Linkuri accesibilitate

Предлагают хранить царя. ЛДПР хочет вернуть старый гимн России (ВИДЕО)


Портрет Путина (а-ля полотно Репина) работы Сергея Калинина и Фарида Богдалова

"Боже, царя храни!" предложили вновь сделать гимном России. Зачем? Обсуждают Николай Руденский, Екатерина Барабаш, Борис Чернышев, Александр Мельман.

Елена Рыковцева: Похоже, начинает отмечать Российская Федерация 17 год. Партия ЛДПР первой начала вспоминать об этом событии и предложила вернуть России гимн, который назывался, пелся как "Боже, царя храни". Мы поговорим с нашими гостями, к чему бы все это? Николай Руденский, историк, заместитель главного редактора сайта "Грани.ру", Александр Мельман, телевизионный обозреватель газеты "Московский комсомолец", которая тоже сегодня откликнулась на это событие, и мы у нее немножечко утянули идею того, как вы подали этот гимн "Боже, царя храни". Мы сделали точно так же, мы представили вслед за вами, как это выглядело бы в исполнении Государственной думы Российской Федерации. Давайте посмотрим.

​Полная видеоверсия эфира

Елена Рыковцева: У вас была та же идея, но под Думу другого созыва, у вас Мария Максакова фигурирует, у нас нет, но принцип тот же, как бы каждая из этих Дум пела "Боже царя". Это достаточно органично для Государственной думы, как вы считаете?

Александр Мельман: Мне очень понравилось. Мне самому захотелось встать, это очень духоподъемно звучит. Так что Владимир Вольфович уже, наверное, получил свой бонус, может быть моральный, а может быть не только. То, что вы показали, соответствует тому, что мы сейчас видим, и этому контексту, безусловно, да.

Елена Рыковцева: Николай, считаете ли вы, что в той атмосфере, которая сегодня царит в России, в той ситуации, когда все заранее знают за много лет вперед результаты выборов президента Российской Федерации, это достаточно органично взять и такой гимн ввести еще раз?

Николай Руденский: Видите ли, что для нашей страны органично, а что неорганично – это вопрос, не имеющий ответа. В одном из романов Алданова персонаж, кстати, начальник тайной полиции, говорит: возможно ли, что в России завтра восстановят крепостное право? Возможно. А возможно, что будет анархо-социалистическая революция? Тоже возможно. Так что комментировать то, что предлагается в Госдуме, это занятие неблагодарное. Единственное, я хотел бы сказать, что если пойти чуть дальше в историю, то ведь до "Боже, царя храни" был, правда, неофициальный гимн Российской империи "Гром победы, раздавайся". Собственно, тут не возникает вопроса с царем, которого вроде нет. Даже, если я правильно помню, первый куплет вполне годится: "Гром победы, раздавайся, веселися храбрый рос. Звучной славой украшайся, Магомета ты потрес". Вот это плохо, тут, конечно, могут быть возражения.​

Елена Рыковцева: То есть вы внесли встречное предложение?

Николай Руденский: Раз уж, как говорится.

Елена Рыковцева: Гулять так гулять.

Александр Мельман: Надо изменить этот текст. Жалко, что с нами нет Сергея Владимировича Михалкова, но найдется какой-нибудь герой.

Николай Руденский: Магомета, конечно, придется поберечь, а какие-нибудь "иноагенты ты потрес" – это возможно.

Елена Рыковцева: С нами на связи Борис Чернышев, депутат от ЛДПР в Государственной думе. Я все время серьезно пытаюсь вас настроить, по-моему, "Боже, царя храни", стихи Жуковского не переписывались за то время, что существовал этот гимн, и в этом уже как минимум одно его преимущество. Борис, у нас к вам много вопросов. Нам интересно, чем вы руководствовались? Вам сразу сказали коллеги: а царь-то где? Как в кино: а кто у нас царь? Вы как бы на этот вопрос ответили?

