Linkuri accesibilitate

Молдова: амбиции политиков и воля народа


Стрэшень, Молдова

О выборах, избирателях и избранниках Валентина Урсу говорит с жителями Страшен и экспертом в области пиара и коммуникаций Валентином Бэланом

Глава парламента и президент страны подтвердили в интервью Свободной Европе, что поддерживают изменение избирательной системы. Большинство парламентариев – 74 – одобрили переход к смешанной системе выборов, при которой половину депутатов выберут по одномандатным округам, а другую половину — по партийным спискам. Жители Страшен говорят, что уровень их доверия нынешним политикам практически равен нулю. Пессимистично настроены они и в отношении будущего Молдовы, недовольны своим уровнем жизни, размышляют о новой системе выборов и обещают хорошенько подумать, прежде чем проголосовать на следующих выборах.

– Смешанная система голосования — это значит, что мы выберем нашего человека из нашего города.

Свободная Европа: Ваш голос — это и ваш депутат?

– Так они говорят, что наш голос — наш депутат. Но когда мы его выберем, не думаю, что он сделает что-то для нас, для народа.

Свободная Европа: Почему вы в это не верите?

– У нас бардак. Хуже всего, что они голосуют за себя, фальсифицируют выборы. Сложно. Я, например, женат, у меня двое детей. Честно сказать, я стою на рынке, торгую, и мне хватает только на оплату коммунальных услуг. Был бы толковый человек из Страшен, мы бы за него проголосовали по смешанной системе. Посмотрим.

– Я не вижу ни одного компетентного кандидата. Сейчас каждый думает о себе.

Свободная Европа: Но они обещают, что будут думать о вас, решать ваши проблемы.

– Они обещают до выборов, а потом обо всем забывают. Поэтому нет никакого смысла. Все эти выборы только для их выгоды.

Свободная Европа: Но ведь в стране должен быть парламент...

– Должен быть, только не так, как они сейчас пытаются сделать, чтобы были депутаты от округов. Пусть будет, как раньше. Потому что так они выбирают депутатов только для себя.

Свободная Европа: А партии внушают вам доверие?

– Партии еще куда ни шло. Ведь партию нельзя купить, а отдельного человека купить легко. Один Плахотнюк может их всех купить. У власти деньги, они все решают. Они дурно воспитаны, родители их ничему не научили.

Свободная Европа: Почему вы не выбираете воспитанных, патриотов, кто думал бы о вас?

– Потому что они плохо себя проявили.

Свободная Европа: Почему бы вам не сделать так, чтобы победило добро?

– Если мы докатимся до нищеты, голода, войны, тогда все изменится. А так ничего не изменится. Они будут действовать, как и раньше.

– Что бы ни меняли, что бы красиво ни говорили по телевизору и по радио, я уверен, что тот же узкий круг людей останется у власти. Они назначают своих людей, и пускают народу пыль в глаза.

Стрэшень, Молдова
Стрэшень, Молдова

Свободная Европа: Говорят, что в день выборов народ диктует свою волю.

– Да, так говорят, что сила народа – в день выборов. Только раз в четыре года люди обладают силой, а в остальное время — превосходство на стороне других.

Свободная Европа: Вы когда-нибудь жалели об отданном голосе?

– Да.

Свободная Европа: Те, за кого вы проголосовали, этого не заслужили?

– Как они могли заслужить, если мы выбираем разных людей, коммунистов, социалистов, а они там вместе делают, что хотят? Зачем люди их выбирают? Они продаются и покупаются.

Свободная Европа: Ваш голос – это ваш депутат?

– Наоборот, голос — мой, а депутат — Плахотнюка, или как его там.

Свободная Европа: А в будущее Молдовы вы верите? Каким оно будет?

– Верю. Только будет это лет через 100, когда нас уже не будет.

Свободная Европа: Какими будут Страшены и Молдова через пять-десять лет?

– Пока что не вижу никаких перемен. У власти останется все тот же узкий круг людей.

Свободная Европа: Вы полагаете, что и в 2018 году ничего не изменится?

– Все останется по-прежнему, только пыль в глаза. Просто так эти власть не отдадут.

– Наша Молдова пока что идет неверным путем, потому что ею некому руководить.

