Linkuri accesibilitate

Круговорот Путина в природе (ВИДЕО)


Владимир Путин, Игорь Сечин, Дмитрий Медведев, Сергей Кириенко и Алексей Навальный, коллаж

"Лишь бы год начинался и кончался тобой". Вечная песня россиян об их президенте. Андрей Колесников подводит итоги политического года со зрителями и слушателями РС.

Елена Рыковцева: У нас к программе "Лицом к событию" прошли праймериз, а потом выборы: мы выбирали кандидата на роль эксперта, который подведет политические итоги этого года. И победителем оказался Андрей Колесников. Итак, мы вспоминаем все, что было, весь этот политический год. Кого вы считаете человеком года?

Андрей Колесников: Я бы сказал, что я бы выбрал некоторый коллектив, который то ли как квартет, то ли как квинтет определял картинку. Не назвать Навального невозможно, Путин тоже кое-какую роль сыграл в политике небольшую. Хотел сказать Матильда, на самом деле она Наталья Поклонская, тоже много каких дров поналомала очень серьезных. Сечин Игорь Иванович тоже сыграл серьезную роль. Уже квартет набирается. Для квинтета еще можно назвать Собчак, как ни крути, это достаточно серьезное вторжение в политическую сферу. Мы можем остановиться здесь.

Полная видеоверсия программы

Елена Рыковцева: А для секстета назовем Улюкаева, чтобы уравновесил Сечина.

Андрей Колесников: Так что вполне достаточно.

1. ИГОРЬ СЕЧИН

Елена Рыковцева: Мы их будем обсуждать по очереди, кто чего сколько вложил. Сечин вложил много, столько наделал вообще за год человек, я просто даже описать не могу, сколько событий с ним связывали. Причем такой был не публичный, тихий человек, а тут развыступался, рассажался.

Андрей Колесников: Ничего себе не публичный. А кто у нас дербанил ЮКОС?

Елена Рыковцева: Он тихо дербанил, он не с трибун дербанил ЮКОС.

Андрей Колесников: Тем не менее, он всегда считался неким серым кардиналом российской дворцовой политики. Сейчас выяснилось, что он главный игрок на экономическом поле. Я бы сказал, что главный игрок на экономическом поле у нас ФСБ, остальные спецслужбы, а Сечин олицетворяет эту силу. Вообще говоря, человек года, если это вообще люди – это ФСБ как таковая. Потому что они показали, что они все-таки правят Россией.

Елена Рыковцева: Как они это показали? Вы, наверное, и бизнес-интерес их имеете в виду, и политический. Опять же это все под ковром, в газетах об этом не пишут, что ФСБ занимается бизнесом. Как вы это определяете?

Андрей Колесников: Мы же видим это все, кто у нас крышует, кто у нас влияет на котировки рыночные. Вообще Сечина с Феоктистовым было бы достаточно для того, чтобы назвать их имена, это персонификация ФСБ. Каминг-аут, выход в публичное пространство с откровенным разговором о том, что человек действительно думает, что они все думают, я имею в виду интервью Бортникова – это серьезное событие. Эти люди думают о репрессиях, что они были оправданны политически. Эти люди думают, что троцкистов не зря преследовали, как это ни смешно звучит, а иностранные разведки в молодой советской республике поднимали голову еще аж в 1917–18 годах. Так что это очень серьезная вещь.

Елена Рыковцева: То есть расписались в унаследовании всего самого прекрасного.

Андрей Колесников: Человек не из колодца вылез, как говорит один мой старший товарищ, а он представляет один из главных органов государственных в нашей иерархии. Вообще говоря, неписаная государственная идеология, теперь она писаная, берешь "Российскую газету" и зачитываешь просто. Это страшно серьезные вещи. Эти люди еще управляют у нас экономикой. Товарищ Феоктистов у нас пас, оказывается, половину полулиберальной элиты с целью опорочить ее в глазах трудящихся, а также в глазах элит. Серьезные вещи.

Елена Рыковцева: Интересно, то, что назаявлял Бортников, Путин никогда не позволял себе, он мягче, он гибче. Как вы считаете, он разделяет всю эту ересь, которую наговорил Бортников, просто он не может себе такого же позволить в силу того, что он хочет сохранять лицо, имидж полулиберала на Западе, а на самом деле душой он с Бортниковым?

