Linkuri accesibilitate

В завершении недели Валентина Урсу беседует с жителями Хынчешт, гость в студии — Василе Буликану.

Планы молдавских властей по изменению избирательной системы одни считают приемлемыми, другие – нет. Дискуссии обострились после заключения Венецианской комиссии, которая не рекомендует прибегать к изменению системы сейчас. Демократы и социалисты обещают принять законопроект о смешанном голосовании в июле. О репутации политиков и доверии граждан к политическому классу поговорим в конце уходящей недели.

25 лет спустя после провозглашения независимости Молдовы жители Хынчешт говорят, что эта четверть века была полна напрасных надежд —ничего из того, о чем они мечтали, не осуществилось. Они погрязли в рутине и разочарованиях, вокруг лишь грязная политика, и они в большинстве своем плохо относятся к планируемой избирательной реформе.

– Как было, пусть так и остается, потому что богатые захватывают власть, а мы остаемся ни с чем. Мы окончательно превратимся в рабов.

Свободная Европа: Но власть это те, кого вы сами выбираете в парламент.

– Мы выбираем и, к примеру, я проголосовала за одну партию, а они все до одного продались как какие-то мошенники, и стали сейчас одной партией. Демократы творят с нами все, что хотят. И если они все-таки введут смешанное голосование, то мне кажется, мы вообще скатимся прямиком в пропасть. Мы сами себя закапываем.

Свободная Европа: Как вы понимаете смешанное голосование?

– От района избирается один человек. Но какой смысл его выбирать, если потом ему придется вступить в какую-то коалицию, так как сам он решений принимать не сможет. Они все равно должны будут создать коалицию. Потом их подкупят, как вот сейчас Плахотнюк подкупил либерал-демократов, либералов, коммунистов. Они все продались и создали коалицию. Я голосовала за партию, в которую верила, а она продалась. Могу ли я еще верить? Я уже никому не верю.

Свободная Европа: Вы хотели бы голосовать по партийным спискам?

– Хотела бы по партийным спискам, но, чтобы мы видели те списки: что там за люди, чтобы мы могли их изучить и выбрать.

– Нас завели в пропасть. Все мои дети уехали за границу. Все уезжают. Я даже не знаю, куда мне ехать в моем возрасте, где искать себе работу.

Свободная Европа: Но если люди уезжают, кто здесь останется?

– Молдова останется без людей, так как наверху ничего не решают. Вместо того чтобы поднимать крестьян и давать им работу, их давят, люди умирают на полях. Разве это жизнь? Дети бегут из дома, оставляют нам внуков, а мы мучаемся и страдаем.

– Бедные люди… Все валится, рушится. Нам не на что жить, вот мы и держим коров. А для чего? Ни для чего.

Свободная Европа: Вы голосуете за политиков, которые должны вести Молдову по верному пути.

– Люди не знают, им платят и они голосуют. Те, кто умен, кто знает жизнь, к ним не приезжает. Они голосуют за вино и деньги. Пропащие люди.

Свободная Европа: Как бы вы хотели выбирать депутатов: по партийным спискам, по одномандатной или смешанной системе?

– Пусть будет смешанная система.

Свободная Европа: Как вы понимаете смешанное голосование?

– Пусть будет для людей.

– Думаю, лучше одномандатное голосование. Так можно будет избрать человека, которого знаешь по имени и фамилии. А так, по партийным спискам – кто больше заплатит, тот и попадет в парламент.

Свободная Европа: Если вам предложат, вы возьмете деньги за свой голос?

– Если я плохо живу, то возьму.

Свободная Европа: Выходит, граждане продают свои голоса, а потом говорят, что плохо живут.

– Хоть один день пожить бы хорошо.

Свободная Европа: А потом, четыре года – плохо?

– Посмотрим, как даст Господь.

Свободная Европа: Что должно произойти в Молдове, чтобы люди не жаловались, чтобы у них появилось желание жить?

– Парламент должен работать как следует.

– Нужен другой парламент. Во власти не должно быть воров и бандитов.

– Те, кто приходят сегодня к власти – уже воры или будут ими. Мы им не верим.

Свободная Европа: Но вы сами выберите их, они благодаря вам получают власть.

– Те, кто придут к власти, будут еще большими ворами.

– Разве народ выбрал Додона? Он не был избран народом. Его избрали Приднестровье и Гагаузия.

– Все покупается и все продается. Всех подкупить невозможно, но большинство людей живут тяжело, и они продают свои голоса за 50 леев. Выпил стакан вина и пошел, поставил печать…

– Эти депутаты точно также поступают в парламенте. Дали им там пять тысяч евро, и все, переходят в другую партию.

Свободная Европа: В чьих руках оказывается власть раз в четыре года?

– В руках богачей и бандитов.

– Моей маме 85 лет, и она молит о смерти, ведь невозможно прожить на 800-900 леев.

Свободная Европа: В следующем году политики снова попросят ваши голоса.

– Я больше не пойду никого выбирать. Все ищут кресла и большие зарплаты. Сколько бюджетников, и все на спинах людей, гоняют крестьян, налагают на них всяческие штрафы. Полиция на каждом шагу. Человек совершенно ничего не нарушил, а его останавливают и придираются, что номера не унгенские, что ездит в Хынчештском районе, что стекло треснуло. Штрафы и штрафы, раздевают людей, чтобы жили бюджетники.

Свободная Европа: В Молдове люди живут с достоинством или в унижении?

– В унижении. Достойно — это когда есть на что жить, есть зарплата, условия жизни, а так… дети бегут за границу, можно умереть от тоски, и внуки остаются одни.

– Люди унижены. Мы вот сейчас работаем, а ради кого мы работаем?

Свободная Европа: Вы, граждане Молдовы, могли бы назвать имена достойных людей, которые внушали бы вам доверие, кого вы избрали бы в парламент?

– Раньше была Партия коммунистов, был один президент, и был порядок, во всех селах был порядок…

Свободная Европа: А вы хотели бы, чтобы у власти была одна партия?

– Одна партия, зачем нам больше?

Свободная Европа: Но сейчас тоже одна партия – Демократическая партия.

– Этого следует всего лишить, потому что он самый большой вор на земле. Пусть будет другая партия, только не эта.

Свободная Европа: Какая другая?

– Которая будет лучше руководить страной.

Свободная Европа: Скажите, что лучше: одна партия у власти или несколько?

– Несколько.

– Одна. Когда одна партия — есть с кого спрашивать.

– В Молдове 47 партий, а в Америке – две партии.

Свободная Европа: Говорят, что при одной партии – диктатура, а при множестве партий – демократия. Как бы вы хотели жить: при диктатуре или при демократии?

– У нас нет демократии, как Европе, где людей уважают и ценят. Сегодня никто ничего не боится, понимаете? Закон для государства, а не для людей.

– Нам нужен Йоханнис. Или Лукашенко. Если сказал, то сказал, и на другой день сделано. Марш домой, если не умеешь работать, а у нас всюду кумовство.

Свободная Европа: Почему люди так недовольны, несчастны? Все 25 лет независимости люди так сильно хотели перемен, но к чему мы пришли?

– Обещали одно, а делали другое, и никогда не прислушивались к людям. Они там сидят и командуют, но не приходят посмотреть, как живут дядюшка Ион или тетушка Мария.

Свободная Европа: Но вы сами избрали их.

– Послали, потому что мы в них верили, сейчас мы уже никому не верим. Перемены возможны, только если придет молодежь, которая побывала за границей и знает другой стиль жизни. А если эти были и будут, то ничего не изменится. Они берут не по капельке, а засовывают руки по плечи в бочку с медом. Вот так!

Свободная Европа: Вы могли бы поискать и найти людей, которые заслужили бы ваше доверие в парламенте?

– Мы – нет, только те, что уже повидали мир и знают, что делать. Человек побывал за границей, видел и знает, как, а наши знают только нанашей, кумовьев, финов и так далее – одна рука моет другую.

– Мы не видим никаких изменений и больше ни на что не надеемся. Прошло уже столько лет, и никакой пользы для людей.

Свободная Европа: Почему нет единства, почему нет идейного сплочения, чтобы государство процветало?

– Потому что каждый рассуждает по-своему.

– Как проснулся, так и рассуждает. Кто-то живет хуже, но доволен, а кто-то жил немного лучше, столкнулся с трудностями, и стал, как и предыдущий. И все опускают руки. Я смотрю – дома, заборы разрушаются, все вокруг разрушается, а люди ничего не могут сделать.

– Бессильные, у них нет средств, им нечего есть. Понимаете? Когда человеку нечего есть, он уже не думает о том, как бы отремонтировать дом или забор.

Свободная Европа: Политики знают об этом?

– Им это прекрасно известно, и им все равно. Они думают о себе.

Свободная Европа: В следующий раз граждане сделают правильный выбор?

– Нам нужны верующие люди, которые боялись бы Бога, чтобы руководить страной как нужно, а не красть и делить.

– Тяжело, потому что старикам и бедным совсем не помогают.

– Народ им совсем не нужен.

– Пенсия мизерная, а мы идем в Европу? А где же деньги? Украли деньги в банке и обкрадывают и нас. Разве это справедливо?

Свободная Европа: На следующий год вам снова придется выбирать парламент.

– Я пойду.

– Нет. Я не пойду голосовать.

– Не хочу за них голосовать.

Свободная Европа: За них за кого?

– За парламент.

Свободная Европа: А за кого вы будете голосовать?

– Нам нужны простые люди, которые думали бы о народе, а не только о своих карманах.

Свободная Европа: Вы могли бы найти таких людей, чтобы избрать их?

– Такие люди есть. Но их отвергают. Есть очень много честных людей.

Свободная Европа: Какими будут Хынчешты и Молдова в следующие пять-десять лет?

– Не знаю, ведь у нас большая коррупция.

Свободная Европа: Почему жители Молдовы больше никому и ничему не верят?

– Да, мы больше никому и ничему не верим. Мы никому не доверяем. На выборы я тоже не пойду, а если и пойду, то напишу, что я думаю. Я им прямо на листе напишу, что они за люди.

Свободная Европа: Здесь, в Хынчештах, говорят, большинство подписалось в поддержку изменения избирательной системы.

– Я об этом не знаю. Я против новой избирательной системы, категорически.

Свободная Европа: Почему?

– Потому что я им не доверяю. Они назначат своих людей, и они же будут руководить.

– Нас это не устраивает.

Свободная Европа: А что значит смешанная система?

– Там все равно их люди, и при смешанной тоже их люди, только сменили немного название, чтобы людей запутать.

Свободная Европа: Но как же там оказываются их люди, если вы решаете, кто должен пройти в парламент?

– Но ведь в их списках много их людей, у демократов будет еще больше, так я думаю.

– Как же мы решаем, если они их выбирают, а потом мы за них голосуем?

– Они сами вносят их в списки, а не мы.

– Они заранее внесены в списки, а после этого мы должны только поставить печать.

– Это не значит, что мы их хотим.

Свободная Европа: Кто виноват в том, что Молдова оказалась в столь плачевной ситуации граждане или политики?

– Политики.

Свободная Европа: …избранные гражданами.

– Когда граждане выбирали, они им доверяли, а если у них нет совести, если они крадут, значит мы больше не можем им верить. И не станем за них голосовать.

Свободная Европа: Какой политик мог бы внушить вам доверие? Какими качествами он должен обладать?

– Должен думать о людях, о государстве, о народе…

Свободная Европа: Но ведь они говорят, что думают о людях…

– Чтобы мы могли им хоть немного доверять.

– Мы им доверяли, а сейчас больше никому не доверяем. Мы уже не знаем, кого выбирать, уже не знаем, потому что они обещают многое, а не делают. Думают только о своих интересах и больше ничего.

Свободная Европа: Сколько стоит обещание?

– Не могу сказать. Для них – миллионы.

Свободная Европа: А голос?

– И голоса стоят много.

– Голоса тоже покупают.

– Да, и голоса покупают. И сейчас тоже купят.

Свободная Европа: Как граждане могут отличить правду ото лжи, как они могли бы жить достойно, а не униженно?

– Разве у наших бедных граждан есть право голоса? Как они могут сейчас отличить их миллионы от наших копеек? Что доказал Додон, что он сделал? Вот он пришел к власти. Да, мы думали, что если хотя бы он придет, может, что-то…

Свободная Европа: Вы за него голосовали?

– Я голосовала за него, но что толку, если он там один?

– Ему не дают ничего сделать, как в Америке не дают это американскому президенту. Я вижу, как президенту Америки мешают делать то, что он хочет, ему мешают. Так и Додону.

– Так, так, верно! Ему ничего не дают сделать, потому что он там один.

Свободная Европа: А Игорь Додон и Влад Плахотнюк друзья или враги?

– Крестные братья.

– Они не враги, не враги. Они за столом встречаются, развлекаются, а мы здесь сидим и ждем новых законов.

– Да, мы друг с другом спорим, а они там веселятся, чокаются стаканами.

Свободная Европа: Когда наступит время, чтобы и граждане начали чокаться во имя своей страны?

– Скоро даже не будет кому чокаться. Вся молодежь уезжает, зарплаты маленькие, им некуда устроится на работу, совсем. Взять хотя бы Хынчешты. Здесь нет ни одной организации, куда они могли бы пойти работать. Только на бюджет и все. А сколько там мест?

Свободная Европа: Кто решает сегодня будущее Молдовы?

– Решает власть, правительство, парламент. Но я за них не голосовал. Ну вот Додона выбрали президентом страны. Посмотрите, что он вытворяет. Хочет повести нас к России, хотя мы этого не хотим. Российская армия до сих пор находится на левом берегу Днестра и создает нам много проблем.

Свободная Европа: Сейчас много говорят о том, каким образом депутаты должны стать ближе к гражданам и предлагают изменение системы голосования. Вам понятно, в чем оно состоит?

– Я понимаю, что это значит, прекрасно понимаю. Но не знаю, кто наши депутаты. Часть перешли в Демпартию, часть остались независимыми, часть – ни к кому не примкнули. Мы ничего не знаем. Кто это? Что с них спрашивать? Они не приезжают к людям.

Свободная Европа: Приедут на следующий год просить ваши голоса…

– Да, через год.

Свободная Европа: Говорят, что здесь, в Хынчештах, собрали больше всего подписей в поддержку изменения избирательной системы.

– По селу ходили сторонники мэра, 11 мэров Хынчештского района, которые продались Демпартии. Вот они и ходили, собирали подписи.

Свободная Европа: Откуда вам известно, что они продались?

– Их вынудили. Я имею в виду мэров из Шипотен и из Бобейки – соседние села. Я спрашивал их: «Почему вы сделали это? – Мы были вынуждены это сделать. Сейчас на нас смотрят иначе»

Свободная Европа: Когда вы голосуете, вы делаете это ради большего блага или меньшего зла?

– Ради большего блага, ясное дело. Мы хотим, чтобы в стране все было хорошо.

Свободная Европа: Но почему люди недовольны и критикуют депутатов?

– Так ведь если они лгуны. На президентских выборах в нашем селе, в Столниченах, я был членом комиссии. В списках было 960 избирателей. Я исправил списки, так как около восьми лет я был мэром в Столниченах, и знаю все эти дела, знаю фамилии. Я спрашиваю мэра: «Откуда взялись эти люди? С кладбища? Нет, не с кладбища. Они встали на учет, а я их не знаю. Как их поставили на учет, кто голосовал? Ведь это не я, я их не знаю».

Свободная Европа: Скажите вы.

– Что мне сказать?

Свободная Европа: Ведь и вы ходите на выборы.

– Хожу, но, наверное, больше не пойду. Ведь я голосую, а результатов нет.

– Мы радуемся, что этот, может, что-то сделает. Но, сев в свое кресло, он о нас забывает.

– Наш народ трудолюбив и добродушен, а руководство нас подводит. Не знаю, какими матерями они были рождены, что им все равно.

Свободная Европа: Этот политический класс был избран молдавскими избирателями. Именно они их породили.

– Да, но они не думают о будущем Молдовы, ведь это святая земля, у нас самая лучшая и самая вкусная продукция. А из нее сделали ад, и народ из-за них стонет. Виновата власть — обманывает, и люди не знают, что им делать. Этот говорит одно, другой другое, а люди сидят. Иногда не знают, что им выбрать. Выбрали и пожалуйста! Выборы закончились, и никто ничего не делает.

Свободная Европа: На следующих парламентских выборах 2018 года ситуация изменится? Вы можете ее изменить?

– Надежды на это мало. Ни Додон ничего не сделает, ни любой другой, даже Майя Санду. Она хорошая и, думаю, что-то могла бы сделать, но эти вокруг нее не дадут ей ничего сделать. Люди все это видят, но мало кто это понимает. Сколько лжет Додон. Не могу на него смотреть. Мне стыдно.

Свободная Европа: Как смогут люди отличить правду ото лжи на следующих парламентских выборах?

– Это очень трудно. Простые люди не читают и не смотрят в интернете. Если им нравится Додон, они бы открыли и почитали, но так люди не ищут. Чтобы можно было сравнивать. Люди измучены – работа в поле, проблемы.

– Из-за нашей бедности мы немного глупы, и даже не немного, а очень, ведь бедным человеком манипулируют. Я много общаюсь с людьми, встречаюсь с ними, и они говорят: «А что, эти мне что-то дадут?» А я объясняю: «Главное, чтобы не забрали…»

– Да, главное, чтобы у нас ничего не забрали.

- За сто граммов самогона они готовы проголосовать за кого угодно.

Свободная Европа: Продают голоса?

– Продают. За гречку, рис. Я видела, у нас в селе давали по сто леев. Другим все равно, они даже не понимают, что у них должно быть достоинство, что нужно любить страну.

– Молдаване говорят, что склоненную голову меч не сечет, но на нее легко надеть ярмо. Знаете, что такое ярмо? Надели на быка, и он тянет его, опустив голову.

*

Многие молдаване, живущие за границей, тоже размышляют о реформировании избирательной системы. Но смешанная система голосования не станет решением для реформирования политического класса. Это не искоренит коррупцию и не поднимет уровень жизни в Молдове, считает Василе Буликану, который уже 15 лет живет в Испании. Он уверен, что депутаты совершенно не думают об избирателях и о выполнении обещаний, которые они дают во время избирательной кампании.

Василе Буликану: Депутаты хотят блага себе, а не народу. Я хотел бы, чтобы было так, как решила Венецианская комиссия. Потому что, если изменится способ голосования, в стране никогда не прекратится воровство. Мы такая маленькая страна, но у нас больше коррупционеров, чем в любой другой стране мира.

Свободная Европа: Как лучше выбирать депутатов? Диаспора задается этим вопросом? Вы пойдете на выборы, интересуетесь потенциальными кандидатами?

Василе Буликану: Я всегда хожу на выборы, потому что если не пойду я, то вместо меня кто-то другой проголосует за другую партию. Я голосую, чтобы потом меня не мучила совесть, что не пошел на выборы.

Свободная Европа: Вы, как и многие другие молдаване, зарабатывающие себе на хлеб в Испании, знаете, как будут созданы избирательные округа за рубежом, где трудятся множество наших соотечественников?

Василе Буликану: Мы ходим в консульства, в посольства.

Свободная Европа: Так вы делали до сих пор, когда выборы проходили по пропорциональной системе, по партийным спискам. Так как сейчас будет иначе, нужно будет создать одномандатные округа, в том числе за рубежом, для диаспоры. По-видимому, на Западе и на Востоке будет четыре избирательных округа.

Василе Буликану: Значит, они все-таки боятся, чтобы мы не проголосовали за Европу. Они боятся, и поэтому, насколько понимаю, они хотят создать как можно меньше избирательных округов. Это не хорошо, потому что диаспора очень сильна. Есть множество молдаван, которые должны голосовать. Я считаю, что не дать проголосовать – это издевательство по отношению к диаспоре. Это делается, чтобы социалисты и демократы осуществили свой план. Об их объединении я не могу сказать ничего хорошего, потому что когда объединяются две партии, которые против европейского курса – скажем, мы вроде бы пошли в сторону Европы, но с тех пор как к власти пришел мистер Додон, вижу, он хочет объединить нас с Россией. Думаю, единственный выход из ситуации – это выбрать депутатов, способных повести нас вперед по европейскому пути. Только так мы сможем избавиться от бедности и от мизерных зарплат, которые получают наши бедные соотечественники, наши бедные молдаване.

Свободная Европа: Так как вы долгое время живете в Испании, может ли вы сравнить испанского и молдавского депутатов, найти между ними сходства или различия?

Василе Буликану: В Испании, во-первых, нет такого количества партий. Меня удивляет, что в Молдове, бедной, несчастной стране, 45 партий. Боже, у американцев всего две партии – республиканская и демократическая. А у нас, все кому не лень, создает свою партию, платят, кому нужно, и создают.

Свободная Европа: Чем все-таки похожи депутаты в Испании и Молдове, и чем отличаются?

Василе Буликану: Если испанский депутат украл, об этом сразу же становится известно, он должен вернуть деньги и его отправляют в тюрьму. Там быстро определяют, занимается он незаконными делами или нет. То есть, если его ловят с поличным, то сразу ставят на место. В Испании закон для всех един. Если депутат ошибся, то он все равно идет за решетку и возвращает деньги, которые украл или получил в качестве взятки. То есть, об этом быстро узнают, потому что СМИ очень внимательны. И сразу в Новости по телевизору. И все, все об этом узнают, а на другой день депутата исключают из партии и отдают в руки правосудия. А в Молдове этого нет. В Молдове депутаты занимаются своими делами – тот, кто украл, продолжает красть, потому что у него есть знакомый генеральный прокурор или еще кто-то… К нас кумовство, в этом смысле мы отстали на несколько столетий. Мне очень жаль, но молдавское правосудие — в кармане политиков, а при избирательном правосудии нельзя построить правовое государство ни при каких условиях. Мы хотим, чтобы наши избранники повели нас по пути в Европу, но на выборах обещают одно, а когда приходят к власти, делают другое. Отсюда и недоверие людей, которые уже потеряли веру в политические партии, в людей, за которых голосуют, потому что когда они попадают наверх, то забывают о своих обещаниях, занимаются своими делами, строят себе замки и т.д., а люди мучаются на ту же пенсию. Тот, кто хочет стать депутатом, должен получать зарплату равную пенсии в селе, чтобы понять, как живут люди, а не по 20-30 тысяч леев в месяц. Так он, конечно, никогда не сделает ничего хорошего для молдавского государства, так как он не знает трудностей. Если бы он знал, как тяжело живется крестьянину, тогда он бы закатал рукава, чтобы работать на страну. Было бы неплохо, чтобы все 101 депутат тоже поехали за границу и увидели, как зарабатывается кусок хлеба, а потом, вернувшись обратно, сделать точно так же, как и в западных странах – в Италии, Германии: руководим страной и отстаиваем интересы народа. Если бы они поехали за границу и поработали бы там, и увидели бы, какая там ситуация, они, думаю, не позволили бы себе больше красть из кармана государства, так как карман государства – это карман народа, всех людей, живущих на территории Молдовы, а не только сотни депутатов.

Свободная Европа: Могут ли граждане рассчитывать, что в следующий парламент пройдут политики, которые восстановят их былое доверие?

Василе Буликану: Думаю, да. Нужно больше рассказывать и продвигать людей с европейскими взглядами. Мне нравится Майя Санду, и я постоянно за ней слежу: когда вижу по интернету какое-нибудь интервью, внимательно его слушаю и вижу, что это человек, который знает, чего хочет, и знает, к чему хочет прийти. То есть, в новый парламент должны пройти именно такие люди, чтобы мы смогли выбраться из помойной ямы, в которой сейчас находимся.

Свободная Европа: Складывается такое впечатление, что вы, те, кто покинули страну и работаете за рубежом, думаете иначе в отличие от большей части граждан, оставшихся дома. Потому что здесь, в Молдове, сегодня еще можно встретить людей, и не мало, которые говорят, что они готовы продать свой голос за сотню леев; что человека можно купить за литр масла или килограмм риса. Как вы относитесь к этому?

Василе Буликану: Для меня это предательство. Голос никому нельзя продавать. Голос – только твой, и ты должен отдать его человеку, которому доверяешь – ни за сто и ни за двести долларов, не говоря уже о леях; я бы не продал свой голос даже за тысячу евро. Это мой голос.

Свободная Европа: Если, допустим, вы баллотировались бы в парламент, чтобы вы пообещали гражданам Молдовы?

Василе Буликану: Во-первых, я бы отказался от всех услуг, которыми пользуются депутаты. Я хотел бы быть нормальным человеком. Папа Римский тоже сказал, что ему не нужна специальная машина. Как я могу получать зарплату в 30 тысяч леев, зная, что кто-то получает пенсию в тысячу леев? Как бы я при этом спал по ночам, как бы ездил на машине с мигалкой? Я бы этого себе никогда не позволил. Наши депутаты назначили себе сначала большие зарплаты, и вперед. Но так нельзя!

Свободная Европа: В Молдове очевиден геополитический характер голосования: часть граждан видят будущее Молдовы рядом с Россией, а другая часть считает, что было бы лучше в Евросоюзе.

Василе Буликану: Почему люди не думают, что Россия за 25 лет не дала Молдове просто так ни одного рубля, а американцы, я это знаю, дали нам более миллиарда долларов, чтобы мы смогли создать инфраструктуру, строить в стране дороги. Не говоря уже о Евросоюзе, который постоянно вливает в Молдову деньги. Нас очень сильно поддерживают. Румыния также дает много денег, и не только денег, но и автобусы для школ. То есть, нужно подумать: «Если этот за 25 лет не дал мне ничего, а эти, с которыми у нас ничего не было, дали нам столько помощи, не лучше ли доверять именно им?» К сожалению, у нас молдаване не читают газет, не интересуются политикой, потому что наши люди вместо того, чтобы заниматься политикой, лучше выпьют стакан вина, и все… Но возьмите, ребята, и почитайте. В Германии, в Голландии, во Франции — все читают. Я жил в Румынии десять лет. Там люди ходят с газетой в руках. Каждое утро они покупают по целой кипе газет. Мы не хотим читать, мы ничего не хотим! Если мне сегодня дадут сто леев, то я за вас проголосую, и за стакан вина это сделаю. Даже за президента голосовали за стакан вина. За это должно быть стыдно. Самопровозглашенный президент – именно так его назвал его бывший руководитель Владимир Воронин. Люди голосовали за стакан вина. Сегодня мне дали стакан вина, и я проголосовал за Додона. Но ведь во всех социальных сетях показывали людей в автобусах, в микроавтобусах – они проголосовали, им дали по сто леев.

Свободная Европа: Некоторые в Молдове считают, что диктатура была бы лучше демократии. Вы, те, кто живете за границей, верите в то, что лидер наподобие Лукашенко решил бы все проблемы Молдовы?

Василе Буликану: Диктатура, но проевропейская, а не пророссийская… Такая диктатура – да, я с ней согласен, она могла бы решить проблемы. И привлечь к ответственности тех, кто правил до сих пор и сделали страну нищей.

XS
SM
MD
LG