Linkuri accesibilitate

Дело «Нового величия». Анну Павликову оставили под стражей


Анна Павликова по видеосвязи из СИЗО выступает в зале суда

Петицию с требованием освобождения девушки подписали 100 тыс. человек

Суд в Москве продлил на месяц срок содержания под стражей 18-летней Анны Павликовой, обвиняемой по делу организации "Новое величие". Суды по мерам пресечения в отношении остальных арестованных – Марии Дубовик, Руслана Костыленкова, Вячеслава Крюкова, Дмитрия Полетаева, Петра Карамзина – также должны состояться в августе. Всего по уголовному делу проходят десять человек: шестеро из них находятся в СИЗО, еще четверо – под домашним арестом.

Анна Павликова осталась под арестом
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:02:51 0:00

Арест Павликовой был продлен несмотря на кампанию за освобождение фигурантов дела организации "Новое величие", созданной, как считают защитники обвиняемых, по заданию и при непосредственном участии ФСБ. В Москве активисты проводят одиночные пикеты за освобождение девушек и молодых людей, "Новая газета" создала петицию на ресурсе change.org "Отпустите их к мамам", призывающую изменить меру пресечения Анне Павликовой и Марии Дубовик. На этот момент ее уже подписали свыше 100 тысяч человек.

Участники ранее неизвестного движения "Новое величие" были арестованы в середине марта в Москве. Их обвинили в создании экстремистского сообщества. Как заявляют адвокаты арестованных, обвинение строится на показаниях трех мужчин, которые до сих пор на свободе. Один из них рассказал, что был внедрен в группу молодежи по указке ФСБ. Он же написал устав фейковой организации, занимался сбором денег и арендовал помещение для встреч. Протоколы допросов этих людей почти полностью изъяты из материалов дела.

7 августа в Москве у Парка культуры прошли одиночные пикеты в поддержку обвиняемых по делу о создании экстремистской организации "Новое величие". ​Накануне стало известно, что у одной из них, 19-летней студентки ветеринарной академии Марии Дубовик, обнаружили опухоль. Девушке требуется обследование вне следственного изолятора. Об этом Радио Свобода рассказала ее мама Наталья Севостьянова:

Ей 19 лет. Ей необходимо нормальное обследование

– Девочка больше пяти месяцев находится без нормального количества витаминов, без солнца. Сначала у нее начало тянуть в районе шеи, в области щитовидной железы и бок, ныла поясница, – рассказывает Наталья. – Думали, что почки. Настояли, чтобы в СИЗО ее отправили на УЗИ почек. С почками там все более-менее нормально, но по гинекологии есть опухоль, которую врач ставит под сомнение. Ей 19 лет. Ей необходимо нормальное обследование. Плюс к этому у нее же зрение очень сильно падает. У нее зрение за пять месяцев упало с –​3 на –6,5. Стрессы, нервы – это же все сказывается...

Когда человек не может понять, за что он сидит в тюрьме, что он такое сделал, у него просто весь организм подвергается ужасному стрессу. Мы сейчас пытаемся писать письма на полное обследование, на выявление причин и так далее. Но самая главная задача – уйти на домашний арест и подписку о невыезде, чтобы можно было в обследоваться в нормальных медицинских центрах и разобраться, что происходит со здоровьем.

Мария Дубовик
Мария Дубовик

​Наталья Севостьянова говорит, что ее дочь Маша – достаточно закрытый человек, и если она на что-то жалуется, то на это есть серьезные причины:

"Мама, я ни одной ночи здесь не спала. Мозг не отключается"

– Маша никогда не любит эмоции выплескивать наружу. Она очень сильно переживает. Она, конечно, старается свои эмоции держать при себе. Но из-за этого... Вы сами знаете, когда человек в себе гасит эмоции, организм страдает еще больше. Она терпит. Она держится, хотя она говорит: "Мама, я ни одной ночи здесь не спала так, чтобы я могла просто спать. В полузабытье. Мозг не отключается". Она терзается. Она не может понять, почему это произошло, как могло такое случиться?! Она не видит своей вины ни в чем таком, за что бы ее можно было столько времени держать в СИЗО. Конечно, все это отражается очень сильно на здоровье. Я точно знаю, что мой ребенок не сделал ничего плохого и не мог этого совершить даже в своем подсознании, – рассказала мама Марии Дубовик Наталья Севостьянова.

Адвокат Марии Дубовик Максим Пашков сообщил Радио Свобода, что его подзащитная сейчас находится в больнице СИЗО "Матросская тишина", но ей необходим перевод в гражданскую больницу:

Маша общественно неопасна и никому не угрожает

– Что касается перевода Маши под домашний арест – я всегда считал, что заключение под стражу – это крайняя мера, когда человек представляет явную опасность для общества. В нашей ситуации ничего такого нет, – уверен защитник. – Маша абсолютно общественно неопасна и никому не угрожает. В настоящее время она находится в больнице СИЗО "Матросская тишина", ее по заявлению защиты там обследуют по полной программе. В скором времени мы будем понимать ее состояние здоровья с учетом, в том числе, заключений врачебных комиссий. Я все-таки надеюсь, что ее перевод под домашний арест состоится, потому что, помимо отсутствия общественной опасности, имеются проблемы со здоровьем, которые лучше решать дома и в гражданской клинике, нежели под стражей. Общественный резонанс этого дела и вмешательство уполномоченного по правам человека Татьяны Москальковой должны каким-то образом повлиять: мы надеемся, что суд выберет именно эту меру пресечения – домашний арест, – рассказал адвокат Максим Пашков.