Андрей Колесников: Путин по должности не может этих вещей делать – это раз. Страшную вещь скажу, но это мое личное мнение – Путин умнее и Патрушева, и Бортникова. Патрушев потому что тоже отличается конспирологическими всякими теориями, но там вообще совсем все нехорошо. (Крутит пальцем у виска.) Путин разделяет эту позицию. Больше того, я уверен, что у Путина не было эволюции взглядов, не было никакого раннего Путина, который что-то рыночное разделял. Путин очень рационален, если он живет в среде, где действуют законы рынка, он будет жить по законам рынка и говорить – давайте что-нибудь диверсифицируем. В результате он 18 лет говорит о том, что экономику нужно диверсифицировать. Основная функция его и людей его круга охранять трубопроводы и снимать с них ренту, поэтому безопасность трубопроводов важнее всяческих свобод, никаких других целей у этих людей нет. Поэтому власть у нас слилась с собственностью, собственность слилась с властью, пришла новая волна олигархов-чекистов. Но в глубине души, когда они, может быть, выпивают, закусывают и поют песни, они, наверное, запевают что-нибудь революционное из сталинских времен, потому что у людей не было эволюции взглядов, они просто очень адаптивны.

Елена Рыковцева: Вы считаете, что Сечин – это их знамя или, наоборот, они знамя Сечина?

Андрей Колесников:

Сечин не столько знамя, сколько древко, знамя сейчас – может быть Бортников

Сечин не столько знамя, сколько древко, знамя сейчас – может быть Бортников после того, как он это напроизносил все. Бахрома на этом знамени – может быть Патрушев, но основа основ, фундамент – это, конечно, Путин, который объемлет все. Его рациональность пока еще позволяет сдерживать напор чекистско-православной идеологии. Все-таки когда из-под контроля вышло "Христианское государство – Святая Русь", они же этого человека арестовали, все заглохло, никаких данных, будет суд или нет за его экстремистские высказывания в связи с "Матильдой", с поджогами автомобилей и так далее. Это люди, вышедшие из-под контроля, но взгляды у них одинаковые с этой самой властью. Эти люди могут удивиться: вы нас поощряли к такому роду поведения, а теперь говорите, что так нельзя. Так можно, если вы подконтрольны соответствующим структурам государственным, а нельзя проявлять самостоятельность, самостийную активность.

Елена Рыковцева: Если бы у нас, как в американских судах, сидел карикатурист и сразу бы рисовал то, что вы говорите, я представила себе эту картинку: Путин фундамент, Сечин древко и полотнище Бортников. Просто образ вы создали замечательный в качестве итога года. Политическая картинка года.

Андрей Колесников: Карикатурист Елкин, который публикуется на сайте Радио Свобода, я думаю, справился бы с задачей.

Елена Рыковцева: Он может это все визуализировать. Следующий персонаж истории несчастный, попрощаемся с ним на 8 лет, Алексей Улюкаев. Что вы считаете важным извлечь из этой ситуации, понять о российской политике? Что символизирует эта посадка жестокая немолодого человека и не за взятку, а за специфические отношения, сложившиеся в этих кругах?

2. АЛЕКСЕЙ УЛЮКАЕВ

Андрей Колесников: Сел он за то, что поднял руку на святое, то есть на позицию Сечина в вопросе так называемой приватизации, хотя это никакая не приватизация в экономическом смысле. Проблема в том, что этот процесс стал не столько месседжем элитам, что, ребята, ведите себя тихо и спокойно, а то сядете. Все так оно и есть. Не только месседж трудящимся, что мы готовы бороться с коррупцией, вот видите, какое количество людей мы сажаем и на какие сроки. А это демонстрация того, на самом деле самобичевание режима, потому что

В суде была представлена схема, по которой существуют все эти люди

в суде была представлена схема, по которой они существуют, все эти люди, будь они в прошлом либералы или чекисты, кто угодно. Улюкаев сам в последнем слове сказал, что я жил в этом бесконечном хороводе, он очень точно сказал, подарков, корзинок и всего прочего. Они действительно живут все эти последние 20 лет в хороводе, они построили такую систему, что каждый жест оплачивается, что называется, смазывается то ли взяткой, то ли подарком. У них очень красивая жизнь получается. На это Улюкаев намекал в своем последнем слове. Допустим, это была провокация взятки, значит они все так делают, не только Сечин с Улюкаевым, но разные другие люди. Жесткость приговора, конечно, ввергла, насколько я знаю, всех, включая членов элит, в том числе глубоко путинских элит. Я так понимаю, что судья, послушав Путина на пресс-конференции, поняла это как карт-бланш, что, мол, все доказательства собраны – вперед. Чтобы к ней потом не привязывались, она дала по низшему пределу части четвертой этой статьи по взятке реального срока, потом, другая инстанция, снижайте, что хотите делайте, может быть, Верховный суд снизит. Я судебной ошибки не допустила, я признала виновным, какие ко мне претензии – вот есть низшая планка этой части этой статьи, я эту планку использовала. Можно сказать, почему не дала ниже нижнего предела, такое предусмотрено, лучше так, а потом не угадаешь, чего они наверху хотят. Мне кажется, что поведение судьи было полностью обусловлено атмосферой, сложившейся вокруг.

Елена Рыковцева: Она, видимо, угадала, никаких претензий к ней сверху нет.

Андрей Колесников: Потом, может быть, снизят срок. Я не думаю, что Мосгорсуд этим займется, Мосгорсуд у нас особая инстанция, может, Верховный суд что-то изменит, в Верховном суде все-таки как-то относятся к таким вещам серьезнее.

Елена Рыковцева: Вы так серьезно это говорите, судья хотела угадать. Что там гадать, там гадать нечего – надо примерно наказать.

Андрей Колесников: Все-таки психологически ей было, наверное, спокойнее, когда у Путина появилась возможность вольно или невольно сказать то, что он сказал про Сечина, и то, что он сказал про ход процесса. Это плохой прецедент в том смысле, что теперь суд по делу, допустим, Никиты Белых может оказаться таким же жестоким. Никита болеет, у Никиты совсем уж белыми нитками все там шито. Просто за жизнь и здоровье Никиты Белых есть некоторое опасение. У нас не прецедентное право, но очень важны такие вещи, как предыдущий приговор примерно на ту же тему, который сверхжестокий.

Елена Рыковцева: Это очень похоже на регистрацию Лурье и Навального. Мы вас не регистрируем, потому что вы сидели, и специально подобрать такого претендента, который с судимостью, мы же не можем одного зарегистрировать, а другого нет. Примерно похоже, они подбирают пары вот так.

Андрей Колесников: Все хитро так сделано. С Навальным я эту коллизию вижу как немножечко странную и неразрешимую. То есть она разрешима...

3. СУЛЕЙМАН КЕРИМОВ

Елена Рыковцева: И мы это обсудим отдельно. Пока я бы вас попросила остановиться на случае с Керимовым. Это редкий случай: вдруг сенатор могучий, уверенный в себе человек, который получил, между прочим, из рук Владимира Путина в этом году орден "За заслуги перед Отечеством" немаленькой второй степени. После этого он был схвачен французскими властями, и до сих пор он там. Вступилась за него вся элита Российской Федерации. Но к сожалению для элиты, для Валентины Матвиенко, он продолжает оставаться во Франции в руках правосудия. Что бы это значило?

Андрей Колесников: Французское правосудие, насколько я понимаю, не особо влезает в наши политические нюансы, финансово-политические, очевидно, у них были претензии только чисто французские, может быть справедливо, может быть несправедливо, но они вряд ли обусловлены политикой. Хотя любые российские предприниматели, вообще отчасти россияне становятся токсичными для западной публики, тем более для западной полиции. Может быть, здесь есть такой нюанс. Другой разговор, что событием стало заступничество коллективное за Керимова, как будто он финансировал деятельность целого ряда людей, которые получили орден Почетного легиона. Я думаю, что там какие-то очень сложные мотивы. Хотя, вообще говоря, есть здесь чье-то личное, не может просто так все всколыхнуться. Хорошо, Керимов фигура не очень публичная, понятно, что это один из путинских олигархов, у него есть заслуги перед отечеством в смысле того, что он финансирует это отечество, а отечество у нас – оно одно, оно у нас Путин и его ближний круг, значит, он финансировал какие-то начинания государства.

Елена Рыковцева: Мы даже не знаем какие, настолько тихо все было с этим.

Андрей Колесников: Почему приличными достаточно людьми он сочтен таким, я бы не сказал, моральным авторитетом, но человеком, заслуживающим заступничества очень серьезного, фактически диссидентского коллективного письма в защиту невинно пострадавшего? Это выглядит фантастически. Значит, у кого-то есть личный интерес защитить Керимова, его невидимая миру деятельность затрагивала многих людей.

У кого-то есть личный интерес защитить Керимова, его невидимая миру деятельность затрагивала многих людей

Елена Рыковцева: Значит, он просит и организует, там есть приличные люди, там есть Ирина Прохорова, насколько я понимаю.

Андрей Колесников: Осторожно скажу, что у Ирины Прохоровой есть брат, который тоже попадал в непростые истории с французской полицией. Я ничего не утверждаю, но олигарх олигарха иногда, люди одной профессии иногда сочувствуют друг другу.

Елена Рыковцева: Одним словом, из этой истории мы делаем вывод, что может быть, в наступающем году нас ждет озарение, прозрение, кто стоял за Сулейманом Керимовым, чем он помогал сильным мира сего в Российской Федерации.

Андрей Колесников: Я не уверен, что у нас будет прозрение, озарение и даже фактура. Чем-то он ценен кому-то, с кем Керимов хорошо работал.

Елена Рыковцева: Владимир из Новороссийска, здравствуйте.

Слушатель: Я назову человека, которого я давно приметил в этом году, он перевернул многое, он ушел из России, исчез, уехал он от уничтожения – Родченков. Я считаю, что это герой. Он перевернул все наизнанку, он показал всю грязь нашего спорта, эта так называемая победа в Сочи. Я считаю, Родченков – герой года.

Елена Рыковцева: Это очень интересно, мы даже как-то его не вписывали в темничек. Олег из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Я хотел вопрос задать. Сегодня новость была, что ЕС осудил Москву за недопуск Навального к выборам. Возможно ли такое, что последует какая-то более серьезная реакция со стороны Запада, может быть, вплоть до непризнания выборов?