Свободная Европа: Но разве все эти 25 лет вы не выбирали лучших, достойных встать во главе страны?

– Люди не выбирают кого надо.

Свободная Европа: Есть ли шансы на то, что страну возглавят честные люди?

– У нас в стране пока нет.

Свободная Европа: Почему вы так категоричны?

– Сейчас такого в Молдове быть не может, потому что у нас работают деньги. У кого деньги, тот и у власти. У меня две дочери, обе в Европе, уже давно работают по специальности, врачами. Они помогают и нам. Мы держим коров, свиней, так и живем. Вот, с женой и сыном мы торгуем брынзой, сметаной, всё сделали сами. Так и живем.

Свободная Европа: Бурно обсуждают вопрос об избрании депутатов. Как бы вы хотели их выбирать?

– Даже не спрашивайте, потому что сейчас нет депутатов, которых стоило бы выбирать. Как бы их ни выбирали, пройдут их же люди, и они тоже будут воровать.

Свободная Европа: Почему их, а не ваши? Ведь благодаря вам, избирателям, они попадают в парламент.

– Они привыкли думать только о своем кармане, чтобы всё было их.

– Обещают, только чтобы выбрали. А после выборов обещания заканчиваются.

Свободная Европа: Почему вы верите обещаниям, а не требуете, чтобы они показали реальные результаты того, что сделали до сих пор?

– Пока их не выберешь, все говорят: «Сделаем, сделаем…» А как уселись в кресла, с этим покончено, и делают то же, что и их предшественники.

Свободная Европа: Вы как будете голосовать?

– Я не стану ни за кого голосовать. И так сложно жить, а будет еще труднее. Мы потеряли ко всем доверие. Сколько говорили по радио, по телевизору, в интернете, что поднимут пенсию? Насколько ее подняли? Я 32 года проработала на табаке, моя пенсия 723 лея. Мы работали с отравой, а потом остались ни с чем. Чему нам верить? Кому доверять? Мне прибавили 60 леев. Разве это пенсия?

Свободная Европа: А если бы вы получали пенсию в две или три тысячи леев, стали бы им доверять?

– А как же? Пусть делают, что обещают. Но они ничего не делают, не сдерживают обещаний.

– В стране коррупция. Те, кто проходят во власть, заражаются традиционной болезнью — крадут направо и налево. Наша жизнь похожа на наши дороги здесь, на рынке.

Свободная Европа: Вы говорите: «те, кто проходят во власть». Они проходят туда благодаря вашему голосу.

– Да. Во время предвыборной кампании они обещают золотые горы, а потом, попав в парламент, заражаются паразитами, и через месяц-два они уже не те кандидаты, которые столько обещали.

Свободная Европа: И они знают, что и в следующий раз придется выпрашивать ваши голоса.

– Многие из них проходят и во второй раз, тоже с нашей помощью. Хотим мы того или нет.

Свободная Европа: Власть поступила правильно, изменив избирательную систему?

– С одной стороны, было бы правильно, если бы мы знали депутатов в лицо. Мы можем призвать их к ответу. С другой стороны, думаю, они тоже будут коррумпированы. Соблазн олигархических денег велик.

Свободная Европа: В Молдове на самом деле есть олигархи?

– Конечно, есть.

Свободная Европа: Много?

– Три, четыре, 15, но они есть.

Свободная Европа: Как вы объясните, что в бедной стране столько олигархов.

– Попал человек во власть — и начинает красть. И эту болезнь вылечить невозможно. Сегодня украл иглу, завтра мешок и так далее. Со временем он становится богатым, уже не думает о людях в селах, о больных пенсионерах. И хватает все только для себя.

Свободная Европа: За 25 лет независимости, сколько раз вы наказывали политиков, которые не внушали вам доверия, разочаровывали?

– Мы осуждали их только морально, словесно. Потому что мы редко встречаемся с ними лицом к лицу. На встречи с избирателями они не приходят, и мы не знаем, что с тем депутатом, и что он за это время сделал.

Свободная Европа: Кто сегодня внушает вам доверие? Кого можно назвать в Молдове образцовыми политиками?

– Сложно привести пример. Те, кому мы доверяли, попав во власть, утратили все хорошее.

Свободная Европа: Кто займет место тех, кто вас разочаровал?

– Другие из их команды. Не знаю, когда у нас станет лучше.

Свободная Европа: Здесь, в Страшенах, есть люди, достойные вашего доверия, кого бы хотели видеть в парламенте?

– Есть. Но боюсь, что, попав во власть, они изменять свои взгляды.

Свободная Европа: Если бы вы были депутатом, что бы вы сделали, и как?

– Я не хвалюсь, но, возможно, я сделала бы больше, чем они.

Свободная Европа: С чего бы вы начали?

– С верхушки.

Свободная Европа: Почему в таком маленьком государстве как Молдова так сложно сделать так, чтобы всё шло верным путем?

– У нас всюду коррупция, воровство. Если бы я была на их месте и видела, что страна в таком состоянии, я бы ушла в отставку, чтобы пришли другие и начали все заново. Ведь, с чего рыба портиться? С головы. Ее нужно чистить с головы, сверху, чтобы не испортилась. Вместо стольких выборов, митингов и траты стольких денег, лучше бы сделали что-то для нашей страны.

Свободная Европа: Вы говорите, что вас разочаровали те, за кого вы проголосовали. Если вы никому не доверяете, кого вы поставите на их место?

– Ни за кого не буду голосовать.

Свободная Европа: Если вы не пойдете голосовать?

– Если бы никто, ни один гражданин Молдовы не стал бы голосовать, если бы крестьяне забастовали… Крестьян подкупают. У меня есть коровы, брынза, сметана, молоко, и я хожу на рынок. На крестьян никто не обращает внимания. Когда им нужны голоса, все они идут к крестьянам. Почему они не приезжают в села, чтобы посмотреть, какие там дороги, водопроводы, деревья, как живут старики, которым нечего есть? Я проработала 30 лет, воспитала, вырастила троих детей, и получаю пенсию в 900 леев.

Свободная Европа: Какова цена, ценность вашего голоса?

– Он ничего не стоит. Мы только зря голосуем. Они обещают, но не выполняют. Они все хотят власти.

Свободная Европа: Чтобы вернуть доверие, как лучше выбирать депутатов парламента?

– Честность и порядочность не определишь по глазам. И в парламент попадают люди, которые продаются, покупаются, люди, лишенные чести и достоинства.

Свободная Европа: Почему голоса, мандаты, депутаты так легко продаются?

– Не могу сказать. Но повторю афоризм, который был известен еще в Древней Греции и в Древнем Риме: каждый народ заслуживает своих избранников. Мы это заслуживаем.

Свободная Европа: Граждане Молдовы заслужили такую власть?

– Думаю, да. Мы выбираем парламент.

Свободная Европа: И тогда почему все жалуются?

– В списках известные люди, которые были сняты с должности за взятки, за что-то еще, потом за них голосуют, и они снова проходят в парламент. Как понять такой народ? Виноваты сами избиратели.

Свободная Европа: То есть, больше виноваты избиратели?

– Они должны нести ответственность за тех, кто проходит в парламент.

Свободная Европа: Почему Молдова идет по неверному пути и не может найти верную и прямую дорогу?

– У нас всюду мафия.

Свободная Европа: Но вы сами их выбираете.

– Я на этих даже не смотрю.

Свободная Европа: Ведь кто-то за них голосует.

– Кто-то? Они сами себя выбирают.

Свободная Европа: В 2018 году вам предстоит решить, кто пройдет в парламент, как пройдет, и почему достоин этого.

– Сейчас нужно собрать народ на суд, чтобы он выбрал того, кто этого достоин.

Свободная Европа: Как выбрать того, кто этого достоин? Как найти таких людей?

– Когда его поставят на колени, тогда он начнет думать головой.

Свободная Европа: Кого поставят на колени?

– Народ. Он пока еще не на коленях.

Свободная Европа: Говорят, что народ уже 25 лет на коленях...

– Мы соседи, родственники. Кто-то из нас — за правых, кто-то — за левых, кто-то — за желтых, а кто-то — за красных. Разве это нормально? Чтобы в семье из четырех человек каждый голосовал за свою партию? О каком единстве в парламенте может идти речь, если семья расколота, если между членами семьи нет согласия? У человека можно силой что-то отнять, но силой дать нельзя. Не депутат, а сам человек выбирает свой путь, судьбу, он голосует. Еще раз скажу: если в семье из четырех человек каждый голосует по-своему, как добиться согласия в обществе?

Свободная Европа: Вы когда-нибудь ссорились с женой или с соседом из-за разных взглядов?

– Я – нет. Сосед смотрит тебе в глаза, обещает проголосовать за одного, но я знаю, что он голосует за другого.

Свободная Европа: Кто кого обманывает?

– Обманывают сами себя.

Свободная Европа: Кто предложит решения?

– Решений много.

– Пока из парламента не прогонят всю мафию, порядка не будет.

– Кто ее прогонит?

– Народ.

– Вилами.

– Как поступили румыны? Решили все в течение месяца.

– К либерализму не следует относиться как к анархии. И демократические ценности не означают либерализм и анархию. Демократические ценности нужно соблюдать, ставить во главу угла.

Свободная Европа: Сейчас в Молдове строится демократичное, правовое государство?

– В ближайшее время этого не будет.

Свободная Европа: Сколько этого не будет: 10-20 лет?

– Не будет следующие 10-20 лет. Люди, которые готовы собой пожертвовать, стоят позади.

Свободная Европа: Почему они не выйдут вперед?

– У нас в народе говорят: бессовестный ест больше всех на поминках. Те, кто готовы собой пожертвовать, скромнее. Бессовестные сами лезут…

Свободная Европа: Кто может проложить дорогу тем, кто скромнее, порядочнее, честнее, чтобы они заняли место тех, кто не внушает доверия.

– Никто не может дать им дорогу, пока они сами ее себе не проложат.

Свободная Европа: Честный политик сам должен хотеть власти, или его должны продвигать граждане?

– И он должен этого хотеть. Если не хочешь чего-то, нет смысла, чтобы кто-то продвигал тебя. Ты должен выйти, хотеть, чтобы тебя поддерживали. Тогда что-то изменится.

Свободная Европа: От Страшен до Кишинева рукой подать. Здесь голосование тоже геополитическое?

– Да, да. Электорат расколот.

Свободная Европа: По политическому признаку?

– Есть и прорумыны, и прорусские, и проевропейцы, и те, кто за СНГ, желтые, зеленые, синие, красные, какие хочешь.

Свободная Европа: Можно ли найти идею, которая объединила бы людей?

– Должна быть национальная идея — во имя страны и народа.

Свободная Европа: Об этом говорят все политики.

– Одно дело — говорить, а другое — верить в сказанное.

*

Все больше людей говорят о том, что для качественной и окончательной смены политического класса необходимо полное банкротство. Среди них и Валентин Бэлан — глава Ассоциации профессионалов в сфере коммуникаций и пиара. Он считает, что все 25 лет после провозглашения независимости Молдова идет по неверному пути.

Валентин Бэлан: С момента своего существования Молдова не можем выбраться из порочного круга. То есть, Россия определила для нее орбиту, тот самый порочный круг, и она без конца будет кружить, пока не решит, чего хочет на самом деле. Почему я говорю о порочном круге? Потому что мы видели ликование движения за независимость, когда молдаване, наконец, почувствовали, что могут что-то изменить в стране, в своей судьбе. Потом они получили пощечину войной. Потом появилось движение аграриев, появились президенты, которые ничего не делали и только разрушали. Потом, как передышка, пришли коммунисты, которые чуть позже запутались с планом Козака, с Москвой, и перестали получать поддержку Кремля. Режим был свергнут. Как и откуда, мы узнаем немного позже.

Свободная Европа: Почему вы говорите, что узнаем?

Валентин Бэлан: Потому что невозможно вечно что-то скрывать. Полагаю, что мы узнаем, и довольно скоро, некоторые детали. Сегодня Молдова идет как по острию ножа, она может вот-вот оступиться. Соответственно, будут нужны определенные действия, которые должны будут предпринять некоторые очень внимательные люди. И, наоборот, чтобы шокировать общество, будут нужны внезапные переломы ситуации.

