Linkuri accesibilitate

Валентина Урсу говорит с жителями Оргеева о референдуме, предложенном Игорем Додоном; гость в студии — Валериу Паша.

Центральная избирательная комиссия Молдовы оценила стоимость референдума, на проведении которого настаивает президент Игорь Додон, в 75 миллионов леев. ЦИК уверяет, что есть достаточно времени для организации референдума, запланированного на 24 сентября. У граждан будет возможность ответить на четыре вопроса, связанных с законом о миллиарде, полномочиями президента, сокращением числа депутатов и изучением в школах Молдовы истории. Премьер Павел Филип заявил, что правительство не будет финансировать проведение референдума, поскольку, по его мнению, Игорь Додон за счет госбюджета собирается вести предвыборную кампанию. Лишние затраты волнуют и обычных граждан. Послушаем, что говорят прохожие на улицах Оргеева.

Валентина Урсу
Валентина Урсу

– Лучше бы господин Додон занялся делом, потому что народ уже от всего этого устал. Столько тысяч потратить на референдум, а мы на наши пенсии живем впроголодь? Как им не стыдно? Поздравляет женщин Молдовы на русском языке. Почему он поздравляет по-русски, если мы молдаване? С чего это ему вздумалось заниматься историей, менять тут все, чтобы получить больше полномочий?! Пусть успокоится, иначе люди поднимутся против него! Честно вам говорю! Сказал, что поднимет пенсии. Кому он их поднял? Что снизит цены на лекарства. Но на какие?! Что стало дешевле? Что делать бедным людям в селах, у которых нет денег?! Они ходят на рынок, чтобы продать укроп, а их оттуда прогоняют. Нет, так не пойдет. Люди должны подняться против него. Никто не выйдет на референдум, кроме его сторонников, которым он заплатил, а другие не выйдут.

– Зачем проводить референдум, если скоро парламентские выборы? Лишняя трата денег.

Свободная Европа: Вам известно, какие вопросы он хочет вынести на референдум?

– Миллиард и получение еще больших полномочий. Думаю, он все это решит, когда будут парламентские выборы. У нас нет лишних денег.

Свободная Европа: Также он хочет число депутатов изменить со 101 до 71. Как вы считаете, сколько депутатов должно быть в молдавском парламенте?

– 71 достаточно. Они и так там даром сидят, ничего не делают, только крадут.

Свободная Европа: Принимают законы.

– Принимают для себя, а для людей ничего не делают.

Оргеев, Молдова
Оргеев, Молдова

Свободная Европа: Он хочет также изменить и название курса истории, чтобы школьники изучали не историю румын, а историю Молдовы.

– Этого не нужно. Пусть будет как есть. На это снова понадобятся деньги.

– У нас есть историки, которые должны ответить на этот вопрос, если мы в этом не компетентны.

– Он изучал в сельхозинституте экономику. По профессии он экономист в области сельского хозяйства. Он не разбирается в истории.

– Историки должны сказать, какую историю должны изучать наши дети.

Свободная Европа: Идея организовать референдум в сентябре найдет отклик у граждан?

– Зачем проводить референдум, ведь это большая трата денег? Вместо того чтобы снизить цены на электричество или на бензин, мы должны проводить референдум, на который снова потратят несколько миллионов из бюджета страны.

– Мы ждем пенсию, а он собирается проводить референдум за столько миллионов, чтобы получить еще больше власти?! Ему не хватает той власти, которая у него есть, ему нужно еще?!

Свободная Европа: Другой вопрос касается сокращения числа депутатов со 101 до 71.

– Может, он прав. Но, мне кажется, что 71 – это мало. Должен быть 101 депутат.

Свободная Европа: Господин Додон хочет провести референдум. Что об этом думают люди? Они хотят в нем участвовать? Вы знаете, какие вопросы будут вынесены на ваш суд? На референдум стоит выносить какие-то вопросы?

– Не нужен никакой референдум. Он не поможет. Только деньги на ветер.

Свободная Европа: А вы слышали, какие вопросы он хочет вынести на суд граждан?

– Расширение полномочий президента.

Свободная Европа: Полномочия по роспуску парламента.

– Пусть распустит эту коалицию, которая просидела восемь лет у власти и ничего не сделала, украла миллиард.

Свободная Европа: Другой вопрос состоит в том, чтобы миллиардный долг не погашали граждане.

– Правильно, его следует переложить на тех, кто его украл, чтобы платили ни я, ни вы или кто-нибудь еще. Он совершенно прав.

