Linkuri accesibilitate

Финансовая тайна Russia Today (ВИДЕО)


Реклама RT на улицах Нью-Йорка. Веселятся!

Как изменилась жизнь в США Russia Today со статусом "иностранного агента"? Что ждет иностранные СМИ в РФ с принятием думских поправок в российское законодательство об иностранных агентах? Обсуждают Алексей Симонов (Фонд защиты гласности), Федор Кравченко (Коллегия медиаюристов), Василий Гатов (медиааналитик, США).

​Полная видеоверсия программы

Елена Рыковцева: С нами Алексей Симонов, президент Фонда защиты гласности, и Федор Кравченко, медиаюрист. Речь пойдет об Америке, о России, об "иностранных агентах". Сегодня праздник у ребят, сегодня будут танцы с "иностранными агентами", а также с депутатами Государственной думы. Я хочу сразу сказать, что наш эфир сейчас выходит на канале "Настоящее время", но на самом деле это не имеет никакого отношения к телевидению Российской Федерации, ни в каких кабельных сетях никогда ни канала "Настоящее время", ни Радио Свобода не было. Вы сейчас видите нас по спутнику и в YouTube, вы слышите наше радио исключительно в интернете, во Всемирной международной паутине. В этом, конечно, колоссальная разница между положением Радио Свобода и американских средств массовой информации на русском языке в Российской Федерации и англоязычного средства массовой информации, из-за которого разгорелся весь сыр-бор, Russia Today в Америке, потому что там оно спокойно, приезжаете в любую гостиницу, входите в любой дом, любая кабельная сеть, которая может заключить с ними договор, показывает вам продукцию Russia Today. А также вы можете ехать в своей машине, включать радио, из которого тоже доносятся прекрасно голоса российских радиостанций на русском языке. Ничего этого у нас в России давно нет. Все наши гости прекрасно помнят, что прошли годы, пять лет, когда у нас еще были средние волны, в Москве и Подмосковье нас слушали, на дачах нас слушали. Последний раз нас слушали на дачах в 2012 году, и последние пять лет мы только исключительно в интернете. С нами на связи Василий Гатов, медиаэксперт из Соединенных Штатов Америки, который расскажет нам, как живется Russia Today, будучи уже зарегистрированной "иностранным агентом", а это случилось с ней раньше, чем с другими, не буду показывать пальцем, средствами массовой информации на территории Российской Федерации. Давайте начнем с Алексея Симонова, который на своей собственной персоне, на своей организации уже испытал, каково это – быть "иностранным агентом", нести это гордое имя.

Алексей Симонов: На самом деле я думаю, что мы – это наглядный пример того, что ко всяким нововведениям, вводимым как в Америке, так и в России, надо относиться по возможности спокойно, не нервничать по этому поводу и не растекаться мыслью по древу, а сосредоточиться на том, что можно сделать. Тут выяснится, что делать можно все то же самое, что ты делал до сих пор, практически только система отчетности меняется по большому счету. Это действительно меняется, но, как свидетельствует существование более ста российских некоммерческих организаций, объявленных "иностранными агентами", в принципе из-за этой изменившейся системы отчетности никто не умер, кроме тех, кому была жизнь в тягость. Меня больше всего в этом порадовало, искренне порадовало наглядное доказательство двойных стандартов, которые существуют. Когда мы трепыхались по поводу того, что нас объявляют иностранными агентами, когда я бил себя в грудь и говорил, что это желтая звезда, которую пришивают, вообще все похоже на фашистское обозначение евреев и так далее, государственное устройство в лице соответствующих органов объясняло мне, что на самом деле, что вы нервничаете, ничего особенного не произошло, просто мы осуществили тот закон, который и в Америке естественным образом уже давно, с 30-х годов существует. О чем вы беспокоитесь?

RT В США. Только факты:

  • Радикальных изменений в вещании RT после регистрации в качестве "иностранного агента" не произошло
  • После регистрации в качестве "иностранного агента" RT должна раз в полгода раскрывать свои финансовые потоки
  • Как следует из документов к регистрации, каждый месяц в США RT тратит примерно 3 миллиона долларов
  • Годовой бюджет RT в США – около 36-40 миллионов долларов
  • Зарплата руководителя компании Михаила Солодовникова составляет почти 60 тысяч долларов в месяц
  • Скорее всего, по итогам года компания RT окажется крупнейшим по финансированию "иностранным агентом" в США

Елена Рыковцева: То есть этот закон преподносился как норма, пример для подражания.