Борис Чернышев: Мы немножко по-другому подходим к формулированию нашей позиции. Самое важное в этом, что данным гимном мы восстанавливаем историческую преемственность и возвращаемся на историей заданный путь развития нашего государства. Это все-таки важная веха, огромный пласт истории России связан с этим гимном "Боже, царя храни". Поэтому для нас важнее вернуться в историю, в эти разорванные моменты, которые были разорваны двумя кровопролитными ужасными революциями 1917 и 1991 года.

Елена Рыковцева: Уже какие-то оценки прозвучали, вам уже говорили коллеги, что они об этом думают? Есть ли шанс у вашей идеи или она была на корню обсмеяна, похоронена? Какая вокруг этой инициативы обстановка сегодня?

Борис Чернышев: Замечательная обстановка вокруг этой инициативы. Огромное количество патриотов, тех людей, которые хотят возвращения исторических моментов, которые хотят снова связать огромный исторический континуум нашей прекрасной, самобытной явственности, эту историю России тысячелетнюю, они с большим позитивом и с большой надеждой восприняли все инициативы фракции ЛДПР.

Елена Рыковцева: Я хочу поделиться с вами цифрами некоторыми. Мы в "Твиттере" запускали этот опрос: вы хотели бы, чтобы гимном России стал "Боже, царя храни"? 81% написали нам "Боже, сохрани" и 19% "да". Я видела опрос аналогичный на сайте РИА Новости, там похожая ситуация, 70% "нет", 10% "да", 10% "может быть". Все-таки определенно пока в общественном мнении категорически эту идею не приемлют. Вы бы как объяснили такие цифры?

Борис Чернышев: Определенным образом нам нужно действительно большое широкое обсуждение для того, чтобы не только со стороны средств массовой информации воспринимать эту новость, но еще и провести, может быть, дебаты публичные, публичные слушания, какой-то разговор с нашими гражданами, с экспертами, со всеми, кто захочет принять участие в этом разговоре, тогда уже делать выводы и определенным образом говорить о прошедших опросах. Поэтому это только начало нашего пути по возвращению тех утерянных символов, таких как наш черно-желто-белый флаг, мы уже вернули герб Российской империи – двухглавый орел замечательный, дело за гимном. В принципе мы вернем ту утерянную в песках безвременья и революций традиционность нашу и те символы великой империи.

Елена Рыковцева: Александр из Калининградской области, здравствуйте.

Слушатель: У меня сразу возникает вопрос по поводу гимна. Вообще-то гимн называется "Молитва русского народа" на слова Жуковского. Как насчет восстановления Дома Романовых, пусть мне скажет этот товарищ из ЛДПР. Во-вторых, как же будет происходить это восстановление, если мы не будем обсуждать те трагедии и жертвы, которые связаны с этим делом, когда произошла так называемая большевизация страны? Не революция, а государственный переворот, когда к власти пришла кучка маргиналов.

Елена Рыковцева: Вы предлагаете им вернуть царизм?

Слушатель: Они предлагают восстановить гимн Российской империи "Боже, царя храни", "Молитва русского народа". Есть ли у нас русский народ? Первый вопрос. Второе: как быть с теми преступлениями, которые до сих пор не осуждены, имеется в виду большевизация России. Да собственно Россией назвать это государство никак нельзя.

Борис Чернышев: Мне очень приятен ваш вопрос, давайте я отвечу на него. Во-первых, нам неважно, Романовы, не Романовы, для того чтобы избрать верховного правителя, это есть в программе ЛДПР, мы можем попросить собраться Русский собор, можем выбрать это всенародным голосованием. Демократия – это процедура, процедура всегда обсуждаться среди населения, среди граждан. Мы только за демократию.

Елена Рыковцева: То есть возвращение гимна предполагает возвращение царя?

