Linkuri accesibilitate

«В выходные похоронили 15-го». Знакомые бойцов «ЧВК Вагнера» — об их гибели в Сирии


Бойцы "Сирийских демократических сил"

Гибель россиян, воюющих в составе так называемой "ЧВК Вагнера", при неудачной попытке наступления на позиции арабско-курдских "Сирийских демократических сил" в районе сирийского города Дейр-эз-Зор, на восточном берегу реки Евфрат, уже вторую неделю не сходит со страниц мировых СМИ. Число погибших в разных источниках по-прежнему сильно разнится – от десятков до сотен человек. Официально Россия по-прежнему не признает гибели своих граждан: лишь в заявлении представителя МИДа Марии Захаровой расплывчато говорится о "возможной гибели пятерых россиян".

Корреспондент Радио Свобода встретилась с казаком, навещавшим в госпитале раненых бойцов "ЧВК Вагнера", и расспросила его об обстоятельствах боя 7 февраля, о том, где и за чей счет лечат раненых в нем, а также о путях, которыми бойцы вагнеровцев попадают из Донбасса в Сирию.

– Мой друг, вернувшийся "трехсотым" (раненым. – Прим. РС) с боевых столкновений в Сирии, с которым я встретился в Химкинской больнице (Химкинский центральный военный госпиталь. – Прим. РС), поведал мне довольно удручающую историю, – рассказывает Евгений Шабаев, атаман казачьего общества "Ховрино", который в химкинском госпитале лично видел восьмерых раненых в бою около деревни Хишам, недалеко от города Дейр-эз-Зор. – Наши "ЧВКшники Вагнера", а точнее пятое и второе его отделение, попали под авиационный обстрел, можно сказать, что и дроны там работали, он не может это подтвердить, потому что была ночь, потом уже была зачистка вертолетами. Когда 550 человек попадает в пустыне ночью под обстрел, то много не выживет. По его словам, вышло живыми и невредимыми порядка двухсот человек, в каком состоянии оставшиеся – он сказать не может, но выжить там было крайне трудно. По одной простой причине: вертолетного сопровождения, так называемой эвакуации, не было никогда, поскольку у "ЧВК Вагнера" нет этих вертолетов. Исходя из всего этого и можно делать вывод о погибших. Жириновский утверждает, что более 300 человек, Виктор Алкснис говорит, что 334. Я считаю, что они близки к истине. У меня есть информация из разных источников и из разных регионов. Так вот, в прошедшие выходные похоронили уже 15-го из тех, кто погиб под тем обстрелом.

Казак Алексей Митин, погибший в Сирии
Казак Алексей Митин, погибший в Сирии

– Через сколько времени после обстрела забрали пострадавших?

– Этот вопрос очень тяжелый, поскольку подходило подкрепление, так называемый батальон "Весна": это донбасский батальон, который, к сожалению, получает зарплаты гораздо меньше, чем вагнеровцы, хотя и входит в аппарат ЧВК. Они тоже столкнулись с воздушным сопротивлением, уже не таким сильным, но все равно довольно-таки серьезным. В пустыне эвакуировать раненых очень тяжело, это не Афганистан и не Чечня. Поэтому когда точно их смогли эвакуировать, я не знаю, но в Россию они стали поступать 11–12 февраля, а сам обстрел был с 7-го на 8-е.

– Их забирали бортами Минобороны?

– Я не могу это утверждать, но думаю, да, потому что других бортов там не было.

– Сколько ваш друг пробыл в Сирии, пока его не ранили?

– Долго, больше сказать не могу. Там было уже пять "наборов" "ЧВК Вагнера". Это не первая командировка моего друга.

– Какие ранения у тех вагнеровцев, которых вы видели в Химкинском госпитале?

– Рваные раны живота, осколочные, минно-взрывные. Это тяжелые ранения, они нетранспортабельны. То, что их привезли, – это большой героизм наших медиков, им, конечно, большое спасибо. Поэтому мы и не называем никаких фамилий, по одной простой причине: их могут просто выкинуть из больницы, поскольку это госпиталь Минобороны, а ЧВК – любая ЧВК в России – запрещена законом. И еще один повод, почему я не говорю фамилии, потому что если их выгоняют из госпиталя Минобороны и они поступают к гражданским врачам, любой из них, вплоть до медсестры, обязан заявить в полицию и прокуратуру об огнестрельном и любом другом ранении. Соответственно, будет возбуждено уголовное дело. И люди будут сидеть в тюрьме.

– При этом, прекрасно зная о статье за наемничество, по которой им грозит до 15 лет лишения свободы, они все равно туда поехали...

Они поехали как контрактники на охрану нефтепровода Евгения Пригожина

– Самый главный повод, почему они туда едут, – здесь у них нет жизни, нет работы, нет ни социального, ни экономического статуса. Ни как у военнослужащих, имеющих определенный опыт, ни как у простых граждан. Они поехали как контрактники на охрану нефтепровода Евгения Пригожина, поскольку именно те "сакральные" нефтяные поля, которые под Пальмирой находятся, они и охраняли. Им было приказано взять очередной участок, так скажем, "бесхозных" полей. А потом оказалось, что они под контролем другой альтернативной бизнес-компании, которая довольно серьезно охраняет своих клиентов. Это частная американская компания (согласно официальным данным Минобороны США, нападение россиян и проасадовских сирийских группировок 7 февраля отражали бойцы "Сирийской свободной армии" и кадровые американские военные, а не "частники". – Прим. РС).

Но в чем отличие американских частных компаний? У них, по крайней мере, есть закон о ЧВК. Есть социальный регламент, ответственность. И каждый, любой боец ЧВК – это боец армии Соединенных Штатов, и они их защищают. Наши же – это бесправное мясо. Ветераны боевых действий у нас имеют "огромные" социальные гарантии в виде тысячи рублей в месяц, и больше ничего. У них отобрали право и на проживание в социальных учреждениях, и на квартиру, по этим вопросам мы судимся с российским государством уже более шести лет. И в этих условиях говорить о том, что государство примет закон о ЧВК, когда у них нет денег и нужно "держаться и терпеть"... я не уверен, что им это нужно, их вполне устраивает то, что сейчас происходит: "мясо пришло, мясо ушло..." Ну и к вопросу о наемничестве: мы все работаем ради денег, на любой работе. Это работа для ребят, которые не нашли другой работы здесь, в мирной жизни.

– Знаете ли вы случаи, когда родственникам погибших вагнеровцев не выплачивались "похоронные"?

Я слышал об одном случае, когда вагнеровец погиб, а его родственникам не заплатили часть денег

– Договоры, которые подписываются с наемниками, которые едут в Сирию, находятся вне правовых рамок и не имеют юридической силы в Российской Федерации. В случае ранения там прописана сумма до миллиона рублей и два миллиона в случае гибели. Распределяют эти суммы вербовщики, которые отправляют ребят в Сирию. С этими выплатами очень много проблем. Я слышал об одном случае, когда вагнеровец погиб, а его родственникам не заплатили часть денег, это было в Краснодарском крае.

– Большинство наемников в Сирии – это воевавшие в Донбассе?

Было совещание, где Бородаю поручили утилизировать ту массу людей, которые видели, что можно менять власть, так скажем, не выборным путем

– Я еще перед вводом войск в Сирию говорил, что было совещание в Кремле, где, по моим данным, было дано поручение Бородаю "утилизировать" ту массу людей, которые поднялись, которые видели, что можно менять власть, так скажем, не выборным путем. Такие люди не нужны в нашей стране. Так что кроме нефтяной цели была и "утилизация" ветеранов Донбасса. Собственно, этим они и занимаются. Большинство первого, второго и третьего сирийского набора, люди, прошедшие серьезную подготовку, были зачищены, а точнее – отправлены до артподготовки на штурм сирийских городов.

– Кто сейчас оплачивает лечение раненых в Сирии?

– Государство, все они находятся в государственных учреждениях. Но для США ЧВК – это не государственная структура, поскольку мы сами не признаем частные военные компании. Поэтому и предупреждать об обстрелах никто не должен. С другой стороны, США сами подтвердили свой собственный удар. Вместо того, чтобы хотя бы выразить глубочайшую озабоченность, как это делает наш великий полководец Лавров, российские власти просто не заметили эту ситуацию и озаботились проблемами во Флориде. То есть погибает как минимум не меньше ста человек, а наши власти озабочены смертями в американских в школах. Я что-то не заметил, чтобы Трамп сильно переживал, когда у нас в Улан-Удэ топором детей рубили. Если наше российское государство не хочет поддерживать наших граждан, не хочет их защищать и даже после смерти забывает о них, значит государство служит чему-то другому, а не национальным интересам народа. Наверное, оно служит своим коммерческим интересам. И тогда это, наверное, бизнес-проект, в котором люди выступают как биомасса. С другой стороны, нас как биомассу используют и здесь: вы платите за капремонт, за ЖКХ, а вас умерщвляют, в стране вымирание. Ну а там (в Сирии) – живое быстрое уничтожение.

– Сейчас, после серьезных потерь в Сирии, уже начался новый, шестой набор? Люди идут?

К ним приходят вербовщики и говорят: либо ты здесь продолжаешь гнить, либо ты поедешь воевать, может, чего-нибудь и заработаешь

– У нас есть СИЗО в Донецке, СИЗО в Луганске, где людей, в том числе и российских граждан, содержат уже более трех лет после подписания минских соглашений. Эти люди не хотели останавливаться, они хотели идти дальше, защищать свою родину. А их посадили в СИЗО без предъявления обвинения. Там не действует адвокатура, там все по понятиям. И вот ребята сидят три года. К ним приходят вербовщики и говорят: либо ты здесь продолжаешь гнить, либо ты поедешь воевать, может, чего-нибудь и заработаешь. Когда ты видишь перед собой такой выбор, ты идешь воевать – и не за 150 тысяч рублей, как воюют определенные ЧВКшники, а идешь в набор в "Весну", в "Карпаты", где платят около 100 тысяч, да и то не всегда. Вербовщики ведь работают и на Украине, ветераны АТО тоже есть в Сирии. Там никого не интересует сейчас, кто туда приедет. И в одном окопе могут оказаться те, кто в Донбассе стрелял друг в друга. Мы людям говорим, но они уже не воспринимают ничего. Потому что нет работы, реальный экономический кризис в стране. Конечно, можно верить, что мы вышли из него, поднялись с колен, но знаете, подняться с колен и упасть на пятую точку, это очень неприятно.

– Путин уже трижды говорил, что мы ушли из Сирии, а мы все равно там...

– Нам туда не нужно было заходить. Какой теперь есть выход из этой ситуации, я не знаю. Любой шаг ведет к отрицательному воздействию. Но с другой стороны, поскольку национальные интересы их вообще никак не волнуют, они будут продолжать добывать ту нефть на тех участках, где они закрепились.

Руководитель харьковской областной общественной организации "Русь Триединая" (ее активисты участвовали в событиях "Русской весны" 2014 года, однако организация по-прежнему действует в Харькове на легальных основаниях. – Прим. РС) Сергей Моисеев заявил, что в Сирии погиб его товарищ с позывным Апостол.

Апостол воевал в Донецке, мы с ним поднимали ополчение в Харькове еще в феврале-марте 2014 года, а до этого ездили в Киев – разгоняли гей-парад

– Там был американский спецназ, прямо под американским флагом, и так получилось, что наши вроде бы вначале стали там побеждать, а те вызвали огневую поддержку: артиллерию, авиацию, в общем, разбили колонну наших товарищей. Но я словом ЧВК не пользуюсь, я пользуюсь словом "добровольцы" и пользуюсь словом "казаки". ЧВК попахивает наемничеством, а казак – наше исконное русское слово. А я знаю, что ребята туда шли защищать сирийский народ и православных сирийских христиан. Один мой товарищ погиб, я точно не знаю, в этом бою или нет, но он погиб в это же время, позывной Апостол. Где-то 31 октября прошлого года он пропал из эфира. Раньше он воевал в Донецке, участвовал в первом бою за Донецкий аэропорт, мы с ним поднимали ополчение в Харькове еще в феврале-марте 2014 года, а до этого ездили в Киев – разгоняли гей-парад.

Этот Апостол – глубоко верующий человек, и он шел с конкретной целью: его очень беспокоило, что древние христианские святыни уничтожаются и мировому сообществу нет до этого никакого дела. И вот он пошел туда и погиб, он пошел путем воина и прошел его честно и до конца. Это был первый стрелковый бой между русскими и американцами. И пока что он не в нашу пользу. Я не на месте Верховного главнокомандующего, но мое мнение такое: русского человека надо посылать везде под русским флагом. Если мы будем идти под русским флагом, мы будем воевать с открытым забралом. Мы не должны копировать те методы, которыми пользуется наш противник, прямота – первая ступень к святости. И когда русские цари, да тот же Сталин, шли прямо, как говорится, "иду на вы", они всегда побеждали. Поэтому когда мы начинаем копировать лукавые схемы, которыми пользуются наши так называемые западные партнеры, то получаем, что получаем. А в целом, я думаю, что победа будет за нами, выводы сделают из этой ситуации. Наши войска должны находиться в Сирии и не выходить оттуда. Почему? Потому что они находятся там абсолютно законно по приглашению сирийской стороны. И в данном случае я вообще не понимаю, почему мы должны хитрить и что-то темнить.

Другой собеседник Радио Свобода, попросивший не указывать его фамилию, говорит, что погибший Апостол перед отправкой в Сирию просил благословения батюшки, но не получил его.

– Под тот обстрел попало и много украинцев, завербованных "ЧВК Вагнера", на Украине их вербовщики тоже очень активно работают, – утверждает он. – Да, у них есть зарплата, но часто они получают в зависимости от сложности выполняемых задач. Я лично знаю ребят, которые за пару месяцев в Сирии привозили по 4–5 млн рублей, квартиры хорошие покупали. Я знаю, что раненые есть не только в госпиталях Минобороны, но и в частных клиниках, по моим данным, только в Москве и области их 16 человек, и они не граждане России. Остановят ли последние потери новый, уже шестой набор? Думаю, нет. Желающих все равно много. Каждый думает, что его пронесет.

XS
SM
MD
LG