Linkuri accesibilitate

«Ты — пушечное мясо». Как школьник из Калуги стал организатором митинга против коррупции


Молодые люди на митинге против коррупции "Он вам не Димон"

Калужский 11-классник Александр Васильев подал заявку на проведение митинга против коррупции и поборов в образовании, а также неудобных условий для обучения в школах и университетах. Согласовать митинг в центре Калуги на Театральной площади местные власти отказались, предложив альтернативное место подальше. Предлог нашелся классический: якобы ранее это место было занято другой инициативной группой.

– Я подал заявку 2 мая, в начале 9-го утра пошел в городскую управу специально раньше всех заявлять митинг на Театральной площади, чтобы никто раньше меня не смог подать. Мне пришел ответ, что место уже кем-то занято. Я не понимаю, как это физически было возможно, и человек из управы мне на это не ответил ничего, – рассказывает Александр Васильев. – Спросил, что там будет за мероприятие, но он сказал: "А я имею право не отвечать на ваши вопросы". Отправили меня в сквер Жукова. Не так далеко от центра, но я знаю прекрасно, как житель Калуги, что там много людей не ходят, как на нашей главной площади. Но выхода нет, буду проводить там, где мне согласовали.

Ученик 11-го класса Александр Васильев
Ученик 11-го класса Александр Васильев

29 апреля, еще до подачи уведомления, с Сашей и его мамой в кабинете завуча провел беседу человек, представившийся как Мишин Михаил Валерьевич, помощник министра образования Калужской области. Разговор носил предупредительный характер.

Он сказал, что я пушечное мясо, что мне приходят инструкции из Москвы

– Он хотел меня предостеречь или уведомить о возможных последствиях, – вспоминает Александр. – Рассказал мне про какие-то списки, про то, что могут быть какие-то провокации. Не обошлось и без Алексея Навального, хотя мой митинг с политикой вообще никак не связан, он о проблемах образования. Я устал уже всем говорить, что Навальный здесь ни при чем. Но, видимо, Мишину этому очень нужно было упомянуть Навального, поэтому он сказал: ты – пушечное мясо, что мне приходят инструкции из Москвы, что на таких, как я, зарабатывают деньги.

– Эта беседа как-то повлияла на настрой?

– Честно говоря, нет. Я все-таки твердо решил проводить это мероприятие. Не знаю, откуда этому человеку стала известна информация, я ведь тогда даже заявление не подавал. Откуда он об этом узнал и почему именно со мной пошел говорить? Я же не самый главный, у нас инициативная группа, достаточно большая, много ребят. Но нет, меня не заставила эта беседа изменить мнение.

– Как появилась идея провести митинг?

– Я заканчиваю школу, делаю выводы. Это сфера, в которой я много лет варюсь и еще буду вариться, поэтому могу о ней судить. И вот решил высказать свое мнение. Решил организовать митинг, потому что видел много проблем. Лично в моей школе с подобным я не сталкивался. Но стал общаться сначала со своими друзьями, потом с людьми из других школ, узнавал их мнение. Потом как-то выделились основные группы проблем, которые есть в школах, в университетах, в колледжах. И можно уже было какие-то тезисы выставлять на проведение публичного мероприятия. В основном вокруг меня были люди, которые со мной мыслят в одном русле, были те, кто готовы были вместе работать, проявляли инициативу, люди с активной гражданской позицией. А потом, когда мы уже начали тему эту поднимать, готовиться к митингу, потихоньку начали приходить новые люди, и у нас сформировалась инициативная группа. Там есть и студенты, и школьники, и просто люди, которые хотят поучаствовать в этом.

– Какие конкретно претензии у школьников, у студентов?

Ты можешь заплатить за оценку или, когда ты из 9-го в 10-й переходишь, тебе нужно дать денег директору, чтобы попасть в хороший класс

– Что касается школьников, это в основном учебные планы у старшеклассников. Потому что люди в старших классах зачастую сталкиваются с тем, что у них нет, допустим, профиля с теми предметами, по которым они будут ЕГЭ сдавать. И несколько лет по много часов приходится не нужные человеку предметы учить, а чтобы сдать нужный предмет, уже приходится репетиторов нанимать. У меня в школе этой проблемы нет, потому что установлен индивидуальный учебный план. Есть какие-то важные предметы, которые должны быть, а все остальные ты можешь так, чтобы хорошо подготовиться к ЕГЭ. У нас все-таки обязательное обучение до 9-го класса, а 10–11-й классы люди уже работают сами на себя, на будущее поступление в вуз. Так почему бы им не предоставить для этого более благоприятные возможности? Дальше это, конечно же, коррупция. Это когда, например, ты можешь заплатить за оценку или, когда ты из 9-го в 10-й переходишь, тебе нужно дать денег директору, чтобы попасть в хороший класс. В школах есть такие проблемы, но их не так много, в основном это все-таки колледжи и вузы, там с коррупцией вообще все обстоит очень плохо.

Лозунги для митинга
Лозунги для митинга

У нас в Калуге множество людей знают о том, сколько стоит в Бауманском институте закрыть сессию. Мне студенты говорили, что математика стоит 40 тысяч рублей, другие предметы подешевле. Я просто не понимаю, если эти проблемы так широко обсуждаются, почему они до сих пор не решены? Почему люди так смело берут взятки, почему так происходит? И как это можно было бы решить? Этот человек из Министерства образования сказал мне, что, возможно, люди наверху о чем-то не знают, а я не понимаю, как об этом можно не знать? Если мне, чтобы об этом узнать, нужно было просто спросить, неужели в Министерстве образования люди не могут об этом разузнать? Я в это не верю.

– Как на вашу инициативу отреагировали в школе? Что говорят одноклассники, учителя, администрация?

– Все меня поддерживают: и одноклассники, и учителя, с которыми мы по этому поводу разговаривали, тоже за. Даже директор сейчас приехала из отпуска, со мной поговорила, и она тоже на моей стороне.

– Как думаете, они пойдут на митинг?

– Не знаю, они все-таки бюджетники... Если захотят, то пойдут.

– А что говорят ваши родители?

– Родители всегда давали мне свободу действий, наперекор мне никогда не шли. Мама просто сказала мне, чтобы я был осторожнее.

– Как идет подготовка к митингу?

– Полным ходом. Мы предлагали людям листовки распечатывать, сделали бланк для записи тех, кто захочет выступить. В первую очередь, спикерами будем я и ребята из моей группы, но мы также будем давать слово тем, кого и не знаем. В пятницу-субботу думаю пойти раздавать листовки, чтобы агитировать людей. Большинство ребят, которых я жду на митинге, студенты и старшеклассники. Родители не такие активные, как молодые люди. Они тоже придут, но в основном будут школьники и студенты. Я разговаривал с родителями некоторыми, с педагогами говорил. Родители тоже меня поддерживают. Например, в одной школе директор собрал родительский комитет и стал про меня говорить: "Вот, мальчик создал нам проблемы, организовывает митинг..." Одна из родительниц меня защитила, я с ней потом по телефону говорил, она мне сказала, что поддерживает, что я делаю всё правильно. И неоднократно мне уже это говорили более взрослые люди. То есть поддержка у меня будет не только от студентов и школьников.

Школьники хотят хорошее образование
Школьники хотят хорошее образование

Я изучал комментарии на разных информационных ресурсах, смотрел, что люди пишут. Негативных комментариев минимум, в основном положительные. Я думаю, что эта проблема массовая вообще для России. Просто этот митинг касается моего региона, и я как раз на его примере хотел показать, как нужно о таких проблемах говорить, как должно гражданское общество высказывать свое мнение. Как я понимаю, гражданское общество – это общество, в котором люди друг друга слышат, и государство слышит людей. Так почему бы не показать пример другим регионам, как это должно происходить?

– Название вашей группы – "Коррупции не место в образовании". К кому этот месседж обращен?

– Я думаю, что коррупцию должны устранить те органы власти, которые этим занимаются, чьей работой это является. Мы можем как-то посодействовать власти, направить какие-то письма, запросы, провести проверки, например, в школах, в учебных заведениях. Я работаю строго в рамках закона и могу применять только те рычаги, которые не противоречат Конституции.

– В Калуге антикоррупционная тема поднималась 26 марта в рамках всероссийских митингов "Он вам не Димон". Вы там были?

– Акция у нас была. Кто-то подавал заявление, насколько я слышал, на проведение митинга, его не согласовали, поэтому люди просто собрались и молча стояли на Театральной площади. У нас человек 250–300 вышли. Я тоже там был, посмотрел, какие люди туда пришли, о чем говорили. Там были не только люди, которые поддерживают именно Навального, его политику, а там были те, кого затрагивает эта проблема, а она затрагивает многих. Обсуждали, переговаривались, знакомились. Были и задержания, но задерживали людей, которые с одиночными пикетами стояли. Моему знакомому, например, пришла повестка в суд за то, что он стоял с плакатом. Против него выдвинули обвинение, что он мешал женщинам с колясками пройти, что-то такое придумали и оштрафовали на 12 тысяч рублей. А одиночный пикет, насколько я знаю из 54-го федерального закона, может быть не согласован, можно просто прийти и стоять.

– Митинги 26 марта как-то повлияли на вашу гражданскую позицию?

– Нет, моя гражданская позиция была и до этого сформирована, до митингов 26 марта. Я думаю, сильно они ее точно не изменили.

– Требования участников антикоррупционных митингов по всей стране, несмотря на их массовость, не были выполнены. Почему вы решили воспользоваться именно такой формой протеста, как митинг, которая пока не вполне эффективна в стране?

– Я думаю, что митинг – он в первую очередь показателен. Митинг видят много людей. И он может побудить еще кого-то принять более активное участие, иметь более активную гражданскую позицию. Думаю, что такие митинги работают. Пусть и не на сто процентов, но почему бы и нет?

Политолог Константин Калачев говорит, что социальные сети как канал коммуникации позволяют легко найти единомышленников, а ценностные ориентиры молодежи связаны сейчас с запросом не только на образование и самореализацию, но и запросом на уважение и справедливость.

– Может быть, это действительно будет первое свободное поколение, в котором нон-конформизм получит широкое распространение. Но это предмет социологических исследований. По паре митингов судить сложно, – полагает эксперт.

XS
SM
MD
LG