Linkuri accesibilitate

«Ее убили». За что погибла украинская активистка Екатерина Гандзюк


Акция памяти Екатерины Гандзюк в Киеве – 4 ноября

В нескольких городах Украины 4 ноября прошла акция "Ее убили" – памяти гражданской активистки Екатерины Гандзюк, которая умерла в больнице из-за последствий жестокого нападения. Те, кто приносил свечи и цветы к зданию министерства внутренних дел Украины, обращают внимание на то, что нападения на украинских активистов и журналистов продолжаются, но власти должным образом их не расследуют.

31 июля Екатерину Гандзюк неизвестные облили серной кислотой, было обожжено более 30 процентов ее тела. Нападение произошло после резонансного поста в Фейсбуке, в котором Гандзюк рассказала о коррупционной схеме, действующей в отношениях между национальной полицией и херсонской мэрией, сотрудником которой она являлась. В результате чиновник Управления защиты экономики в Херсонской области, которого она обвинила в коррупции и вымогательстве, был уволен.

Екатерина Гандзюк
Екатерина Гандзюк

Во время расследования Екатерина Гандзюк отказалась сотрудничать с херсонской полицией, подозревая ее в причастности к нападению, и дала показания только сотрудникам Департамента стратегических расследований Национальной полиции Украины. Помимо конфликтов с херсонской полицией, Гандзюк открыто выступала против поддержки некоторыми организациями, политиками и полицейскими сепаратистских движений, действующих в Херсонской области. Она расследовала деятельность местного активиста Кирилла Стремоусова, который еще в 2013 году организовывал пробежки по Херсону с российским и черно-желто-белым флагами и продолжал выходить на митинги с российским флагом после событий 2014 года.

За три месяца, которые Екатерина Гандзюк провела после нападения в больницах, она перенесла несколько операций и успела записать видеообращение, в котором рассказала, что не только она, но и 40 других украинских активистов подверглись нападениям, а заказчики этих преступлений до сих пор не найдены. "Я знаю, что сейчас выгляжу плохо, но точно знаю, что выгляжу намного лучше, чем в Украине выглядят справедливость и правосудие", – сказала Гандзюк в записанном в больнице незадолго до смерти обращении.

Эти слова были сказаны ею, несмотря на то что полиция арестовала двоих причастных к нападению. Один из них, Владимир Васянович, добровольцем воевал в Донбассе на стороне Украины. Следствие утверждает, что на него и еще одного подозреваемого, Сергея Торбина, указывают два свидетеля, давшие показания. Гандзюк при этом считала, что они являются лишь исполнителями преступления, а заказчик – неизвестен.

Одним из участников акции памяти Екатерины Гандзюк в Киеве был киевский журналист Олег Сухов. Он рассказал, почему сначала нападение, а затем смерть активистки и советника мэра Херсона всколыхнули украинское общество:

– Акция была небольшая, пришло несколько сотен человек. Она не была первой. Пару месяцев назад, еще до смерти Екатерины Гандзюк, люди выходили к администрации президента. Главное требование – найти заказчиков этого убийства. В Украине уже совершено несколько десятков нападений на активистов, было несколько смертей – адвоката Ирины Ноздровской в Киеве, в Бердянске был убит Виталий Олешко, воевавший на востоке Украины (он активно выступал против деятельности мэра города. – РС). На данный момент ни один из организаторов этих нападений и убийств не найден. В некоторых случаях найдены подозреваемые и исполнители, как в случае с Гандзюк. Но с заказчиками никакого прогресса нет, так же как в убийстве журналиста Георгия Гонгадзе в 2000 году, убийстве журналиста Павла Шеремета в 2016 году. В случае с Гандзюк и в других случаях есть подозрения и определенные свидетельства того, что нападения могут быть связаны с людьми, близкими МВД. Многие подозревают тех, с кем у Гандзюк были конфликты: это Стремоусов, пророссийский активист, близкий к МВД в Херсоне, это Илья Кива, лидер Социалистической партии, бывший советник министра внутренних дел, а сейчас глава профсоюза МВД. Вообще нежелание искать организаторов многие объясняют тем, что следствие может выйти само на себя, то есть что заказчиков покрывают, потому что они могут быть близки к власти. Множество нападений на активистов было в Одессе, связано это всегда с критикой мэра Геннадия Труханова. Многие считают, что серия нерасследованных нападений и убийств – это приговор государству, приговор псевдореформам правоохранительных органов, которые в итоге провалились.

3 августа этого года, через несколько дней после нападения, фанаты киевского "Динамо" развернули плакат с вопросом "Кто заказал Катю Гандзюк?"
3 августа этого года, через несколько дней после нападения, фанаты киевского "Динамо" развернули плакат с вопросом "Кто заказал Катю Гандзюк?"

– Перед нападением в июле этого года Екатерина Гандзюк написала о коррупции в МВД, в частности, в национальной полиции. Следствие проверяет эту версию?

– Генеральный прокурор Юрий Луценко написал после нападения, что это дело будет расследовать не полиция, а СБУ. Фабула такая, что будет расследоваться покушение на убийство с участием местных правоохранительных органов. Луценко писал о причастности местных правоохранительных органов и пророссийских сил к этому нападению. Формально эта версия должна была расследоваться. Сейчас расследуют параллельно, насколько я понимаю, полиция и СБУ. Но результатов этой деятельности не видно, потому что заказчиков не нашли. Нашли только предполагаемых исполнителей. А поскольку заказчиков не нашли, очень сложно сказать, ищут кого-то или не ищут. Если базироваться на многочисленных предыдущих нападениях и убийствах, поскольку заказчики практически во всех случаях не установлены, с большой вероятностью то же самое будет и в данном случае. Во-первых, правоохранительная система неспособна это установить, а, во-вторых, с большой вероятностью она не хочет никого находить.

– В связи с этим нападением много говорится о том, что Гандзюк пыталась противостоять пророссийским политикам или пророссийским чиновникам в регионе. Насколько это противостояние, с вашей точки зрения, обыденная ситуация для Украины?

– Дело в том, что "пророссийскость" – понятие довольно растяжимое. Часто оно используется просто как своего рода пиар-инструмент. Условно говоря, Порошенко обвиняет Тимошенко в том, что она "пророссийская", а Тимошенко обвиняет Порошенко в том же. В Украине очень многие представители правоохранительных органов и очень многие чиновники в той или иной степени постоянно перекрашиваются. Раньше они могли быть пророссийскими, а сейчас изображают из себя патриотов. Но в большинстве случаев это ничего не меняет и не имеет даже особого значения, как они себя позиционируют. Большинство украинских политиков и чиновников, которые раньше нормально относились к России, были, по сути, пророссийскими, сейчас надевают вышиванки и говорят что-то совершенно другое. Что касается нападения и убийства Гандзюк, я бы не акцентировал внимание именно на пророссийскости этих сил, потому что это не тот случай, когда кого-то заказывает ФСБ, когда очевидна рука Кремля, хотя такие случаи тоже были. Здесь речь идет о местных разборках, о том, что она разоблачала коррупцию среди местных чиновников и правоохранительных органов МВД. И то, что некоторые представители МВД или близкие к ним люди и структуры были пророссийскими, – побочное явление. В данном случае главное, что она разоблачала коррупцию.

Август этого года: участники акции с плакатом "Полиция спит"
Август этого года: участники акции с плакатом "Полиция спит"

Находясь в больнице, Екатерина Гандзюк записала видеообращение. В нем она говорила о нападениях на гражданских активистов, назвала 40 случаев. Много ли из этих нападений совершены на тех, кто боролся внутри страны с какими-то коррупционными схемами?

Из поверхностного знания об этих случаях, можно сказать, что большинство. В тех случаях, о которых я хорошо знаю, очевидно, что активисты боролись с коррупцией местных или национальных властей. Мне знакома ситуация в Одессе, где есть огромное количество людей, которые действительно постоянно разоблачают местную власть, постоянно борются со строительными проектами мэрии. Они говорят об их офшорах, о том, что, согласно обнародованному итальянскому досье, в свое время мэр Труханов и его партнеры были членами ОПГ. Я думаю, что волна нападений и убийств является закономерным следствием повышения гражданской активности. И те, кого изобличают, чьи коррупционные схемы раскрывают, сейчас отвечают на это.

На данный момент можно констатировать, что все попытки бороться с коррупцией провалились окончательно, потому что есть много свидетельств того, что восстановилась коррупционная система прошлого: это как в сказке, когда отрубаешь головы дракона, а они отрастают заново. На данный момент, очень многие люди, которые были при Януковиче, вернулись к власти, а многие из них никуда не уходили. Была попытка реформировать полицию, но подавляющее большинство коррумпированных полицейских осталось. В результате мы имеем все эти нерасследованные нападения.

4 сентября этого года: протест у здания Верховной рады Украины
4 сентября этого года: протест у здания Верховной рады Украины

О Екатерине Гандзюк, фигурантах дела о нападении на нее и неожиданной смерти активистки рассказывает ее друг Владислав Грезев:

– По мнению друзей и близких Кати, к нападению могут быть причастны чиновники херсонской городской и областной власти. Насколько я знаю, первые задержанные по этому делу по сути были "козлами отпущения". После этого были дополнительные следственные действия, проводилось независимое журналистское расследование, которое фактические доказывало алиби первых задержанных. Сейчас есть новая группа задержанных вместе с организатором этого преступления, но касательно заказчиков нет никакой информации.

Для многих смерть Екатерины стала неожиданностью, ее состояние было стабилизировано. Сообщалось, что у нее оторвался тромб. Эта информация подтвердилась?

– Да, это так. Сейчас проходит судмедэкспертиза. Мы уверены, что ее проведут качественно под контролем министерства здравоохранения Украины, к которому у нас есть доверие. Когда будут результаты экспертизы, можно будет точно сказать, связана причина смерти с нападением или же были какие-то другие факторы.

Сама Екатерина в больнице говорила, что за нападением на нее в Херсоне могли стоять люди в погонах. Речь шла о представителях полиции?

– Она имела в виду представителей городского и областного УМВД. Доверия к местным правоохранительным органам в Херсоне абсолютно никакого не было. В первые сутки после нападения фактически саботировались какие-либо эффективные действия относительно следствия. После этого мы требовали, чтобы дело из полиции передали в СБУ. На тот момент уже было достаточно много нападений по всей стране и, учитывая их динамику, в этом можно было наблюдать системный характер и трактовать это как террористическую угрозу против группы проукраинских общественных активистов. Понимая, что МВД при нынешнем министре не было реформировано, у нас последняя надежда остается на то, что все-таки в службе безопасности, где были хоть какие-то изменения, расследование будет неангажированным.

Как вы расцениваете реакцию украинских руководителей на сообщение о смерти Екатерины и их призывы к правоохранительным органам расследовать все нападения на проукраинских активистов?

– Заявлений и комментариев очень много. Слова некоторых представителей власти сейчас звучат по-другому. Например, генпрокурор Юрий Луценко не так давно в интервью "Украинской правде" заявил, что причиной нападений на активистов может быть их причастность к финансовым группам и лоббирование ими определенных бизнес-интересов. Зная большинство тех, кто подвергся нападениям, можно утверждать, что это абсурд. Генеральная прокуратура и силовые ведомства могут это легко проверить. Власти не хотели заниматься этими делами. И это безответственная позиция. Не думаю, что сейчас они искренне высказываются на эту тему, поскольку давно и хорошо знаю наших политиков. Если они хотят доказать, что их слова не пустой звук, они должны добиться справедливого расследования и наказания заказчиков нападения на Екатерину Гандзюк, – заявил Радио Свобода ее друг, общественный активист Владислав Грезев.

XS
SM
MD
LG