Обоснованность ареста другой обвиняемой по делу, 18-летней Анны Павликовой, рассмотрит Верховный суд России, который запросил материалы дела после жалобы ее отца и адвокатов. По словам юриста Ольги Карловой, рассмотрение дела ее подзащитной в коллегии Верховного суда дает шансы на изменение меры пресечения.

Анна Павликова
Анна Павликова

Ранее стало известно, что из-за пребывания в СИЗО у Анны Павликовой ухудшилось состояние здоровья. О ее самочувствии и о том, почему возникло дело "Нового величия", Радио Свобода рассказала ее мама Юлия Павликова:

– Аню я вижу раз в месяц – раз в месяц ходит папа на свидание, раз в месяц хожу я, потому что посещать в СИЗО можно только два раза в месяц. Очень тяжело видеть ребенка и осознавать, что ты не можешь ее ни обнять, ни поцеловать, – говорит Юлия. – Эти свидания проходят за стеклом, решеткой и еще одним стеклом. Разговариваешь через телефонную трубку. Это, конечно, все очень тяжело. Я всегда прошу, когда идут адвокаты: пожалуйста, обнимите ее за меня, скажите, что это мама передала "обнимашки". Я не знаю, почему ее не отпускают под домашний арест. Конечно, она никакой опасности для государства и для кого-либо абсолютно не представляет. Это еще достаточно несмышленая маленькая девочка. А не выпускают – это откуда-то свыше какой-то приказ, чтобы дети сидели.

Юлия Павликова
Юлия Павликова

Ранее сообщалось, что у Ани Павликовой – порок сердца, состояние ее здоровья ухудшилось. Сотрудники СИЗО это опровергали.

Я к ней могу прийти только раз в месяц. Это очень тяжело

– У нее ухудшилось здоровье после того, как ее в жару вывозили на психиатрическую экспертизу, – говорит Юлия Павликова. – Сначала везли, потом она в какой-то комнате просидела очень долго, естественно, без еды, без воды. Там не было окон, было очень жарко. Ей стало плохо. В результате никакой экспертизы не было, ничего не провели. У нее потемнело в глазах. Она стала стучать. После этого какая-то там дежурная дала ей кусочек мяса и сказала – увозите ее. Ее психологическое состояние удручающее. Во-первых, она не спит. У нее постоянные головные боли, ноги сводит судорогами. И вообще то, что она постоянно пишет: "Мама, мама, я так хочу тебя обнять". Видно, что она очень сильно подавлена.

Она даже жалуется не столько на физическое состояние, а именно на то, что она не может побыть рядом со мной. А я же все равно могу только один раз в месяц к ней прийти. Это очень тяжело. Я понимаю, что надо черпать откуда-то силы, потому что ей там тяжелее, чем нам тут всем, вместе взятым. Конечно, при ней стараюсь держаться, ее как-то на свиданиях стараюсь развеселить. Мне кажется, цель такова, чтобы показать той же молодежи, тем же родителям, чтобы не пускали детей на митинги. Идет запугивание: не лезьте в политику, и будет вам счастье. Это чисто показательное дело. Конечно, проще запугать пару девочек, пару мальчиков, отработать эту схему и дальше продолжать в том же духе, – рассказала мама Анны Павликовой Юлия.

Судебное заседание о "Новом величии"
Судебное заседание о "Новом величии"

Участники ранее неизвестного движения "Новое величие" были арестованы в середине марта в Москве. Их обвинили в создании экстремистского сообщества. Обвиняемые неоднократно заявляли о применении к ним пыток и угроз для получения признательных показаний. О том, почему возникло дело "Нового величия", рассуждает правозащитник Алла Фролова:

Я хочу, чтобы общество понимало главное: до появления спецслужб никакой организации не было

– Это желание запугать общество, запугать от мала до велика: маленьких наказать, а больших предупредить, – полагает она. – Спецслужбы пошли в Интернет, чтобы заранее выявлять молодых, которые могут быть потом опасны. Это нужно, чтобы создать видимость деятельности. Бюджет на спецслужбы увеличивается. Сейчас, по-моему, это единственная работа, которая в почете. И они создают видимость того, что они активно работают. Это звания и деньги. Отсюда очень легко можно сделать карьеру и получать за это больше премиальных.

Я хочу, чтобы общество понимало главное: до появления спецслужб никакой организации не было! Было просто общение молодых людей по интересам. Они говорили про кошек, про собак, про любовь, даже про политику, это не запрещено. Потом появились спецслужбы. За счет опыта, умения, своего профессионализма организовали это, воспользовались слабыми местами каждого и преподнесли это как организацию. Все говорят, что это провокация. Я бы назвала это геноцидом молодого поколения. Я очень надеюсь, что мы их вытащим из тюрьмы, и когда-нибудь для них этот ад закончится, – рассказала Алла Фролова.

XS
SM
MD
LG