Linkuri accesibilitate

Ernest Vardanean

В воскресенье 24 сентября прошли протестные акции Партии социалистов и ее сторонников в трех городах Молдовы: Бельцах, Кагуле и Новых Аненах. В каждом из городов на протесты вышли, по разным оценкам, от нескольких сотен до нескольких тысяч человек. Как неоднократно до этого подчеркивал президент Игорь Додон, лояльная ему партия намеревалась проводить не «бархатную» или иную революцию в Кишиневе, а некую разведку боем. То ли для проверки мобилизационного ресурса и выявления сопутствующих логистических проблем, то ли для щекотания нервов проевропейской власти. А то ли для всего вместе.

Во всяком случае, информационный повод был создан, и медийное поле Молдовы заполнилось всяческими комментариями, оценками и прогнозами. Поскольку хвалебные отзывы сторонников ПСРМ – вещь понятная и предсказуемая, меня больше интересует критика, которую можно условно разделить на диффамационную и конструктивную.

Диффамация выражалась сильнее всего – кто бы мог подумать – в комментариях со стороны оппозиционных партий и политиков с обоих флангов. И если правые силы, а также провластные СМИ и эксперты предсказуемо громили социалистов, потому что «так положено», то левые несказанно меня удивили. Читая их отзывы о «позорном митинге Додона», я ловил себя на мысли, что они радуются не очень масштабным акциям гораздо сильнее, чем если бы провалился Плахотнюк или, например, Гимпу. Вопрос «Вы с кем?» зримо висел в воздухе, но я не стал публично реагировать, сделав свои выводы.

К конструктивной критике я бы отнес мнения наблюдателей о том, что, во-первых, количества протестующих было явно недостаточно для создания властям некомфортной обстановки. Пожалуй, я с этим соглашусь – партии надо будет поработать над привлечением большего числа людей для следующих митингов. Во-вторых, благожелательные критики удивлялись, почему же митинг протеста не провели сразу в Кишиневе – мол, кому интересно, что там было в Кагуле.

С этим я принципиально не соглашусь. В первую очередь, происходящее в Кагуле может и должно быть интересно жителям самого Кагула, а то и всего юга Молдовы – они полноправные граждане Республики Молдова и вправе рассчитывать на привлечение общественного внимания к их городу и их проблемам. Кроме того, «славный» обычай своза людей на автобусах в Кишинев, мягко говоря, вызывает неприятие, поскольку отдает душком командно-административной системы, от которой мы вроде как чудом спаслись 26 лет назад. Сколько таких «про-» и «анти-» митингов было в Кишиневе за последние годы? Кто может посчитать их КПД и дать железные аргументы в пользу исключительной успешности именно такой формы протеста?

Но даже это не главное. Чтобы привезти десятки тысяч людей в Кишинев, нужно иметь абсолютную уверенность в правильности поставленных целей, в их реальной достижимости, а также в понятности месседжа, который ты собираешься изложить людям. Кстати, я до сих пор не нашел точного ответа на этот вопрос – президентская администрация и команда ПСРМ явно знают больше, чем говорят, но пока нет никаких внешних признаков того, что они точно знают, когда и что нужно сделать.

Давайте вспомним «бархатную революцию» 2013 года, так и не проведенную Партией коммунистов. Более 50 тысяч человек, собравшихся 23 ноября на площади Великого национального собрания, мотивированные и решительные, были малодушно распущены по домам, «чтобы собраться снова». Это было шоком не только для рядовых манифестантов, но даже для некоторых ключевых фигур в штабе ПКРМ. Уже потом, спустя месяцы, я узнал, что в тот день власть подготовила манифестантам ловушку: здание правительства фактически было оставлено на растерзание, и если бы толпа туда ринулась, «европейская» коалиция тут же объявила бы о попытке государственного переворота и объявила бы ПКРМ вне закона – со всеми вытекающими последствиями.

Возможно, власть сегодня рассматривает такой сценарий по отношению к Партии социалистов. И не исключено, что Игорь Додон в недавнем интервью намекал именно на это, говоря о нежелании дойти до кровопролития. С этой точки зрения «поход на Кишинев», если он реально задуман ПСРМ, мог бы стать не просто финальным аккордом, а необратимым действием по смене власти и исключительно мирным путем. Но вот как этого добиться и как не попасть в расставленные сети (особенно когда на правом фланге всё громче раздаются призывы к импичменту президента) – сверхзадача, которая не терпит ошибок.

Возможно, с этой точки зрения пробация протестного механизма в районах себя оправдывает. Нужно убедиться в готовности людей выйти на улицу – согласитесь, это самая сложная задача, учитывая их разочарование в политике вообще и в акциях протеста в частности. Откладывая в сторону очевидные организационные проблемы, я лишь повторю, что граждане РМ, недовольные властью, должны услышать настолько убедительные аргументы, чтобы все сомнения ушли. С другой стороны, акции за пределами Кишинева могут привлечь внимание общества, если будут сопровождаться массовыми шествиями по ведущим транспортным артериям страны. С таким фактором власть не сможет не считаться, хотя это и увеличит соблазн применить ответные жесткие меры. Будем думать, что президент Шахматной федерации Молдовы Игорь Додон просчитывает ситуацию на несколько ходов дальше, чем его оппоненты…

* Мнения автора, высказанные в блоге, не обязательно совпадают с позицией редакции Radio Europa Liberă

Официальный представитель госдепартамента США Хизер Нойерт заявила, что одним из ключевых вопросов для НАТО является наличие военной техники, которая может работать совместно с системами НАТО. «Если… Турция приобретет российскую систему, то она не будет соответствовать стандарту, и поэтому мы будем вынуждены проявить обеспокоенность. Это также не соответствует обещаниям союзников, данным во время Варшавского саммита [в июле 2016 года], об укреплении сопротивления путем сокращения зависимости от российской военной техники», - цитирует «Регнум» госпожу Нойерт.

Анкара попыталась «наказать» США с помощью России, сказал агентству «Спутник-Армения» тюрколог Левон Овсепян. По его мнению, сделка по С-400 – «это политический шаг, обусловленный тем, что Турция пытается отчасти отомстить США». А с другой стороны, многие годы Вашингтон отказывался продавать Анкаре ЗРК «Пэтриот». «Это подвигло Турцию на поиск альтернативы, и с учетом геополитической ситуации была выбрана Россия. Таким образом, предпринимается попытка с помощью России «наказать» США», - сказал Овсепян. Он не исключает срыва сделки, несмотря на выплату аванса.

В свою очередь, ведущий научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН Александр Крылов считает, что отношения Турции с Западом сложные и сохраняют тенденцию к ухудшению. «Уже никто не вспоминает о вступлении Турции в Европейский союз, о чем говорилось в течение многих десятилетий. В условиях обострения отношений один из элементов игры Анкары – развитие отношений с Россией, в том числе в военной сфере», - сказал Крылов.

«Насколько далеко пойдут российско-турецкие отношения, зависит от того, какие отношения будут у Анкары с Западом. Это касается также отношений Турции со всеми другими возможными альтернативными странами», - добавил эксперт. Он ожидает, что дальнейшего ухудшения отношений Турция-Запад не будет. Анкара, Брюссель и Вашингтон заинтересованы в сохранении отношений пусть даже на прохладном уровне. В этих условиях многое зависит от событий в ЕС и США, сказал Крылов в интервью «Спутнику».

Турецкий военный аналитик Сердар Аташ выразил недовольство отсутствием подлинного равенства среди членов НАТО. «Турция полностью исполняет свои обязанности в рамках своего членства в НАТО, но другие члены альянса ведут себя по отношению к ней несбалансированно. Турция стала самостоятельной и сильной страной, что не входит в планы Запада, страны которого привыкли общаться с нами командным тоном. И они, как мне представляется, «наказывают» Турцию за излишнюю независимость», - цитирует эксперта РИА Новости.

Между тем, косвенным подтверждением довольно серьезных разногласий в военной сфере является новость о том, что США отказались направить инструкторов для обучения турецких пилотов истребителей F-16. Военное руководство Турции нуждалось в восстановлении числа военных летчиков, чье количество сократилось вследствие репрессий после неудавшегося военного переворота в 2016 году. Тем не менее, Вашингтон ответил отказом, пишет турецкая газета Hürriyet Daily News. Сейчас турецкие власти прилагают энергичные усилия, чтобы восполнить причиненные собственными руками потери в Вооруженных силах, но эксперты сомневаются в успехе задуманного. «Вряд ли эти меры решат проблему, - сказал британской газете The Financial Times старший научный сотрудник Atlantic Council Аарон Стейн. – На восполнение утраченного опыта уйдут годы» (цитата по «Коммерсанту»).

Кстати, о перевороте. Его последствия (читай: преследование оппозиции и всяческих инакомыслящих) продолжают вбивать клин между Турцией и странами Запада. Причем это происходит не только на уровне публичной дипломатии, но и в более скрытой форме. Например, как утверждает руководитель политического направления Центра изучения современной Турции Юрий Мавашев, в ходе чисток в турецкой армии арестовывают и лишают звания именно тех, кто получал военное образование в США, а заменяют их теми, кто учился в Турции.

«После референдума Турция стала такой, какой не была за всю свою историю. Если раньше эта страна не могла выйти из положения «ведомая», хотя и многое делала для этого, то теперь у Турции появился свой собственный вектор развития, - сказал, в свою очередь, директор Центра региональной безопасности на Ближнем Востоке Александр Кирпичев в интервью «Газете». – Естественно, многие страны Европы осудили Турцию после ее референдума – за его незаконность, за то, что он был проведен с массой нарушений и фальсификаций».

«Турция уже более 50 лет была в «приемной» ЕС. Это утомило турок, - продолжает Юрий Мавашев. – Со временем [Анкаре] стало понятно, что можно неплохо сотрудничать и не вступая в Евросоюз. А с учетом иных международных обстоятельств (война в Ираке, Афганистане и других) негативный образ Запада стал проецироваться у турок на ЕС во всех смыслах».

Между тем, Турция регулярно получает оплеухи не только от США, но и от Германии. Например, по сообщению агентства «Регнум», федеральное министерство внутренних дел на основании расследования, проведенного тремя СМИ, готовится включить Турцию в список стран, «владеющих тайнами немецкого государства» и ставящих работников разведывательных служб лицом к лицу с «особыми рисками безопасности». В списке под названием «Список государств для работников разведки» (Staatenliste für Nachrichtendienstmitarbeiter) значатся также Китай, Северная Корея, Пакистан, Россия и еще 30 других стран, за исключением близких союзников Германии по НАТО. Похожая новость еще в июле была опубликована в газете Bild, где сообщалось, что те работники внешней разведки BND, кому наиболее всего угрожала опасность, поддержали решение о включении Турции в список.

Кроме того, Германия недовольна задержанием немецких граждан в Турции, где арестовано уже 55 человек, из которых 12 граждан признаны Берлином политзаключенными. «Мы уверены, что в большинстве случаев повода для задержаний нет. Мы должны ответить решительно. Именно поэтому правительство Германии уже пересмотрело отношения с Турцией, а из-за новых арестов мы должны, возможно, пересматривать их и дальше», - заявила канцлер ФРГ Ангела Меркель. «Коммерсант» уточняет, что турецкие власти обвиняют задержанных граждан Германии (среди них как этнические турки, так и немцы) в террористической деятельности и соучастии в перевороте. В частности, арестованы немецкие журналисты Петер Штойдтнер и Дениз Юджель. Их обвиняют в «пропаганде террора».

Не видя отдачи со стороны Анкары, Берлин и Брюссель решили перейти в контрнаступление. Как передает DW Türkçe со ссылкой на дипломатические источники, Европейскому Союзу в связи с серьезными нарушениями в вопросах демократии и прав человека в Турции следует предпринять серьезные шаги в отношении Анкары. Агентство «Регнум» со ссылкой на новостной портал Т24 пишет, что правительство Турции побило свой же рекорд 2016 года по количеству построенных тюрем. Если в прошлом году их число достигало 38, то, по словам министра юстиции Бекира Боздага, до конца 2017 года в Турции планируется построить 175 новых тюрем в соответствии со стандартами Совета Европы и минимальными стандартами ООН.

Вряд ли кто-то возьмется предугадать, сколько продлится публичная размолвка Турции с Западом и какую остроту она получит. Но можно быть уверенным в том, что отношения между ними вряд ли вернутся в состояние business as usual. Потому что серьезные эволюционные процессы идут как в самих западных странах («несистемные против Системы», рост правого популизма и неизбежное стремление власти отвечать на требования времени ради самосохранения, проблемы мигрантов и т.д.), так и в Турции (неудержимая исламизация, рост благосостояния и влияния консервативной провинции против вестернизированных мегаполисов и побережья, разочарование в Западе, поиск новой роли, кризис неоосманизма и т.д.) не оставляют шансов на сохранение статус-кво.

Можно сколько угодно играть в обиды (Турция) и изображать незыблемость многолетних отношений (Запад/НАТО), но тенденция возникла не вчера. «Арабская весна», война в Сирии и беспрецедентная конфронтация России с Западом служат дополнительными факторами изменения региональной обстановки. В конце концов, Турция всегда стремилась стать главной страной Ближнего Востока, диктовать волю в Черноморско-Каспийском бассейне, на Балканах, в зоне Персидского залива и не забывать о лоббировании в Европе, а это, согласитесь, требует колоссального напряжения всех ресурсов, что, вероятно, может оказаться Турции не под силу. А тут еще маячит независимый Курдистан…

Часть 1

Читайте также:

«Новая Турция»: закат демократии и сильной экономики

Новый турецкий курс – дрейф или блеф?

Пиррова победа падишаха, или Вторая смерть Кемаля. Часть 1 / Часть 2

На пути к султанату. Часть 1 / Часть 2 / Часть 3

Вспоминая 2016 год. Султан и Царь

Вспоминая 2016 год. Новые турецкие игры в Сирии

Вспоминая 2016 год. Турция торгуется с Европой

Провожая 2016 год. Осень турецкой демократии

Отделались помидорами, или Конъюнктурная дружба Путина и Эрдогана

В жерновах контрреволюции, или Особенности репрессивной демократии. Часть 1 / Часть 2

Верю – не верю. Послесловие к «перевороту» в Турции

Последний триумф султана

* Мнения автора, высказанные в блоге, не обязательно совпадают с позицией редакции Radio Europa Liberă

Încarcă mai mult

XS
SM
MD
LG