4. АЛЕКСЕЙ НАВАЛЬНЫЙ

Елена Рыковцева: Мы перешли к теме Навального, потому что по результатам нашего твиттер-голосования это абсолютный человек года, 90% Навальный. Немножко Путин, Лаврова упомянули, по-моему, Эрдогана, но это в порядке анекдота, видимо, какого-то российско-турецкого.

Андрей Колесников: Да, безусловно, номер один. Безусловно, заявил о себе с самых разных сторон – это протесты весенние и начала лета, это, безусловно, кино очень интересное на самом деле о Медведеве, это и имитация им предвыборной кампании, что является совершенно правильным политтехнологическим шагом. Это его попытки очень эмоциональные, наверное, в этом смысле искренние, быть зарегистрированным в кандидаты в президенты. Это на самом деле рост его рейтинга. Потому что у него есть электоральный рейтинг, который выше 1%, а в нашей стране все, что выше 1%, имеет шансы на взрывной рост в той ситуации, если она благоприятна. Почему трудящиеся за него сейчас, наверное, не проголосовали бы, потому что он нелегальный политик. У нас электорат очень осторожный, очень консервативный, до потери пульса будет голосовать за Путина, за Жириновского, раньше бы за Зюганова, а теперь не знаю, как там с Грудининым, немножко разрыв шаблона получается.

Елена Рыковцева: Еще Грудинина впишем себе в список обсуждаемого.

Андрей Колесников: Просто Навальный во всех опросах встает теперь следующим номером за списком официальных политиков. Это говорит о том, что стоит ему стать официальным политиком, быстро-быстро наберет голоса, очень быстро даже консервативный электорат начнет за него голосовать, как за новое лицо, как за популиста, между прочим, который предлагает абсолютно популистские вещи, но он политик, это его работа привлекать к себе внимание и голоса. Он показал себя реальным политиком номер два. На самом деле, как Путин ни пытается сравнивать его с Саакашвили, не называть его имени, есть два человека. противостояние которых происходит уже сейчас, выборы, не выборы – это вопрос формальностей, это Путин и Навальный.

Есть два человека, противостояние которых происходит уже сейчас, выборы, не выборы – это Путин и Навальный

Теперь что касается важной штуки, то, о чем Навальный говорил в Центризбиркоме, – о недопуске. Действительно конституция предполагает, что не имеет права участвовать в выборах человек, находящийся физически в местах лишения свободы. Конституция – акт прямого действия нормативного, пожалуйста, исполняйте ее. В этом смысле правота абсолютная Навального. Но есть еще национальное законодательство, конституция отсылает к законам, порядок выборов президента регулируется законом – пишет конституция. А в законе о выборах записано, что не только отбывающие физически наказание не имеют права участвовать в выборах президента, но и просто осужденные за тяжкие преступления и еще с непогашенной судимостью. То есть закон противоречит конституции, извините, но в то же самое время все руководствуются законом, включая Конституционный суд, чья функция трактовать конституцию. Конституционный суд в 2013 году после того, как Навальный успешно поучаствовал в выборах мэра Москвы, сказал: нет, кто осужден, тот на выборы не пойдет.

Елена Рыковцева: Здесь мы проводим по конституции, а здесь мы проводим по закону, а там опять по конституции.

Андрей Колесников: В иерархии нормативных актов конституция выше законов. Это такой треугольник между постановлением Конституционного суда, законом и конституцией. У нас Конституционный суд идет против конституции, получается.

Елена Рыковцева: Они потом еще раз по конституции пустят его на московские выборы, чтобы он конкурировал с Гудковым, чтобы они между собой делили либеральные голоса.

Андрей Колесников: Почему его тогда пустили на выборы мэра в 2013 году, он же был осужден? Это было абсолютно политическое решение, циничное решение его выпустить, потому что думали, что он наберет 2–3%, все увидят, что он совершенно ничего не стоит. А выяснилось, что он опасен для власти, реально опасен. Вот результат.

Елена Рыковцева: Значит, эту коллизию они решают в пользу дышла, закон что дышло, конституция что дышло. Что теперь с вопросом нашего слушателя Олега из Москвы, который говорит, что ЕС очень осудил это решение, может быть вмешательство Европы здесь как-то полезным, результативным?

Андрей Колесников: Нет, Европа не может нам ничем помочь, как она не может помочь российским НКО. Потому что как только Европа начинает помогать российским НКО, их объявляют "иностранными агентами", и все на этом прекращается, вся активность. Поэтому Европа максимум, что может сделать – это выразить свое "фэ". В практическом смысле она не может ничем помочь. Жалобы в ЕСПЧ на эту тему, насколько я понимаю, не очень возможны – это не сфера юрисдикции ЕСПЧ. Соответственно, Европа просто будет бурчать, к сожалению.

Елена Рыковцева: И признавать эти выборы, конечно.

Андрей Колесников: Признавать за Путиным юридическую легитимность, всячески сомневаясь в его политической легитимности, потому что он победил на выборах без вообще какой-либо конкуренции, делает это не первый раз. Вот, собственно, вся коллизия.

Елена Рыковцева: Андрей, я хочу уточнить по поводу Навального, популизм, вы сказали. Там все-таки у него есть очень четкая экономическая основа его обещаний, она зиждется на том, что мы вернем все, что попилено путинскими дружками, мы прекратим разрешать им распиливать эти огромные, колоссальные деньги, у нас денежек прибавится, говорит Алексей Навальный, и в этом есть резон. Не сказать, что это популистски, мы знаем, сколько это денег.

Андрей Колесников: В этой программе есть много интересного на самом деле, так же как и в программе Собчак тоже кое-что есть любопытное. Писали все-таки программу Навального экономисты, к ней имел отношение и Володя Милов, замечательный, на мой взгляд, экономист, Сергей Алексашенко, тоже замечательный экономист. Есть пара популистских вещей, она немножко отталкивает, в том числе введение визового режима со странами Центральной Азии и Закавказья, это просто не оправданно демографической ситуацией. Понятно, что Навальный играет в президента всех россиян, как и Путин, раз они находятся в противостоянии, они должны работать на одной поляне, на этой поляне есть все, от националистов до дирижистов.

Елена Рыковцева: Евгений из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Мне кажется, ваш эксперт Андрей Колесников несправедливо забыл две персоны года. Первая со знаком минус Тихон Шевкунов, священник. Заявление о ритуальном убийстве – это, конечно, сильное заявление. И вторая с колоссальным знаком плюс, снимаю шляпу, Мария Алехина, поздравила чекистов со столетней годовщиной чекизма.

Елена Рыковцева: Это акция года, скажем так. Давайте комплексно соберем мнения еще и прохожих и продолжим обсуждение. Смотрим опрос.

Елена Рыковцева: Я знаю, какой это будет человек – это будет человек по фамилии Грудинин. Давайте его обсудим. Я думаю, что вообще нужно комплексно обсуждать этих персонажей – Собчак и Грудинина, очень близко стоят эти вещи. Когда девушка на улице говорит: Собчак пошла против системы, это звучит немножко наивно, потому что система пригласила этих людей пойти вместе с ней на выборы для того, чтобы эти выборы были настолько привлекательными, чтобы эта девушка на улице сказала, что Собчак пошла против системы. Уже что-то им сделать удалось.

5. КСЕНИЯ СОБЧАК

Андрей Колесников: Собчак сделала шаг к дальнейшей капитализации своего имени в разных смыслах слова. Возможно, у нее есть планы заняться политикой и дальше, но боюсь, что создание партии, конечно, будет совсем уж тоскливым процессом в условиях, когда партия занимает последнее место в списке институтов, заслуживающих доверия. Согласно данным Левада-центра, просто совсем бессмысленно это делать. Безусловно, очень важно, что какие-то либеральные вещи произносятся на всю страну, а не исключительно в интернете. С другой стороны, они произносятся человеком с очень большим антирейтингом, антирейтинг связан с ее предыдущей биографией, в которой нет ничего сверхстыдного, но она девушка из высшего общества – это не народное амплуа, скажем так.

Елена Рыковцева: Антирейтинг, я не согласна, не с этим связан. Конечно, это не классовое, выше, ниже, конечно, антирейтинг связан с ее телевизионными неоднозначными проектами, к которым высшее общество не имеет никакого отношения. Вы имеете в виду гламур, скорее всего, – это точнее.

Андрей Колесников: Все, что дорого, яркое и блестит. Поэтому с этой стороны это дискредитация либеральных идей, когда они произносятся в этот рупор. Вообще говоря, мне кажется, что это частично ее собственная инициатива, но частично, даже если это не прямо кремлевская инициатива, то это инициатива околокремлевских олигархов, которые просто ей это предложили, в результате стало подарком Кремлю, потому что хоть чуть-чуть, но оживило пейзаж. С этим багажом она пойдет вперед с показателем, безусловно, больше чем 1%. Дальше я просто не берусь прогнозировать, потому что есть люди, которые говорят, что чуть ли не прохоровский будет результат, 8%, а то и все 10%.

Елена Рыковцева: Может быть любой.

Андрей Колесников: Может быть абсолютно любой. Это зависит от тысячи мелких причин, которые еще будут действовать в течение этих месяцев. Вообще она пока еще не начала толком кампанию, она только разминается. Для нее хорошо, что платформой стала партия "Гражданская инициатива", да и Нечаев человек очень разумный, креативный, с программой, с экономической частью все более-менее нормально, она не будет позориться, по крайней мере. Но я не могу сказать, что это рождение нового политика.

Я не могу сказать, что это рождение нового политика

То, что она все время пытается Навальному что-то предложить...

Елена Рыковцева: Иди ко мне в доверенные лица, предлагает Ксения Собчак.

Андрей Колесников: Это попытка спойлерства без результата, без эффекта. У Навального своя аудитория, у Навального свой путь, он борется с режимом, он борется с Путиным. Собчак – это эпизодическая роль в этом раскладе предвыборном. Так что, возможно, этот политический цветок увянет сразу после выборов, может быть, он еще как-то поработает на том месте, где пытался работать какой-нибудь Титов или кто-нибудь еще в попытках изображения создания либеральной партии.

Елена Рыковцева: Александр из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: У меня вопрос Андрею Колесникову: Андрей, как вы считаете, к чему бы призвал сейчас, будучи жив, Борис Немцов в данных условиях отсутствия адекватных кандидатов на этих выборах, к бойкоту этих лжевыборов или же к участию даже при полном отсутствии независимых кандидатов?

Андрей Колесников: Это очень интересный вопрос, хотя абсолютное гадание. Потому что Борис был человеком очень умным, иногда рациональным, но в данном случае я думаю, что эмоция превалировала бы над рацио, мне кажется, что он призвал бы к бойкоту. Понимаете, почему этот вопрос очень точный – нам все время не хватает кого-то. В тех кругах, в которых я общаюсь, мне все время не хватает Гайдара, что бы Гайдар подумал сейчас, что бы он сказал своим друзьям, что бы он сказал по поводу Улюкаева, который был его личным другом, не по государственной части, просто по человеческой. Не хватает мерила.

Елена Рыковцева: Не сидел бы уже Гайдар в это время, если бы он был жив.

Андрей Колесников: Совершенно непонятно. Многие из его коллег адаптировались к власти, кто-то нет, кто-то, наоборот, совершенно ушел в подполье. Что бы Егор сказал про это? То же самое с Борисом сейчас происходит. Как выяснилось, эти два человека, умерший и погибший, они оказались критериями моральными, критериями истины для очень большой и серьезной категории людей демократически ориентированных. Их страшно не хватает.

Елена Рыковцева: Альмир из города Пермь, здравствуйте.

Слушатель: По поводу человека года хотел сказать, что можно назвать Максима Каца, потому что он смог организовать именно массовую политическую кампанию в Москве. Вообще сама по себе технология Навального, его избирательных штабов во многом строится на технологиях штаба, именно Кац выработал такую функцию в 2013 году для Навального и в 2017 году тоже хороший результат показал.

Елена Рыковцева: Очень интересное наблюдение.

6. ДМИТРИЙ ГУДКОВ

Андрей Колесников: В этом контексте я бы назвал Дмитрия Гудкова как фигуру, может быть, чуть более заметную, чем Кац, по разным причинам.

Елена Рыковцева: Они в связке, Кац являлся начальником его штаба.

Андрей Колесников: Очень трудно этот успех закрепить после муниципальных выборов, работая в муниципалитетах. Но эти люди показали, что во власть можно пытаться заходить не только сверху, но и снизу – это очень важный опыт. Мне кажется в принципе, что Гудков очень перспективная фигура. Даже физиогномически это политик. Политик должен быть как Навальный, высокий, говорливый, представительный – Гудков высокий, говорливый, представительный. Я не девушка, но, наверное, они вызывают в том числе интерес женской половины.

Елена Рыковцева: У Гудкова есть положительная особенность по сравнению с Навальным – у него нет налета национализма, попыток играть на этом поле. Он такого не допускает.

Андрей Колесников: Ведет он себя безупречно. История с отменой митинга: ребята, не можем договориться, ладно, чтобы не плодить разногласия, я снимаю свою заявку. Это неправильно его обвинять в том, что он работает на власть. Навальный к нему ревнует, раз ревнует, значит, он видит в нем харизму и потенциального конкурента.

Елена Рыковцева: Навальный, безусловно ревнует, он же его поддержал на московских выборах, о которых нам напомнил слушатель, совсем не сразу, очень долго тянул, потом в последний момент как бы с барского плеча – поддержите его. Конечно, там есть момент конкуренции.

Андрей Колесников: Я, честно говоря, очень мало в своей жизни, если вообще в принципе общался с Навальным, не помню, с его людьми общался – это все замечательные люди. Но с Гудковым я несколько раз общался на общих каких-то разговорах про политику, он произвел очень хорошее впечатление. Он рассуждает, правда, не как аналитик, а как политик, но он рассуждает очень здраво и логично.

Елена Рыковцева: Я, конечно, понимаю, что на меня сейчас снова обрушится вся партия "Яблоко", может быть не вся, она регулярно на меня обрушивается за то, что я говорю, что хорошо все-таки иногда, может быть, когда-нибудь, почему Гудкова не выдвинуть? Почему не выдвинуть Гудкова от партии "Яблоко", который сейчас поддерживает Явлинского?