Борис Чернышев: Не только. Мы хотим, чтобы у нас вообще было в конституции прописано название: институт президентства, как институт верховного правителя. По-русски чтобы называлось, чтобы люди могли понимать, не искать аналогов за рубежом. Второй момент был связан с оценкой. Мы согласны. У нашего кандидата на пост президента России в следующем году одним из главных тезисов будет следующий – открыть все архивы, чтобы люди могли видеть и те зверства большевиков, и те неправильные моменты, и те репрессии, все, чтобы могли оценить, обсудить публично и ничего не скрывать. Это мы согласны с нашим уважаемым Александром из Калининграда.

Елена Рыковцева: Как вам эта идея связать поколения путем гимна и путем называния института президентства верховным правителем?

Александр Мельман: Первое, что приходит на ум, когда я услышал это выступление Владимира Вольфовича в Государственной думе, что тяжело все-таки обсуждать глупость, да простит меня уважаемый депутат ЛДПР. Это может быть глупостью в начале, Владимир Вольфович известен как мастер вбрасывания неких тем – темник, наверное, давно перед ним, – которые потом из ненормальности, чего-то непонятного и легкомысленного вдруг становятся серьезным фактом государственной политики. Я тоже призываю, давайте попробуем серьезно проанализировать то, что мы сейчас видим. Конечно, может быть, просто господин Жириновский таким образом продает свой креатив, что для него характерно, а может быть, какие-то люди из администрации президента, кураторы ему как-то намекнули, что давай-ка вбрось эту тему, что он и сделал. Если попробовать как-то настроиться на это, то у нас сейчас государственный гимн – это советский гимн Александрова-Михалкова. Мы помним, как Владимир Владимирович Путин его вводил своей личной волей. Его слова замечательные: "Может быть, мы с народом ошибаемся". Этот советский гимн у нас есть. Наш депутат напомнил, что и герб у нас от той эпохи царской, гимн у нас от советской эпохи, такой микс. В идеологии Путина это достаточно понятно, он на протяжении 17 лет старается соединить эти разные времена и, может быть, даже их примирить. Тем не менее, в последние годы советский тренд у нас преобладает, возвращение назад мы просто наблюдаем именно в системе координат советского образа жизни по всем параметрам. Может быть тогда, если мы видим, как активно партия ЛДПР вбрасывает нам новую тему, считается где-то в Кремле и в администрации, что эту тема исчерпала себя некоторым образом, из нее выжали все, что могли, но нам дают понять, что попробуем зайти с другого конца. Это с одной стороны. С другой стороны, у нас на носу действительно президентские выборы 2018 года, может быть, у этих людей это, конечно, не кризис, сходный с выборами 1996 года, мы помним, как все это было, мы помним разные варианты, что господин Чубайс проталкивал действительно выборы, насколько они были честными и чистыми – это другой вопрос, а господин Коржаков, Барсуков и примкнувший к ним Тарпищев хотели другой вариант. Я не могу сказать, что 2018 год, который скоро уже будет, это такой водораздел – это предпредкризис. Это вбрасывание, наверное, для 2024 года, для того чтобы, возможно, поменять конституцию. Или, если сыграть на обратном примере, когда Владимир Владимирович, демократичный наш, отбросит с негодованием, ему скажут – на царство, просим, он скажет: нет, ребята, я демократ до мозга костей. И таким образом соберет другой электорат, который вроде бы не готов за него голосовать. Может быть, это очередная политтехнология, двухходовка.

Елена Рыковцева: В 2024 он соберет уже не электорат, а Собор. Николай, ваше слово в ответ Борису на его объяснение, зачем гимн – для связи поколений, чтобы русские почувствовали себя русскими еще раз.

