Linkuri accesibilitate

Россия между нефтью и «зеленой» энергетикой


Анатолий Чубайс

Анатолий Чубайс

председатель правления государственной компании “Роснано”

“Развитие возобновляемой энергетики – мощный драйвер экономического роста. Во всем мире поняли это давно, ведущие страны наращивают свое присутствие на глобальном рынке. Россия задержалась на старте, однако сегодня нацпроект создания нового энергетического сектора не только сформулирован, но и уже реализуется”

ДА, НО...
По планам правительства, доля “зеленой” энергетики в отрасли и в 2035 году составит считанные проценты

Сразу вспомнился спор, возникший на Гайдаровском форуме в Москве в январе 2017 года между Анатолием Чубайсом и главой “Сбербанка” Германом Грефом, в прошлом – министром экономического развития РФ. “Солнечная энергетика в России уже состоялась, а ветровая может стать реальностью уже в 2017 году”, - убеждал собравшихся Чубайс. На что Герман Греф возразил: “Я пока не вижу ни одного шанса в ближайшие десять лет, что у нас какое-то “солнце” появится или “ветер”. В карманах – может быть, но не в электроэнергетике”. Хотя спорящие, скорее всего, имели в виду всего лишь разные составляющие, но общего процесса в российской индустрии.

“Нужно разделять две задачи в развитии энергетики - покрытие спроса наиболее эффективными доступными технологиями и само внедрение новых технологий, и они не противоречат друг другу”, - поясняет руководитель группы исследований и прогнозирования российского кредитного рейтингового агентства АКРА Наталья Порохова.

Доля производства электроэнергии с использованием возобновляемых источников (ВИЭ) пока составляет в России лишь сотые доли процента от общего. Так, по данным Министерства энергетики РФ, в 2016 году на ветровых и гелиоэлектростанциях, вместе взятых, было произведено 0,06% всей электроэнергии в стране. К 2024 году, по планам правительства, ВИЭ-выработка должна составить уже 2,5% без учета гидростанций, заявлял год назад министр энергетики Александр Новак. А согласно “Энергетической стратегии России на период до 2035 года”, эта доля должна заметно вырасти, но и тогда составит, в пересчете, лишь 4,3% от того объема электроэнергии, который был произведен в стране в 2016 году.

Для сравнения, по данным Международного энергетического агентства (МЭА), в странах Организации экономического сотрудничества и развития, объединяющей на сегодня 35 наиболее индустриально развитых стран мира (ОЭСР-35), доля ВИЭ-сектора в общей выработке электроэнергии в среднем составила в 2016 году 11% (без учета гидростанций). А в странах Европейского союза (ЕС-28), по оценкам Евростата, эта же доля еще в 2015 году в среднем превысила 18%, хотя в 1990-ом она составляла всего 0,7% (также без учета гидростанций):

Russia-Factograph-Renewables-Total Electricity Production by Type-OECD-EU-RUS

​“Пока в России есть дешевые нефть и газ, ВИЭ в стране неконкурентоспособны, - полагает Сергей Шавкунов из компании J’son & Partners Consulting. – Возможны редкие исключения – например, удаленные труднодоступные районы, где издержки, связанные с доставкой традиционного топлива, перекрывают стоимость установки солнечных или ветряных генераторов”.

С 2013 года в России действует программа государственной поддержки индустрии ВИЭ, предполагающая, в частности, собственное производство (локализацию) компонентов для ветровых и гелиостанций уже с 2016 года не менее чем на 65-70%.

“Поскольку цены на газ в РФ ниже мировых в три-четыре раза, основной целью поддержки ВИЭ в стране было именно развитие технологий, то есть, скорее, это промышленная политика, а не энергетическая”, - продолжает Наталья Порохова.

“Мы видим, что технологии альтернативной энергетики в дальнейшем будут развиваться, и не хотим отставать от этого процесса, - пояснял первый заместитель министра энергетики РФ Алексей Текслер. – Другими словами, основной посыл заключается не в объеме дополнительной мощности, а в развитии с помощью мер поддержки соответствующих отечественных технологий и локализации производства оборудования”.

Ветровая и гелиоэнергетика – два ведущих сегмента альтернативной энергетики в мире, если не считать гидроэнергетики: на ее долю в странах ОЭСР приходится в среднем более половины общего производства электроэнергии сектора ВИЭ:

Russia-Factograph-Renewables-Total-Structure-OECD-2016

​В России действующая система господдержки ВИЭ позволила фактически с нуля создать отрасль солнечной генерации, заявил в октябре Анатолий Чубайс. По его словам, сегодня в стране производится в год панелей для солнечных батарей общей мощностью 160 МВт. Для сравнения, это 0,2% объема общемировых их продаж в 2016 году, который, по данным Министерства энергетики США, составил 69,5 ГВт. И в первой десятке ведущих мировых производителей этих панелей – сразу семь компаний из Китая:

Russia-Factograph-Renewables-Solar-World Top-10 PV Producers

​“Для нас сейчас важнее рост конкурентоспособности наших солнечных модулей в сравнении с зарубежными аналогами, в том числе – в части КПД преобразования солнечного потока в электроэнергию”, - отмечал замминистра Алексей Текслер.

Сегодня в России, по словам Анатолия Чубайса, производятся солнечные батареи с КПД более 20%. Текущий максимум в мире, по оценкам Минэнерго США, - 25,3%. При этом пока 95% всех продаваемых в мире солнечных батарей – кремниевые, технологический предел КПД для которых – 33,7% (известный как “предел Шокли-Квиссера”).

“Как только наши технологии будут конкурентоспособны, а к этому все идет, объем производства солнечных панелей будет увеличиваться, - продолжает Алексей Текслер. - После этого мы сможем тех же китайских и европейских коллег потеснить на других рынках”.

Только в течение 2016 года суммарная мощность установленных в мире солнечных батарей, по оценкам МЭА, выросла на 50%. Половину этого прироста обеспечил спрос со стороны Китая, где находится четверть всех гелиоустановок мира. А общий объем глобального их рынка, по оценкам американской компании Zion Market Research, в 2016 году составивший 30,8 млрд долларов, уже к 2022 году вырастет почти вдвое – до 57,3 млрд долларов. Три четверти нынешних мощностей мировой гелиоэнергетики приходится всего на пять стран:

Russia-Factograph-Renewables-Solar-Countries-Top-10

​Из тех новых ВИЭ-мощностей в стране, которые в Минэнерго России намерены получить к 2024 году, на долю гелиостанций приходится лишь четверть, тогда как более половины - на ветровые. И вспомним, в странах ОЭСР (см.график “Альтернативная энергетика”) на ветрогенераторах производится в 2,5 раза больше электроэнергии, чем на гелиостанциях.

В 2016 году суммарная мощность работающих в мире ветрогенераторов возросла на 12%, а общий объем этого рынка составил 13,74 млрд долларов, отмечает издание Windpower Engineering. К 2025 году, по прогнозам, он удвоится - до 27,4 млрд долларов. Причем более 60% всех мощностей ветрогенераторов мира сегодня приходится всего на три страны:

Russia-Factograph-Renewables-Wind-Countries-Top-10

Мировой рынок ветрогенераторов поделен жестче, чем рынок солнечных панелей. Если на последнем 10 ведущих компаний-производителей занимают 48%, то на рынке ветрогенераторов доля первых 10 компаний – уже 76%. И половина из них – европейские:

Russia-Factograph-Renewables-Wind-World Top-10 Turbine Producers

И еще один аспект ВИЭ-сектора - рабочие места. В целом в мире в этой индустрии, по оценкам международной организации REN21 (Renewable Energy Policy Network for the 21st Century), напрямую или косвенно уже заняты 8,3 млн человек (без учета гидрогенерации), почти 45% из которых – в Китае. А по данным Европейского агентства по окружающей среде, в Бразилии ВИЭ-индустрия еще в 2015 году обеспечивала работой почти 1% всех занятых в экономике, в США и Японии – 0,5-0,6%, в странах ЕС – 0,4%:

Russia-Factograph-Renewables-Employment-World-2016

Opinia dvs.

Arată comentarii

О проекте

Проект «Фактограф» нацелен на фактчекинг - сопоставление заявлений политиков или представителей официальных структур как с реальными фактами, выраженными в доступной статистике или открытой информации, так и с оценками и мнениями независимых экспертов. Мы стараемся выяснить, насколько одно соответствует другому, используя для оценок цветовую шкалу – от зеленого («Правда») до красного («Скорее, неправда»). В фокусе проекта - проблемы внутренней политики России, социальной сферы, труда и занятости, демографии, экологии. Их лучшему пониманию помогут сравнения с другими странами, которые и дают представление о реальном месте России в современном мире.

«Фактограф» - совместный проект Русской службы Радио Свободная Европа / Радио Свобода и «Голоса Америки». Материалы по сходной тематике на английском языке читайте на партнерском сайте polygraph.info

«Голос Америки» и Радио Свободная Европа / Радио Свобода – американские медиа-корпорации, предоставляющие объективные новости и информацию на разных языках, путем обращения к аудитории в том числе тех стран, в которых свобода прессы ограничена властями или еще не стала нормой общественной жизни. Журналисты Радио Свобода и «Голоса Америки» предоставляют своей аудитории то, чего она пока не может получить с помощью местных средств массовой информации: новости без цензуры, ответственный обмен мнениями, открытое обсуждение проблем.

XS
SM
MD
LG