Свободная Европа: Вы сказали, что за 25 лет государство и его граждане не знали, по какому пути идти. Они были настолько дезориентированы, запутаны, не знают, что хорошо, а что плохо. Как принести в их дома что-то хорошее?

Валентин Бэлан: МССР, не хочу говорить о Республике Молдова, была особенной республикой в Советском союзе. Сразу же после ее создания власти попытались уничтожить граждан или жителей МССР как личностей. Намеренно, специально формировалась серая обезличенная масса. Множество людей, которые не знают или не способны принимать решения, которые только и ждут знака, красного или зеленого цвета светофора. И по этой причине ведется та самая острая борьба: кому достанется телевидение или СМИ. Все уставились в телевизоры, и ждут, чтобы им сказали, что делать. Большинство молдаван все еще не способно решать свою судьбу. Я не имею в виду всех, так как мы видим сегодня некоторые тектонические движения. После свержения воронинского режима у нас был шанс, очень большая возможность, тот кредит доверия со стороны Европейского союза, соглашение, которое мы подписали, план действий, который мы должны были реализовать, и безвизовый режим. То есть, молдаване получили подарок, большой шанс, и не сумели ему порадоваться.

Свободная Европа: Вы полагаете, что ЕС предоставил шанс, а сейчас внимание Евросоюза обратится на другие регионы?

Валентин Бэлан: По многим причинам Европейский союз тоже не хотел бы нас терять. Не потому что хотел бы иметь в прилегающей к ЕС зоне демократичное государство. Нет. Но мы являемся примером для других государств, в которые инвестируются деньги, в которые Евросоюз пытается привнести свежий воздух демократии. И тогда, если Молдова будет потеряна, это плохой знак для других стран и хороший знак для России, что Европейский союза отказывается от партнера или государства, которому можно было бы помочь. Сейчас много говорят о тех 100 миллионах евро. Проблема в том, что Европейский союз в какой-то момент проснулся и смотрит на нас уже по-другому. Если до сих пор он смотрел на нас под одним углом или видел в нас непослушного ребенка, то теперь он будет с нами намного жестче: «Получили деньги, подписали? Выполняйте». Потому что их водили за нос. Скажу иначе. Когда за стол, полный еды, приглашают голодного человека, в течение какого-то времени он должен насытиться. Так подумал и Евросоюз: «Ладно, еще немного, сейчас они насытятся. Молдова переживает переходный период». Мы его преодолеем и вернемся к демократическим, честным отношениям с Европейским союзом. Но этого не происходит. И по этой причине они сказали: стоп.

Свободная Европа: Вы считаете, что внутри и за пределами страны много тех, кто хотел бы, чтобы Молдова отошла к России, стала ближе к ней?

Валентин Бэлан: Россия никогда не хотела, чтобы Молдова была целостным государством, даже если заявляет об этом. Они нам этого никогда не позволят, независимо от того, кто будет у власти.

Свободная Европа: Старания господина Додона улучшить сотрудничество между Кишиневом и Москвой, и то, как он понимает сохранение хороших отношений с Владимиром Путиным, какова цена этих попыток, которые президент демонстрирует обществу?

Валентин Бэлан: Сейчас мы открываем новый облик Додона. Он в итоге является картонным политиком. Он перешел с должности председателя партии на должность президента государства и все еще не может выйти из образа партийного лидера с его шумными заявлениями и восклицаниями. Мы слышим множество противоречивых заявлений. Будучи председателем партии, он мог позволить себе любые заявления, как говорят, политически безответственные, а сейчас приходится брать в расчет все, что ты говоришь. Мы помним и первые его заявления на президентском посту.

Свободная Европа: Игорь Додон четыре раза встречался с Владимиром Путиным, и он этим гордится.

Валентин Бэлан: Президент Додон был бы опасен в Молдове в 2000-2009 годах, когда у России были очень серьезные намерения или интересы в отношении нашего клочка земли. Ситуация немного изменилась, Россия увязла и экономически, и политически. Как бы это не показалось странным, этот маленький клочок земли, маленькая страна, является очень важным геополитическим инструментом. И тогда Россия, полагаю, согласна принять это замороженное состояние и не переходить черту, не давать нам подходить слишком близко к самим себе. Есть совпадения, но есть и небольшая разница. Я имею в виду Донбасс и Тирасполь. Разница в том, что Донбасс разрушат и навяжут Украине. Украина не захочет его брать, пока русские его не отстроят. По этой причине он и был разрушен, чтобы нанести удар по экономике Украины. В Молдове Приднестровье не разрушается, нет разрушенных заводов, однако туда постоянно закачиваются деньги. Потому что им нужна эта зона, которую постоянно контролировала бы Россия. То есть, нас держат рядом, одновременно не приближают, но и не дают окончательно отдалиться. По этой причине Додон может делать заявления, может часто ездить в Москву. Путин не будет воспринимать его как равного Воронину прежних лет. Планы Путина в отношении Воронина были намного серьезнее, чем в отношении Додона. На фотографиях Додона и Путина с последнего визита 9 мая я не видел удовлетворения, улыбки, интереса Путина к Додону. Словно тот ему навязался. Будто кто-то в кинотеатре купил себе билет на соседнее место, сел и не знает, кто его сосед. Полагаю, Путин принял его по недоразумению…

Свободная Европа: Путин его пригласил.

Валентин Бэлан: Пригласил. Он многих пригласил. Другое дело, что приехал только наш президент. Это уже другое дело. Для нас это стыд, а со стороны России оно было непродуманным. Ведь, в конце концов, не следовало нашему президенту ехать и одному стоять рядом с Путиным. Ведь так мы похожи сейчас на Северную Корею.

Свободная Европа: Что будет дальше? Если учитывать, что Игорь Додон планирует больше сблизить Молдову и Россию. Он даже говорит, что, если в 2018 году сформируется парламентское большинство, и, если ему предложат денонсировать Соглашение об ассоциации Молдовы с Евросоюзом, он это сделает. С другой стороны, эта попытка Молдовы медленно, но верно идти по пути европейской интеграции.

Валентин Бэлан: Додон не денонсирует соглашение. В своих последних заявлениях, как я слышал, на вопросы журналистов о денонсации он заявил: «Я денонсирую много разных соглашений с Европейским союзом». Соответственно, он не имел в виду то самое соглашение. В первую очередь, он в этом не заинтересован. Во-вторых, на Востоке нет денег для поддержки Молдовы. Очень стыдно это говорить, но все последние 25 лет мы только побираемся. У России нет денег, чтобы нас содержать. Мы видим, что Приднестровье со скрипом, но держится, даже после наших действий в Кучурганах и так далее. Додон опасен для Молдовы с точки зрения ухудшения отношений с Западом. Для улучшения или ухудшения отношений с Востоком он не представляет никакой угрозы. Он способен на одни заявления, он стремится создать себе имидж и не понимает, что в какой-то момент этот имидж ему навредит.

Свободная Европа: Почему он стремится к сотрудничеству с Турцией во главе с Эрдоганом?

Валентин Бэлан: Этого я не знаю. Полагаю, все дело в переходе турецкого государства с демократического к тоталитарному режиму. Сейчас об этом еще не говорят, но мы видим, что вся государственная власть находится под контролем Эрдогана. Полагаю, что Додону этот способ правления намного ближе. Он все время говорит о том, что у него есть друзья, партнеры, которые ему помогут, будут его финансировать.

Свободная Европа: В интервью Свободной Европе он сказал, что найдет деньги даже за пределами Евросоюза или в России.

Валентин Бэлан: В нашей зоне есть три крупных военных державы. Это Европейский союз — член НАТО, Турция и Россия. Если переговоры между НАТО или между Евросоюзом и Турцией зайдут в тупик, им придется переносить военные базы НАТО в Европу или в Румынию, Польшу. Полагаю, Турции придется решать, на чьей она стороне — Востока или Запада. Это довольно жесткие, резкие движения, но не думаю, что Турция в итоге сблизится с Россией, потому что Россия — бедное государство. Турции выгодно продавать сельхозпродукцию, но государству, у которого есть деньги. По-видимому, намерение России построить газопровод в Турции не прошел. Сначала турки были готовы финансировать стройку, но сейчас отказались от этого. У России нет денег для этого проекта. То же самое происходит и с Китаем.

Свободная Европа: И все-таки, что произойдет в следующие несколько лет на этом клочке земли? Что станет с Молдовой, которая, по вашим словам, пока не знает, чего хочет?

Валентин Бэлан: Когда я говорю «клочок земли», то имею в виду, что он был оторван от целого больших размеров. Молдаване довольствуются малым, которое у них есть. Наша республика постарела, так как молодежь уехала. Поэтому я не думаю, что большие изменения начнутся изнутри, с тех же пенсионеров.

Свободная Европа: Но какое-то развитие будет.

Валентин Бэлан: Развитие будет. Было хорошо, когда у нас была открытость к Европе. И если мы продолжим поворачиваться на Восток, то, полагаю, в Молдове произойдут очень сильные изменения, какие-то тектонические сдвиги.

Свободная Европа: И появится новая сила?

Валентин Бэлан: Да. Уже давно говорят о третьей силе. Другое дело, что каждый пытался выставить себя в качестве этой силы. Чуть выше я уже говорил, что Додон — картонный политик. Он создает себе сейчас имидж друга России. Его будущее будет зависеть от умения маневрировать. Потому что, если, например, Евросоюз не поддержит проект по изменению избирательной системы, и, если Додону будет позволено стать чем-то вроде противовеса, неким контрастом по отношению к Востоку, к советскому прошлому, либо к Западу, если Европа от нас откажется, тогда Додону не поздоровится. Ему очень сильно достанется за третью силу. Либо правящая партия сможет сейчас построить собственную кампанию. А Додон станет жертвой. Он должен будет выбрать: быть ему партнером или жертвой.

Свободная Европа: Что, на ваш взгляд, он выберет?

Валентин Бэлан: Додон — не тот человек, который выбирает, который решает. Сейчас движения происходят и в Кишиневе, и в Евросоюзе. Когда я говорил об отложенном финансировании, я говорил, что это знак. Речь не столько о деньгах, сколько о знаке для Молдовы. И тогда Додон будет либо пугалом, которого все станут пинать, либо он создаст Социал-демократическую партию, которую и возглавит. Он уйдет с политической арены простым депутатом, председателем комиссии, а потом вообще уйдет из политики. Таково его будущее.

Свободная Европа: Вы думаете, что в Молдове все-таки может появиться социал-демократическая коалиция?

Валентин Бэлан: Больше, чем коалиция, и это печальнее всего. Полагаю, что может возникнуть даже одна-единственная партия. Может быть одна Социал-демократическая партия.

Свободная Европа: То есть, ДП может поглотить социалистов? Или наоборот?

Валентин Бэлан: Они заключат пакт, соглашение: «Во имя спасения нации и страны, мы должны объединить наши партии, чтобы чего-то там избежать». До 2018 года будет придумана какая-то страшилка, и будет принято, якобы, решение на благо всем, чтобы в итоге Додон тихо ушел.

Предвыборная реклама, 2014 год
Предвыборная реклама, 2014 год

Свободная Европа: Сейчас вы делаете из Влада Плахотнюка героя?

Валентин Бэлан: Я не делаю из него героя. Вовсе нет. Вы спросили меня, кто принимает решения. Я ответил, что Додон их не принимает. Все решает Евросоюз и человек, который на самом деле координирует все действия в Молдове.

Свободная Европа: Значит, Влад Плахотнюк мог бы стать спасителем Республики Молдова?

Валентин Бэлан: В Молдове свой особый менталитет. У нас, кто дает кусок хлеба, тот и спаситель. В данном случае, господин Плахотнюк пытается маневрировать между Западом и Востоком, и деньгами. Пытается выпрашивать деньги для пенсионеров. Поэтому большая часть электората преклонного возраста будет считать его спасителем. Да, я говорил, что Молдова должна пройти через тяжелейший экономический, политический и социальный кризис. Через кризис любого рода.

Свободная Европа: Чтобы как-то перестроиться?

Валентин Бэлан: Точно. Следует вернуться в 1918 год, год окончания Первой мировой войны. Именно поэтому тогда потребовали объединения, потребовали вмешательства румынских войск, чтобы прогнать с нашей территории бандитские войска. Ситуация была такой же. Полагаю, мы возвращаемся к тем же временам, к повторению столетнего цикла.

XS
SM
MD
LG