Алексей Симонов: Но когда их назвали "иностранными агентами", посмотрите, что с ними сейчас делается. Они же просто не знали, куда деваться, они чувствуют петлю на шее. Это очень смешно и очень полезно. Я считаю, что полезная вещь сделана, наконец один двойной стандарт убран из нашей жизни.

Елена Рыковцева: Федор, вы медиаэксперт, медиааналитик, медиаюрист, этого до сих пор не было в практике, СМИ не назывались "иностранными агентами". У меня есть гипотеза, которую я хочу с вами обсудить, в 2012 году, когда случилась история с этим законодательством, первой подняла панику Маргарита Симоньян. У меня есть Интерфакс, РИА Новости, канал "Дождь", где она говорила, что мы можем попасть под звание "иностранного агента", потому что у нас есть иностранное финансирование. Что за финансирование, мы до сих пор не знаем, может быть, Василий Гатов расскажет.

Федор Кравченко: Вы же говорили, что Russia Today показывают кабельщики, они и платят за это, иногда Russia Today платит кабельщикам.

Елена Рыковцева: Я боюсь, что все-таки наоборот. Тогда в 2012 году она действительно выразила озабоченность, не подпадет ли ее организация под звание "иностранного агента". И есть у меня даже такое подозрение, что может быть, ради того, чтобы не подпала эта организация под звание "иностранного агента", не стали подвергать опасности быть названными таковыми агентами другие СМИ. СМИ вывели из этой категории, может быть, ради Маргариты Симоньян и Russia Today, чтобы она потом не оказалась агентом в двух странах, двойным.

Федор Кравченко: С точки зрения юридической техники закон об "иностранных агентах" – это закон об НКО, о некоммерческих организациях. Маргарита Симоньян возглавляет некоммерческую организацию в России. С этой точки зрения закон об НКО и статус "иностранного агента" к ней применяется независимо от того, что она является средством массовой информации. Другое дело, что этот закон применяется только к тем НКО, которые занимаются политической деятельностью. Долго обсуждалось, где провести границу между политической и неполитической деятельностью. И вроде бы было так негласно решено, что средства массовой информации – это не совсем политическая деятельность. Ключевые слова в том законе, который сегодня единогласно 419 голосами приняли депутаты Государственной Думы, "могут быть признаны". Соответственно, очевидно совершенно, что самый страшный сон Кремля – это то, что все средства массовой информации, которые подпадают под действие этого закона, будут признаны СМИ "иностранными агентами", к этому Кремль совершенно не готов. Понятно, что можно признать вообще любого владельца интернет-сайта. Как определяет этот закон "иностранные агенты": иностранная структура (слово "структура" впервые использовано в российском законодательстве, до сих пор стеснялись такие бытовые слова использовать), распространяющая информацию для неопределенного круга лиц. Есть какой-нибудь кружок фитнеса в Аризоне, у него есть сайт – это классическое СМИ "иностранный агент" по этому закону. Естественно, ни у какого Минюста не хватит никаких ресурсов, чтобы расклеить на публикациях всех этих СМИ лычку "иностранный агент" и потребовать ежегодную отчетность и аудит. Эта задача не ставится. Есть задача, есть у нас их пять, например, занести над четырьмя из них дубинку, а одно показательно признать "иностранным агентом" и оштрафовать. Я полагаю, этим все и закончится.

Елена Рыковцева: Я покажу вам и нашим зрителям кадры сегодняшние из Государственной думы, вы прокомментируете все эти тексты, которые они произносили сегодня. Пока обратимся в Соединенные Штаты, потому что там уже с этим столкнулась одна организация, Russia Today, она вынуждена была зарегистрироваться "иностранным агентом". Мы попросим, чтобы Василий Гатов оценил все риски и опасности, которые излагала Маргарита Симоньян перед этим действом, чтобы он рассказал нам, насколько адекватно она оценивала ужасы, которые ждут ее организацию. Это одно из ее выступлений, а таких была масса выступлений по российским каналам.

(Видео смотрите в видеоверсии эфира)

Елена Рыковцева: Василий, поверьте мне на слово, что во всех выступлениях Маргариты Симоньян звучало красной нитью: мы вынуждены будем раскрыть свою бухгалтерию. Это же ужас, как такое может быть, договоры, условия. Оцените, пожалуйста, адекватность этих страхов тому, что случилось, действительно ли радикальные изменения произошли в вещании?

Василий Гатов: Никаких радикальных изменений в вещании я не вижу. У меня сейчас параллельно включена без звука американская версия телеканала Russia Today, никакой плашки "иностранный агент" нет, просто они об этом очень много разговаривают. Например, только что прошло на бегущей строке: американские медиа совершенно игнорируют тот факт, что нас признали "иностранным агентом". Это очень трогательно. Тем более что ключевая проблема при регистрации действительно в том, что ты обязан раскрыть собственные финансовые потоки, чего, очевидно, RT не хотела делать по целому ряду оснований, начиная от того, что, скорее всего, это надо будет смотреть по результатам года, их компания окажется крупнейшим по финансированию "иностранным агентом" на территории США, потому что остальные организации тратят принципиально меньшие деньги. Даже, например, китайская "Чайна Дейли", которая довольно активно работает на американском рынке и вполне себе зарегистрирована как иностранный агент, существенно меньше по размеру. Даже саудовская нефтяная компания и то тратит меньше денег на продвижение своих лоббистских интересов. С точки зрения деятельности журналистов, по крайней мере, на сегодняшний день, я думаю, что у тех, которые работают на американский офис Russia Today, никаких препятствий возникнуть не должно. Я не говорю, что я знаю, я предполагаю. Я слышал от моих бывших коллег, которые работают сейчас в "Спутнике" в Вашингтоне, что по мере осложнения отношений, по мере роста количества обвинений российских государственных СМИ работать им в Вашингтоне стало сложнее, но в большей степени на неформальном уровне. То есть к ним хуже стали относиться ньюсмейкеры, их не везде аккредитовывают, где требуется аккредитация, и в целом немножко меньше принимают как коллег, относятся скорее как к представителям индустрии "паблик рилейшенс".

Елена Рыковцева: Что же случилось такого, чего действительно боялась Маргарита Симоньян, как выглядит обнародование финансовой документации, что узнали благодаря тому, что это СМИ было признано "иностранным агентом", какого рода цифры они должны теперь показывать? Сначала фрагмент одной из драм в преддверии этих всех событий, когда Твиттер отказал размещать рекламу Маргариты Симоньян, и тут она сказала интересную вещь: тьфу, мы же такие копейки тратим на этот Твиттер. Давайте посмотрим, что значит копейки в ее представлении.

(Видео смотрите в видеоверсии эфира)

Елена Рыковцева: Это очень смешные цифры – два миллиона на Твиттер, просто обхохочешься. Василий, что мы увидели и какого рода документы, цифры были обнародованы после этой регистрации?

Василий Гатов: Регистрация включает предоставление в Министерство юстиции некоторого количества обязательной информации, среди которой происхождение государственного заказа, который выполняет американская компания, пояснение, что от нее в данном случае требуется делать за эти деньги. Уже дальше, в зависимости от наличия или отсутствия, дополнительные договоры, которые описывают эту деятельность, информация о руководителе или руководителях и их вознаграждениях. Раз в полгода они должны отчитываться о своих финансовых потоках. Все это RT приложила к регистрации, мы увидели договор на производство тех программ, которые делаются в Америке, мы увидели зарплату Михаила Солодовникова, который возглавляет T&R Productions, мы увидели замечательное мнение T&R Productions, что оно не в курсе, откуда ТВ Новости берет деньги. Прямо так и написано, видимо, дает Аллах, а не российский бюджет.

Елена Рыковцева: Что это за цифры, они удивили экспертов в Америке?

Василий Гатов: Насколько я понимаю, RT открыла свое финансирование за последние 60 дней – это требование при регистрации, расходы за последние 60 дней, из чего ясно, что они тратят деньги примерно со скоростью три миллиона долларов в месяц, то есть их годовой бюджет в США находится в районе между 36 и 40 с небольшим миллионов долларов, учитывая, что они могут нести какие-то дополнительные расходы в нерегулярном режиме. Количество персонала, судя по расходам на заработную плату, у них небольшое. Зарплата руководителя компании Михаила Солодовникова составляет почти 60 тысяч долларов в месяц. Это, конечно, довольно значительные деньги с любой точки зрения, с точки зрения позиции исполнительного директора, претендующего на то, чтобы быть крупным телеканалом, ничего такого сверхъестественного в этой цифре нет.

Елена Рыковцева: Все, что касалось зарплат рядовых сотрудников, обнародования личных данных, адресов, ничего этого нет. То есть предъявлена зарплата под 60 тысяч долларов в месяц Михаила Солодовникова, который производит продукцию для Russia Today, и предъявлен договор. То есть вы, эксперты, знаете, сколько стоят программы, сколько они платят в целом, но личных данных, личных зарплат рядовых операторов, этого всего нет?

Василий Гатов: Не совсем так. Мы не знаем, сколько стоит конкретная программа, потому что такого требования закон не предъявляет, мы просто знаем, что за эту программу что-то платится. Эти данные о цифрах вычищены из представленных копий договоров. Собственно говоря, это не так важно, потому что эта цифра восстанавливаема. Что касается зарплат сотрудников, по крайней мере, заявляемых при подаче рабочей визы для них, это можно узнать без необходимости раскрытия информации по закону об "иностранных агентах". Это цифра, которая заявляется в соответствующее ведомство, занимающееся выдачей тех самых виз, и оказывается в базе данных, соответственно, зарплаты, которые RT платит своим сотрудникам в Америке, они в рынке, ничего особенного.

Елена Рыковцева: Ничего особенного, все это было раньше, это не связано с этим законом. То есть вся информация, которую мы получили сейчас, она касается зарплаты одного конкретно взятого человека и в целом представления о расходах этой компании в месяц. Ни адресов, паролей, явок сотрудников и тайных источников финансирования, ничего этого пока нет и вообще источников финансирования тоже пока нет.

Василий Гатов: Во-первых, возможно, это не входило в число требований, которые немедленно были предъявлены при регистрации, они, предположим, должны делаться по результатам финансового года. То есть здесь мы можем просто подождать. На самом деле при регистрации других компаний по закону об "иностранных агентах" в США, у кого-то есть такая информация, у кого-то нет, есть только максимально общая информация о том, сколько денег они получили в течение года. Я бы так сказал, что здесь важно не то, сколько, не надо считать деньги в кармане Михаила Солодовникова или сотрудников их бюро в Вашингтоне, в конце концов это, конечно, приятная информация, посудачить в курилке, но точно не имеет никакого отношения к сути происходящего. Что важно, что общий масштаб расходов России на американскую операцию информационную становится ясен. Потому что понятно, что RT тратит столько-то. Еще сколько-то тратит "Спутник", еще сколько-то тратит бюро, которое обслуживает РИА Новости, – это две разные немножечко организации. Соответственно, это достаточно существенные деньги, хотя, безусловно, не такие большие, как, может быть, хотелось тем, кто мечтает рассказать о страшном влиянии Russia Today на американские выборы, американскую политику вообще.

Елена Рыковцева: Тут я должна только единственное подчеркнуть, что этот акцент на зарплаты сотрудников, на личные данные не мы делаем – это делала Маргарита Симоньян. Она не делала акцент на том, что станет известно, сколько же российское государство тратит на Russia Today, на этот канал, она так не говорила, она говорила, что вот, будет открыта вся информация о наших работниках. Это из ее уст катастрофично звучало. Все, что мы увидели, – это то, о чем сказал Василий. Кстати, по поводу сравнения цифр, которые тратит российское государство и США на свои средства массовой информации, тут к бабке ходить не нужно. В принципе легко это подсчитывается, все эти бюджеты есть. В 2013 году, я обращу вас к заметке в "Новой газете", называется "Каша Тудей. Попробуйте с Ketchum", это о пиар-агентстве, которое было признано "иностранным агентом" и которое обслуживало российских политиков в Соединенных Штатах, и вот тут очень кропотливо коллеги разбирались, сколько бюджет США выделяет на свои средства массовой информации, сколько российский бюджет. И это впечатляющие цифры. А пока посмотрим, что происходило в Государственной думе сегодня.

(Видео смотрите в видеоверсии эфира)

Елена Рыковцева: Чудесная фраза была сказана Петром Толстым, что никогда не ущемлялась свобода слова в России. Выкрутили руки, и каких-то отдельных несознательных элементов в порядке зеркального ответа приходится прижать.

Алексей Симонов: Так оно и есть. Никто нас не заставлял обзывать Радио Свобода "иностранным агентом" – это нас вынудили сделать американцы, которые обозвали нас, а мы в результате зеркально не могли. То есть, грубо говоря, спрашивается: ты в кого плюнул? Оказывается, в самого себя.

Елена Рыковцева: Как вы считаете, зеркально пустить нас в кабельные сети Российской Федерации можно?

Алексей Симонов: Можно, конечно. Но для этого надо принять другой закон, надо, чтобы опять нас кто-то вынудил зеркально, в порядке ущемления нашей свободы пустить вас в кабель. Спросите у Толстого, он вам скажет: да никогда мы это не сделаем, потому что мы не хотим ущемлять наших и чужих средств массовой информации.

Федор Кравченко: Легко разговаривать с теми, кто открыто декларирует цель и разговаривает как со взрослыми. Но когда говорится вплоть до абсурда: мы поставим четкие рамки. Знаете, я таких четких рамок не видел, все-таки 20 лет работаю в отрасли, но я впервые вижу закон, который, во-первых, принят за два дня – это один из рекордов, может быть, бывает и по-другому. Он принят, протащен затем, чтобы продемонстрировать быстроту реакции. Эта быстрота реакции достигнута ценой чудовищного качества. Сейчас Минюст, я уверен, Роскомнадзор, кому стоит действительно сочувствовать, отнюдь не рады тому счастью, которое на них свалилось. Им нужно исполнять закон, в котором написаны две строчки: во-первых, все СМИ являются "иностранными агентами", во-вторых, к ним нужно применить нормы российских НКО. Для юриста это звучит чудовищно.

Елена Рыковцева: Мы проводили сегодня на улицах опрос: стали ли вы доверять меньше средству массовой информации, признанному "иностранным агентом"?

Елена Рыковцева: Лучшие друзья девушки — это «иностранные агенты». Это я так Меладзе подсказала бы новый вариант. Что скажете об этих мнениях?

Алексей Симонов: Нормальные, правильные мнения. Я глубоко уважаю среднеарифметическое мнение, имеющееся в стране, оно на самом деле вполне здравое, и никто особенно не думает, что законы реально влияют на нашу жизнь. Это мнение граждан, и я к нему всячески присоединяюсь, потому что законы на нашу жизнь влияют менее всего. Вот порядки влияют.

Федор Кравченко: Боюсь, что закон все-таки немножко поменяет практику. Я краешком застал Советский Союз, воспоминания у меня о нем самые неблагоприятные. Мне радостно, приходя в какую-нибудь кировскую или вологодскую гостиницу, включить BBC, CNN, неважно, «Энимал планет», «Фокс-кидс», наличие этих каналов в кабельной сети российским телевидением сейчас жесточайшим образом зарегулировано, но для меня это показатель того, что немного в свободном обществе мы живем. Сейчас, когда я буду видеть на них в лучшем случае желтые звезды, а в худшем случае просто они заменятся черными экранами, Russia Today, для меня это будет все-таки неприятным признаком. Поэтому холодок, Алексей Кириллович сказал, что нужно быть спокойным, у меня вопрос: а серой шейке, вокруг которой полынья затягивается, нужно быть спокойной? В целом да.

Елена Рыковцева: Я должна уточнить, что все, о чем говорит Федор — это только иностранноязычные, либо совсем не политические, дикая природа, животный мир, ради бога, вы можете смотреть иностранные даже на русском языке, но CNN — это только те, кто очень хорошо владеет английским языком, потому что нужно не только смотреть, нужно понимать еще. Боюсь, что процент населения, который может смотреть CNN, крохотулечный.

Алексей Симонов: Во-первых, который способен понять намного меньше, который способен смотреть.

Елена Рыковцева: Да, совершенно верно. Давайте послушаем Дмитрия из Самары.

Слушатель: Я, конечно, понимаю, что можно кого угодно и что угодно признать «иностранным агентом», «агентом влияния», но все-таки в сфере информации, я думаю, люди, кто смотрели, кто понимает и умеет отбираться информацию, конечно, понимают ту информацию, которая является правдивой и которая является фейковыми новостями. Я думаю, после «Путинбургера» ни у кого сомнений не возникнет, какое телевидение смотреть, как и после последних событий, когда Министерство обороны предоставило снимок из игры военной какой-то в качестве доказательства. Я думаю, люди не настолько глупы, именно аудитория ваша и других зарубежных каналов, понимает, что происходит.

Елена Рыковцева: Там проблема с фейковой историей Министерства обороны, что, конечно, не узнает массовый зритель. Это вы смотрите интернет, вы читаете, у вас Фейсбук, вы все эти веселые ляпы, мягко сказать, замечаете, но, конечно, никогда никакой федеральный канал не расскажет об этой, казалось бы, выигрышной истории, как Министерство обороны воспользовалось компьютерной игрой, чтобы что-то продемонстрировать. Я читаю вам результаты нашего Твиттера: «Будете ли вы меньше доверять СМИ, признанному «иностранным агентом»?». «Да, буду» - 15%. «Нет, не буду» - 38%. И 47% - «стану доверять больше». И несколько мнений: «В зависимости, какой страны СМИ», - пишет Ольга Тукалова. Интересно даже список от нее было бы выслушать. Ирина Ч: «Я в принципе не доверяю СМИ». Вокна: «Это как знак качества «иностранный агент»». «Надо доверять не СМИ, а мозгам и глазам» И Юрий Сенин пишет: «Только ему и буду». Это несколько мнений из нашего Твиттера, веселых наших и находчивых читателей. Василий, скажите, пожалуйста, а в Америке отношение к средствам массовой информации, которые названы «иностранным агентом», кто-то на это обращает специальное внимание, я имею в виду обывателей, у кого кнопка была, например, Russia Today, от того, что там появится табличка, у него перещелкнет как-то в мозгах или нет?

Василий Гатов: Я сомневаюсь. Во-первых, никакая табличка не требуется, закон об «иностранных агентах» требует периодически извещать. Могу сказать, что, например, китайское телевидение, которое вещает на английском языке в Америке, вывешивает такое сообщение, оно у них вывешено на сайте в самом низу, очень глубоко в подвале, они вывешивают его раз в день в какой-то момент, когда у них конец цикла вещания — это просто маленький титр появляется на три секунды. Считать, что люди будут менять свое отношение к медиа-диете на основании того, что где-то кто-то когда-то кому-то сказал или обязан сообщать, что он «иностранный агент» или что это оплачено иностранным государством, конечно, предполагать, что люди очень послушные и очень глупые или сначала очень глупые, потом очень послушные. Собственно говоря, когда ты, как поступают российские законодатели и исполнительные власти, всячески ограничиваешь любую деятельность, совершенно необязательно только информационную или политическую, на своей территории иностранных СМИ — это глубокое неуважение к гражданам России, на мой взгляд, которых они этими решениями считают глупыми, наивными и, главное, поддающимися влиянию.

Елена Рыковцева: По этому новому закону СМИ, которые признаются «иностранными агентами», должны дать плашечку «иностранный агент». Объясните, пожалуйста, куда ее клеить? Например, то, что вы сейчас видите перед собой — это же не идет в Российской Федерации в кабельных сетях, это идет во всемирной паутине, это идет по каким-то спутникам. У меня друг в Белоруссии живет, у него дача, он по спутнику смотрит на своей даче канал «Настоящее время», но это не имеет никакого отношения к кабелю. Он в Белоруссии получает «иностранный агент». Почему? У него батька Лукашенко вообще не требовал, чтобы «Настоящее время» было «иностранным агентом». Куда клеить табличку, которую требует российское государство, если это средство массовой информации в России не представлено в официальном эфире?

Федор Кравченко: Давайте заменим общечеловеческую логику, поиск истины на разговор с сержантом милиции или прокурором города Москвы, разница приблизительно количественная, а не качественная. Предположим, вы будете СМИ «иностранным агентом», а я прокурором. Скажите, пожалуйста, ваша продукция распространяется в Российской Федерации?

Елена Рыковцева: В том числе, как и любая продукция, которая распространяется в интернете.

Федор Кравченко: Распространяется, остальные детали нас не интересуют. Вам известно, что получая средства из иностранных источников, вы обязаны на вашем интернет-сайте разместить плашку «иностранный агент»?

Елена Рыковцева: Известно.

Федор Кравченко: Подпишите, пожалуйста, внизу протокол. 500 тысяч заплатите для профилактики в бюджет Российской Федерации.

Елена Рыковцева: Доводя эту ситуацию до логического конца, если вы не ставите плашечку даже на тот продукт, который сейчас смотрит мой дорогой друг в Белоруссии на своей даче по спутнику, но при этом кто-то увидел это в интернете на территории Российской Федерации, вас просто блокируют?

Федор Кравченко: Блокировка возможна. Кстати говоря, если посмотреть в тот закон, в который внедрили эти поправки, законопроект, который был принят в первом чтении, он как раз про то, чтобы можно было блокировать в интернете те сайты, на которых написано «как обойти блокировки заблокированных сайтов». До блокировок доберемся. Я думаю, что, конечно, это будет добавлено в качестве еще одного основания, и YouTube-каналы, и интернет-сайты можно будет блокировать. Но я подозреваю, что все-таки не для этого принимался закон.

Елена Рыковцева: Не для плашечки, то есть плашечка тут не самое главное.