Свободная Европа: Кроме того, он хочет сократить число депутатов со 101 до 71.

– Правильно. Страна маленькая и нам не нужно столько депутатов.

– Население сократилось уже вдвое. Пусть они не протирают там штаны.

Свободная Европа: Еще он планирует изменить название школьного курса истории.

– Молдавская история.

– История мошенников.

– Не нужно трогать эту историю. Пусть останется так, как было до сих пор. Суются, куда не нужно!

Свободная Европа: Каковы реальные проблемы граждан?

– Маленькая пенсия. Мы работаем, но ничего не получаем взамен!

– На земле не разбогатеешь. Живу правильно, но зато с голоду не сдыхаю.

– Живем, чтобы не умереть.

Свободная Европа: Почему люди уже никому не верят?

– Такова наша власть.

Свободная Европа: Власть вы выбирали себе сами.

– Они нас каждый раз обманывают, и люди голосуют, не зная, что из этого в итоге выйдет.

Свободная Европа: В следующий раз, на выборах вы проголосуете иначе?

– Посмотрим, до тех пор нужно еще дожить. Не знаем, кого выбирать. Нам это все надоело.

Свободная Европа: Сейчас говорят об изменении избирательной системы, об одномандатном голосовании.

– Я проголосую за вас, потому я вас знаю, а кого не знаю — за того не буду голосовать. Так будет лучше. А по спискам их столько проходит, мы их не знаем, а они оказываются мошенниками, которые прошли во власть.

– Так нас тоже обманут. Проголосуем за кого-то, а потом придет Плахотнюк и купит всех.

– Плахотнюк настолько богат, что может всех купить?

– Он купил всю страну. Это обман. Все останется по-прежнему.

Свободная Европа: Игорь Додон хочет организовать осенью референдум. Люди примут в нем участие?

– Нам нужен референдум, чтобы был услышан голос народа, потому что они там все решают сами.

Свободная Европа: А какие проблемы следует вынести на этот референдуме?

– Миллиард не следует перекладывать на плечи народа. И было бы лучше, чтобы число депутатов стало меньше.

Свободная Европа: Кроме того, речь идет о наделении господина Додона полномочиями распускать парламент.

– Мы — парламентская республика. И не хорошо, что между президентом и парламентом есть разногласия, что они не могут ни о чем договориться.

Свободная Европа: Также речь идет о включении вопроса об изменении школьного курса истории, о замене истории румын историей Молдовы.

– История Молдовы в любом случае является составной частью истории Румынии. Изучая историю Молдовы, мы все-равно будем изучать и историю Румынии.

– Не обязательно проводить референдум и тратить столько денег. Страна и так бедная. Есть специалисты, которые способны решить все это и без референдума. Изучать ли историю Молдовы или нет должны решать специалисты, а не Додон.

Свободная Европа: Он хочет, чтобы у него были полномочия распускать парламент.

– Достаточно тех полномочий, которые у него уже есть.

Свободная Европа: Что делать, чтобы вернуть людям веру?

– Что делать? Выйти всем на площадь и требовать своих прав.

Свободная Европа: 101 депутат — этого достаточно или лучше сократить?

– Их нужно сократить до 71. Заставить их работать для народа, а не для себя.

Свободная Европа: Как это сделать?

– Требовать от них ответа. Мы должны выйти на площадь и продемонстрировать свое недовольство.

Свободная Европа: Когда они приезжают за вашими голосами, вы спрашиваете их — что они реально сделали, чтобы им можно было верить?

– Мы можем вот так собрать всех президентов и депутатов и спросить: «Что вы сделали для этой страны, для этого народа? Все хуже, хуже и хуже». Какие законы они принимают? Они делают это только в свою пользу. Я бы попросил господина Додона не проводить сейчас референдум, а собрать всех и призвать их к ответу, чтобы узнать всё о краже миллиарда. Об этом говорят уже последние два года, а сейчас они хотят переключить внимание на другое. А коррупция?

Свободная Европа: Игорь Додон говорит о том, чтобы бремя миллиарда не перекладывалось на плечи граждан.

– А он не знает, что этого не следует делать?! Ведь есть отвечающие за это органы правопорядка, которые сами должны решить этот вопрос, а не народ. Он должен посадить всех за стол и спросить: где миллиард? Разве он до сих пор не знал, где миллиард? Это прекрасно известно! Они не хотят. Они его украли и должны ответить.

Свободная Европа: Президент настаивает на проведении в сентябре референдума с тем, чтобы узнать ваше мнение по четырем вопросам. Вы об этом слышали?

– Я знаю об этих проблемах. Не нужен такой референдум, потому что в нем нет никакого смысла. При нашей бедности не стоит тратить еще 70 миллионов леев. Лучше инвестировали бы их в благополучие нашего народа или в другие срочные дела.

– Дожить бы сначала до осени. Нынешняя власть помогла проголосовать за Додона. Вот их об этом и спрашиваете.

Свободная Европа: Вы знаете, какие вопросы президент хочет вынести на ваш суд?

– Знаем. Говорим мы или нет, они всегда будут делать, что хотят, и все.

Свободная Европа: Он хочет получить полномочия для роспуска парламента. Хочет, чтобы миллиардный долг не оплачивали граждане, еще — сократить количество депутатов со 101 до 71. И хочет заменить историю румын историей Молдовы.

– Вопросы хорошие, когда вы говорите о них нам, народу. Но что они сделают? Что скрывается за этими предложениями? За этим что-то стоит, чтобы люди не могли разобраться.

Свободная Европа: Вы слышали о референдуме?

– Слышали, но не знаем, что делать.

Свободная Европа: А почему не знаете?

– Потому что люди сбиты с толку. Люди не знают, что сегодня делать.

Свободная Европа: А кто сбил людей с толку?

– Весь политический класс. Что хорошего они нам сделали, если мы стоим на обочине с протянутой рукой, пока заработаем хоть один лей?!

Свободная Европа: Вы слышали о референдуме, который вероятно пройдет осенью?

– Слышали, но нам некогда этим заниматься. У нас дел невпроворот.

Свободная Европа: Но вы должны будете принять участие, высказать ваше мнение.

– Бог знает, как мы до тех пор доживем.

Свободная Европа: До осени еще несколько месяцев.

– До завтра еще долго. Посмотрим, что выйдет. А сколько обещаний сделал господин Додон, когда шел на выборы? Он знал, куда он идет. Он был в парламенте, работал там, знал, куда идет. Зачем он обещал людям?! А когда стал президентом, ничего не делает! Он знал законы, знал, что парламент управляет страной. Зачем он тогда обещал?! Не нужно было обещать!

Свободная Европа: Вы пойдете на референдум?

– Да.

Свободная Европа: А вы знаете, какие вопросы будут на референдуме?

– Не знаю.

Свободная Европа: Вы слышали о референдуме, который собирается провести в сентябре Игорь Додон?

– Да, слышал.

Свободная Европа: Как вы к этому относитесь?

– Плохо. Он не думает головой! Людям не на что жить, а мы еще должны тратить деньги на референдум?!

Свободная Европа: Вы знаете, какие проблемы он собирается вынести на суд граждан?

– Да.

Свободная Европа: Поменять историю румын на историю Молдовы.

– Да. Нам пока что не мешает язык, на котором мы говорим. Есть и другие проблемы.

Свободная Европа: Еще он хочет полномочий, чтобы распустить парламент.

– У него их и так слишком много. Что ему делать без своих полномочий? Мы должны дружить с Россией.

– Нам нужен не румынский, а молдавский язык. Пусть останется, как было.

– Это один и тот же язык.

– У меня была пятерка по молдавскому языку. Сейчас есть слова, которые я не понимаю. Три славянские республики, и в каждой свой язык и своя культура. Почему у нас не может быть молдавского языка, а чтобы обязательно был румынский?

– Румынский есть румынский.

– Пусть у них будет румынский, а у нас должен быть молдавский. Вместо того чтобы сказать: «Du-te şi adu o cană de apă», я должен сказать: «Du-te şi adu o cană din puţ»? Так? Оставьте меня в покое.

Свободная Европа: Скажите, вы слышали о намерении провести осенью референдум? Президент хочет, чтобы вы высказали свое мнение по четырем вопросам.

– Да, это нужно. Мы поддерживаем президента, а все остальные – мошенники.

Свободная Европа: Вы слышали о референдуме, который пройдет в сентябре — на этом настаивает господин Додон?

– Да. Он – президент, он – хозяин в этой стране. Но все на него давят.

Свободная Европа: Кто на него давит?

– И Филип, и Плахотнюк, и вся мафия. Зачем же его выбрали президентом? Я каждый день смотрю телевизор и считаю, что четыре вопроса, которые он вынес на референдум очень правильные: история Молдовы, роспуск парламента… И что еще?

