Linkuri accesibilitate

Ernest Vardanean

До дня официального выхода Великобритании из Европейского Союза осталось чуть более полугода. 29 марта 2019 года, если не случится ничего экстраординарного, Соединенное Королевство станет первым в истории государством, которое добровольно покинет Европейское сообщество наций. Но чем ближе «день икс», тем жестче становятся переговоры между Лондоном и континентальной Европой, тем яростнее споры между кабинетом Терезы Мэй и лейбористской оппозицией.

По большому счету, аналитики в этой теме становится всё меньше, поскольку в калейдоскопе заявлений, утечек, опровержений и всяческих ультиматумов в силу их конъюнктурности «вымывается» информационная почва, и поток сообщений больше напоминает сводки позиционных боев: оспорили, пригрозили, вынудили, потребовали, надавили.

Однако весь этот нескончаемый поток новостей можно условно собрать в три группы: 1) суть переговоров и основные препятствия; 2) восприятие процесса основными игроками (британское правительство, Еврокомиссия, лидеры Германии и Франции); 3) противостояние между Консервативной партией и лейбористами, перспективы отставки Терезы Мэй и досрочных парламентских выборов. Именно в таком порядке я и попробую рассмотреть аспекты этой проблемы.

Начнем, пожалуй, с хорошего обзорного материала ТАСС, в котором рассмотрены основные противоречия между Лондоном и Брюсселем за последнее время. Для начала подчеркивается (и мы в этом еще не раз убедимся при изучении темы), что Великобритания и Европейский Союз не успевают в срок до 29 марта завершить переговоры, хотя и обозначили себе крайний срок – до ноября. Это вовсе не остановит «Брексит», но сделает его хаотичным, несогласованным и с непредсказуемыми последствиями.

Итак, всё еще нет окончательного решения по окончательному варианту сценария – то ли жесткий «Брексит», то ли мягкий. Напомню, что «мягкий» сценарий – это выход Британии из ЕС, но сохранение ее членства в Таможенном союзе и/или Едином рынке. Главная загвоздка в том, что такой вариант обязывает Британию открыть доступ гражданам всех стран ЕС, а это как раз и была одна из главных причин, побудивших страну выйти из Союза!

В свою очередь, «жесткий» сценарий – это полный разрыв всех договоров, но заключение нового соглашения о свободной торговле – примерно такое, как между ЕС и Канадой от 2016 года (поэтому заговорили о «канадском варианте» решения британского вопроса). Но если этого не получится, будет «Брексит без сделки» (no-deal Brexit), что предполагает торговлю исключительно на основании правил ВТО.

Однако в итоге правительство Терезы Мэй выбрало некий третий вариант: покинуть единый рынок ЕС и Таможенный союз, но создать новую зону свободной торговли с общим сводом правил для промышленных товаров и сельскохозяйственной продукции. Свободное перемещение граждан через границу прекратится, появится визовая система. Юрисдикция европейских судов на территории Великобритании будет упразднена, но Лондон продолжит финансовые взносы некоторым европейским агентствам, напоминает ТАСС.

Собственно этот «никакой» вариант вызвал гнев таких важных фигур в правительстве Мэй, как министр иностранных дел Борис Джонсон и министр по делам «Брексит» Дэвид Дэвис. Ярые сторонники жесткого сценария, они ушли в отставку в знак протеста, считая, что такой вариант оставит у Британии обязательства перед ЕС, но лишит ее ряда существенных прав. Интересно, что европейцы тоже остались недовольны, считая план Терезы Мэй полумерами. С другой стороны, фундаментальное противоречие в том, что Лондон говорит: «Лучше никакой сделки, чем плохая сделка (для Британии)». А Брюссель говорит: «Мягкий или жесткий – это дело британцев, но без сделки будет плохо».

Другие важные несогласованные пункты: ЕС требует «отступных» в размере более 50 млрд. евро, а еще не решен вопрос контроля на границе между Северной Ирландией и Ирландской Республикой (появление полноценной границы нарушит Белфастское соглашение об урегулировании в Ольстере). К слову, именно ирландский вопрос может похоронить переговоры по оформлению «Брексита».

Недавно газета The Times сообщила о том, что спецпредставитель ЕС по переговорам с Британией Мишель Барнье разрабатывает новый проект соглашения по ирландской проблеме. «Пересмотренный проект протокола по Северной Ирландии предусматривает, что контроль и проверки будут проводиться таким образом, что "не создадут угрозы единому рынку ЕС», - цитирует ТАСС господина Барнье.

Между тем, 20 сентября на неформальном саммите ЕС в Зальцбурге было четко заявлено о том, что Евросоюз не подпишет соглашения по «Брекситу» без договоренности по ирландской границе. По словам председателя Европейского Совета Дональда Туска, данное решение должно быть найдено на следующем саммите в октябре. А еще одна встреча в верхах пройдет в ноябре, и уже там лидеры стран ЕС надеются поставить точку в переговорах, сообщает ТАСС.

В свою очередь, канцлер Австрии Себастьян Курц, хозяин встречи в Зальцбурге, заявил, что партнеры «должны предотвратить жесткий «Брексит». В этом плане Австрия солидарна с Германией – «Брексит» должен быть оформлен сделкой. Однако Тереза Мэй осталась недовольна переговорами в Австрии, считая, что они зашли в тупик, передает «Интерфакс». В то же время президент Франции Эмманюэль Макрон уверен, что мяч на стороне Лондона. «Я надеюсь, что мы сможем обсудить в октябре новые британские предложения, которые позволят решить вопросы, связанные с выходом Великобритании из ЕС», - сказал французский лидер. А глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер утверждает, что в Брюсселе готовы к провалу переговоров.

Продолжение следует

* Мнения автора, высказанные в блоге, не обязательно совпадают с позицией редакции Radio Europa Liberă

За последнее время в Италии, еще одном фигуранте «консервативной революции», не произошло ничего особо выдающегося, что стоило бы осветить в отдельном материале, однако в данном случае интересно закрепление тенденции. Как известно, подтверждение информации не менее ценно, чем ее получение. А в этой теме анализ заурядных, казалось бы, событий постепенно развеивает сомнения в серьезности происходящего.

Начну я с того, что вице-премьер, министр внутренних дел и лидер партии «Лига Севера» Маттео Сальвини, который сохраняет неформальный титул самого обсуждаемого политика страны, бульдожьей хваткой вцепился в тему миграции. Он совершенно без стеснения заявляет о необходимости разворачивать прямо в море судна с нелегальными мигрантами из Северной Африки. Надо понимать, что принципиальное отличие Италии, например, от той же Венгрии заключается в географическом положении: побережье Апеннинского полуострова, а также Сицилии и острова Лампедуза давно стало землей обетованной для десятков тысяч нелегалов из Ливии и других африканских стран.

Маттео Сальвини хочет положить этому конец. «Сегодня мы взялись за дело, чтобы ускорить высылку [мигрантов], - то, что мой предшественник, к сожалению, не сделал», - цитирует министра внутренних дел Италии издание Il Giornale. Важно и другое: у Сальвини есть могущественные единомышленники за рубежом. Во-первых, это премьер-министр Венгрии Виктор Орбан и министр внутренних дел ФРГ, лидер Христианско-социального союза Хорст Зеехофер. Иногда в эту группу включают и канцлера Австрии Себастьяна Курца.

Во-вторых, это друзья из-за океана – бывший советник Трампа, идеолог консервативного «трампизма» Стивен Бэннон регулярно приезжает в Европу в целях формирования правоконсервативной когорты, причем как среди оппозиционных сил, так и среди правящей элиты. В начале сентября газета The New York Times сообщила о том, что Маттео Сальвини был включен в группу Бэннона под названием «Движение» (The Movement). Уточняется, что речь идет о консолидации «популистских» консервативных сил к выборам в Европейский парламент в мае 2019 года.

А итальянская газета Il Messaggero взяла интервью у Бэннона, назвавшего Маттео Сальвини «великим мировым лидером», которого можно сравнивать с Трампом. Закрыв порты для кораблей неправительственных организаций, которые перевозят нелегальных мигрантов, Сальвини продемонстрировал, что он, как и Трамп, способен «переходить от слов к действиям», отметил Бэннон (цитата по «Регнуму»).

Дальше – больше. Влиятельный американский журнал Time назвал Сальвини «новым лицом Европы». Такой фразой подписан портрет политика на обложке европейского издания журнала, который вышел 24 сентября. В подзаголовке Сальвини называется «итальянским царем миграции, призванным расколоть ЕС». Как говорит один мой коллега, даже антиреклама – это хорошая реклама, поэтому, я уверен, Сальвини может только радоваться, хотя статья написана больше в негативном свете. Ее заголовок не оставляет сомнений: «Почему Сальвини – самый пугающий человек в Европе?».

А пока пресса его ругает, правительство в Риме не отступает и даже планирует новые меры против миграции. Например, на пресс-конференции 14 сентября министр внутренних дел сказал, что власти планируют ввести идентификацию граждан прямо на борту судов спасательных служб. Если у мигрантов нет оснований находиться в Италии, а у Италии есть соглашение со страной их прибытия, они будут немедленно высылаться, передает «Регнум».

Агентство напоминает, что с июня 2018 года итальянское правительство запретило вход в свои порты кораблям неправительственных организаций, которые перевозят нелегальных мигрантов. В том числе благодаря этим мерам приток мигрантов сократился в пять раз – со 100 тысяч за первые восемь месяцев 2017 года до 20 тысяч за аналогичный период нынешнего года.

Между тем, итальянская Фемида всерьез взялась за министра внутренних дел. Прокуратура города Агридженто подозревает его и его подчиненных в незаконном удержании граждан и превышении должностных полномочий. Речь идет о корабле Diciotti со 177 мигрантами на борту, который летом провел у входа в порт сицилийской Катании пять суток, прежде чем мигранты получили разрешение сойти на берег. Поскольку никакая другая страна ЕС не приняла беженцев, было принято решение о том, что их примут разные приюты под патронажем католической церкви.

Сальвинии назвал открытое против него дело «позором» и заявил о готовности отправиться под арест, но подчеркнул, что все его действия направлены на защиту интересов итальянских граждан. Как сообщает «Регнум», сторонники итальянского правительства говорят, что ни о каком «удержании» мигрантов не может быть и речи, ведь они могли свободно отправиться обратно, а не впускать их на территорию Италии – законное право властей.

Главный соратник и партнер Сальвини по коалиции Луиджи ди Майо, глава Минэкономразвития и лидер «Движения Пяти звезд», заявил, что, если власти ЕС не помогут Италии решить проблему нелегальной миграции, Движение заблокирует бюджет страны, предусматривающий выплату 20 млрд. евро членских взносов Италии в бюджет ЕС. А Сальвини пообещал, что итальянские корабли начнут конвоировать суда с нелегальными мигрантами обратно в Ливию.

По этому поводу ТАСС в аналитическом материале пишет, что «Сальвини уловил подавляемое десятилетиями настроение итальянцев…, уставших быть «гостеприимным средиземноморским народом», и очень умело оседлал волну недовольства, которая вынесла его на пьедестал самого популярного на данный момент политика Италии». Агентство приводит красноречивую цифру: на парламентских выборах в марте «Лига Севера», которую возглавляет Сальвини, получила 17% голосов, но сейчас ее рейтинг достигает 30%.

Есть, правда, одно «но»: правительству Италии нужно найти «всего лишь» от 60 до 120 млрд. евро на выполнение социальных программ, обещанных в ходе предвыборной кампании. В частности, речь идет о выплате безусловного ежемесячного дохода для семей с низкими доходами – а это 11% от 60-миллионного населения страны. Но этот пункт – удобный повод ввести жесткую политику в отношении мигрантов. Логика проста: на каком основании Италия должна платить 35 евро в день мигрантам, если собственным беднякам нужно (в идеале) выплачивать по 780 евро в месяц, а неимущим семьям из четырех человек – по 2 тыс. евро, пишет ТАСС.

И чтобы никто не подумал, что проблема миграции – выдумка «популистов» и ангажированной прессы, приведу слова посла Италии в России Паскуале Терраччано. В интервью газете «Коммерсант» дипломат заявил, что никакой солидарности между странами ЕС нет, поскольку Италию «бросили один на один с этой проблемой [миграции], и долгое время никто не стремился помочь Италии бороться с притоками нелегальных мигрантов». «Был риск, что Италия превратится в один большой лагерь беженцев, что, конечно, не нашло понимания в общественном мнении в Италии», - сказал синьор Террачано.

Можно ли считать эти слова популистскими и экстремистскими? С другой стороны, если за Сальвини и ди Майо кто-то голосует, это явно не от хорошей жизни, разве не так?

Читайте также:

Италия уходит вправо

* Мнения автора, высказанные в блоге, не обязательно совпадают с позицией редакции Radio Europa Liberă

Încarcă mai mult

XS
SM
MD
LG