Андрей Колесников: Партия "Яблоко", я сейчас говорю серьезно, у нее есть масса достоинств. Они правильно сделали, что они остались в политическом поле, не стали самонигилироваться, как СПС. У них есть региональные отделения очень сильные, что позволяет им бороться за власть и предъявлять какую-то альтернативную позицию в регионах. В Москве как они хорошо поработали на муниципальных выборах. Там есть, конечно, лидерские проблемы, потому что есть господин Митрохин, есть господин Явлинский, которых сдвинуть с этих самых мест, на которых они сидят много лет, невозможно.

Елена Рыковцева: Митрохин уже ни на каком не сидит.

Андрей Колесников: Кто же за ними уследит? Слабунова стала лидером партии, кто знает Слабунову вне пределах партийной политики? Даже коммунисты, даже Зюганов, от которого никто этого не ожидал, думали, что он будет по-прежнему работать колонной, которая поддерживает этот режим вместе с Жириновским, уже много лет, он сделал очень серьезную вещь – он дал своей партии надежду на перспективу самосохранения.

Зюганов пропустил вперед Грудинина, как Явлинский с Митрохиным могли пропустить вперед Гудкова

Зюганов пропустил вперед Грудинина, как Явлинский с Митрохиным могли пропустить вперед Гудкова. С демократическими партиями всегда все сложнее, никого никуда не пропускают. Самая страшная конкуренция была не с властью, не с "Единой Россией", всегда была самая страшная конкуренция между СПС и "Яблоком", была борьба не на жизнь, а на смерть, в результате обе партии не попали в парламент еще в 2003 году, потом трепыхались, трепыхались, опять не попали, и вот результат.

Елена Рыковцева: Все, кто сейчас скажет, что он замечательный, удивительный, прекрасный человек, Григорий Алексеевич, мы под всем этим подпишемся, но шансов там...

Андрей Колесников: В результате, положа руку на сердце, уже голосовать не за кого. Не хочется бойкотировать выборы, я всегда был сторонником использования инструмента, если инструмент есть.

Елена Рыковцева: Если с Собчак не угадать процент, он может быть любым, то здесь он не может быть любым, к сожалению, мы этот процент уже знаем, мы его можем определить по выборам, которые уже случились, по этому результату. Поэтому, конечно, жаль. Извините, что я от себя это сказала, но мне жаль.

Андрей Колесников: Я бы это поддержал, опять же отдав должное. Я всю жизнь вынужден голосовать за "Яблоко", не будучи левым либералом, я праволиберал по личным взглядам, просто больше не за кого. Но сколько можно?

Елена Рыковцева: Федор из Екатеринбурга, здравствуйте.

Слушатель: Я живу 22 года без телевизора, по этой причине телевизионного представления о Ксении Собчак не имею. Тем не менее, считаю ее подставной уткой, это манок, подставная утка. Что касается женщины, если бы воскресла Галина Васильевна Старовойтова, вот это был бы реальный оппонент. Просто у меня мурашки по голове, когда я вспоминаю, как она говорила. Вот был бы оппонент кандидатам нашим демократическим.

Елена Рыковцева: Если уж говорить, я не очень люблю гендерный фактор, какая бы женщина могла, конечно, та же Ирина Прохорова. Как она засадила в качестве доверенного лица Михалкова Никиту, говоруна, на дебатах, мы никогда не забудем. Конечно, она была бы уважаемым, авторитетным и кто-то бы за ней пошел, не было бы ощущения подсадной утки.

Андрей Колесников: Ей не повезло с партией, которая была спойлерской, а спойлеры не могут держать у себя перспективных эффективных политиков. Прохорова, безусловно, была бы блестящим кандидатом, вот за кого бы я проголосовал, честно говоря, не раздумывая, так это за нее.

7. ПАВЕЛ ГРУДИНИН

Елена Рыковцева: Дело тут простое – кого-то пригласили, кого-то не пригласили на эти выборы. Что касается Грудинина, как вы считаете, для меня это целая революция, что они все-таки кому-то дали шанс, это будет что-то похожее на выборы. Потому что Грудинин, за ним люди, за ним реальный совхоз, реальное дело. Я слышала отклики коллег очень хорошие о нем как о хозяйственнике. То есть это то, о чем можно было бы только мечтать, чтобы люди, за которыми уже что-то стояло, какая-то реальная деятельность, не ястребы, не эфэсбэшники, начали как-то между собой конкурировать. Но вопрос: Зюганов это сам или его заставила та же администрация, чтобы не выглядеть совсем уже смешными, чтобы Путин не ходил все время в этом окружении – весь век, мы поем и поем, – а чтобы ему посадили на этот велосипед кого-то свежего?

Андрей Колесников: Да, это очень похоже на умную комбинацию. Тем более что у Грудинина в анамнезе есть партия "Единая Россия", насколько я помню. Поэтому могли, конечно, договориться с Геннадием Андреевичем. Правда, это кинофильм "Цирк" перманентный. С другой стороны, забавно, надо просто почитать высказывания этого человека, возможно, они довольно дикие. Бывает так, что он выглядит очень неплохо неожиданным образом, имидж его по-своему чудесен.

Елена Рыковцева: Это как с уполномоченным по правам ребенка, дамой новенькой. Такая милая женщина, шестеро детей, а как почитали, чего говорит...

Андрей Колесников: Глубокий национал-патриот, деликатно выражаясь. Здесь тоже могут быть свои подводные камни. Внешний вид, опыт работы, клубника, все дела, совхоз – просто реальная альтернатива для блока коммунистов и беспартийных, именно для беспартийных это привлекательная фигура. Потому что в этих трех соснах уже все заблудились 30 раз, не хочется за Собчак, не хочется за Явлинского, проголосую за Грудинина, чтобы только не за Путина. В этой логике правда могла думать администрация президента, которая прекрасно понимает, что есть куча людей, которые готовы за кого угодно проголосовать, лишь бы не за Путина.

Елена Рыковцева: И вот они им предлагают такого своего. Там еще есть один любопытнейший момент с этим Грудининым. Помимо КПРФ есть блок каких-то освободительных сил, в который входит Сергей Удальцов, нам всем хорошо известный. По его инициативе их интернет-сайт провел праймериз свои, кого мы выдвигаем кандидатом в президенты. И они от себя выдвинули Юрия Болдырева, а в премьеры они выдвинули Грудинина. То есть Грудинин идет от КПРФ президентом, а от национальных сил удальцовских премьером. Один в двух лицах. Вот сколько его поддерживает.

Андрей Колесников: И это может быть его действительно конкурентным преимуществом не только в публичной, но и в дворцовой политике, что с одной стороны, он вроде как от людей. С другой стороны – что там вокруг Зюганова происходило, мне непонятно, может быть, это администрация.

Идеальная альтернатива, может быть, в большей степени для беспартийных, чем для коммунистов

Идеальная альтернатива, повторюсь, может быть, в большей степени для беспартийных, чем для коммунистов.

Елена Рыковцева: Интересно, вы сказали, что можно покопаться в его высказываниях и что-то найти, но скорее всего, никто еще ничего такого не накопал особенно против него не то что компрометирующего, но такого еретического характера.

Андрей Колесников: Сейчас он начнет говорить, мы все услышим.

Елена Рыковцева: Я тоже соглашусь с тем, что если человек в принципе пришел на выборы, если он не хотел, но пришел, он за кого-то не хотел бы голосовать, но хочет голосовать, то вполне возможно. Почему и нет? Такой благообразный визуально, на казака похож кубанского.

Андрей Колесников: Всех удовлетворяет вполне себе сравнительно.

Елена Рыковцева: Мы прямо с вами провели избирательную кампанию Грудинина.

Андрей Колесников: Мы же договорились, что нужно послушать, что он говорит, нужно услышать голос и слова.

Елена Рыковцева: Интересно, когда он заговорит, потому что говорить пока дают только Ксении Собчак, только она получает часовые эфиры на федеральных каналах. Интересно, если Грудинину дать столько же.

Андрей Колесников: Она раньше начала.

Елена Рыковцева: Столько никому не дадут, когда они начнут.

Андрей Колесников: Посмотрим. Потому что если Грудинин – это проект Кремля хотя бы наполовину, ему что-нибудь да дадут.

Елена Рыковцева: Ему дадут четыре раза по часу в самых популярных шоу, растолкав всю их тусовку локтями, выбросив тусовку, оставив его в центре зала? Давайте поспорим, что нет.

Андрей Колесников: Дебаты Грудинина с Жириновским, я думаю, это будет очень забавно.

Елена Рыковцева: Дебаты – это не так интересно. А вот когда под человека освобождается популярное рейтинговое шоу – это гораздо любопытнее, как это было с Ксенией Собчак.

Андрей Колесников: Ксению нужно и с плохой стороны показать людям, широкой аудитории, кому-то с хорошей. На любой вкус.

Елена Рыковцева: Когда ей дают говорить, показывают, конечно, с хорошей. Ее же не мочат в этот момент, это она их мочит, она же для этого идет, чтобы критиковать.

Андрей Колесников: Наш слушатель говорит про подсадную утку – это одно из возможных мнений о ней, вполне себе распространенное. Подсадная утка, хромая утка. Правда, утка у нас не хромая.

Елена Рыковцева: Ей хромать еще столько лет. Любая хромая утка может позавидовать.

Андрей Колесников: Пока она сама себя не назначит хромой уткой, мы не можем называть ее так.

Елена Рыковцева: Что мне нравится, что мы назвали нашу передачу "Круговорот Путина в природе", но мы о нем очень мало говорили, наверное, это наш подарок к Новому году нашим уважаемым слушателям.

XS
SM
MD
LG