Федор Кравченко: А во-вторых, когда вы расспрашивали, что мы узнали кроме зарплаты господина Солодовникова, я подозреваю, что все-таки нужно делать поправку на долготу. В нашем восточном полушарии, если Минюст говорит «дайте документы», то он действительно будет знать, сколько получаете вы, сколько получает пришедший к вам источник, кто этот источник, у вас выпотрошат абсолютно всю документацию, причем не один раз за квартал и не в одном экземпляре. Я думаю, это сделано для того, чтобы такие демократические, либеральные СМИ выпотрошить с точки зрения информации на законных основаниях, но не так жестко, как это делала бы прокуратура, возбуждая уголовные дела, без обысков, через Минюст, помягче.

Елена Рыковцева: Я сейчас может быть совершу служебное преступление и выдам страшную государственную тайну, но аудиторские проверки у нас проводятся регулярно, то есть они существуют безо всяких законов об «иностранных агентах», все это есть со стороны Российской Федерации. Надеюсь, что меня не накажут за это преступление, которое я сейчас совершила. Этим эту организацию точно не запугаешь. Помните, такая передача была, она и сейчас есть, «Что? Где? Когда?», в которой была музыкальная пауза, вот я предлагаю в качестве музыкальной паузы послушать, как звучала заставка Радио Свобода в те самые времена «холодных войн», к которым сейчас возвращаются.

(Музыка)

Елена Рыковцева: Теперь мы возвращаемся к неприятным событиям, а это глава комиссии Совета федерации, который разбирался с вмешательством, с пропагандой, который лоббировал этот закон, его фамилия Климов. И вот наш корреспондент Никита Татарский подошел к этому самому Климову в Государственной Думе и спросил, в чем господин Климов видит разницу между Радио Свобода и Russia Today. Это интереснейший ответ.

Андрей Климов: На мой взгляд, Russia Today явно отличается от Радио Свобода. Дело в том, что Радио Свобода принадлежит американскому государству, где официальный государственный язык — это английский язык, это самое радио вещает не на английском языке, оно вещает на языке государственном Российской Федерации. Оно вещает целенаправленно на территорию Российской Федерации в том числе и на языках народов Российской Федерации. RT — это глобальное медиа, которое хотя и имеет государственную поддержку, но оно вещает по всему миру на международных языках, в том числе на английском языке. Как мы знаем, американского как такового языка не существует. В этом смысле оно ничем не отличается от Би-Би-Си, имеющего государственную поддержку, от «Немецкой волны», работающей также на английском языке. Можно по контенту также поговорить. Но это те отличия, которые, на мой взгляд, видны без использования микроскопа, они очевидны.

Елена Рыковцева: Гениально.

Алексей Симонов: Замечательно.

Федор Кравченко: Вам хорошо, политологам, журналистам, социологам, а нам, как юристам, приходится с таким объяснением, с такими дефинициями.

Елена Рыковцева: Вообще человеку, который возглавляет эту комиссию много месяцев, не знать, что Радио Свобода вещает во многих странах и на многих языках мира. Он думает, что это такая специальная организация, созданная для вещания строго на территории Российской Федерации на русском языке и, как он сказал, языках народов, населяющих Российскую Федерацию. Это все, что он знает про Радио Свобода после такой комиссии. Переходим к совсем праздничному событию, сегодня вручает Гайдаровский фонд свою премию. С нами на связи в прямом эфире из Театра наций Мумин Шакиров, мой коллега.

Мумин Шакиров: Перед тем, как выйти из зала, наша съемочная группа сейчас находится в фойе, вручали премию экономистам, точнее говоря, ее получил представитель Высшей школы экономики Андрей Яковлев. Есть и другие номинации, их несколько: в области исторической науки, в области экономической, за содействие формированию гражданского общества и за международные гуманитарные связи. Напомню, что среди тех, кто сегодня претендует на премию — это наш коллега, телевизионный обозреватель и общественный деятель Николай Сванидзе, социолог Лев Гудков и Григорий Охотин, который возглавляет медиа-проект «ОВД Инфо», эти люди претендуют на премию за способствование формированию гражданского общества. Что касается историков, то доминируют в этом списке представители Европейского университета из Санкт-Петербурга, Борис Колоницкий и Наталья Потапова. Еще одна интересная деталь: дело в том, что среди членов жюри присутствует Андрей Нечаев. Эта новость буквально появилась только что, что его партия «Гражданская инициатива» дала добро, чтобы Ксения Собчак выдвигалась от его партии. Что касается премии, то в разные годы ее получали Ольга Романова, общественный деятельно и правозащитник, Лидия Шибанова, которая возглавляла общественную организацию «голос». Среди экономистов был Евгений Ясин, он же здесь и присутствует. Конечно, в Театре наций собрались представители преимущественно демократического фланга во главе с Анатолием Чубайсом, руководителем Роснано, экономистом Алексеем Кудриным и очень много соратников Егора Гайдара, те, кто с ним работал в 90-е годы, кто как раз имеет прямое отношение к рыночной экономике, которая возникла в Российской Федерации в начале 90-х.

Елена Рыковцева: Спасибо огромное, Мумин, за этот рассказ. Это очень хорошая, добрая, интересная премия. Особенно, если сравнить эту премию с тем, что мы только что видели по федеральным каналам. Я была потрясена, знаете, я уже ничему не удивляюсь, вы сейчас упадете, Алексей Кириллович.

Алексей Симонов: Я точно не упаду.

Елена Рыковцева: Премия выдающегося просветителя, золотую медаль «Просветитель России» номер один имени Льва Николаевича Николаева, очень уважаемого человека, угадайте, кто получил?

Алексей Симонов: Конечно, Киселев.

Елена Рыковцева: Нет, даже не Киселев.

Федор Кравченко: Соловьев?

Елена Рыковцева: Не Соловьев.

Федор Кравченко: Тогда кончаются варианты.

Елена Рыковцева: Андрей Малахов. А вручала ему эту премию Мария Захарова, которая, как выяснилось, была обладательницей предыдущей премии Льва Николаевича Николаева. Господи, я думаю, что это единственное, почему хорошо, что он не дожил, потому что он этого не видит и не знает о том, что происходит с его именем и с его памятью. Просветитель России номер один сегодня Андрей Малахов. Я хочу вернуться все-таки к штампику «иностранный агент», потому что у вас тоже была великолепная, не знаю, существует ли она, затравили человека, который финансировал эту премию, Петр Винс, у него были чудовищные условия бизнеса в России, его выжили за границу. Я помню книжечки, которые ваша премия «Журналистика как поступок», вы издавали книжечки, сборнички региональных журналистов с их расследованиями, это нужно теперь как в библиотеке штампик ставить «иностранный агент» на таких книжечках?

Алексей Симонов: На самом деле мы уже давно не издаем книжки, у нас денег нет. Книжки не издаем по причине полного отсутствия финансирования. Хотя книжки у нас еще остались, стоят на полке последние два или три сборника.

Елена Рыковцева: Если бы вы издавали, вам пришлось бы на этих региональных работах ставить штампики?

Алексей Симонов: На этих региональных работах нет. Хотя в книжке «Фонд защиты гласности», наверное, пришлось бы ставить, вероятнее всего, что да. Фонд ушел от вручения этой премии, жюри изменилось, фонд больше не занимается техническим обеспечением этой премии. Я думаю, что премия будет по-прежнему существовать, хотя станет может быть более радикализированной.

Елена Рыковцева: Сергей из Рязани, здравствуйте.

Слушатель: Я предполагаю, что российское руководство несколько лет, особенно с 2014 года, очень не любит зарубежные станции, Радио Свобода, Голос Америки, Немецкая волна, потому что вы очень ярко, правдиво освещаете события. Это как рейдерский захват, потом все больше и больше начинаются проверки, у них желание может быть даже и закрыть.

Елена Рыковцева: То есть не любили, не любили и наконец.

Алексей Симонов: Замечательно. Хорошо бы на телевидении было: кто не пришлет хорошую новость, тот «иностранный агент».

Федор Кравченко: Можно конкурс мемов объявлять, кто у нас «иностранный агент». Кстати, под формулировки закона все попадают.

Елена Рыковцева: Вообще надо, как говорил Янковский в образе барона Мюнхгаузена, «веселитесь, господа». Что остается?

Алексей Симонов: Есть поводы. У меня полное ощущение, что и здесь уже климат наладился, и вы уже совершенно спокойны, вышли из образа встревоженной птицы, которая не знает, чем кончится эта история для ее гнезда, уже чувствуете себя достаточно уверенно. Мы с Федей вам в этом помогли.

Елена Рыковцева: Очень хорошо. Присоединяйтесь к нам, в наш хоровод, дружным хором пойдем туда.

Алексей Симонов: Пойдем туда, не знаем, куда, принесем то, не знаем, что.

Елена Рыковцева: К зияющим высотам, вспоминая незабвенного Зиновьева. До свидания всем, кто с нами. Оставайтесь с нами, пока у вас есть такая возможность.

Opinia dvs.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG