Linkuri accesibilitate

Как живется людям в Молдове — в беднейшей стране Европы


В завершении недели Валентина Урсу беседует c жителями Сынжерей и депутатом первого парламента Молдовы Думитру Нороком.

Большая часть помощи Молдове поступает из Евросоюза, — признают участники опроса, проведенного недавно центром CBS-AXA. И многие из респондентов скорее эмигрировали бы в одну из европейских стран, чем в бывшие советские республики. Вместе с тем, число тех, кто считают, что Молдова должна теснее сотрудничать с Россией, немного выше, чем сторонников западного курса. Большинство молдаван уезжают за границу, независимо от возраста, пола, уровня образования, профессии, поскольку у себя в стране они не могут прилично зарабатывать и строить будущее. Каждый час из Молдовы из-за бедности уезжают четыре человека.

Жители Сынжерей считают Молдову бедной, коррумпированной, плохо управляемой страной, лишенной будущего.

– Очень тяжело жить, потому что у нас такая власть. Во власти — бандиты.

Свободная Европа: Что вас так возмущает в политиках?

– Они говорят одно, а делают совсем другое. Нам обещали дать заслуженную пенсию. Я проработала 38 лет и получаю тысячу леев. Разве не стыдно? Я платила в социальный фонд!

Свободная Европа: Если бы вы поменялись ролями — вы в парламент, а они продавали бы здесь клубнику — они тоже были бы недовольны вами?

– Мы никогда не поменяемся ролями, потому что они живут хорошо, а мы тяжело. С 4 часов утра я собираю клубнику, голова кружится, давление 220… Им до нас нет совершенно никакого дела.

Свободная Европа: Вы еще пойдете на выборы?

– Будем голосовать. Но не знаю…

Свободная Европа: Как вы поступите, за кого проголосуете, чтобы еще больше не разочароваться?

– Знаете, был бы кто-нибудь, кто выступал бы за людей, потом мы бы потихоньку разобрались.

Свободная Европа: Что думаете о парламентских выборах?

– Не знаем. Я бы хотела одномандатное голосование, выбирать кого-то конкретно, чтобы знать, что он будет думать о людях.

Свободная Европа: Но обещают смешанное голосование…

– В смешанном голосовании я тоже не уверена.

Свободная Европа: Почему?

– Если выбирать номинально, они туда пройдут и ничего не сделают, мы снова зря за них проголосуем, и снова потратят наши деньги… Очень сложно.

Свободная Европа: По партийным спискам вы тоже не хотите голосовать?

– Нет, не хочу по партийным спискам, не хочу. До сих пор мы голосовали по партийным спискам, и кто у нас во власти? Богачи, которые снова все высасывают.

Свободная Европа: Сегодня у власти в Молдове осталась единственная партия — Демократическая.

– Да, Демократическая партия. У Плахотнюка миллионы, он всем управляет, потому что таков мир. Как мы проживем день сегодняшний, таким будет и завтрашний. Если мы сделаем его тяжелым, то завтра будет еще тяжелее, а селу очень, очень тяжело.

Свободная Европа: Тем, кто у власти, известны ваши беды?

– Не знают, депутаты не бывают здесь. Хоть раз приехали бы в село, хоть один раз, вот как вы.

– Только перед выборами. И говорят, что пенсия у нас будет три тысячи. И что же? Мы запасаем кизяк — так и живем.

Свободная Европа: Вы топите зимой кизяком?

– Да. Пойдемте ко мне, и увидите, какая у меня куча кизяка.

Свободная Европа: Но политики не верят...

– Они не верят. Пусть приедут в села и посмотрят, как тяжело жить здесь людям.

Свободная Европа: Они приезжают к вам — за голосами.

– Когда мы задаем им вопросы, смотришь на них, они вроде бы говорят все очень правильно, но, когда приходят к власти, обо всем забывают.

Свободная Европа: Вы смогли бы отличить правду ото лжи, обман от реальных дел?

– Депутат должен доказать… Они должны за нас бороться, а они не борются.

Свободная Европа: Но они говорят, что борются, чтобы сделать жизнь лучше…

– Но как они борются, если мы ничего не видим?

– Откуда лучшая жизнь, если становится все тяжелее и тяжелее?

– Мы получаем мизерную пенсию, дрова подорожали — 750 леев. На один складометр дров мне хватит, на месяц, а на остальное — на еду, на свет… что мне делать?