Николай Руденский: Мне, в отличие от Александра, трудно перейти целиком на серьезную интонацию. Хотя уважаемый депутат употреблял такие замысловатые выражение, как "исторический континуум нашей явственности" – это, конечно, не шутки, здесь требуется нечто серьезное. Продолжая мысль Александра, я хотел сказать, что действительно эти отчаянные поиски исторической легитимации, они выходят за пределы советского периода. Стремление к оправданию Сталина в первую очередь, в меньшей степени Ленина, весьма явственное, тем не менее, как-то это было недавно, многие помнят, слишком много крови. Так что эпоха царской, даже до царской России в каком-то смысле более безопасна. Кто может всерьез что-то иметь против Владимира Красное Солнышко, против Александра Невского? Иван Грозный, конечно, это нечто более спорное. Святой Николай Александрович – это тема сейчас кинематографическая, я не хочу отбивать хлеб у Александра. От ответа на вопрос господин Чернышев несколько уклонился, нужен ли царь, раз будет "Боже, царя храни", а то получится как в известном анекдоте: Боже, храни – есть, а царя – нет. По замыслу партии ЛДПР мы получим некоего верховного правителя, такой суррогат. Тем не менее, возрождение каких-то монархических атрибутов есть, идея высказывается самыми неожиданными устами. Тут вспоминается анекдот времен революции, что выборах в Учредительное собрание Рабинович проголосовал за монархистов. Все удивлены: Рабинович, зачем же вам монархия? Вспомните – это погромы, это черта оседлости, это процентная норма. Рабинович печально отвечает: что поделать, я люблю пышность. Вот примерно это же мы видим в Владимире Вольфовиче и его соратниках.

Елена Рыковцева: Я предлагаю посмотреть опрос наших прохожих, что думают люди об этой идее.

Елена Рыковцева: Я перед тем, как слово Борису передать, еще раз прочитаю слова:

Боже, Царя храни
Сильный, державный,
Царствуй на славу нам,
Царствуй на страх врагам,
Царь православный.
Боже, Царя храни!
Боже, Царя храни!
Славному долги дни
Дай на земли!
Гордых смирителю:
Слабых хранителю,
Всех утешителю –
Всё ниспошли!
Борис, вы в сегодняшней России видите приметы самодержавия? Видите, как люди прямо воспринимают – раз будет такой гимн, значит, есть царь.

Борис Чернышев: Во-первых, все знают в основном только первый куплет, если это можно назвать, первую часть этого гимна "Боже, царя храни". Но есть замечательные слова:

Воинство бранное,
Славой избранное,
Боже, храни! Боже, храни!
Воинам-мстителям,
Чести спасителям,
Миротворителям долгие дни!

Это же прекрасные слова. Вопрос не в смене гимна, вопрос в возвращении к своей истории. Мы согласны с тем, что действительно нужно раскрыть все моменты, связанные с минусами большевизма, нужно дать России возможность вернуться на свой, избранный не только историей, но и всем народом путь, который мы прошли вместе со своими лидерами.

Елена Рыковцева: Вы уходите от ответа на вопрос. В этом бесконечном, достаточно долгом правлении, которое, скорее всего, будет еще продолжаться ближайшие шесть лет, я понимаю, что вы верите в силы лидера своей партии, но отдавая трезвый отчет, что будет завтра на новых выборах, вы понимаете, что этот правитель продолжит свою политическую жизнь. Сегодня вы примет никаких не находите, что уже он есть, этот вечный царь?

Борис Чернышев: Нет, я не нахожу абсолютно никаких примет. Вечного вообще ничего не бывает на земле. Царь у нас и в Российской империи, институт царствования, институт царей был везде закреплен, везде он жил. Сейчас нет этого. Мы сейчас пытаемся искать новые сущности и пытаться приписать их к инициативе. Я с вами не согласен в этом плане. То, что эксперты уважаемые, замечательные, прекрасные говорили, по их мнению мы возвращаемся во времена опричнины и земщины, чего нет и никогда не будет. Я не понимаю, почему столь уважаемое радио, либеральное радио, демократическое радио так плохо относится к тексту, который написал учитель Александра II.

Елена Рыковцева: К тексту относятся все очень хорошо, текст прекрасный. Во-вторых, не нужно путать отношение вообще гостей с позицией радио – это разные вещи. Вопрос целесообразности, почему и зачем через сто лет – "Боже, царя храни". Вы слышите людей, первый вопрос: а кто у нас царь? Совершенно понятно, Борис, мы с вами трезвые люди, что, конечно, никакого большинства в Думе вы не получите, в любом случае это Дума, большинство которой, ее симпатии и поддержка, отданы президенту Российской Федерации, а он всегда был за этот гимн, он его и лоббировал. Вы не думаете об идее референдума, как только что спросил слушатель, если вы, как и я, считаете, что поддержки не будет от ваших коллег?

