Linkuri accesibilitate

Ernest Vardanean

Я полагаю, что, когда многочисленные эксперты в унисон предсказывали эскалацию вокруг Иракского Курдистана, вряд ли кто-то мог предвидеть, что это случится так скоро и в такой острой форме. В ночь на понедельник 16 октября иракская армия и шиитские ополченцы после стремительного марш-броска завладела Киркуком – ключевым пунктом в споре курдов и федерального правительства Ирака, а также курдов и внешних игроков. По данным иракских военных, они установили контроль над местным аэропортом, рядом крупных нефтяных месторождений, военной базой и другими объектами. Сообщается, что из города бежало около миллиона курдов.

«Мы заверяем наш народ в Курдистане и Киркуке в том, что мы оберегаем их [мирных жителей] безопасность и интересы, и выполнили только конституционный долг по распространению федеральной власти, установлению безопасности и защите национальных богатств в городе», - говорится в специальном заявлении премьер-министра Ирака Хайдера аль-Абади, на которого ссылается агентство РИА «Новости».

Однако Совет безопасности Иракского Курдистана обвинил Багдад в «беспричинном нападении» и предупредил, что курдская милиция пешмерга будет «продолжать защищать Курдистан, его народ и его интересы», передает «Газета». Представитель Пентагона Роберт Мэннинг заявил, что Вашингтон выступает за диалог между иракскими и курдскими силами, но не стал отвечать на вопрос, готовы ли США приостановить военную помощь Ираку.

Глава правительства Ирака пояснил, что контроль над спорными территориями должен осуществляться «совместно федеральными и местными силами под руководством центральных властей в Багдаде». «Мы не хотим столкновений, но федеральная власть должна иметь решающий голос, и никто не может посягать на ее полномочия», - говорил ранее премьер аль-Абади, предложив курдским формированиям влиться в иракскую армию и обеспечивать безопасность в спорных районах Киркука. Глава Кабинета также сместил нелояльного Багдаду губернатора Киркука, а в ответ курды перебросили в провинцию дополнительно 6 тыс. бойцов пешмерга, но старались избегать столкновений с иракской армией. Тем не менее, операция началась по приказу аль-Абади после того, как иракские курды отвергли требование Багдада об аннулировании итогов референдума 25 сентября.

Между тем, одним из главных вопросов является удивительное для многих поспешное бегство курдских сил из Киркука. Как пишет «Коммерсант», предполагается, что свои позиции на линии разграничения оставили отряды проиранского Патриотического союза Курдистана – противника правящей в Эрбиле Демократической партии Курдистана, детища протурецкого клана Барзани. Так, депутат парламента Иракского Курдистана Вагди Сулейман заявил в интервью «РИА Новости», что потеря Киркука объясняется предательством именно со стороны Патриотического союза Курдистана.

Более того, стало известно, что в Курдистан приезжал не кто иной, как иранский генерал Касем Сулеймани, командир элитной дивизии «Аль-Кудс» Корпуса стражей исламской революции. По сути, он главный организатор многих успешных боевых операций проиранских военных групп в Сирии и Ираке. А значит, операцией против курдов руководил Иран. И это тем более важно, когда читаешь новость о том, что пал не только Киркук, но и провинция Найнава (древняя Ниневия), где компактно проживают езиды. Этот регион находится очень близко к Сирии, что приобретает особое значение.

«Коммерсант» отмечает, что военная операция в Киркуке – лишь часть многоходовой комбинации, имеющей целью смещение Масуда Барзани, и эта версия получила новое подтверждение. После утраты Киркука спикер парламента Иракского Курдистана Юсеф Мухаммед обвинил Барзани в неспособности управлять автономией и призвал уйти со своего поста. «Вы должны признать поражение и оставить наш народ, позволив ему самому решать свою судьбу», - обратился спикер к лидеру автономии.

«Столь быстрое восстановление контроля иракских властей над Киркуком было бы невозможным без активной роли Ирана. Проведенной при его непосредственном участии операцией на севере соседнего государства Тегеран убивает сразу нескольких зайцев. Во-первых, играя на противоречиях между иракскими курдами, ослабляет позиции их руководства, поддерживающего международную коалицию во главе с США. Во-вторых, еще ближе притягивает к себе Багдад, также считающийся союзником Вашингтона. В-третьих, создает в Ираке стратегический плацдарм, готовясь к новому противостоянию с Вашингтоном, который усиливает давление на Иран и пытается пересмотреть ядерное соглашение 2015 года», - пояснил «Ъ» профессор РГГУ Григорий Косач.

Московский сайт Курдистан.ру цитирует депутата курдской партии «Движение за перемены» («Горран») Масуда Хайдара, который распространил документ, свидетельствующий о сделке между Патриотическим союзом Курдистана и шиитскими ополченцами «Хашд аш-Шааби». Со стороны ПСК документ подписан Павлом Талабани, сыном экс-президента Ирака, лидера ПСК Джалала Талабани, который скончался 3 октября. Со стороны шиитских ополченцев документ подписал их командующий Хади Амери. В документе от 16 октября говорится о следующем (за исключением двух несущественных пунктов):

1. Без сопротивления вернуть иракским силам спорные территории, контролируемые курдскими силами «пешмерга»

2. Вернуть под управление Багдада 17 административных единиц провинции Киркук. В случае отказа Ирак вправе потребовать все административные единицы провинции

3. На 6 месяцев ввести в Киркуке совместное управление, при котором 15 районов будут управляться курдами, а 25 будут сами выбирать свою администрацию.

4. Передать под управление Багдада все стратегические объекты провинции Киркук, такие как аэропорт и нефтяные месторождения

5. Открыть аэропорт Сулеймании для международных рейсов

6. Создать регион, состоящий из провинций Халабджа, Сулеймания и Киркук.

7. Создать новое правительство для этого региона.

Пока курдские кланы выясняют отношения, федеральное правительство в Багдаде наносит новый удар по Курдистану. Буквально сегодня, 19 октября, министерство нефти Ирака обнародовало заявление: контракты на освоение «черного золота», заключенные без участия правительства, будут считаться незаконными. Согласно Конституции, только министерство нефти и правительство имеют право заключать с иностранцами контракты и соглашения, связанные с разработкой нефтяных и газовых месторождений и инвестициями в них, сообщает РБК.

«Правительство и Министерство нефти стремятся обеспечить безопасную среду для работы международных компаний и защиты их инвестиций во всех регионах Ирака, в том числе в северных провинциях», - говорится в заявлении министра Джаббар аль-Луэйби. А интрига в том, что за день до этого, 18 октября, «Роснефть» объявила о подписании с властями Иракского Курдистана соглашения о сотрудничестве в освоении пяти блоков на территории региона. Получается, что этот контракт тоже недействителен, но в компании пока не дают комментариев.

В заключение приведу мнение петербургского блогера Анатолия Несмияна, который постоянно следит за ситуацией на Ближнем Востоке и не только. По его мнению, Багдад очень грамотно ответил Масуду Барзани, который ранее ловко использовал проблемы Багдада и провел референдум о независимости. «Взятие Киркука под контроль прошло сугубо по-восточному: через подкуп и договоренности с кланом Талабани, который, будучи более слабым по сравнению с кланом Барзани, всегда выступал за курдскую автономию, а не независимость», - пишет Эль-Мюрид.

«Барзани формально не проиграл, так как Киркук не был территорией Иракского Курдистана, а потому его статус мог быть предметом переговоров. Но по факту пока Барзани выглядит именно проигравшим, так как сделал заявку и не защитил ее. Теперь о признании курдского референдума говорить будет на порядки сложнее, если вообще возможно», - резюмирует автор.

Прогнозировать развитие событий на Ближнем Востоке – дело неблагодарное, но я попытаюсь хотя бы зафиксировать промежуточный итог этого месячного марафона вокруг Иракского Курдистана. Клан Барзани провел референдум вопреки возражениям Багдада и практически всех внешних игроков за исключением Израиля. Поскольку плебисцит охватил спорный регион Киркука, курды сами дали иракскому правительству повод начать ответные действия. Шиитское ополчение и иракская армия под фактическим командованием иранского генерала провели блицкриг и отбили у курдов почти весь Киркук.

От этого выигрывает, разумеется, иракское правительство, а также Иран и отчасти Турция, если иметь в виду большое количество туркоманов (туркмен) в спорном регионе. В выигрыше оказался проиранский клан Талабани, который открыто получил могущественного союзника на востоке. Ослабли позиции клана Барзани, но о его поражении говорить пока не приходится – скорее о сужении пространства для маневра. Двойственная позиция у Соединенных Штатов: с одной стороны, они опекают и Ирак, и курдов, так что формально ничего не теряют. С другой стороны, они подталкивают Курдистан к независимости, преследуя собственные цели, и уж тем более в их планы не входит усиление Ирана. Интрига закручивается с новой силой…

Часть 1

На данный момент известно, что переговоры между христианскими демократами, свободными демократами и «зелёными» должны начаться 18 октября. А значит, делать выводы о конфигурации правящей коалиции, равно как и об условиях ее создания, преждевременно. Поэтому мы пока возьмемся за изучение интереснейшего феномена под названием «Альтернатива для Германии». Кто они: «мягкие неонацисты» или «просто» праворадикалы?

«Впервые после Второй Мировой войны в бундестаге снова будут сидеть настоящие нацисты», - сказал за несколько недель до выборов министр иностранных дел Германии от СДПГ Зигмар Габриэль. Это, в общем-то, квинтэссенция восприятия «Альтернативы» в немецком обществе и истеблишменте, особенно в той его части, которую принято называть чувствительной к вопросам прошлого и вины Германии за ужасы нацизма. Дело в том, что это как раз подавляющая часть социума, но практика показывает, что число людей, считающих себя свободными от мрачного прошлого, постоянно растет.

«Альтернатива для Германии» основана в феврале 2013 года как партия евроскептиков в самом широком смысле (выход из ЕС и Еврозоны). Они выступают против предоставления помощи странам-банкротам и борются с исламизацией общества, а также, само собой, против массовой иммиграции. Как пишет «Лента», свои первые парламентские выборы в сентябре 2013 года «Альтернатива» проиграла, получив всего 4,7% голосов. Но это не остановило партию – она стала штурмовать ландтаги и городские советы.

А в 2015 году небеса сделали «АдГ» шикарный подарок – огромный поток мигрантов, которые, как по команде, хлынули в Европу из Сирии через Турцию, нацелившись в первую очередь на Германию. На волне антииммигрантской истерии «Альтернатива» сумела построить, безусловно, популистскую, но достаточно эффективную кампанию. Итог мы видим: третье место на выборах в Бундестаг, почти 100 депутатов и предстоящее вхождение в наблюдательные советы ведущих неправительственных организаций, региональных и федеральных СМИ, в ПАСЕ и Парламентскую ассамблею НАТО.

«Видно, что немцы подустали от Меркель, и успех АдГ на выборах – тому косвенное свидетельство. Она пытается позиционировать себя как единственное решение для Германии. Канцлер отмечает, что только у нее все хорошо получится, апеллирует к статистическим данным, стабильной экономике, сообщает о снижении уровня безработицы. Но с безработицей был произведен особый фокус в 2011 году: в Германии просто изменили методологию подсчета. С 2010 на 2011 год в стране было 6,5 млн. безработных, а стало 3,5 млн. Три миллиона безработных просто перевели в другие категории: условно занятые, мало занятые, с минимальной зарплатой и другие», - объяснил «Ленте» ведущий научный сотрудник Центра германских исследований Института Европы РАН Александр Камкин.

Наблюдатели обращают внимание на то, что особую популярность «Альтернатива» завоевала в восточных землях, то есть на территории бывшей ГДР, которая даже спустя 27 лет всё еще не вышла на уровень экономического развития западных земель. На востоке «АдГ» получила поддержку от 19 до 23%, а в некоторых городах – до 30%. В федеральной земле Саксония крайне правые вообще заняли первое место, потеснив даже христианских демократов. Однако в богатой Баварии они получили 12%, то есть почти как в среднем по стране – почему? Есть предположение, что «Альтернативу» поддержали разочаровавшиеся сторонники Христианско-социального союза (баварский филиал партии Меркель).

«К сожалению, много избирателей оказались готовы поддержать неонацистов, чтобы наказать Меркель за ее иммиграционную политику. Может, они когда-нибудь осознают, за что и за кого голосовали. Но пока парламент наполняется ядом», - написала выходящая в Мюнхене газета Süddeutsche Zeitung. А во Франции какой-то из местных депутатов воскликнул: «Похоже, антивирус против нацизма больше не срабатывает!», сообщает «Коммерсант».

Издание отмечает, что националистические высказывания в Германии перестают быть неприемлемыми. Например, председатель «АдГ» Александр Гауланд принципиально не осуждает вермахт. «Я отнюдь не отрицаю, что в годы Второй Мировой войны вермахт был замешан в преступлениях. Однако… я абсолютно четко сказал, что миллионы немецких солдат проявили отвагу и не были замешаны в преступлениях. Воздавать похвалы в их адрес должно быть позволено», - сообщала «Немецкая волна» в сентябре.

«Когда Гауланд говорит, что вермахт не нужно клеймить позором, он является германским националистом. Не нацистом, но националистом», - пояснил «Газете» эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований Владимир Брутер. К слову, Нюрнбергский трибунал действительно не назвал вермахт преступной организацией, в отличие от СС, СД, гестапо и верхушки НСДАП.

С другой стороны, бывший главный редактор авторитетного журнала Spiegel Матиас Мюллер фон Блуменкрон признает, что «появление в Бундестаге фракции АдГ – демократический процесс». «Это проявление протеста, который вызван неспособностью власти решать иммиграционные проблемы. Это отражение страхов и сомнений, которыми охвачена часть населения. Но и нежелание большинства идти назад, куда зовет АдГ, - это тоже часть демократического процесса. И здесь многое будет зависеть не от дискуссий, а от реальных действий правительства. Наступают бурные времена!» - предсказывает эксперт, которого цитирует «Коммерсант».

Британская газета The Guardian анализирует электоральную базу «Альтернативы» и отмечает, что «нерукопожатные» получили больше голосов тех людей, которые в прошлом вообще не голосовали (1,2 млн. чел.), чем тех, кто раньше голосовал за ХДС/ХСС (1 млн.) или за СДПГ (500 тыс.). «Во многом это было голосование против Меркель, отражавшее негативное отношение к ее спорной политике гостеприимства в отношении беженцев, которая не только заставила избирателей мейнстримовских партий изменить свои политические предпочтения, но и мобилизовала тех людей, которые раньше не участвовали в выборах», - пишет издание.

Согласно опросам, 89% проголосовавших за «АдГ» избирателей полагали, что иммиграционная политика Меркель игнорировала «озабоченность людей»; 85% из них хотят иметь более надежные национальные границы, а 82% считают, что 12 лет правления Меркель уже достаточно. Другими словами, «Альтернатива» явно получила выгоду от того факта, что иммиграция оказалась главным вопросом на этих выборах.

Между тем, российский германист Сергей Сумленный говорит, что выборы 24 сентября стали не только триумфом «Альтернативы» и ее сторонников, но и пробуждением прогрессивной части общества (той, которую принято называть «приличным обществом»). «…Сторонники открытой, либеральной Европы и Германии призывали друг друга прийти на выборы, чтобы усилить демократические партии. Фактически речь на этих выборах шла не о том, останется Ангела Меркель канцлером или ее место займет Мартин Шульц. Речь шла о том, сформируется ли в парламенте устойчивая демократическая коалиция, способная проводить настоящую европейскую политику», - пишет автор на сайте газеты «Ведомости».

«Очевидно, что после шока, вызванного Brexit, европейские избиратели совершенно иначе рассматривают и вероятность победы радикальных антилиберальных партий, и последствия таких побед. Французские президентские выборы, на которых победил Эмманюэль Макрон, а теперь и победа либерального центра на выборах в Германии – ответ Европы на подъем радикалов», - отмечает эксперт в другой статье.

А в заключение новость: более 70% немцев не согласны с предложением министра внутренних дел Германии Томаса де Мезьера ввести на законодательном уровне мусульманские праздники в отдельных регионах страны. За это нововведение выступили лишь 7,8% опрошенных. Что интересно, министра раскритиковали даже в его родном Христианско-демократическом союзе, хотя глава Центрального комитета немецких католиков Томас Штернберг поддержал де Мезьера, сообщает «Лента».

Я не знаю, зачем министр выступил с такой инициативой именно сейчас, когда Германия приходит в себя после крупного успеха крайне правых на выборах. Возможно, сама федеральная канцелярия решила таким необычным способом прозондировать общественные настроения и проверить готовность «Альтернативы» и ее сторонников проявить себя и показать пределы возможностей. Это вполне здравая мысль, если учесть, что 18 октября начинаются официальные переговоры христианских демократов со свободными демократами и «зелеными» по вопросу формирования коалиции. Быть может, фрау Меркель решила немного «растрясти» истеблишмент, чтобы уточнить позиции…

Часть 1

Încarcă mai mult

XS
SM
MD
LG