Свободная Европа: Еще он хочет сократить количество депутатов со 101 до 71.

– А кому нужен 101 депутат?

– Достаточно только министров, без депутатов.

Свободная Европа: Кроме того, он хочет вынести на ваш суд вопрос о том, чтобы бремя миллиарда не перекладывали на плечи граждан.

– Василе крадет, а Георге платит. Так выходит.

– Кто украл, и кто должен возвращать! Предложения господина Додона очень правильные: миллиард, история, парламент и число депутатов. Все очень правильно.

– Выход из ситуации – это только выход на протесты. Все последние 25 лет мы только страдали.

– Страдаем с 1812 года.

Свободная Европа: На выборах решается судьба Молдовы, судьба властей страны. Голосуя, вы отдается свой голос в пользу лучших из лучших.

– Да, конечно.

– Люди сбиты с толку, не читают, не знают исторической правды.

– Многое фальсифицируется. Нас используют только на выборах, а они делают, что им нужно, они решают вопросы. А мы ведем себя как овцы.

*

Оппоненты президента Додона обращают внимание на чрезмерные затраты, связанные с организацией референдума и задаются вопросом о конституционности плебисцита. Депутаты-либералы обратились в Конституционный суд, пытаясь помешать планам главы государства по организации консультационного референдума, который они считают неконституционным и бесполезным. Лидер либералов Михай Гимпу уточнил, что суд попросили приостановить действие президентского указа от 28 марта до фактического прояснения ситуации.

Гражданский активист Валериу Паша считает, что референдум, предложенный Игорем Додоном, не более чем его совместная игра с Владом Плахотнюком, и что у главы государства достаточно полномочий, чтобы выполнить часть обещаний, данных гражданам.

Валериу Паша: Игорь Додон может сделать многое из того, что обещал в предвыборной кампании. Но из инициативы провести референдум видно, что его цель заключается в том, чтобы он и его соратники по Партии социалистов находились в центре внимания публики. Им нужны мероприятия, чтобы поддерживать связь с гражданами, чтобы о них писали в прессе. И, главное, им нужно на что-то тратить деньги. Потому что Партия социалистов — очень громоздкий механизм, в котором много людей, которые, возможно, и являются сторонниками каких-то идей и взглядов, но в первую очередь держатся на деньгах. Все активисты социалистов, начиная с депутатов, руководителей парторганизаций, и заканчивая сельскими активистами, держаться на том, что получают — не знаю, насколько официально — зарплаты. Они получают вознаграждение за то, что работают во благо партии.

Свободная Европа: Спустя некоторое время после того как президент подписал указ о проведении референдума, депутаты Либеральной партии обратились в Конституционный суд. Между тем, указ был опубликован в «Официальном мониторе», и Конституционный суд должен будет вынести свой вердикт.

Валериу Паша: Конституционный суд может рассмотреть заявление в течение полугода. Думаю, что он сделает это быстрее. Сейчас очень сложно предсказать, как выскажется Конституционный суд, учитывая, что в Молдове этот орган лишен самостоятельности и, как и все молдавское правосудие, политически зависим. Первый пункт этого указа касается отмены закона, посредством которого украденный миллиард превратился в долг. В то же время, молдавское законодательство, даже Конституция Молдовы, указывает, что на референдум нельзя выносить вопросы, касающиеся бюджета. Закон, посредством которого правительство обязалось в течение 25 лет поэтапно вернуть гарантии, предоставленные Национальным банком, предполагает ежегодные затраты в сотни миллионов леев. Соответственно, этот вопрос касается бюджетных расходов. То есть, у Конституционного суда здесь достаточно возможностей для интерпретации конституционности референдума по такому вопросу.

Свободная Европа: О расширении полномочий президента большая часть наблюдателей и экспертов говорят, что Игорь Додон прекрасно знал, каковы будут его полномочия, когда ввязался в борьбу за президентский мандат.

Валериу Паша: Все верно. Согласно тому же Кодексу о выборах, в случае референдума вопросы следует формулировать предельно четко, в то время как в указе просто говорится о предоставлении президенту права распускать парламент. Но президент вправе распускать парламент лишь в определенных условиях. И там не указано, что для этого необходимы совершенно новые условия. Что это значит? Право президента распускать парламент на свое усмотрение, когда ему это вздумается? Это не совсем нормально. Это практически означает, что мы переходим к президентской республике.

Свободная Европа: Хотя в Молдове парламентская форма правления.

Валериу Паша: Да, чисто парламентская. Сейчас Конституционный суд может высказаться по поводу того, что этот вопрос не был сформулирован достаточно ясно, что это размытая формулировка, и снять этот вопрос с референдума.

Свободная Европа: А вопрос о сокращении числа депутатов со 101 до 71?

Валериу Паша: Формулировка достаточно четкая, и здесь наш Конституционный суд, — который даже небольшую трещину может расширить до размеров автомагистрали, — мог бы толковать так, что это было бы целесообразно и провести этот вопрос через референдум. В том смысле, что будет четко, по пунктам, сформулировано предложение об изменении законодательства Молдовы для перехода к новому составу парламента из 71 депутата.

Свободная Европа: Эта идея есть и в инициативе демократов по изменению избирательной системы Молдовы.

Валериу Паша: И все-таки, в проекте закона демократов указан 101 депутат. Хотя там же говорится, что в Приднестровье не будет одномандатных округов. Вообще, этот довольно случайный и непрофессиональный подход к основам функционирования политической системы Молдовы — и в случае господина Додона, и в случае демократов, и в других случаях, у нас было достаточно инициатив господина Гимпу — это, как говорят в народе — «не знать, на что нарываться». Не так проводят реформу политической системы. Все это следует хорошо обдумать, подготовиться, разработать план внедрения и четкой оценки результатов.

Свободная Европа: По профессии вы историк. С помощью четвертого вопроса президент хочет узнать мнение граждан об изменения школьной дисциплины истории румын на историю Молдовы.

Валериу Паша: Может оказаться, что из всего списка Конституционный суд оставит только один вопрос, связанный с изучением истории Молдовы. Это, безусловно, устроит парламентское большинство и конкретно господина Плахотнюка, чтобы переключить общественное мнение с вопросов по действительно важным темам к псевдодискуссиям. Только представьте себе, что и как будет происходить в течение нескольких месяцев предвыборной кампании, а также после референдума? То есть, речь идет о нелепости. Просто нелепо, чтобы политики решали, какую историю следует изучать в школе.

Свободная Европа: Сразу же после публикации указа президента о проведении референдума, премьер-министр Павел Филип заявил, что в госбюджете не предусмотрено денег на проведение плебисцита, затраты на который могут достичь 75 миллионов леев. Спикер Андриан Канду сказал, что цель Игоря Додона — лишь предвыборная кампания.

Валериу Паша: Молдавские политики каждый день проводят предвыборную кампанию. В данном случае господин Канду своего рода капитан. Что касается заявления премьера, то для человека его уровня это несерьезно. Существует довольно четкое законодательство, в котором говорится, что у президента есть право проводить референдум. И тогда не обсуждается проблема денег, так как они в любом случае выделяются. То есть, дело не в том, что мы не можем организовать референдум, поскольку в стране нет чрезвычайного положения или чего-то еще. Да, это абсолютно бесполезные расходы, об этом даже речи быть не может. Если бы премьер сказал: «Давайте не будем напрасно тратить деньги на референдумы», все было бы иначе. А если он говорит, что в бюджете нет денег, то это уже премьер-министру не к лицу.

Свободная Европа: Игорь Додон ответил, что он сам найдет деньги.

Валериу Паша: Да, Игорь Додон вообще «мастер на все руки». Он и здание администрации президента обещал отремонтировать на какие-то деньги. Может, деньги, которые он получает со счетов на Багамах, и которые он тратит на партию, телеканалы и другие вещи, пойдут и на проведение референдума. Почему бы и нет? Почему деньги должны уходить только из Молдовы в офшоры? Вот пример того, как деньги идут в страну из офшоров. И идут они на довольно понятные вещи.

Свободная Европа: В Оргееве многие граждане не особо рады референдуму, по их словам, вместо того, чтобы направить деньги на другие более важные сферы, их потратят напрасно. Что будет, если люди не придут голосовать?

Валериу Паша: Будет потеряно время, деньги и энергия. Скорее всего, так и произойдет. И мне кажется, что Додон этого и добивается — референдума, который будет объявлен недействительным, чтобы можно было сказать: «Я пытался, но у меня нет рычагов влияния». Игорь Додон относится к плеяде политиков, главным представителем которой является Михай Гимпу — он, исполняя обязанности президента и на других постах, все время жаловался, что ему не хватает рычагов влияния, обманывая тем самым избирателей. И самым красноречивым примером является Дорин Киртоакэ, который уже десять лет стоит во главе столицы, и постоянно жалуется, что ему кто-то мешает, то правительство, то муниципальный совет что-то не принимает, то у него недостаточно рычагов и полномочий. И так все десять лет. В действительности, он занимался всем, чем угодно, только не выполнением своих предвыборных обещаний, имея в своем распоряжении множество возможностей. Мы видим, как Игорь Додон стремительно движется по пути, уже протоптанному Дорином Киртоакэ — политиком, который строит из себя жертву и все повторяет, что ему чего-то не хватает, что он не может что-то сделать. Пусть делает то, что он может сделать в пределах действующего законодательства. Когда он боролся за пост мэра, он осознавал, каковы будут его полномочия, что он сможет сделать, и что не сможет. При этом в нынешнем законодательстве есть еще очень много возможностей. Если президент действительно предан своим избирателям и национальным интересам, то в ситуации практически захваченного государства, он мог бы более эффективно бороться за освобождение этого государства по сравнению с тем, как это делает Игорь Додон. В действительности, за действиями Додона стоит игра Влада Плахотнюка, с которым он заключил партнерские отношения. Не знаю, на чем они основаны, но это партнерство очень заметно. И если в итоге референдум пройдет только по вопросу количества депутатов или изучения истории, хотя, мне кажется, что останется только последний вопрос, то результатом этого станет лишь значительная помощь Додона в дальнейшее сохранение власти Плахотнюка, сохранение искусственного раскола общества по надуманным проблемам.

Свободная Европа: В конце концов, этот референдум носит консультативный характер. Президенту прекрасно известно, что такое консультативный и законодательный референдум. Если он все-таки будет организован, его результаты должен будет одобрить парламент.

Валериу Паша: И да, и нет. Законодательство Молдовы, Конституция говорят о том, что если этот консультативный референдум будет признан действительным, то по своей силе он практически равен законодательному референдуму. Понятно, что проект закона не принимается напрямую через референдум. Но если это законодательный референдум, и на него пришло минимальное количество — одна треть — граждан, причем большинство проголосовало за принятие предложенного законопроекта, то он вступает в силу. В случае консультативного референдума есть еще один этап, когда ответственные за это государственные органы обязаны обеспечить имплементацию результатов после их одобрения Конституционным судом.

Свободная Европа: Учитываются только результаты.

Валериу Паша: В этом смысле очень важны Кодекс о выборах и Конституция. Другое дело, что у нас такой Конституционный суд, какой есть, который может дать толкование, какое придет им в голову. И даже то, какое они будут вынуждены дать. Они могли бы заявить, что исполнение решений не является обязательным или дать их толкование. Нормальным образом, результаты консультативного референдума должны быть реализованы в духе народного решения. Потому что это способ выражения народной воли и, соответственно, суверенитета, который принадлежит народу и его представителям в государственных структурах. Таким образом, консультативный референдум обладает достаточно большой юридической силой. Другое дело, что Конституционный суд во главе с господином Тэнасе может дать ему такое толкование, что даже трудно представить.

Свободная Европа: И все-таки референдум, который был инициирован главой государства, принесет ему же пользу или нет?

Валериу Паша: Безусловно, принесет. Он занят. Это станет для него важным оправданием. С одной стороны, это создает повод для того, чтобы оставаться занятым. Игорь Додон — это такой тип политика, которому нужна постоянная избирательная компания по различным темам, желательно как можно более несущественным и неважным, чтобы не давать электорату опомниться и начать думать более рационально. Потому что в таком случае политик Додон лопнет как мыльный пузырь.

Свободная Европа: Почему гражданское общество до сих пор никак не отреагировало?

Валериу Паша: Вообще, эта инициатива настолько нелепа, что даже не знаешь, стоит ли к ней относиться серьезно. Кроме того, в повестке дня есть более насущные проблемы. И главным вопросом является попытка нынешней власти, Плахотнюка, изуродовать избирательную систему, ввести полную смуту в избирательное законодательство, чтобы мы забыли о том, что такое более или менее адекватная и корректная конкуренция на следующих выборах. Вот серьезная проблема, о которой стоит поговорить, а не то, какую историю следует изучать в школе. Лучше поговорить о том, как в школах преподается история. И, вообще, о качестве школьных программ по всем предметам, о том, с какими знаниями и навыками ученики оканчивают школу, а не о том, как называются и преподаются изучаемые предметы.

XS
SM
MD
LG