Борис Чернышев: Во-первых, мы считаем, что поддержка будет обязательно со стороны патриотических сил, которые присутствуют во всех без исключения фракциях в Государственной думе. Многим депутатам очень понравилась наша идея. Второй момент по поводу референдума. ЛДПР всегда выступала за прямое участие народа во власти. Мы всегда поддерживаем и выборы мэров, мы всегда поддерживаем прямые возможности для избрания своих представителей на любом уровне, от муниципального до федерального. Поэтому мы всегда будем рады провести всевозможное полное публичное общественное обсуждение. Народ у нас умный, народ готов к тому, чтобы выразить свое мнение по любому общенациональному, региональному, местному вопросу.

Елена Рыковцева: И еще вопрос слушателя: насколько коррелируется возвращение к царизму с тем, что народ совсем недавно захотел жить в СССР?

Николай Руденский: Если вспоминать референдум 1991 года – это, конечно, была в то время попытка с негодными средствами, довольно, мягко скажем, недобросовестно был составлен вопрос к этому референдуму по типу: девочка, ты хочешь поехать на дачу или хочешь, чтобы тебе оторвали голову? Так или иначе, действительно в общей сложности значительное большинство проголосовало за сохранение союза, хотя некоторые республики вообще не участвовали в референдуме. Уже тогда все понимали более-менее наблюдательные люди, что это мало что значит. В декабре 1991 года никому не пришло в голову вспомнить про этот референдум, когда союз распался, в его защиту не выступил никто ни в одной республике. Что касается референдума теперь, вряд ли. Референдум – это не в стиле нашей власти. Есть отработанные механизмы, которые делают все, что нужно. А уж с этой, прямо скажем, анекдотической идеей, конечно, никакой потребности в референдуме у власти нет.

Александр Мельман: Я хочу сказать совершенно серьезно, обращаясь к уважаемому депутату: бедные думцы, вас, представителей народа, слуг народа абсолютно отстранили от всех судьбоносных решений в стране. Вот вы там сидите, придумываете, чем заняться. Понимаете, что если как-то обратить на себя внимание, как-то оправдать свое сидение, зарплату по российским меркам немаленькую, вы вбрасываете какие-то интересные, достаточно нереальные вещи, таким образом говорите – а мы здесь, как Бобчинский и Добчинский. Вы там, к сожалению, никто, вы там фигурки, которые дергают за ниточки, а управляют страной совершенно другие люди и конкретно человек, приятно представиться – царь, Владимир Владимирович Путин. Михаил Булгаков и Леонид Гайдай уже все про это сказали в "Иване Васильевиче", который меняет профессию.

Елена Рыковцева: Тогда вообще нет смысла обсуждать в России ни одну законотворческую инициативу, потому что вы всякий раз будете говорить: есть царь, зачем вы это решаете, зачем предлагаете, все равно есть царь.

Александр Мельман: Я думаю, наш уважаемый коллега, депутат согласится с тем, что я сказал.

Елена Рыковцева: Жаль, уже нет его с нами на связи. Я подчеркнула несколько ответов в "Твиттере" на наш вопрос: "Для подобного гимна в России по меньшей мере должен быть царь, иначе песня ни о чем". "Надо не гимн менять, а менеджеров у власти, чтобы у них не возникал соблазн поменять гимн". "Люди, вы хотите жить как в Великобритании? Да, хотим. Отлично, тогда завтра моя коронация". "Как ни крути, но "Боже, царя храни" лучше, чем совковый гимн Александрова, и будет показателен общий идиотизм в стране". "Неужели кто-то против? Так хочется увидеть коронование Путина и последующее голодное восстание с публичной казнью". Вот такие кровожадные прогнозы и представления о том, что может случиться дальше с введением этого гимна тоже есть.

Николай Руденский: Единственное, что могу сказать, что, видимо, не только мне не удается полностью сохранить серьезность при обсуждении этой темы. Все это смехотворно. Но если добавить серьезную ноту, в стране нашей далеко не то положение, чтобы было время заниматься такими бессмысленными играми в парламенте, который у нас неизвестно для чего место.

Елена Рыковцева: Екатерина, мы видим два параллельных процесса сегодня в Думе, раньше он был один, неуклонно вела за собой весь процесс Наталья Поклонская, обожательница царя Николая, которая обижалась на всех, кто принижает его роль в истории и саму его личность показывает не так, как ей хотелось бы видеть и верить, теперь появились другие депутаты, которые за возвращение гимна. Считаете ли вы, что эти два процесса как-то связаны или у каждого свои, мягко назовем, тараканы, и они непересекающимися дорожками бегают по Думе?

Екатерина Барабаш: Вообще как-то все тараканы связаны друг с другом – это известно. Поскольку я сейчас на "Кинотавре", то я думаю кинематографическими образами. Единственное, что на этот счет хочется сказать цитатой из известного фильма Гайдая: "Иван Васильевич, когда вы говорите, у меня такое ощущение, что вы бредите". Раз уж вы попросили всерьез об этом говорить, я попробую напрячь свою серьезность. Безусловно, это связано. Это означает для меня, как человека, который занимается кино и искусством, приход мракобесия в руководство культуры. Я считаю, что Алексей Учитель сам виноват во многом, что вокруг фильма "Матильда" сложилась такая ситуация, потому что он подписывал письмо Путину в поддержку его политики, он хотел Крым, вот он получил Крым с довеском в виде Натальи Поклонской. Ужасно то, что приходит цензура. На фоне всех остальных событий, как известно, сейчас Мединский хочет ввести пять миллионов за прокатное удостоверение – это означает, что перестанет выходить малобюджетное и среднебюджетное кино. Это введение цензуры со стороны законодателей, то, что Поклонская на голубом глазу требует проверить создателей фильма "Матильда".

Елена Рыковцева: Это означает равенство перед законом в лице Натальи Поклонской. Голосовал ты за Крым или не голосовал ты за Крым, ты все равно предстанешь перед этой дамой с отчетом, какой облик царя Николая ты несешь миру. Видите, какой она справедливый человек.

Екатерина Барабаш: Она замечательная, конечно, она прекрасная, она демонстрирует нам равенство перед законом. Вы совершенно правильно сказали, что настанет момент, и все мы предстанем перед определенной дамой, я даже представляю себе эту даму с косой. Наверное, все-таки не надо всерьез относиться к этим ее экзерсисам, я имею в виду с точки зрения какой-то смысловой наполненности.

Елена Рыковцева: Мы пытаемся говорить не об этом, а о том, почему они рождаются сегодня, накануне 12 июня, Дня независимости России, в этот 2017 год, откуда они берутся. Александр все время говорит, что они неслучайны, это не шутка. Он может быть смешной вброс, Саша правильно говорит, сначала смеются, не верят, а потом все это начинает обрастать какими-то подзаконными актами, какими-то голосованиями, какими-то утверждениями в Совете федерации, и потом это вдруг обращается в нашу с вами жизнь.

Екатерина Барабаш: Я немножко против постановки вопроса, откуда они берутся. Они никуда не девались. Это безумие и безнаказанное безумие просто дремало до поры до времени, его как-то сдерживали, были какие-то худо-бедно механизмы, которые это сдерживали. Когда начинается всеобщая безнаказанность и всеобщая вакханалия, когда она провоцируется, поддерживается, они все и появляются. Кроме шуток, это серьезное дело, эти же люди у власти – это наши законодатели. Они находятся в беспрестанном бреду, а власти это выгодно.

Программу целиком смотрите на видео и слушайте в звуке

Opinia dvs.

Arată comentarii

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG