Linkuri accesibilitate

Гибридная любовь. Как в украинской провинции снимали российские телефейки


Дарья Мастикашева и Сергей Соколов признаются друг другу в любви в фильме "Гибридная история"

Журналист Сергей Лойко снял документальный четырехсерийный фильм-расследование, в котором посредством фактов показывается, как устроена российская машина пропаганды. Вот кадр из фильма: в программе "Пусть говорят", когда ее ведущим был Андрей Малахов, демонстрируется интервью с брутальным киллером. Впоследствии оказывается, что это безработный житель украинского провинциального городка Каменское, согласившийся за скромное вознаграждение сыграть роль исполнителя убийства уехавшего на Украину депутата Госдумы Дениса Вороненкова.

Автор этого и других проанализированных в фильме фейков –​ Сергей Соколов, сам себя называющий сотрудником службы информационной безопасности Бориса Березовского. До недавно состоявшегося ареста, в том числе и в связи с описанными в фильме событиями, Соколов был экспертом российского федерального информационного центра "Аналитика и безопасность".

Фильм "Гибридная история", начинается с любовной линии. Сергей Соколов влюбляется в трехкратную чемпионку Украины по тхэквондо, жительницу Каменского Дарью Мастикашеву – после того, как она начинает работать в созданной им на Украине спортивной организации. Главная героиня этой истории вскоре оказывается в тюрьме, ей грозит до 15 лет лишения свободы по статье "Государственная измена", а ее арест происходит после того, как она, вместе со своим знакомым Александром Каратаем, участвует в создании очередного информационного фейка, напоминающего скорее операцию спецслужб.

По сценарию, предположительно написанному заранее, трое украинских военных, участвовавших в военной операции в Донбассе, отправляются в Москву якобы на заработки. В действительности один из них, Юрий Бондарь, снимает на видео здания Ленинградского вокзала, аэропорта Домодедово, станцию метро "Комсомольская" а также время от времени совершает звонки по телефону, озвучивая написанные для него на бумаге диалоги. На другом конце ему отвечает, возможно, нанятый Мастикашевой человек, также читающий ответы по бумажке. Двое других ветеранов украинской военной операции, поехавшие с Бондарем в Россию, уже на следующий день заподозрили неладное и решили уехать со снятой для них в Подмосковье квартиры домой. Вернувшись на Украину, они рассказали о случившемся, после чего были возбуждены уголовные дела против Мастикашевой, Каратая и Соколова, которые и в России, и на Украине ныне ожидают суда. Но если на момент съемок фильма и Мастикашева, и Каратай уже находились за решеткой, то Соколов еще был на свободе. Удивительно, но со всеми участниками этой истории, а также с многочисленными героями фейковых расследований Соколова, показанных по российским телеканалам, журналисту Сергею Лойко удалось встретиться и поговорить.

В фильме "Гибридная история" вы высказываете предположение, что это была операция российских спецслужб для того, чтобы повлиять на внутреннюю обстановку на Украине. Ведь нанятые якобы для работы на московской стройке украинские военные должны были инсценировать теракты в России.

– На самом деле я этого не говорю. Я просто говорю, что Соколов, возможно, был связан с российскими спецслужбами. Потому что если бы он не был с ними связан, то все остальное объяснить невозможно. Он что, этим занимался ради спортивного интереса? Если там участвовали такие гигантские деньги, о которых он говорит, кто их ему платил? Перед тем, как я начал изучать историю трех участников АТО, я решил проверить, что мне сказал Соколов. А он мне сказал, и адвокат сказал то же самое, что СБУ преследует его за несколько расследований, проведенных им в Украине. И поскольку Соколова достать не могли, то взяли в заложницы его гражданскую жену Дарью Мастикашеву, с которой он в том числе занимался развитием спорта в Украине. Я решил, что проверю эти расследования, которые он проводил, – про лагерь террористов, про то, что "Боинг" (Малайзийских авиалиний, сбитый над донбасским селом Грабово 17 июля 2014 года. –​ РС) был взорван взрывчаткой, которая была заложена на его борт в аэропорту Амстердама, и про то, что Дениса Вороненкова, беглого российского депутата, убили в Киеве гангстеры при участии СБУ. Все эти истории и все выводы, которые сделал Соколов во всех трех случаях, были основаны на фейках, состряпанных за пять копеек на коленке какими-то чуть ли не бомжами, безработными не в очень маленьком, но достаточно провинциальном украинском городке Каменское, где Соколов и сделал свою базу, "развил", как он говорил, "свою агентурную сеть". В расследованиях Соколова участвовал также Руслан Мильченко (до ареста – глава российского федерального информационного центра "Аналитика и безопасность".РС). Все эти расследования даже внешне, даже если бы я ничего не узнал, были абсолютная туфта. Это интервью с киллером, эта какая-то запись с башни наблюдения… (сделанная после крушения "Боинга" Малайзийских авиалиний. – РС). Какая башня наблюдения у военных?! Какой диспетчер?! У них прямой канал! Что это туфта, было ясно даже без моих расследований. Но я нашел всех людей, которые в этом участвовали. Тогда я понял, что Соколов занимался не спортивными делами со своей гражданской женой, бывшей чемпионкой по тхэквондо, а занимался созданием этих многослойных фейков. Что меня еще удивило, что Соколов с этими фейками, с результатами всех этих "расследований", вместе с Русланом Мильченко с одного канала бегал на другой, они попадали в самые престижные программы на самых топовых российских телеканалах. Попробуйте с такой туфтой – с интервью киллера, "двухметровой машиной для убийства" – попасть в программу Малахова "Пусть говорят". Малахов не самый умный человек в России, но он не идиот.

– Помимо, скажем так, шпионской линии и помимо предположений о том, что за Сергеем Соколовым и за всей этой машинерией по созданию фейковых новостей стоят спецслужбы, есть еще и вторая версия, которая, может быть, тоже имеет право на существование: можно предположить, что Сергей Соколов это эдакий Остап Бендер? Что он выдумывал фейки, чтобы просто машина пропаганды могла иметь какие-то фейковые, но тем не менее, кажущиеся некоторым людям правдивыми новости и яркие телешоу, которые делает в числе прочих Малахов? Может быть, телеканалы платили огромные деньги Сергею Соколову именно для того, чтобы он создавал картинку?

– Я думаю, что это было бы вполне возможно, если бы не было московской экспедиции трех участников АТО, которая совершенно четко выбивается действиями и фактурой из ряда этих фейковых новостей. Это была не новость. Я видел паспорта этих людей: в них стоят даты въезда и выезда. Я это проверил: они ездили в Москву. Они остановились на съемной квартире, которую для них снимал Александр Каратай, и я нашел эту квартиру. По их словам, ее сдавали им какие-то странные кавказцы. Я поговорил с этими "странными кавказцами" через домофон. Акцент я спутать не могу. При этом все трое рассказали, что у них переписывали паспорта: их имена, фамилии. Перед тем как они уезжали, Каратай делал фотографии их удостоверений участников боевых действий. Это было безумно странно. Затем, когда они уезжали, Мастикашева, которая заплатила им аванс по 100 долларов, и они это подтвердили, снимала их отъезд на видео. В Москве Бондарь, который до этого участвовал в одном из фейков, снимал аэропорт Домодедово, Ленинградский вокзал и станцию метро "Комсомольская". Три или четыре раза в день он разговаривал по телефону, читая текст по ролям. Из текста было ясно, что это какая-то оперативная группа, которая прибыла в Москву для диверсии. После Москвы они должны были по плану, который был в этих инструкциях, поехать в Курчатов, где находится Курская атомная электростанция. Потом они должны были поехать в Тольятти, где находится химический комбинат азотных удобрений. Представляете взрыв на таком комбинате? Они должны были еще в Обнинск ехать – это атомный город. Они выполнили полностью первый день программы, а когда Бондарь вернулся и лег спать, положив свои инструкции на стол, ребята их прочитали. Они не идиоты, они поняли, в чем дело. Они чуть не избили Бондаря и ночью пошли вроде бы погулять по Москве, но пришли в квартиру к знакомому одного из них, и уже оттуда утром на BlaBlaCar вернулись в Украину.

Три участника АТО, отправившиеся в Россию, – кадр из фильма Сергея Лойко
Три участника АТО, отправившиеся в Россию, – кадр из фильма Сергея Лойко

​Самое слабое место этой истории в том, что если бы это с самого начала была операция ФСБ, то тогда на границе должен был быть сторожок, и их не должны были выпустить. Но я ничего не исключаю. Из многих вещей, происходивших раньше, торчат рога, уши и хвост. Помните историю с сахаром, который был на гексогене в подвале жилого дома в Рязани, – после того как были взорваны четыре дома: два в Москве, один в Буйнакске и один в Волгодонске? Я был в Рязани. Я тогда был переводчиком газеты "Лос-Анджелес таймс" и приехал туда буквально на следующий день с Морой Рейнольдс, американской журналисткой. Мы встретились с человеком, который нашел взрывчатку, – его звали Картофельников, это житель этого дома, – и с милиционером, который по вызову Картофельникова эту взрывчатку обнаружил. Милиционер (я не помню его имени) сказал нам тогда, что он в 1995–1996 году служил в Чечне как взрывотехник и он не сомневается, что в мешках был гексоген. Но было объявлено, что это учения, – после того, как два агента ФСБ были арестованы местными спецслужбами.

Мне не очень понятно, зачем было Соколову, который творил только фейки, делать эту всю многослойную историю? Я нашел водителя Каратая в Каменском, который вместе с Мастикашевой три раза в день приезжал на снятую ей квартиру (и хозяйка подтвердила мне, что Мастикашева ее сняла). Водитель отвечал по телефону Бондарю и зачитывал свои инструкции. Когда я ему показал текст и прочитал одно предложение, он мне практически на память прочитал другое. Эти инструкции не были придуманы СБУ. Они реально существовали. У нанятых украинских военных в сумках, которые им выдал в Днепропетровске Каратай, были инструменты, спецодежда, но на дне каждой сумки лежал сложенный новенький рюкзак военного образца.

Представьте, что происходит, скажем, взрыв в московском метро. После этого тут же арестовываются три украинца, или их убивают при сопротивлении. Потом мы видим все эти доказательства, а доказательства не косвенные, а прямые: их телефонные разговоры, они квартиру сняли, там их имена, они ветераны АТО. А в их сумках – черт его знает, может быть, там остатки гексогена были или какого-то тротила – рюкзаки военного образца. Я не понимаю, зачем Соколову нужно было это делать: чтобы эту штуку представить в программе Малахова?

– Но при этом его и Руслана Мильченко арестовали.

Соколов был связан с российскими спецслужбами, потому что иначе нет ответа, на кого он работал

– Я сначала не мог понять, зачем Соколов согласился дать мне интервью. А потом я понял. Он знал, что я буду брать интервью у Грицака (глава Службы безопасности Украины.РС). Я ему сказал, что мы у всех возьмем интервью, если нам дадут. И он спросил меня: что он должен сделать, чтобы спасти свою возлюбленную, что от него хотят, при каком условии они ее выпустят? И Грицак тогда (это есть в интервью) сказал, что если Соколов приедет в Украину, сдастся властям, все расскажет, как было на самом деле, то тогда Мастикашевой переквалифицируют статью на более мягкую. У меня есть такое ощущение, что Соколов над этим думал. В любом случае, поскольку это все вскрылось, либо российские спецслужбы их разоблачили при помощи украинских спецслужб и арестовали, либо российские спецслужбы арестовали их, чтобы показать всему миру, что они к этой вскрывшейся истории никакого отношения не имеют, то есть умыли руки.

– Ваш фильм основан на фактах, но тем не менее, он отчасти дает интерпретацию событий именно такую, какой ее видят украинские спецслужбы. Глава СБУ Василий Грицак вам в интервью так и сказал, что они предполагают, что все это было задумано для того, чтобы создать casus belli.

– Мой фильм обвинить в пропаганде невозможно. Потому что, например, когда я спрашиваю Грицака: "Откуда у нее фингал под глазом?", он говорит, что кто-то ей раньше поставил, но я-то понимаю, что это не так. Я говорю: "Ну, хорошо, допустим, так оно и было". Или, когда я ему говорю: "Ну, как они границу прошли?", он говорит: "Ну, просто бардак". Вы видели мою реакцию на то, когда он сказал "бардак".

Я не выполнял их план. Если бы у меня была какая-то заказная история, то в ней бы не был ни Соколов, ни возможно Мастикашева. Они не могли заставить Мастикашеву говорить со мной. То, без чего не состоялся бы фильм как объективное расследование, – интервью Соколова. Он находился в России. Заставить его дать мне интервью никакой Грицак не мог. Я же не в суде нахожусь. Я сделал фильм, где предоставил слово всем. Мне кажется, что фильм этот достаточно объективный. Я провел настолько объективное расследование, насколько это возможно. И я не собрал прямых улик против Соколова, но косвенных доказательств чего-то у меня в истории полным-полно. И мне кажется, что Соколов был связан с российскими спецслужбами, потому что иначе нет ответа, на кого он работал, почему он мне врал, почему он все время публично рассказывал, сколько денег он за то и за другое заплатил, почему был арестован вместе с ним Мильченко.

Афиша фильма "Гибридная история": премьера состоялась на украинском телеканале "Прямой"
Афиша фильма "Гибридная история": премьера состоялась на украинском телеканале "Прямой"

– Посмотрев ваш фильм, складывается впечатление, что помимо войны на передовой, где существует линия соприкосновения в Донбассе, существует и война спецслужб.

– Я думаю, конечно, так должно происходить, потому что идет гибридная война, а это часть гибридной войны. Было бы странно, если бы в Украине не было бы агентов российских спецслужб, а в России, я думаю, было бы странно, если бы не было сейчас агентов украинских спецслужб, хотя это труднее осуществить, чем первое, потому что Украина, насколько я понимаю, не готовилась к войне.

– Можно воспользоваться логикой вашего фильма и спроецировать ее на дела, которые сейчас ведет ФСБ в отношении украинских граждан, например, дело крымских диверсантов. Это украинцы, причем среди них есть человек, который служил в АТО, –​ это Евгений Панов. Он сейчас содержится в Крымском СИЗО, ждет приговора. Он вместе с другими людьми был арестован на территории Крыма. Причем родственники до сих пор не знают, как он вообще туда попал. Это тоже могла быть какая-то спецоперация?

– Я не вижу смысла для украинцев осуществлять диверсионную работу в России, потому что это может спровоцировать совершенно страшные вещи. Украине эта война не нужна. Украина обороняется. Украина делает все, чтобы не спровоцировать Россию на очередное осложнение отношений в военном смысле.

– Учитывая это обстоятельство, тем не менее, участники описанной вами истории, украинцы, воевавшие в Донбассе, изначально согласились поехать в Россию зарабатывать деньги. Я думаю, что таких людей много.

– Таких очень много. Я летаю раз в два или три месяца в Москву и обратно, и самолеты под завязку забиты молодыми людьми, большинство из которых едут в Россию на заработки. Летом, весной и осенью места в поезде надо заранее заказывать. По официальным данным, около 5 миллионов украинцев посетили Россию в прошлом году, из них большинство – это рабочие руки.

– Вы считаете, что это тоже часть гибридной войны? Ведь Украина и Россия, официально не объявив, что они находятся в состоянии войны, позволяют, чтобы такие контакты продолжались.

Основным инструментом проведения внешней политики России является непрекращающаяся гибридная война

– Это одна из особенностей этой войны. Вроде бы ее нет, но она – есть. Гибридность этой войны многогранна, начиная с мотивов. Ясно, что Путину и Кремлю нигде не нужна крупномасштабная война, но нужна война отвлекающая, как в романе Оруэлла "1984", для внутреннего потребления. Чтобы люди не думали о том, почему они так бедно живут, почему Шувалов строит себе дворцы по всему миру, почему все окружение Путина, все его друзья из кооператива "Озеро", все его родственники стали долларовыми миллиардерами, почему господин Сечин, который является государственным служащим, работает в государственной компании "Газпром", получает 6 миллионов рублей в день. Чтобы люди об этом не задумывались, нужно им объяснить, что идет тяжелая идеологическая борьба с Западом, которая стягивает кольцо антироссийской направленности вокруг России, что все, что происходит вокруг России, – это козни Запада. Это риторика холодной войны, она нужна Кремлю для отвлечения.

Кроме того, война в Украине, которая сейчас продолжается в тлеющем варианте, так и будет продолжаться, потому что она нужна Кремлю для того, чтобы Украина потихонечку истекала кровью и не могла действенно проводить реформы, чтобы для внутренней ситуации в Украине оккупация Крыма и части Донбасса были раздражающим фактором. Чтобы население России видело, что если они когда-нибудь начнут повторять что-то похожее на Майдан, то они так же плохо будут жить.

Другая часть гибридной войны – это гибридная война против всего мира. Это те самые фейковые новости, это фейковые news organizations (службы новостей. РС), которые разбросаны по всему миру и лоббируют интересы России. Вмешательство в выборы в США, вмешательство в выборы во Франции, в Европе – это все часть этой гибридной войны. И поле боя этой гибридной войны – весь мир! Просто сегодня "горячие" места этой гибридной войны – Сирия и Донбасс. Путин – человек войны. Для него война – это инструмент решения политических задач. Основным инструментом проведения внешней политики России является непрекращающаяся гибридная война.

Opinia dvs.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG