Linkuri accesibilitate

Ernest Vardanean

В воскресенье 24 сентября прошли протестные акции Партии социалистов и ее сторонников в трех городах Молдовы: Бельцах, Кагуле и Новых Аненах. В каждом из городов на протесты вышли, по разным оценкам, от нескольких сотен до нескольких тысяч человек. Как неоднократно до этого подчеркивал президент Игорь Додон, лояльная ему партия намеревалась проводить не «бархатную» или иную революцию в Кишиневе, а некую разведку боем. То ли для проверки мобилизационного ресурса и выявления сопутствующих логистических проблем, то ли для щекотания нервов проевропейской власти. А то ли для всего вместе.

Во всяком случае, информационный повод был создан, и медийное поле Молдовы заполнилось всяческими комментариями, оценками и прогнозами. Поскольку хвалебные отзывы сторонников ПСРМ – вещь понятная и предсказуемая, меня больше интересует критика, которую можно условно разделить на диффамационную и конструктивную.

Диффамация выражалась сильнее всего – кто бы мог подумать – в комментариях со стороны оппозиционных партий и политиков с обоих флангов. И если правые силы, а также провластные СМИ и эксперты предсказуемо громили социалистов, потому что «так положено», то левые несказанно меня удивили. Читая их отзывы о «позорном митинге Додона», я ловил себя на мысли, что они радуются не очень масштабным акциям гораздо сильнее, чем если бы провалился Плахотнюк или, например, Гимпу. Вопрос «Вы с кем?» зримо висел в воздухе, но я не стал публично реагировать, сделав свои выводы.

К конструктивной критике я бы отнес мнения наблюдателей о том, что, во-первых, количества протестующих было явно недостаточно для создания властям некомфортной обстановки. Пожалуй, я с этим соглашусь – партии надо будет поработать над привлечением большего числа людей для следующих митингов. Во-вторых, благожелательные критики удивлялись, почему же митинг протеста не провели сразу в Кишиневе – мол, кому интересно, что там было в Кагуле.

С этим я принципиально не соглашусь. В первую очередь, происходящее в Кагуле может и должно быть интересно жителям самого Кагула, а то и всего юга Молдовы – они полноправные граждане Республики Молдова и вправе рассчитывать на привлечение общественного внимания к их городу и их проблемам. Кроме того, «славный» обычай своза людей на автобусах в Кишинев, мягко говоря, вызывает неприятие, поскольку отдает душком командно-административной системы, от которой мы вроде как чудом спаслись 26 лет назад. Сколько таких «про-» и «анти-» митингов было в Кишиневе за последние годы? Кто может посчитать их КПД и дать железные аргументы в пользу исключительной успешности именно такой формы протеста?

Но даже это не главное. Чтобы привезти десятки тысяч людей в Кишинев, нужно иметь абсолютную уверенность в правильности поставленных целей, в их реальной достижимости, а также в понятности месседжа, который ты собираешься изложить людям. Кстати, я до сих пор не нашел точного ответа на этот вопрос – президентская администрация и команда ПСРМ явно знают больше, чем говорят, но пока нет никаких внешних признаков того, что они точно знают, когда и что нужно сделать.

Давайте вспомним «бархатную революцию» 2013 года, так и не проведенную Партией коммунистов. Более 50 тысяч человек, собравшихся 23 ноября на площади Великого национального собрания, мотивированные и решительные, были малодушно распущены по домам, «чтобы собраться снова». Это было шоком не только для рядовых манифестантов, но даже для некоторых ключевых фигур в штабе ПКРМ. Уже потом, спустя месяцы, я узнал, что в тот день власть подготовила манифестантам ловушку: здание правительства фактически было оставлено на растерзание, и если бы толпа туда ринулась, «европейская» коалиция тут же объявила бы о попытке государственного переворота и объявила бы ПКРМ вне закона – со всеми вытекающими последствиями.

Возможно, власть сегодня рассматривает такой сценарий по отношению к Партии социалистов. И не исключено, что Игорь Додон в недавнем интервью намекал именно на это, говоря о нежелании дойти до кровопролития. С этой точки зрения «поход на Кишинев», если он реально задуман ПСРМ, мог бы стать не просто финальным аккордом, а необратимым действием по смене власти и исключительно мирным путем. Но вот как этого добиться и как не попасть в расставленные сети (особенно когда на правом фланге всё громче раздаются призывы к импичменту президента) – сверхзадача, которая не терпит ошибок.

Возможно, с этой точки зрения пробация протестного механизма в районах себя оправдывает. Нужно убедиться в готовности людей выйти на улицу – согласитесь, это самая сложная задача, учитывая их разочарование в политике вообще и в акциях протеста в частности. Откладывая в сторону очевидные организационные проблемы, я лишь повторю, что граждане РМ, недовольные властью, должны услышать настолько убедительные аргументы, чтобы все сомнения ушли. С другой стороны, акции за пределами Кишинева могут привлечь внимание общества, если будут сопровождаться массовыми шествиями по ведущим транспортным артериям страны. С таким фактором власть не сможет не считаться, хотя это и увеличит соблазн применить ответные жесткие меры. Будем думать, что президент Шахматной федерации Молдовы Игорь Додон просчитывает ситуацию на несколько ходов дальше, чем его оппоненты…

* Мнения автора, высказанные в блоге, не обязательно совпадают с позицией редакции Radio Europa Liberă

Официальный представитель госдепартамента США Хизер Нойерт заявила, что одним из ключевых вопросов для НАТО является наличие военной техники, которая может работать совместно с системами НАТО. «Если… Турция приобретет российскую систему, то она не будет соответствовать стандарту, и поэтому мы будем вынуждены проявить обеспокоенность. Это также не соответствует обещаниям союзников, данным во время Варшавского саммита [в июле 2016 года], об укреплении сопротивления путем сокращения зависимости от российской военной техники», - цитирует «Регнум» госпожу Нойерт.

Анкара попыталась «наказать» США с помощью России, сказал агентству «Спутник-Армения» тюрколог Левон Овсепян. По его мнению, сделка по С-400 – «это политический шаг, обусловленный тем, что Турция пытается отчасти отомстить США». А с другой стороны, многие годы Вашингтон отказывался продавать Анкаре ЗРК «Пэтриот». «Это подвигло Турцию на поиск альтернативы, и с учетом геополитической ситуации была выбрана Россия. Таким образом, предпринимается попытка с помощью России «наказать» США», - сказал Овсепян. Он не исключает срыва сделки, несмотря на выплату аванса.

В свою очередь, ведущий научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН Александр Крылов считает, что отношения Турции с Западом сложные и сохраняют тенденцию к ухудшению. «Уже никто не вспоминает о вступлении Турции в Европейский союз, о чем говорилось в течение многих десятилетий. В условиях обострения отношений один из элементов игры Анкары – развитие отношений с Россией, в том числе в военной сфере», - сказал Крылов.

«Насколько далеко пойдут российско-турецкие отношения, зависит от того, какие отношения будут у Анкары с Западом. Это касается также отношений Турции со всеми другими возможными альтернативными странами», - добавил эксперт. Он ожидает, что дальнейшего ухудшения отношений Турция-Запад не будет. Анкара, Брюссель и Вашингтон заинтересованы в сохранении отношений пусть даже на прохладном уровне. В этих условиях многое зависит от событий в ЕС и США, сказал Крылов в интервью «Спутнику».

Турецкий военный аналитик Сердар Аташ выразил недовольство отсутствием подлинного равенства среди членов НАТО. «Турция полностью исполняет свои обязанности в рамках своего членства в НАТО, но другие члены альянса ведут себя по отношению к ней несбалансированно. Турция стала самостоятельной и сильной страной, что не входит в планы Запада, страны которого привыкли общаться с нами командным тоном. И они, как мне представляется, «наказывают» Турцию за излишнюю независимость», - цитирует эксперта РИА Новости.

Между тем, косвенным подтверждением довольно серьезных разногласий в военной сфере является новость о том, что США отказались направить инструкторов для обучения турецких пилотов истребителей F-16. Военное руководство Турции нуждалось в восстановлении числа военных летчиков, чье количество сократилось вследствие репрессий после неудавшегося военного переворота в 2016 году. Тем не менее, Вашингтон ответил отказом, пишет турецкая газета Hürriyet Daily News. Сейчас турецкие власти прилагают энергичные усилия, чтобы восполнить причиненные собственными руками потери в Вооруженных силах, но эксперты сомневаются в успехе задуманного. «Вряд ли эти меры решат проблему, - сказал британской газете The Financial Times старший научный сотрудник Atlantic Council Аарон Стейн. – На восполнение утраченного опыта уйдут годы» (цитата по «Коммерсанту»).

Кстати, о перевороте. Его последствия (читай: преследование оппозиции и всяческих инакомыслящих) продолжают вбивать клин между Турцией и странами Запада. Причем это происходит не только на уровне публичной дипломатии, но и в более скрытой форме. Например, как утверждает руководитель политического направления Центра изучения современной Турции Юрий Мавашев, в ходе чисток в турецкой армии арестовывают и лишают звания именно тех, кто получал военное образование в США, а заменяют их теми, кто учился в Турции.

«После референдума Турция стала такой, какой не была за всю свою историю. Если раньше эта страна не могла выйти из положения «ведомая», хотя и многое делала для этого, то теперь у Турции появился свой собственный вектор развития, - сказал, в свою очередь, директор Центра региональной безопасности на Ближнем Востоке Александр Кирпичев в интервью «Газете». – Естественно, многие страны Европы осудили Турцию после ее референдума – за его незаконность, за то, что он был проведен с массой нарушений и фальсификаций».

«Турция уже более 50 лет была в «приемной» ЕС. Это утомило турок, - продолжает Юрий Мавашев. – Со временем [Анкаре] стало понятно, что можно неплохо сотрудничать и не вступая в Евросоюз. А с учетом иных международных обстоятельств (война в Ираке, Афганистане и других) негативный образ Запада стал проецироваться у турок на ЕС во всех смыслах».

Между тем, Турция регулярно получает оплеухи не только от США, но и от Германии. Например, по сообщению агентства «Регнум», федеральное министерство внутренних дел на основании расследования, проведенного тремя СМИ, готовится включить Турцию в список стран, «владеющих тайнами немецкого государства» и ставящих работников разведывательных служб лицом к лицу с «особыми рисками безопасности». В списке под названием «Список государств для работников разведки» (Staatenliste für Nachrichtendienstmitarbeiter) значатся также Китай, Северная Корея, Пакистан, Россия и еще 30 других стран, за исключением близких союзников Германии по НАТО. Похожая новость еще в июле была опубликована в газете Bild, где сообщалось, что те работники внешней разведки BND, кому наиболее всего угрожала опасность, поддержали решение о включении Турции в список.

Кроме того, Германия недовольна задержанием немецких граждан в Турции, где арестовано уже 55 человек, из которых 12 граждан признаны Берлином политзаключенными. «Мы уверены, что в большинстве случаев повода для задержаний нет. Мы должны ответить решительно. Именно поэтому правительство Германии уже пересмотрело отношения с Турцией, а из-за новых арестов мы должны, возможно, пересматривать их и дальше», - заявила канцлер ФРГ Ангела Меркель. «Коммерсант» уточняет, что турецкие власти обвиняют задержанных граждан Германии (среди них как этнические турки, так и немцы) в террористической деятельности и соучастии в перевороте. В частности, арестованы немецкие журналисты Петер Штойдтнер и Дениз Юджель. Их обвиняют в «пропаганде террора».

Не видя отдачи со стороны Анкары, Берлин и Брюссель решили перейти в контрнаступление. Как передает DW Türkçe со ссылкой на дипломатические источники, Европейскому Союзу в связи с серьезными нарушениями в вопросах демократии и прав человека в Турции следует предпринять серьезные шаги в отношении Анкары. Агентство «Регнум» со ссылкой на новостной портал Т24 пишет, что правительство Турции побило свой же рекорд 2016 года по количеству построенных тюрем. Если в прошлом году их число достигало 38, то, по словам министра юстиции Бекира Боздага, до конца 2017 года в Турции планируется построить 175 новых тюрем в соответствии со стандартами Совета Европы и минимальными стандартами ООН.

Вряд ли кто-то возьмется предугадать, сколько продлится публичная размолвка Турции с Западом и какую остроту она получит. Но можно быть уверенным в том, что отношения между ними вряд ли вернутся в состояние business as usual. Потому что серьезные эволюционные процессы идут как в самих западных странах («несистемные против Системы», рост правого популизма и неизбежное стремление власти отвечать на требования времени ради самосохранения, проблемы мигрантов и т.д.), так и в Турции (неудержимая исламизация, рост благосостояния и влияния консервативной провинции против вестернизированных мегаполисов и побережья, разочарование в Западе, поиск новой роли, кризис неоосманизма и т.д.) не оставляют шансов на сохранение статус-кво.

Можно сколько угодно играть в обиды (Турция) и изображать незыблемость многолетних отношений (Запад/НАТО), но тенденция возникла не вчера. «Арабская весна», война в Сирии и беспрецедентная конфронтация России с Западом служат дополнительными факторами изменения региональной обстановки. В конце концов, Турция всегда стремилась стать главной страной Ближнего Востока, диктовать волю в Черноморско-Каспийском бассейне, на Балканах, в зоне Персидского залива и не забывать о лоббировании в Европе, а это, согласитесь, требует колоссального напряжения всех ресурсов, что, вероятно, может оказаться Турции не под силу. А тут еще маячит независимый Курдистан…

Часть 1

Читайте также:

«Новая Турция»: закат демократии и сильной экономики

Новый турецкий курс – дрейф или блеф?

Пиррова победа падишаха, или Вторая смерть Кемаля. Часть 1 / Часть 2

На пути к султанату. Часть 1 / Часть 2 / Часть 3

Вспоминая 2016 год. Султан и Царь

Вспоминая 2016 год. Новые турецкие игры в Сирии

Вспоминая 2016 год. Турция торгуется с Европой

Провожая 2016 год. Осень турецкой демократии

Отделались помидорами, или Конъюнктурная дружба Путина и Эрдогана

В жерновах контрреволюции, или Особенности репрессивной демократии. Часть 1 / Часть 2

Верю – не верю. Послесловие к «перевороту» в Турции

Последний триумф султана

* Мнения автора, высказанные в блоге, не обязательно совпадают с позицией редакции Radio Europa Liberă

Одной из самых горячих внешнеполитических тем последнего месяца остается сделка между Россией и Турцией по поставке зенитно-ракетных комплексов С-400 «Триумф». Как известно, Турция – член НАТО, и приобретение систем вооружения у страны, не состоящей в Альянсе, - это, конечно, не преступление, но в некотором смысле удар по военно-политическому единству блока. Причем не совсем понятно, в какой части больше – чисто военной или всё же политической.

В середине сентября стало известно о подписании Москвой и Анкарой контракта на поставку ЗРК С-400, причем турецкая сторона внесла задаток. Детали сделки не разглашаются, но они всё равно отходят на второй план, уступая политической оценке. Надо сказать, что и в Анкаре, и в штаб-квартире НАТО не склонны преувеличивать риски «сепаратной» сделки с Россией. «Каждый союзник (по НАТО) сам решает, какого рода оборудование он приобретает. Это решение Турции», - сказал генеральный секретарь Альянса Йенс Столтенберг, цитируемый РИА Новости.

Норвежский дипломат добавил, что турки не обращались с просьбой интегрировать С-400 с системой обороны НАТО. «Для НАТО важно, чтобы наши различные системы взаимодействовали. Запроса об интеграции этой системы в систему противовоздушной обороны НАТО не поступало», - сказал Столтенберг и добавил, что «страны могут располагать самостоятельными системами, не интегрированными». «В то же время Турция рассматривает возможности разработки других систем противовоздушной обороны. Она ведет диалог с французско-итальянским консорциумом Eurosam, изучая возможность разработки новой системы противовоздушной обороны», - сообщил генсек (РИА Новости).

Аналогичные сигналы поступают от официальной Анкары. Так, Ибрагим Калын, пресс-секретарь президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, заявил, что покупка С-400 не является альтернативой отношениям Анкары и НАТО. «Заявления нашего президента [Эрдогана] об С-400 открыло путь разным пересудам, о том, что Турция отдаляется от Запада. Турция продолжит делать шаги для обеспечения своей национальной безопасности, считая НАТО сильным альянсом. Мы с удовлетворением встретили заявление генсека НАТО по покупке С-400 как о естественном праве Турции. Оно должно покончить со всеми дискуссиями. У нас развивается хорошее сотрудничество с Россией, но это не альтернатива нашим отношениям с Западом и НАТО. Наоборот, они дополняют друг друга», - пояснил Калын (РИА Новости).

Ему вторит помощник генсека НАТО по вопросам публичной дипломатии Тачан Ильдем, опровергая утверждения об отдалении Турции от Альянса. «…Я не думаю, что это [сделка по С-400] свидетельствует об отдалении Турции от НАТО или западных институтов и сближении с Россией. … Потому что турецкое руководство ясно заявило, что они считают Турцию верным союзником по НАТО, и она останется таковой», - сказал Ильдем (РИА Новости).

Однако не всё так гладко. Турецкий военный аналитик Сердар Аташ сказал, что покупка С-400 была вынужденным шагом, поскольку Североатлантический альянс не смог удовлетворить потребности Анкары. Как передает РИА Новости со ссылкой на представителя пресс-службы Пентагона Джонни Майкла, совместимая с НАТО система противоракетной обороны остается лучшим вариантом, чтобы защищать Турцию от угроз в своем регионе, и Вашингтон довел свое беспокойство до турецких чиновников по поводу покупки С-400.

«Турция длительное время испытывает потребность в системах ПВО. У нас 1300 километров границы с Сирией и Ираком, где идут активные боевые действия. В 2012 году Сирия сбила турецкий военный самолет, что еще раз показало нашу уязвимость в этом отношении. Турция уже более 10 лет ведет переговоры со странами НАТО и Китаем, однако было беспокойство, что китайские системы ПВО не очень надежны. В 2013 году НАТО разместило на юге Турции ЗРС Patriot, однако позже часть из них были снята с дежурства. Анкара пришла к выводу, что нужна альтернатива системам ПВО НАТО, и на повестку вышли С-400», - пояснил Аташ.

«Турция не первая страна НАТО, которая закупает российские комплексы ПВО. Ранее это делала Греция, например. Поэтому критика извне неправомерна. По правилам НАТО, если какая-то страна – член блока сталкивается с угрозами, другие входящие в альянс страны должны ей оказать помощь. Но по отношению к Турции это не было осуществлено», - продолжил турецкий эксперт.

Наконец, сам президент Эрдоган признал, что его страна проводила переговоры со странами НАТО о покупке зенитно-ракетных комплексов, но не получила никакого конкретного предложения и была вынуждена обратиться к России, передают «Вести Кавказа».

Посмотрим теперь на комментарии в турецкой прессе (подборка от «ИноСМИ»):

Газета rriyet 12 сентября, комментируя заявление Эрдогана о внесении задатка за системы С-400, предполагает, что президент рассчитывает использовать российские вооружения как козырь в торге с США.

Сразу два издания, Cumhuriyet (12 сентября) и Birgün (13 сентября), пишут, что на Западе слова Эрдогана о внесении задатка комментируются как «неожиданный шаг». Ранее российско-турецкие переговоры по С-400 считались не более чем попыткой Турции надавить на своих западных союзников, а сейчас рассматриваются как показатель того, что Турция всерьез намерена купить С-400.

Газета zcü в номере от 13 сентября допускает, что, даже если задаток внесен, не факт, что сделка в итоге состоится. «…Что, если она [Турция] снова, как в случае с китайскими ракетами, в последний момент откажется от сделки, уплаченные деньги пропадут или же в контракте по С-400 был предусмотрительно оговорен пункт о возврате задатка в случае такого отказа?» - говорится в статье.

Газета Medya nlüğü 13 сентября предполагает, что Турция может под давлением США отказаться от сделки, однако сделанные официальные заявления (вероятно, имеется в виду сообщение Эрдогана о внесении задатка) говорят о том, что Анкара всё же взяла на себя обязательства. «Отныне подошли к той точке, что, если Турция купит С-400, она испортит отношения с США, а если не купит — то с Россией», - поясняет издание. «Турция, очевидно, нуждается в поддержке Москвы в Сирии, не говоря уже о тесных экономических связях между двумя странами. Поэтому отмена соглашения в последний момент неизбежно повлечет за собой как минимум «холод» в турецко-российских отношениях, если не сказать больше», - резюмирует газета.

В издании Habertürk от 13 сентября рассматриваются технические стороны сделки. Например, неясны сроки поставок (указывается 2020 год), программное обеспечение, система распознавания «свой – чужой». «Кроме того, турецкая сторона желает максимально независимой модели использования С-400, тем временем вопрос о том, как будет происходить передача технологий, в настоящее время обсуждается, и технологии будут передаваться поэтапно», - пишет газета.

В газете Sabah 14 сентября говорится, что, если сделка состоится, Турция станет третьей в мире и первой в НАТО страной-обладателем системы С-400. «Два таких сильнейших и важнейших игрока, как Россия и Турция, которые на протяжении 250 лет конкурировали друг с другом на Кавказе, Балканах, в Средней Азии, на Ближнем Востоке, объединяют свои усилия против Атлантики», - уверен автор.

В газете Akşam от 14 сентября говорится о том, что Турция с покупкой С-400 «спасается от зависимости от Запада» и «выскальзывает из его рук, словно кусок мыла». «Отныне Запад не сможет шантажировать Турцию вооружениями, использовать слабость ее оборонной промышленности, и, конечно, это не отвечает его интересам», - констатирует издание.

Продолжение следует…

* Мнения автора, высказанные в блоге, не обязательно совпадают с позицией редакции Radio Europa Liberă

Поскольку в международной политике и особенно в «геополитике нефти» меньше всего ждешь победы морали над цинизмом, я был и остаюсь скептиком в части истинных целей тех, кто заказывает подобные расследования, и в особенности тех, кто пользуется полученными результатами. Вот и в данном случае «ларчик-то просто открывался». Как выяснилось вскоре после начала скандала с азербайджанской «прачечной», истинным мотивом британской стороны было желание проучить Баку за увеличение его доли в новом нефтяном контракте, который представляет собой обновленный вариант «Контракта века», подписанного еще Гейдаром Алиевым в сентябре 1994 года на 30 лет. Новый документ рассчитан до 2050 года.

Агентство «Рейтер», ссылаясь на два источника, знакомых с ходом переговоров между азербайджанской Государственной нефтяной компанией (ГНКАР, SOCAR) и британским гигантом British Petroleum, пишет, что апшеронская сторона намеревается увеличить свою долю в контракте. «По предварительной информации, SOCAR увеличит свою долю за счет снижения доли других компаний, в том числе BP», - передает агентство со ссылкой на источник в промышленной сфере. Другой источник из той же области, пожелав остаться неназванным, уточнил, что ГНКАР может увеличить долю до 20% вместо нынешних 11,6%, а доля британской компании может быть уменьшена с 35,8% до 30%. Добавив, что доли других компаний тоже сократятся, второй источник сказал, что окончательные цифры могут измениться.

Однако по другой информации, доля ГНКАР увеличивается сразу до 25%, то есть более чем вдвое. Правда, во всём этом есть два «но»: отсутствие объективной информации об истинных запасах нефти на месторождениях Азери, Чираг и Гюнешли и отсутствие тенденций к удорожанию нефти, цена на которую колеблется в коридоре 50-55 долларов, в то время как в бюджет 2018 года Азербайджан заложил цену в 45 долларов. То есть о сверхприбылях прошлых 10-15 лет можно забыть – «черное золото» еще нескоро доберется до 100 долларов, а уж о сказочных 120-140 долларах, как это было еще 10 лет назад, и вовсе можно забыть.

Не всё так радужно и в газовой сфере. В конце августа стало известно о планах Азербайджана увеличить объем закупок российского газа, поскольку собственных объемов не хватает для внутреннего потребления – основная масса уходит на заполнение газопровода Баку – Тбилиси – Эрзурум, «брата» нефтепровода Баку – Тбилиси – Джейхан. ПРАЙМ-ТАСС напоминает, что «Газпром» начал поставки в Азербайджан в сентябре 2015 года на основании пятилетнего контракта. Первоначально ГНКАР закупал 2 млрд. кубометров в год, но потом запросил увеличение до пяти миллиардов. «Поставки «Газпрома» необходимы, поскольку ресурсы Азербайджана не позволяют одновременно удовлетворить растущие потребности страны и осуществлять поставки по «Южному газовому коридору» в Европу», - говорится в материале.

По данным всё той же британской компании ВР, в первом полугодии 2017 года объем добычи на месторождении «Шах-Дениз» сократились на 5,6% по сравнению с тем же периодом 2016 года – до 5,1 млрд. кубометров. Консорциум во главе с ВР планирует увеличить объемы извлечения газа до 25 млрд. куб. м/г. В 2016 году на «Шах-Дениз» было добыто 9,9 млрд. кубометров.

Макроэкономические показатели Азербайджана продолжают демонстрировать негативные тенденции. Недавно бакинская пресса признала, что золотовалютные запасы Национального банка побили исторический антирекорд – упали ниже отметки в 4 млрд. долларов (3 млрд. 974 млн.). Исторический максимум был достигнут к 1 сентября 2014 года – более 15 млрд. долларов. Получается, что за три года запасы сократились почти в четыре раза – то есть, подешевевшая почти втрое нефть обрушила азербайджанский манат, а затем опустошила валютную «кубышку» страны, поскольку Центробанку пришлось не раз проводить валютные интервенции, чтобы не допустить еще большего падения маната.

«…Нефтезависимый Азербайджан оказался в сложной ситуации из-за затянувшегося нефтяного кризиса, который в предыдущие периоды восстанавливался в течение года. Ни один чиновник, и не только в Азербайджане, но и во всех нефтяных странах не ожидал такой ситуации, они не смогли вовремя и полностью оценить адекватность своих золотовалютных резервов», - откровенно пишет близкий к Алиеву ресурс Haqqin.az.

Вернемся, однако, к «ландромату». У него неожиданно появилась параллельная сюжетная линия: 5 сентября в парижском пригороде Нантер прошел первый в истории Франции судебный процесс по иску, подданному правительством Азербайджана против французских журналистов, которые «посмели» использовать слова «диктатура» и «деспот» в отношении апшеронского режима. Как сообщает руководитель Института мира и демократии Азербайджана и бывший политзаключенный Ариф Юнус, процесс является важным прецедентом, т.к. аналогичные иски против французской прессы могут подать и другие «обиженные» режимы.

Однако есть риск и для Баку, ведь французскому суду придется решать, действительно ли Азербайджан является диктатурой или нет. К тому же сам Ариф Юнус и его супруга Лейла, тоже политзаключенная, приглашены в суд в качестве свидетелей, и им, очевидно, есть что сказать. Ну, а защищать азербайджанскую верхушку принялись его верные адепты, причем как со стороны местной азербайджанской общины, так и прикормленные французские парламентарии («ландромат» им всем свидетель). Как пишет Юнус, на которого ссылается армянский сайт «Восканапат», аргументы свидетелей со стороны алиевского режима оказались провальными. Суд вынесет свое решение 7 ноября.

А пока попробуем понять, откуда растут ноги у скандальной публикации в западной прессе. Судя по дате выхода – 4-5 сентября, слив был сделан преднамеренно, чтобы предотвратить подписание невыгодного для «Бритиш Петролеум» контракта (14 сентября), или стал актом возмездия, т.к. британцы уже знали, что документ зафиксирует уменьшенную долю ВР и ничего с этим поделать нельзя. Так или иначе, распространение соответствующей информации явилось неприятной новостью для администрации Алиева.

Впрочем, какими бы ни были истинные мотивы авторов разоблачения и/или их заказчиков, выпущенная на публику информация зажила своей жизнью, и развитие дальнейшей ситуации будет основано на внутренней логике европейской политики. Иными словами, в Совете Европы или Европейском парламенте не склонны ставить расследование коррупционных дел в зависимость от нефтяных интересов британцев. Коррупция есть коррупция, и эти дела нужно расследовать и дать им надлежащую судебную оценку. Проще говоря, «ландромат» выпустил джинна из бутылки, и я не представляю, что должен сделать режим Алиева, чтобы купировать все негативные последствия. А ведь через год в Азербайджане состоятся очередные президентские выборы, и не факт, что они в очередной раз окажутся легкой прогулкой для сына Гейдара – по некоторым сведениям, определенные внешние игроки хотят видеть на этом посту невестку Гейдара – первую леди и первого вице-президента страны Мехрибан Пашаеву-Алиеву…

Часть 1

Читайте также:

Банк, который лопнул

Провожая 2016 год. Конец «жирной эпохи» в Азербайджане. Часть 1 / Часть 2

Здравствуй, баррель, Новый год! Азербайджан в крутом пике. Часть 1 / Часть 2

«А мы уйдем на север!». Азербайджан обиделся на Европу. Часть 1 / Часть 2

Încarcă mai mult

XS
SM
MD
LG