Linkuri accesibilitate

Дачные войны. Ответ Москвы на американские санкции


Посольство США в Москве – отражение в витрине военного магазина

Россия потребовала от США сократить число находящихся в стране американских дипломатов – в ответ на одобренный в Конгрессе законопроект о санкциях против российских властей.

В заявлении Министерства иностранных дел России говорится:

"27 июля Конгресс США завершил процедуру голосования по новому закону, ужесточающему санкции в отношении России. Это еще раз подтверждает крайнюю агрессивность Соединенных Штатов в международных делах. Прикрываясь своей "исключительностью", США высокомерно игнорируют позиции и интересы других государств.

Хорошо известно, что Российская Федерация делала и делает все возможное, чтобы нормализовать двусторонние отношения, развивать связи и сотрудничество с США по важнейшим вопросам международной повестки дня...

Соединенные Штаты под абсолютно надуманным предлогом вмешательства России в их внутренние дела настойчиво проводят одну за другой грубые антироссийские акции...

Несмотря на постоянные выпады Вашингтона, мы вели и ведем себя ответственно и сдержанно, до сих пор не отвечали на явные провокации. Однако последние события свидетельствуют о том, что в известных кругах Соединенных Штатов закрепились русофобия и курс на открытую конфронтацию с нашей страной.

– В этой связи предлагаем американской стороне до 1 сентября с.г. привести количество дипломатических и технических сотрудников... с числом российских дипломатов и сотрудников технического персонала, которые находятся в США. Это означает, что общее количество персонала, занятого в американских дипломатических и консульских учреждениях в Российской Федерации, сокращается до 455 человек.

– Российская сторона приостанавливает с 1 августа использование посольством США в России всех складских помещений на Дорожной улице в Москве и дачи в Серебряном бору.

Оставляем за собой право в порядке взаимности и на другие меры, которые могут затронуть интересы США".

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков сообщил, что Москва пошла на ответные меры, не дожидаясь подписания президентом США Дональдом Трампом окончательного варианта законопроекта о санкциях.

В конце декабря 2016 года американские власти объявили персонами нон грата 35 российских дипломатов и закрыли две посольские дачи в штатах Нью-Йорк и Мэриленд – в ответ на предполагаемое российское вмешательство в американские выборы и давление на американских дипломатов. Россия тогда воздержалась от ответных мер в ожидании ухода администрации Барака Обамы и прихода администрации Дональда Трампа.

Политолог Андрей Пионтковский полагает, что объявленные сегодня Москвой меры в отношении американских дипломатов свидетельствуют об определенном смятении и нерешительности:

Закон зубодробителен, фундаментален и меняет парадигму отношений путинской России с США

– Эти замечательные меры, как вы помните, были озвучены министром иностранных дел Лавровым 27 декабря, а потом через несколько часов их Путин отменил. Но это как бы естественные симметричные меры в ответ на предновогодний запрет Обамы пользоваться двумя дачами и высылку 35 дипломатов. Но прибежал Флинн (отставной генерал, в то время входивший в ближайшее окружение Трампа. – Прим.) тогда к Кисляку (в то время послу России в США. – Прим.) и сказал: ни в коем случае ничего не делайте, мы придем к власти и все эти обамовские штучки отменим. Тогда это было естественным решением. Самое удивительное в сегодняшнем заявлении МИДа, что "эти меры приняты в ответ на закон о новых санкциях против России". Во-первых, этот закон еще не принят. Он одобрен обеими палатами Конгресса, подавляющим большинством (и мне кажется, это большинство произвело большое впечатление в Москве) и положен на стол Трампу, который, конечно, его подпишет. Потому что не подписать – политическое самоубийство. Но все-таки формально закона нет. Так что они отвечают на то, чего нет. А с другой стороны, этот закон настолько зубодробителен, фундаментален и меняет парадигму отношений путинской России с США, что этот ответ на него просто кажется смешным.

– Стоит ли считать это только первым шагом в ответе российских властей?

