинали сливаться в одну и переставали быть историями живых людей, становясь просто сводками. Мари Басташевски решила, что вернуть информации о происходящем на Кавказе человеческое измерение можно с помощью фотографии.

Она стала ездить в Чечню, Ингушетию, Дагестан, встречаться с родственниками исчезнувших людей и искать в пустых комнатах, застеленных кроватях, задернутых занавесках отпечатки людей, которые когда-то там жили. По собственным словам Мари, она снимала пустоту. Ее главным помощником в работе была похищенная и убитая 15 июля прошлого года Наталья Эстемирова, и Мари собиралась вернуться в Грозный этим летом в том числе для того, чтобы наконец заставить себя зайти и в ее пустую квартиру.

Однако это оказалось невозможным. 23 июня Басташевски обратилась в посольство России в Копенгагене за журналистской визой. Через положенные три дня ей ответили, что "вопрос еще рассматривается в Москве". Дальнейшие трехнедельные попытки Мари выяснить судьбу своего запроса сначала в посольстве, потом в отделе печати МИД, затем в самом МИД успеха не имели:

- Меня переправляли от одного чиновника к другому, как шарик для пинг-понга, не давая никакого официального ответа — ни "да", ни "нет".

Корреспондент Радио Свобода, проделав практически такой же путь, выяснила, что Мари находится в списках лиц, которым запрещен въезд в Россию. Об этом в ответ на просьбу прояснить судьбу обращения за визой сообщил старший советник МИД Александр Южанин. Центр общественных связей ФСБ, которая составляет списки "нежелательных" иностранцев, на вопрос о причинах и сроках запрета пока не ответил.

Сама Мари Басташевски уверена, что это связано с ее работой. В свою последнюю командировку на Кавказ, закончившуюся в январе, она была задержана сначала в Дагестане, а затем в московском аэропорту Шереметьево, при этом все содержимое ее компьютера было изучено:

- Меня задержали по дороге из Махачкалы в Хасавюрт 17 января сотрудники миграционной службы, остановив маршрутку, в которой я ехала. За мной, вероятно, следили. Сначала эти люди без формы пытались допрашивать меня, не предъявляя документов, потом отвезли в ФМС. Меня обвинили в том, что я больше трех дней находилась в Махачкале без регистрации, хотя во-первых, это было не так, потому что я постоянно выезжала из города, а во-вторых, они не могли знать, когда я приехала, потому что мои документы последний раз проверяли за 23 дня до этого. Но под давлением и из-за спешки – я торопилась на самолет в Москву – я согласилась заплатить штраф в 500 рублей. Видимо, это было ошибкой.

На самолет в Москву я все равно опоздала, так как машина без номеров высадила меня с чемоданом в лесу. В аэропорту Шереметьево, откуда я через день улетала в Копенгаген, история продолжилась. Еще до регистрации ко мне подошла девушка, представившаяся сотрудницей таможни, и сказала, что мне необходимо пройти с ней на досмотр. Меня провели за штору и вытряхнули все вещи, забрали ноутбук и фотоаппарат. Содержимое компьютера было скопировано. На мой взгляд, все это было незаконно, однако я не хотела поднимать шум, понимая, что мне надо продолжать работу в России и не желая осложнять отношения с властями. Видимо, это тоже было неверным решением.

В июне этого года фотографии из проекта "Статья 126" выставлялись в Нью-Йорке в рамках проекта “Сдвигая стены” Института "Открытое общество". Журнал "Нью-Йоркер" назвал работу Мари Басташевски "самой храброй" из представленных.

- В основном задача фотографии видится в том, чтобы вызывать эмоции. Мне хотелось обратиться к уму, - говорит Мари о том, что делает. – Эмоции ни к чему не ведут. Может, небольшое чувство вины и все. Мне хотелось снять так, чтобы не навязывать зрителю чувства, а заинтересовать его. Фотографии говорят, что все вроде бы прекрасно. Почти идеально – совсем как утверждают российские чиновники и некоторые СМИ. Но что-то не складывается. Есть какой-то изъян. Фотографии мирные, спокойные, почти домашние. Их разрушают тексты под ними. Можно отмахнуться от текстов. Но кто-то, может быть, заинтересуется. И тогда у него возникнут вопросы. Даже когда вы прочитаете все тексты, вам захочется узнать еще чуть больше. Это я и называю обращением к мозгу. А если не захочется – я уже ничего не могу с этим сделать, даже если засыплю вас изображениями окровавленных детей.

Вот некоторые работы Мари Басташевски:

1. Накануне Нового, 2001 года, Зелимхан Мурдалов был похищен военными и отвезен в РОВД в Октябрьском районе Грозного, где нес службу отряд ОМОНа из Ханты-Мансийска под командированием старшего лейтенанта Сергея Лапина. Сразу после того, как сына забрали, его отец Астемир Мурдалов попытался расследовать дело и добился суда. Свидетели рассказали, что Сергей Лапин провел 24 часа в комнате с Зелимханом Мурдаловым, пытая его. Тело Зелимхана так и не нашли. Лапина приговорили к десяти годам колонии. За время расследования и суда родители Зелимхана пережили несколько покушений. Они до сих пор продолжают получать письма с угрозами.


2. В июне 2009 «Мемориалв» в Грозном получил информацию о жертве похищения, случившегося несколько месяцев назад. Арти Зайналова видели в больнице Ачхой-Мартана с несколькими пулевыми ранениями. Апти был без сознания, и к нему никого не пускали. «Мемориал» начал расследование, однако вскоре после этого Апти снова исчез. Это было одним из последних дел, которым занималась Наталья Эстермирова, убитая 15 июля 2009 года.

3. Днем 31 октября 2009 года вооруженные люди в военной форме ворвались в дом семьи Азиевых в Старой Сунже в Чечне. Под угрозой оружия командир заставил родственников Ривзана Алиева покинуть дом. Военные забрали Ривзана и увезли в неизвестном направлении. В местной прокуратуре родственникам сказали, что сочувствуют им, но не имеют полномочий расследовать дело.

4. Магомед Рашидов был похищен из своего доме в Губдене в Дагестане 24 декабря 2009 года. Группа вооруженных людей ворвалась в дом и направилась прямо в комнату, где спал Магомед. Его увезли в неизвестном направлении, его местонахождение до сих пор неизвестно. Семья обратилась в прокуратуру с требованием расследовать дело. Силовые органы утверждают, что не имеют отношения к похищению.

5. 23 октября 2002 года, около пяти утра, группа вооруженных людей зашла в дом семьи Баршевых в Грозном. Все были вооружены и одеты в камуфляжную форму. Несмотря на протесты матери, Ларисы Баршевой, 21-летнего Анзора Баршева и его 22-летнего брата Сулумбека подняли из постели и вывели из дома, не позволив даже одеться и обуться. Их увезли в неизвестном направлении. В течении двух месяцев Лариса Баршева ездила по окрестным блокпостам, отделам милиции и местам, которые считали секретными тюрьмами. Она также добилась официального расследования дела, но ей сказали, что она слишком много хочет. Следователь прокуратуры, который, по словам Ларисы, видимо, сочувствовал ей, сказал, что его руки связаны и он не может допросить людей, которые могут иметь отношение к похищению. Дело приостановили за недостатком улик.
XS
SM
MD
LG