Свободная Европа: Как же вы справляетесь?

– Вот, стоим на обочине со своей продукцией, но слышала, что и сюда придут нас штрафовать. За что?

– У нас не получается сводить даже концы с концами. Очень тяжело.

Свободная Европа: Хуже, чем сейчас может быть?

– К чему-то это приведет, добра не будет.

Свободная Европа: Что вы думаете о политике, которую продвигает президент Додон, и действиях правящего большинства?

– Додону следовало бы поучиться еще десять классов, чтобы занять такой высокий пост. Наше государство не зависит от России.

– Поехал на парад в Москву, ездит туда и ходит за Путиным.

– Когда рвался во власть, ездил по селам, присылал людей, чтобы мы за него проголосовали. И мы его выбрали.

Свободная Европа: Вы об этом жалеете?

– Я жалею.

Свободная Европа: Если бы сюда приехал Игорь Додон, что бы вы ему сказали?

– Путин на него не смотрит. Разве он этого не знает? Он навязывается Путину. Столько лет нами руководили русскими и завели нас в пропасть. Наших дедов депортировали, прадедов — тоже, а сейчас?

Свободная Европа: Большинство населения проголосовало за Додона.

– Да, у нас в селе выборы фальсифицировали, привозили людей, чтобы они голосовали за Додона. Обвели нас вокруг пальца. Оставили людей в дураках.

Свободная Европа: Кто из политиков внушает вам доверие?

– Знаете, Юрий Лянкэ прекрасно справлялся с внешней политикой, делал что-то для Молдовы. Но и он оказался с ними заодно. И Майя Санду делала большие ошибки, потому что когда Лупу покинул партию, она сказала: «мне не нужны люди от партии, мы можем победить и без этого». Так нельзя. Я ей верила, сейчас она бьется с Нэстасе, и все напрасно. Я им уже не доверяю.

– Пусть подумают о Боге…

Свободная Европа: Вы нуждаетесь в национальном лидере?

– Хотелось бы, чтобы он появился, чтобы у Молдовы был хозяин.

– Он еще не родился. Лучше бы нас тогда захватила Германия, немцы были бы у власти, сегодня мы жили бы в другом мире.

Свободная Европа: Какими будут Сынжерей и Молдова через пять-десять лет?

– Если поменяется власть, будут получше.

Свободная Европа: Сменить их сможете вы, голосуя на выборах.

– Так ведь кто нас спрашивает? Идешь, голосуешь, а они, там, наверху, когда считают голоса, только они знают кто, за кого и как.

Свободная Европа: В итоге, кто несет большую ответственность — граждане или политики?

– Виноваты граждане, которые голосуют за политиков — ведь мы их выбираем. Если бы мы выбрали человека, который думал бы о людях, а не только о деньгах. У них миллионы... Мы не верим им. Совсем.

– Мы еще надеялись: может, придет молодой человек, который будет немного умнее и будет думать о людях.

Свободная Европа: С чем бы вы сравнили Молдову?

– Наша Молдова в упадке. Чтобы у нас появились хорошие руководители, нам нужно 100 лет, чтобы мы немного поднялись.

Свободная Европа: Какая идея могла бы сплотить нацию?

– Я бы сказала, что было бы неплохо объединится с Румынией, потому что они избавились немного от всей этой коррупции.

– Не хочу объединения, пусть они сидят у себя, а мы у себя.

– Мой отец сказал мне, что объединения никогда не будет. Он жил во времена румын, которые их били…

– Не все румыны это делали.

Свободная Европа: А вы что скажете?

– Каждый думает о своем кармане.

Свободная Европа: Почему в Молдове тяжело жить?

– Потому что у власти все сумасшедшие. Они сами себя выбирают.

– Они уже давно избраны.

Свободная Европа: В Молдове миллион восемьсот тысяч избирателей — они выбирают депутатов парламента.

– Вы знаете, как в том анекдоте: мол, я ем курицу, мясо курицы, а кости отдаю собаке, и выходит, что мы вдвоем съели курицу — я и собака. Так и мы. Они едят мясо, а мы грызем кости. Не думаю, что что-то изменится.

Свободная Европа: Почему вы не верите?

– Потому что в народе нет единства.

– Оттуда всех нужно прогнать.

– Всех прогнать и отправить за решетку.

Свободная Европа: Кто придет на их место?

– Выберем других.

Свободная Европа: Кого?

– Тех, кто умеют работать.

– Трудолюбивых.

Свободная Европа: Какими качествами должен обладать политик, которому вы могли бы поверить?

– Во-первых, он сам должен побывать в нашей шкуре. У него зарплата 50 тысяч, а у меня 700 леев, я с инвалидностью, а он штрафует меня на полторы тысячи леев. Как так? Я два месяца должен голодать, чтобы выплатить штраф.

Свободная Европа: Не нарушайте закон, и тогда вас не будут штрафовать.

– Но ведь не получается не нарушать.

Свободная Европа: Вы верите в будущее Сынжерей и Молдовы? Кто его построит?

– Мы, народ, должны его построить. Никто его не построит, пока мы все не соберемся и что-нибудь не сделаем – нужен либо протест, либо что-то еще.

Свободная Европа: А граждане этого государства едины?

– Нет!

Свободная Европа: Почему люди разобщены?

– Как рак и щука…

– Вот, Миша, если у тебя есть деньги, оставь Гришу в покое, у которого нет денет, пусть сам об этом думает. Сегодня мне есть, что есть, и пусть Василе, которому нечего есть, думает об этом. Вот такие молдаване.

– Потому что оттуда, сверху, идет что-то плохое, и люди уже ничему не верят. Все.

Свободная Европа: В 2018 году вам предстоит снова выбирать.

– Я считаю, что нет никакого смысла, потому что они уже давно избраны, они уже знают, кто, как и куда.

Свободная Европа: За полтора года они уже знают, кто будет в парламенте?

– Да, да, они как Ванга.

– Если у власти Плахотнюк, то конец.

– Плахотнюк собрал вокруг себя всю мафию, с которой работает. Как Путин в России, так и он.

– Вся полиция его, все, все.

Свободная Европа: Граждане выбрали президента Додона.

– Додон кажется мне нормальным, только его тормозят, не пускают.

Свободная Европа: С Плахотнюком они друзья или враги, как думаете?

– Они, наверное, друзья, иначе и быть не может.

– Он двуличный.

Свободная Европа: Кто?

– Додон. Если он не будет дружить с Плахотнюком, то завтра он уже не будет президентом.

Свободная Европа: Почему вы так считаете?

– Потому что это так, ведь Плахотнюк, а не Додон руководит страной.

- Что мы можем сделать? Ничего.

– Народ как пятое колесо в телеге.

– Додон такой: «Бери, подай и не мешай». Этой страной все равно руководит Плахотнюк.

Свободная Европа: Когда речь заходит о выборах, граждане голосуют за то, чтобы Молдова стала ближе к России или к Европейскому союзу? Или как вы это понимаете?

– Я считаю, что лучше ближе к России, потому что там наше спасение.

Свободная Европа: А откуда идет помощь?

– Я не видел, чтобы из Европы шла большая помощь. Приходит гуманитарка, которую они делят между собой.

Свободная Европа: На чьи деньги отремонтированы дороги, школы и детские сады?

– Европейские, да? Никакого толку.

Свободная Европа: Вы молоды, многие ваши сверстники предпочли уехать. Что вы думаете об этом?

– Чтобы работать, нужны качества, но должна быть и поддержка государства. Если тебя не поддерживают, всегда ставят палки в колеса. Зарплаты должны быть приличными.

Свободная Европа: Сколько примерно должен получать человек, чтобы быть довольным?

– Скажем, если сейчас средняя зарплата в Молдове около 4-5 тысяч леев.

Свободная Европа: Какой должна быть приличная зарплата?

– В зависимости от должности.

Свободная Европа: Но в среднем это сколько?

– Думаю, следует учитывать затраты на жизнь. Сегодня, думаю, это около 8-9-10 тысяч леев. Но больнее всего, что старики получают мизерные пенсии.

Свободная Европа: Граждане задаются вопросом, куда держит путь Молдова, на Восток или на Запад? Их голос геополитического характера?

– Гимпу тянется к Румынии, а Додон — к России, и не знаешь, за кем идти.

– Мы хотим жить у нас. Нам никто не нужен. У нас хорошая земля, хорошие люди, только нам должны платить хорошую зарплату и пенсию, и чтобы была мудрая власть. И нам будет хорошо, мы почувствуем, что у нас очень хорошо жить.

Свободная Европа: Как лучше — чтобы в Молдове правила одна партия, или правящая коалиция?

– Мне кажется, что одна.

Свободная Европа: И сейчас правит одна партия — Демократическая.

– Плахотнюк. У него больше денег, и он сильнее и крепче.

– Если есть деньги, ты человек, а если нет…

Свободная Европа: Как мы к этому пришли?

– Везде коррупция.

Свободная Европа: Сейчас борются с коррупцией?

– Очень слабо.

– Я думаю: вот отдаю свой голос, но куда он идет?

Свободная Европа: Какова ценность голоса?

– Большая. Но они тасуют, как только могут. Мы ничего не значим. Пусто место.

Свободная Европа: Какие политики внушают вам доверие? Есть примеры людей, личностей, за которыми вы бы последовали?

– Такой человек, в которого мы могли бы верить, у нас пока не появился. Нет.

– Есть очень умные люди, которые могут руководить страной, но им не дают туда пройти.

Свободная Европа: Но когда они попадают в парламент и переходят из одной партии в другую, вас беспокоит эта политическая миграция?

– Почему они должны ходить туда-сюда?

– Это что-то вроде предательства, коррупции.

Свободная Европа: Может быть хуже, чем сейчас?

– Может быть еще хуже. Если Плахотнюк стал уже председателем своей партии, он собирается забраться выше.

– Нам все равно, кто там будет. Давали бы нам зарплату, чтобы мы могли жить, чтобы выбраться из нужды, избавиться от коррупции.

Свободная Европа: Вы пойдете голосовать на следующий год?

– Мы должны проголосовать, потому что нам не безразлична наша страна, мы ее любим. Мне очень нравится наша Молдова, моя любимая страна. А дети уезжают, потому что здесь им негде работать.

– Может, назначили бы женщину, и она что-нибудь сделала бы…

– Нет, женщина не нужна, потому что ей не хватит сил разговаривать с мужиками.

– Как не хватит? В Германии — Меркель. Она супер, столько лет уже работает.

– И в Англии так же…

– Санду — умная женщина, разбирается в политике, во всем, и она могла бы лучше руководить.

Свободная Европа: А почему муж говорит, что женщине не хватит сил?

– Она мудрая женщина, она видела, что нужно людям. Навела бы порядок в стране.

– Если не будет зависеть от парламента, то да, она могла бы что-то сделать. А так, с парламентом у нее ничего не получится.

– Если бы все решили, то могли бы ее выбрать.

Свободная Европа: В 2018 году парламент будет не таким как сейчас, если вы настолько разочарованы?

– Нужно всех прогнать и выбрать новых.

Свободная Европа: Кого поставить на их место?

– В этом и вопрос. Может, такие люди и есть, но они не на виду. Они есть, их сразу отвергли, и все.

– А я хотела бы, чтобы у власти была Майя Санду. Потому что она умная женщина и многие у нас ее поддерживают.

Свободная Европа: В семьях люди ссорятся из-за политики?

– Нет, нет.

Свободная Европа: Но ведь муж говорит одно, а вы — другое.

– У меня свое мнение, но мы не ссоримся.

Свободная Европа: Кто кого убеждает – муж жену?

– Я…

– Я все равно голосую за того, кто мне нравится.

– В самом деле нужно назначить женщину. Это шанс. Назначим ее на четыре года, чтобы посмотреть, что она сделает. Давай, Вася, выберем женщину, и посмотрим, что будет.

– У нее может быть позиция.

– Она умная женщина.

– Да, нужна поддержка. У нас здесь ничего не происходит без ведома Плахотнюка.

Свободная Европа: Я застала вас здесь, в центре Сынжерей, за чтение газеты. Вы интересуетесь политикой?

– Да, я бы очень хотел увидеть Додона, поцеловать его в лоб, он очень «хороший» человек, потому что продал Молдову негодяям. Передайте ему это, пусть многие это услышат.

Свободная Европа: Куда сейчас держит курс Молдова, по какому пути идет?

– Мы уже давно должны были стать европейцами. Люди очень отстали, им нужны годы, чтобы поумнеть.

Свободная Европа: Можно что-то поменять за десять лет?

– Абсолютно ничего.

Свободная Европа: После выборов 2018 года что-то может измениться к лучшему?

– Тоже нет, потому что все заранее куплено.

Свободная Европа: Почему вы считаете, что все куплено?

– Если Демократическая партия получит много голосов, их мышление не изменится.

Свободная Европа: На выборах голоса принадлежат гражданам.

– Они уже давно куплены.

Свободная Европа: Вы уже давно продали свой голос?

– Я никогда никому не продаюсь.

Свободная Европа: Но вы говорите, что голоса проданы.

– Я, например, буду голосовать за Гимпу, потому что он немного открывает глаза – на объединение с Румынией. Эта страна оторвана от своих истоков.

Свободная Европа: Кто и как покупает голоса?

– Олигархи.

Свободная Европа: Кто это?

– Как разбогател Плахотнюк? Нет ни одного депутата, у которого бы не было своей фирмы.

Свободная Европа: В 2018 году вы могли бы выдвинуть кандидата, который оправдал бы ваше доверие?

– Нет ни одного. Не вижу никого хорошего. Если попы, религия вмешивается в дела государства, благодаря патриарху Московскому и вся Руси. Он очень красиво говорит. Он может обманывать людей. Но обманывает он не умных, а отсталых. Европейцы дают столько денег, грантов, куда уходят эти деньги?

Свободная Европа: Вы сердитесь?

– Мне не на что сердиться, потому что так устроена жизнь наших депутатов. Мы это заслуживаем, потому что мы выбираем пастухов, которые доят наших овец. Серьезно… Так и передайте, так как многие меня узнают.

*

Поляризованная и ожесточенная Молдова — такой видит свою страну доктор Думитру Норок, депутат парламента первого созыва. Как один из тех, кто подписал Декларацию о независимости, ему не все равно, как и куда движется страна. Почему спустя четверть века парламент практически утратил доверие граждан?

Думитру Норок: Когда исполнилось 25 лет, один наш депутат нацепил значок и сел в троллейбус, шел на встречу. Что ему сделали две женщины, которые стояли рядом с ним, и увидели на нем значок. Он пришел и сказал нам: «Я допустил ошибку, не надевайте значок, потом что люди не могут нас видеть. Независимо от того, когда ты был депутатом».

Свободная Европа: Депутат идет в парламент только на один срок, или полагает, что сможет вернуться и выпросить голоса избирателей, и тогда его невыполненные обещания могут его подвести?

Думитру Норок: Видите ли, каждый, кто приходит, привык четыре года ни за что не отвечать, мы знаем, как принимаются законы — по интересам. Если нужно ввести изменения, убрать один штраф и включить другой — у нас много таких примеров. Если он проходит, значит, он помог партии, которая внесла его в свой список.

Свободная Европа: Помог деньгами, вы это имеете в виду?

Думитру Норок: Да, финансами. И он хочет вернуть свои затраты. А если он еще в хороших отношениях с главой партии… Вот в чем большая ошибка — в партиях нет демократии. А у нас множество партий из двух-трех человек, может больше, но все решает один человек. И тогда он, депутат, старается войти в расположение лидера, чтобы снова быть в списке среди первых. Вот в чем дело.

Свободная Европа: Зачем искать расположения лидера, а не граждан?

Думитру Норок: В том-то и дело, так как все связано с финансами. Понимаете? Находясь здесь, он получает хорошую зарплату, привилегии, и думает, что если останется, то у него будет и бизнес. Мы знаем, что депутаты не живут в нищете, что у них большие доходы и предприятия, интересы. И, возможно, все это уводит совсем в другую сторону и наших граждан. Они не понимают, что у нас делается. Когда слушаешь по радио или телевизору, у нас вроде бы все хорошо, все растет, а когда приезжаешь в село… Я побывал в родном селе, в селе Устья Глодянского района, и мне стало горько, когда я увидел запертые ворота, бурьян во дворах. Дома, выставленные на продажу, которые некому покупать, дети, растущие у соседей, у родственников, у бабушек…

Депутаты там не бывают. Я спрашивал в моем селе, был ли там хоть один депутат. Никого там не было, и никто этим не интересуется. Появились местные бароны, которые держат власть в своих руках, и все их боятся.

Свободная Европа: Что значит боятся?

Думитру Норок: Они боятся. Если начинает поддерживать одну партию и выступать против партии мэра, тогда появляются проблемы. И если приходит в мэрию решать какие-то вопросы, то это сложно сделать. Вот что все-таки интересно. Если мы сейчас перейдем на смешанное голосование, придут неподготовленные люди. Все системы голосования хороши, просто мы плохи. Я считаю, что самая большая ошибка в избирательных комиссиях. Там решается судьба. Как говорил когда-то Сталин: зависит не от избирателей, а от тех, кто считает голоса. Вот в чем проблема. Какая бы у нас ни была система, возможностей у нас нет, так как руководят партии, находящиеся у власти.

Свободная Европа: Но сейчас у власти только одна партия.

Думитру Норок: Сейчас — да. И осколки тех, что были…

Свободная Европа: Но хорошо ли, что у ДПМ сконцентрирована вся власть?

Думитру Норок: Нехорошо. У нас уже была одна партия. И когда у власти одна партия, она никого не боится, делает, что хочет. Когда есть оппозиция, это сильно помогает. Она дает понять, где ты ошибся и где нужно исправить, а у разве что-то исправляют? Посмотрите, сколько выходит оппозиция, но ничего не делается. Молчат, идут дальше, все хорошо.

Свободная Европа: Вопрос к вам, как к депутату парламента первого созыва: какова степень ответственности избирателей, ведь говорят, что нация заслуживает ту власть, которую имеет?

Думитру Норок: Наш избиратель сильно изменился, так как эмиграция в Россию и в Европу лишила нас продвинутых людей, а остались люди, ностальгирующие по Советскому союзу. И люди думают так: если плохо сейчас, то тогда было лучше. И на этого избирателя частично оказывают влияние родственники, живущие или работающие в России. Многие поехали в Россию, так как знают язык… Многие поехали в Европу, и больше не вернулись. То есть, электорат изменился, он уже не такой как в селе. В селе никто не может выступить против мэра, если он от партии, учителя молчат, врачи молчат. Набрали в рот воды. Их, наверное, все устраивает. Не знаю.

Свободная Европа: Избиратель, который раз в четыре года опускает в урну бюллетень, решая судьбу страны, недостаточно информирован, не хочет избавиться от бедности, от коррупции, от всех бед молдавского общества? Как вы считаете, почему он не может разобраться?

Думитру Норок: Возьму для примера мое село. Люди там смотрят только четыре телеканала, находящихся в руках Плахотнюка. Хоть он передал их кому-то, управляет всем один и тот же человек. И когда наш крестьянин приходит вечером с поля и включает телевизор, он видит, что в стране все прекрасно. Когда я общаюсь со своими избирателями, я им так говорю: «Послушайте, если мэр или кто-то еще вам так говорит… Когда вы входите в кабину для голосования, там лишь вы и Бог. Вы голосуете за кого считаете нужным». Если было столько партий, которые ничего не сделали, пришла эта молодежь, мы должны вовремя уйти. Как господин Чешуев и многие другие, которые написали закон о приватизации и развалили экономику страны. Крестьянин ничего не знает. Если бы он подумал о Боге и проголосовал за те же партии, то продолжилось бы все, как раньше. Поэтому он должен ориентироваться и, как говорится, молчать и делать: проголосовать как нужно, чтобы что-то изменилось. А если нет, то… Не знаю, им там дают макароны или что-то еще, но становится все хуже и хуже.

Свободная Европа: Некоторые говорят, что Молдова топчется на месте из-за геополитического раскола, поскольку политики разделили общество: одни говорят, что процветание и благополучие идут из Запада, и европейская интеграция является спасением, а другие, напротив, говорят, что Молдове будет хорошо только вместе с путинской Россией.

Думитру Норок: То, что одни хотят в Европу, а другие — в Евразию, это политическая игра. Мы не такие уж глупые, и понимаем, что происходит. Как, например, в моем селе мэр и все остальные агитируют голосовать за господина Лупу, который уходит и говорит, что партия отдает голоса Майе Санду. Но приезжают в село и говорят: «Только за Додона!» То есть Плахотнюк и Додон — одно и то же. Плахотнюк спас Додона и тот ему должен. Сейчас он и президент страны, избранный всем народом, иногда критикуют друг друга, но не всегда, а в реальности они встречаются и решают проблемы. Посмотрите, что происходит со всем этим разделом – на старые места возвращаются бывшие коммунисты. Они между собой все поделили.

Свободная Европа: Какими должны быть отношения Молдовы с Российской Федерацией?

Думитру Норок: Мы должны быть на равных. Российская Федерация должна и нас считать страной, а не российской губернией. То есть, мы должны бояться пятой колонны и секретных служб, которые объединились в Молдове и держат в руках нас и всех остальных. Если мы продолжим в этом же духе, а мы продолжим, я примерно вижу, к чему это приведет. Потому что если мы не очнемся, и если будут выборы 2018 года… Но по какой причине? Сейчас нет интересов, они уже решают вопросы, могут изменять и конституцию… У них большинство. Посмотрите, что произошло с законом о смешанном голосовании. Все объединились. Это последний шанс, когда мы еще можем спасти страну. Если бы каждый приехал к себе в село, поговорил бы, как мы с вами, в доме, с крестьянами, и объяснил бы им. Наши крестьяне не понимают, в чем суть.

Свободная Европа: Какой диагноз поставили бы вы сегодня молдавской политической реальности?

Думитру Норок: У нас больное общество.

Свободная Европа: Чем оно болеет?

Думитру Норок: Мы еще не в коме, но у нас рак второй или третьей стадии, который еще можно оперировать и спасти жизнь. Когда мы пойдем на выборы, мы не должны устраивать большой шум, а голосовать как нужно, потому что сколько бы мы не кричали «Униря!» или что-то еще, ничего не выйдет. Мы не должны возвращаться к прежним проблемам, которые завели нас в пропасть. Мы должны сделать нормальный выбор. Вот и все, но не знаю, как это случится. Разве мы не знаем, в чьих руках юстиция? В руках Плахотнюка. Разве нам нужен этот театр? Нам нужно что-то другое – чтобы все виновные сидели на скамье подсудимых, как в Нюрнберге, чтобы все отвечали за содеянное. Вот что значит юстиция. Не за закрытыми дверями. Наша юстиция уничтожена. Боже упаси, иметь с нею дело. Может, и есть честные судьи, но их всех можно шантажировать, у всех есть проблемы. И если были захвачены прокуратура, НЦБК и юстиция, то все, делать больше нечего. Вот, что нас ждет. Если простые люди, если наша интеллигенция объяснила бы, что нас ожидает, думаю, люди бы подумали: «Мэр хороший, порядочный, он просит голосовать разумно, а я голосую, за кого хочу. Я хочу, чтобы моим детям было хорошо, моей стране, потому что жалко смотреть, к чему мы пришли». 25 лет назад я был оптимистом. Я побывал и в Соединенных Штатах, и в Германии, в странах Западной Европы, и видел, как там живут люди. И я подумал: наконец-то наш крестьянин избавится от трещин и мозолей на руках, потому что когда я водил их в больницу, врачи меня спрашивали: «Откуда вы их берете с такими руками?» «Из моего села». Они не знают, что такое отдых, они только работают, а когда заболевают… И я думал, что у наших крестьян уже будет туалет в доме, асфальт до ворот, машина… Ничего не произошло. Стало еще хуже. Знаете, иногда бывает стыдно сказать, что ты когда-то был депутатом.

Свободная Европа: Вам стыдно?

Думитру Норок: Нет, мне не стыдно. Я как жил на пятом этаже, так там и живу. У меня нет состояния, нет бизнеса. Я сплю спокойно. Хотя, если бы я начал говорить, как это делаете вы, у меня тоже могли бы что-то найти.

Свободная Европа: Неужели люди живут в страхе?

Думитру Норок: Да… живут в страхе. Люди мне рассказывали. Это трагедия нашего народа. Видите ли, мы не знаем своего прошлого, мы продались туркам, русским, ляхам — всем. Это продолжается и сейчас — продаются русским или кому-то еще. Где хорошо, там… Но это благо выходит нам боком, как говорится. Почему нас хочет Россия? Потому что мы трудолюбивый, спокойный народ. Она хочет нас сжать в своих руках, пока у нас глаза не вылезут на лоб, понимаете? От такой огромной любви. Мы хотим хорошо жить с русскими. У меня есть русские друзья, которые нормально рассуждают и т.д. Русские в России совсем другие. Русские здесь считает, что сюда они приехали, языка он знать не должны, то есть, считают себя всесильными. Вот так мы разделились на два лагеря, и когда приходят выборы, мы достаем эту проблему – ты чей? Путина, Йоханниса или Трампа. Вот в чем проблема. Мы принадлежим самим себе и должны здесь трудиться, а не ходить с протянутой рукой.

XS
SM
MD
LG