Эти формулировки свидетельствуют о смятении в российской верхушке

– Такая глупая ссылка в официальном заявлении на закон о санкциях свидетельствует о том, что вопрос, который вы поставили, как раз обсуждается в российских верхах. И ответа на него нет. С одной стороны, зацепочка, что это ответ на закон о санкциях, дает возможность при желании не эскалировать дальше напряжение, а ограничиться этим, пойти на то, о чем давно пишет господин Лукьянов (российский внешнеполитический эксперт. – Прим.), – "новое мирное сосуществование с Западом". Часть руководства, наверное, так считает, а часть – по-другому. Поэтому я и сказал, что эти формулировки свидетельствуют о смятении в российской верхушке.

– Если представить себе, что закон о санкциях вступил в силу, у российского руководства какие есть варианты дальнейших внешнеполитических действий?

Политолог Андрей Пионтковский
Политолог Андрей Пионтковский

– Арестовывать счета американских сенаторов и членов правительства в Сбербанке, Альфа-банке – это не наш путь. Если следовать логике американского закона, он ведь довольно хитрый. Там очень болезненные санкции (кроме персональных, это особая статья) в отношении российской экономики в том, что касается доступа к финансированию, к технологиям. Но они как бы оберегают сферу сотрудничества, которую США считают выгодной для себя – по линии космоса, использование российских двигателей и так далее. Для российской стороны это единственно возможный способ нанести какой-то ущерб, не катастрофический, но тем не менее... Мы же понимаем, что американские космические программы уже не зависят от российских носителей. Тем не менее, раз США используют сотрудничество, значит, оно им нужно. Прекратить его гордо, отказаться сотрудничать с США в области космоса – это единственная реальная мера, которую могло бы российское руководство принять, но у меня большое подозрение, что оно не примет, потому что деньги от этого сотрудничества, конечно, распределяются среди высшей российской номенклатуры.

– Может ли Россия предпринять какие-то новые шаги на внешнеполитической арене, чтобы пойти на обострение конфликта с США?

Американский военно-политический истеблишмент принял единодушное и необратимое решение жестко остановить путинскую гибридную агрессию

– У нее нет для этого ресурсов. Такие шаги на внешнеполитической арене – обострение ситуации на Донбассе, поход на Мариуполь, принятие концепции "Малороссии" – ежедневно озвучиваются в безумных российских телевизионных шоу, но, по-моему, в Москве понимают, что ответ на это будет очень жесткий. И об этом говорит не столько этот закон, закон – это следствие. Мне кажется, важным событием была конференция по безопасности в Аспене на прошлой неделе, в которой участвовали бывшие и настоящие руководители американских силовых структур. Вот, на мой взгляд, это была такая коллективная "фултоновская" речь. Язык был беспрецедентно жесткий. И он показывает, что американский военно-политический истеблишмент принял единодушное и необратимое решение жестко остановить путинскую гибридную агрессию, – считает Андрей Пионтковский.

Политолог Александр Морозов поместил в Фейсбуке такой комментарий к ответным действиям Москвы в отношении американских дипломатов: "Дачная война" 2016–2017 гг. (статья в "Википедии"). ("...канун третьей мировой войны получил в историографии название "дачной войны" и т.д.)". В интервью Радио Свобода он говорит, что не считает ответ Москвы паническим:

Вопрос заключен только в том, почему Кремль не стал дожидаться подписи Трампа, а предпринял такой шаг

– Во-первых, это решение, которое Кремлем обдумывалось еще полгода назад как один из самых простых ответов на высылку российских дипломатов из США и замораживание там российских дач. Накануне этого решения Константин Эггерт и Владимир Фролов, лучшие российские внешнеполитические обозреватели, так и написали, что наиболее прогнозируемый ответ на решение Конгресса – это именно высылка дипломатов и блокирование дачи в Серебряном Бору. Так что это, конечно, никакая не истерика. Это очевидный совершенно жест. И вопрос заключен только в том, почему Кремль не стал дожидаться подписи Трампа, а предпринял такой шаг. Мне кажется, что здесь тоже ответ лежит на поверхности. Кремль дает понять, что, в случае если Трамп примет другое решение, он тоже будет дальше отвечать. Это как бы решение продемонстрировать симметричные ответы в случае, если будет ситуация развиваться в направлении дальнейшего усиления конфликта.

– То есть ситуация полугодичной давности как бы обнулилась и Россия показывает, что больше не дает авансов администрации Трампа?

Кремль видит, что уже никакой ни большой, ни малой "сделки" не будет. Не будет никакого режима личной дружбы между Путиным и Трампом

– Именно так. Тем более надо помнить, что Кремль тогда не предпринял ответных мер только потому, что администрация Обамы уходила. Путин об этом прямо и сказал: подождем, какая будет атмосфера при новой администрации. Теперь очевидно, что атмосфера при новой администрации определилась за полгода. Кремль это прекрасно чувствует. Он видит, что здесь уже никакой ни большой, ни малой "сделки" не будет. Не будет никакого режима личной дружбы между Путиным и Трампом. Корабль вышел в открытые воды развития конфронтации. Да, Кремль принял эту брошенную перчатку ему или наоборот, Конгресс США поднял перчатку, брошенную ему. Впереди нас ждет дальнейшая дуэль и различные ее формы.

– Поговорим об этих формах. Мы видели, что на санкции антисанкциями реагировали, риторикой, самолетами, пролетами вдоль границ, отправкой кораблей. Что сейчас есть "в арсенале Кремля"?

Кремль оказывается в ситуации, когда он должен бросить вызов даже не США, а глобальной экономике в целом

– В арсенале Кремля те же самые, как ни странно, инструменты, которые были в период прошлой большой холодной войны. Два типа инструментов. Первый – различные формы создания напряженности в тех зонах, где американцы чувствуют свою ответственность как члены НАТО или исторически. Здесь у Кремля довольно много возможностей, потому что можно продолжать разворачивать какие-то дивизионы ракет, играя полулегально угрозой нарушения различных Договоров по противоракетной обороне. Можно проводить угрожающие военные учения в зоне, близкой к расположению сил НАТО. Можно создавать различное напряжение в нейтральных водах и в нейтральном воздухе для кораблей и самолетов военных. В общем, это весь арсенал, который мы знаем по прошлому. И он работал в прошлом вполне успешно для достижения определенных внешнеполитических целей. Второй пакет возможностей ответа у Кремля связан со старым шпионажем, а сегодня еще и с кибервойной, с теневыми формами давления. Они тоже есть. И последний год показал, что Кремль в состоянии создавать какие-то элементы дестабилизации и для европейских политических кругов и правительств, и для США – русские хакеры, влияние на исход выборов.

– А экономически?

Политолог Александр Морозов
Политолог Александр Морозов

– Нет, как раз экономических возможностей у Кремля никаких нет для ответа. Кремль оказывается в ситуации, когда он должен бросить вызов даже не США, а глобальной экономике в целом. Это абсолютно невозможно. Поэтому он не будет действовать в этой сфере вообще. Но Кремль, конечно, будет настойчиво вести лоббистскую борьбу за ряд экономических проектов, которые, как Кремль считает, важны и для европейских стран, и для соседних с Россией стран в Юго-Восточной Азии. Здесь он может вести какую-то игру, хотя я бы сказал, игру не экономического, а дипломатического характера. Но это не очень важно. Это не сильно затрагивает США, в конечном счете не так сильно затронет и Европу, даже если иметь в виду "Северный поток – 2". В экономическом смысле возможностей у Кремля нет. Но при этом Кремль, несомненно, будет демонстрировать для собственного населения, что он вступил в героическую гонку вооружений с американцами, в технологическую гонку, что Кремль в состоянии так построить экономику, что будет дан какой-то ответ на американский вызов, какие-то собственные софт-обеспечения, ракеты, двигатели и так далее. Вокруг этого будет очень много милитаристской пены, но реального ответа, конечно, не будет никакого.

– То есть нам ждать такой военно-политической эскалации?

– Да, считаю, именно так. Это будет военно-политическая эскалация. Будем, конечно, оптимистичны. Она и в прошлом не привела к войне, надеюсь, не приведут и в этот раз. Но, как я думаю, она все равно логикой самой этой эскалации должна двигаться к какому-то событию Х, аналогичному Карибскому кризису, который позволит сдвинуть ситуацию с мертвой точки в этих отношениях. Но когда это будет – трудно прогнозировать. И какое это будет событие – тоже невозможно сейчас сказать, – говорит Александр Морозов.

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG